Научная статья на тему 'Метод наблюдения в контекcте постнеклассической психологии'

Метод наблюдения в контекcте постнеклассической психологии Текст научной статьи по специальности «Психология»

CC BY
1250
171
Поделиться
Ключевые слова
ТРАНССПЕКТИВНЫЙ АНАЛИЗ / ПОСТНЕКЛАССИЧЕСКАЯ МЕТОДОЛОГИЯ / НАБЛЮДЕНИЕ / ХРОНОТОП

Аннотация научной статьи по психологии, автор научной работы — Екинцев Владислав Иванович

В статье представлен анализ становления метода наблюдения. Рассматриваются возможности метода наблюдения в постнеклассической науке, варианты решения проблемы объективности наблюдения. Представлен анализ развития постнеклассической методологии, возможности для использования наблюдения в области психологии общения.

Observation Method in Post-Nonclassical Psychology Context

The article analyzes the formation of observation method. Possibilities of observation method in post-nonclassical science, solutions to the problem of observation objectivity are considered. An analysis of post-nonclassical methodology is presented; opportunities to use observation in psychology of communication are discussed.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Метод наблюдения в контекcте постнеклассической психологии»

УДК 159.9.072 ББК Ю 953

В. И. Екинцев

г. Чита, Россия

Метод наблюдения в контексте постнеклассической психологии 1

В статье представлен анализ становления метода наблюдения. Рассматриваются возможности метода наблюдения в постнеклассической науке, варианты решения проблемы объективности наблюдения. Представлен анализ развития постнеклассической методологии, возможности для использования наблюдения в области психологии общения.

Ключевые слова: трансспективный анализ, постнеклассическая методология, наблюдение, хронотоп.

V. I. Ekintsev

Chita, Russia

Observation Method in Post-Nonclassical Psychology Context

The article analyzes the formation of observation method. Possibilities of observation method in post-nonclassical science, solutions to the problem of observation objectivity are considered. An analysis of post-nonclassical methodology is presented; opportunities to use observation in psychology of communication are discussed.

Keywords: transspektive analysis, post-nonclassical methodology, observation, time-space.

Современный этап развития науки характеризуется переходом на постнеклассический тип научной рациональности, который концентрируется на проблеме саморазвития, присущей открытым, самоорганизующимся системам [13]. Смена типов научной рациональности по линии классицизм - неклассицизм - постнеклассицизм ставит проблему переоценки методов исследования. Это относится не только к возрастающему влиянию качественных методов исследования, но и к разработке новых методов или развитию традиционных - отвечающих постнеклассической методологии.

Примером нового постнеклассического метода исследования является трансспективный анализ, введённый в науку В. Е. Клочко в 2005 г. Данный метод характеризуется динамичностью (темпоральностью), тенденциональностью, системностью и прогностичностью [4]. Являясь общенаучным методом в постнеклассической науке, трансспективный анализ может быть использован в разных областях научного знания. Развитие постнеклассической методологии в гуманитарных науках делает трансспективный анализ универсальным методом исследования.

Трансспективный анализ является методом анализа тенденций становления самоорганизующихся систем [4]. Анализировать тенденции без наблюдения и фиксации полученных данных невозможно. В. Е. Клочко пишет: «Трансспектив-

ный анализ предлагает регистрацию моментов, точек, фаз, стадий пространств, в которых возможность становится действительностью, и потому это такой анализ, который вскрывает историю осуществляемых ожиданий........Трансспек-

тивный анализ - это анализ не движения, а анализ в движении. Это не значит, что трансспективный анализ не предполагает поперечных срезов. Наоборот, он их предполагает, но понимает их как искусственно (и искусно) остановленные моменты непрекращающегося процесса саморазвития системы, произведённые не только для выявления дельты прироста новообразований (традиционный анализ развития по приросту нового). Эти срезы нужны для выявления тенденций становления - как потенций, в движении формирующихся, и в нём же обретающих силу на своё осуществление» [4, с. 41-42].

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Таким образом, трансспективный подход выявляет проблемы методологического и методического характера в современной науке, которые детерминируют пересмотр методического аппарата науки. Наиболее ярко это проявляется в применении метода наблюдения в исследованиях, в основе которых находится постнеклассическая методология. Возникает вопрос о возможности рассматривать наблюдение, которое является древнейшим методом, в качестве постнеклассического метода исследования. Кроме этого, фундаментальной является проблема объективности наблюдения

1 Работа выполнена в рамках федеральной целевой программы «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России» на 2009-2013 гг.

© Екинцев В. И., 2011

175

(точности полученных данных вследствие субъективности деятельности наблюдателя). Субъективность проявляется как на этапе регистрации поперечных срезов, так и в последующем анализе, интерпретации данных. Все это выявляет проблемы фиксации «поперечных срезов» в постне-классической науке и тенденцию возникновения новых (постнеклассических) видов наблюдения.

Наблюдение является комплексной научной проблемой, которая имеет социальноисторический, психологический и физиологический аспект [11, с. 104]. Вместе с развитием информационных технологий, совершенствованием экспериментальных методов исследования растёт интерес к самому древнему научному методу -наблюдению, которое было исторически связано с трудовой деятельностью. Лишь вместе с развитием разделения труда в обществе наблюдение выделяется в самостоятельный вид деятельности.

А. Т. Никифоров и В. Е. Семёнов выделяют три этапа в использовании наблюдения при изучении социально-психологических явлений:

1. Стихийно-описательный этап, в котором преобладают житейские, обыденные наблюдения.

2. Описательные наблюдения научного типа, которые носят целенаправленный и систематический характер. 3. Появление структурированных схем наблюдения со строгими статистическими процедурами обработки и проверки надёжности и валидности наблюдения [10, с. 8-9].

В 20-е гг. XX в. отечественным психологом М. Я. Басовым была разработана методика психологических наблюдений, которая (по оценке Б. М. Теплова) являлась единственной в мировой литературе научной разработкой метода наблюдения. Основными принципами этой методики были: 1) максимально возможная фиксация объективных внешних проявлений, которая достигается при регистрации объективных проявлений с чётко отграниченной их психологической интерпретацией; 2) непрерывная запись поведения на протяжении определённого отрезка времени, т. е. максимально полное отражение всех отдельных актов поведения; 3) избирательность записи, т. е. регистрация тех проявлений, которые существенны для задачи исследования, симптоматичны для определения качественных психических особенностей. М. Я. Басов называл свою методику наблюдения «фотографической записью», но подчёркивал, что принцип избирательности противоречит подлинной фотографичности [1]. В психологических лабораториях в 30-е гг. XX в. зародилось понятие «систематическое наблюдение», которое стало синонимом «научному наблюдению» и является классическим типом наблюдения. Психологические открытия, теории

Л. С. Выготского, Ш. Бюлер, В. Штерна, Ж. Пиаже и др. были сделаны на основе наблюдения.

В социальных науках в этот же исторический период зародился неклассический тип наблюдения, ярким примером которого является включенное наблюдение. Б. Малиновский, У Уайт в 20-30-е гг. XX в. провели исследования с помощью включенного наблюдения. Б.Малиновский проводил включённое наблюдение в Новой Гвинее, которое помогло ему опровергнуть мнение о подчинении людей в примитивном обществе обычаям и традициям, подкреплённом страхом общественного мнения или сверхъестественности наказания. Сотрудник Гарвардского университета Уильям Уайт в1936-1939 гг. поселился в трущобах одного из американских городов, чтобы изучить образ жизни итальянских эмигрантов, населяющих этот район (он дал ему название Кор-невиль). У. Уайта интересовали обычаи эмигрантов, оказывающихся в условиях чужой культуры, их ориентации, взаимоотношения. Данный район был известен как опасное, криминогенное для посторонних место.

У. Уайт вошёл в местную общину, назвавшись студентом-историком, который намерен описать возникновение данного района. Исследование длилось три года, в процессе наблюдения У. Уайт подружился с руководителями двух соперничавших групп рэкетиров, научился местным обычаям, играм в карты и катанию шаров. Вначале он вёл регистрацию наблюдения втайне, но по мере завоевания доверия делал записи в блокноте. В результате наблюдения У. Уайт выяснил характер взаимоотношений членов группы между собой и с лидером, иерархию членов группы, «кодекс» поведения и др. Исследование Б. Малиновского и У Уайта сделало включённое наблюдение широко используемым методом исследования.

Во включённом наблюдении происходит разграничение исследовательской роли:

• полный участник - наблюдение производится скрытно, внутри исследуемой группы, истинное лицо и цели наблюдателя неизвестны;

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

• участник как наблюдатель - исследователь не скрывает своей цели, группа адаптируется к наблюдателю;

• наблюдатель как участник - исследователь не скрывает своей цели, но осуществляемое им наблюдение носит более формальный характер;

• полный наблюдатель - исследователь наблюдает, не взаимодействуя с участниками группы.

Для описания контекста происходящего используют следующие признаки: пространство, людей, участвующих в происходящем, физические предметы, отдельные действия, совершаемые людьми, время, ощущаемые и выражаемые

эмоции, взаимосвязанные действия, цели людей, взаимосвязанную деятельность [2, с. 49].

Исследования с использование включённого наблюдения в социальных науках повлияли на возрастание интереса в психологии к ситуации, которая оказывает влияние на наблюдателя. Ещё М. Я. Басов считал, что «...регистрировать при наблюдении следует не только внешние проявления, но и те внешние и по возможности внутренние стимулы, которые их вызывали, а также общую обстановку, в которой осуществлялось поведение (“фон”)» [1, с. 14].

По мнению Х. Хекхаузена, отношение наблюдателя к ситуации исследования, из какой перспективы наблюдатель осуществляет свою деятельность, определяет исследование. «С точки зрения действующего субъекта его поведение, главным образом, определяется особенностями воспринимаемой им ситуации. Напротив, с точки зрения внешнего наблюдателя, мы будем склонны связывать наблюдаемое поведение с особенностями действующего человека» [14, с. 32-33].

Поведение не может быть изучено отдельно от роли социальных взаимодействий. В связи с этим именно к учёту ситуативных факторов предъявляются особые требования при наблюдении в социально-психологическом исследовании. Это касается влияния наблюдателя на ситуацию и ситуации на наблюдателя, что объясняет недостатки включённого наблюдения. В конкретной ситуации наблюдения исследователь сталкивается со множеством факторов, оказывающих на него влияние. Социально-психологическое наблюдение, в отличие от эксперимента, мало предсказуемо. При изучении межличностной коммуникации, когда одновременно выступает множество признаков (мимических, пантомимических, кинестетических и олфакторных), наблюдение является сложной проблемой [9, с. 11].

Социальному психологу, антропологу, социологу часто приходится прибегать к наблюдению для дополнительной или уточняющей информации. Особенность социального наблюдения состоит в том, что оно сопряжено с изучением динамики отношений, характерных для деятельности индивида или группы людей. Здесь важно, прежде всего, не то, например, как рабочие относятся к форме организации труда, как воспринимаются ими изменения норм выработки, а то, каким образом члены отобранных для исследования производственных коллективов действуют в конкретных производственных условиях и в фиксированный промежуток времени, как решают задачу выполнения определённого производственного задания, каким образом реагируют на изучаемые нововведения и т. д. Все это

исследуется не как сложившееся, а как происходящее, становящееся.

Еще К. Левиным было отмечено, что смысл ситуации и объектов побуждает и направляет конкретное поведение, и не учитывать этот смысл при наблюдении нельзя. «Для того, чтобы понимать и предсказывать психологическое поведение (В), необходимо для каждого вида психического события (действия, эмоции, переживания и т. д.) определить ту кратковременную действующую целую ситуацию, которая представляет собой кратковременную структуру и состояние личности (Р) и психологического окружения (среды) -Е.В=РЕ. Каждый психологический факт должен занимать определённое положение в этом поле, и только такие факты производят динамические эффекты (являются причинами событий). Среда со всеми её свойствами (направление, расстояния и т. д.) должна определяться не физически, а психологически, т. е. в соответствии с её квазифизи-ческой, квазисоциальной и квазидуховной структурой» [7, с.122].

К. Левин рассматривал ситуацию не только в пространстве, но и во времени, выделяя «ситуативные единицы», имеющие протяжение во времени и пространстве. Левин отмечал: «Пояснение проблемы прошлого и будущего было во многом замедлено тем фактом, что существующее в данное время психологическое поле включает в себя также и представления индивида о своём прошлом и будущем. Индивид воспринимает не только свою текущую ситуацию, у него есть также определённые ожидания, желания, страхи и мечты о будущем. Его взгляды на своё прошлое и на прошлое физического и социального мира часто неверны, тем не менее они составляют в его жизненном пространстве «уровень реальности» прошлого. Помимо него, в жизненном пространстве часто можно наблюдать и уровень желания по отношению к прошлому» [8, с. 246].

Теория поля, предложенная К. Левиным, рассматривалась как метод, с помощью которого можно анализировать причинные соотношения и создавать научные конструкции. В своём подходе Левин стремился найти способы определения свойств жизненного пространства в «данный момент», в ситуации, как задача эксперимента и всё, что с ней связано, выглядит для испытуемого. Исследуя проблему наблюдения, К. Левин предложил следующее: «Одна из важнейших задач наблюдения и сбора фактов в социальной психологии - добывание надёжных данных о свойствах поля как целого. Как можно этого достичь?... Например, в обсуждавшемся нами примере можно поручить одному из пяти наблюдателей непосредственно фиксировать происходящие в группе процессы выделения подгрупп, другому - регистрировать

тип и особенности взаимодействий. Я убеждён, что при изучении социально-психологических проблем такая процедура в большинстве случаев будет намного более плодотворной и надежной, чем прикрепление к каждому члену группы по наблюдателю. ... Однако я не сомневаюсь, что даже для понимания характера и поведения индивидов наблюдение за свойствами группы будет обычно более значимым, чем простая запись наблюдений за индивидом без данных о его социальном окружении. Поскольку наблюдение за группой даст больше информации для характеристики позиции и роли данного индивида в группе, оно позволит точнее определить смысл его действий, чем это можно сделать путём наблюдения за ним как за более или менее изолированным существом. Я не удивлюсь, если такого рода социологический подход станет даже ключевой техникой для анализа проблем индивидуальной психопатологии» [8, с. 319]. В предложенном К. Левиным примере прослеживаются две особенности: во-первых, многофакторность наблюдения как процесса (фиксация процессов в подгруппах, особенности взаимодействия и др.); во-вторых, использование нескольких наблюдателей, что сближает данное наблюдение с методом экспертной оценки, но, в отличие от экспертного метода, привлечение нескольких специалистов (наблюдателей) направлено на выявление всех характеристик наблюдаемого объекта. Таким образом, К. Левиным была предложена методика наблюдения поле-временных единиц действий человека, что открывает новые возможности в решении проблемы объективности наблюдения в психологии.

Специальное понятие, отражающее временно-пространственный континуум, - «хронотоп», был введён в науку А. А. Ухтомским ещё до работ К. Левина. А. А. Ухтомский указал, что человек живёт в хронотопе, который является формой существования живой материи, находящейся в движении. В хронотопе могут быть интервалы, но это интервалы между событиями. В. П. Зинченко использовал понятие «хронотоп» для анализа предметного действия человека. В хронотопе образ ситуации и развёртывание действия преобразуются в образ и программу действия, которые, в свою очередь, трансформируются в само действие. Действие, будучи осуществлённым, трансформируется в новый образ ситуации. В образе ситуации преобладает субъективное пространство и объективное время, а в действии преобладает субъективное время и объективное пространство. Любой поведенческий акт человека включает в себя прошлое, настоящее и будущее, является хронотопом живого движения, которое, безусловно, может быть наблюдаемо.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

В. П. Зинченко отмечает: «.без анализа живого,

творящего действия психологии не обойтись. Живое движение иначе, чем механическое, связано пространством и временем. . живое движение направлено на решение жизненных задач, имеющих смысл для живого существа, создаваемое с его помощью субъектное или живое пространство имеет, наряду с метрическими и топологическими категориями, также и смысловое измерение» [3, с. 49]. Живое движение можно наблюдать не только в предметном действии, но и в коммуникации - в жесте как смыслопередаче, в текстах, что открывает новые возможности использования наблюдения как исследования хронотопа. В связи с этим, предлагается новый метод наблюдения, соответствующий постнеклассическому типу научной рациональности, - хронотопическое наблюдение, под которым мы понимаем регистрацию пространственно-временных характеристик движения (становления) саморазвивающихся систем, позволяющее выявить динамику изучаемых процессов и событий (хронотопов). Для регистрации пространственно-временных характеристик необходима регулярная фиксация заранее обусловленных признаков, ситуаций, процессов и действий, что связывает хронотопическое наблюдение с систематическим наблюдением; связь поведенческого акта с прошлым, настоящим и будущим выводит и связывает данный метод наблюдения с трансспективным анализом. В отличие от трансспективного анализа, способного выявить тенденции становления, хронотопическое наблюдение исследует систему движения, выявляя становление новых системных характеристик, в том числе и для трансспективного анализа.

Изучая объект, наблюдатель сталкивается с рядом сложностей, связанных с собственными личностными изменениями, появляющимися вследствие методов «полевого» наблюдения. Особенно яркие изменения поведения самого исследователя наблюдаются при использовании метода «включённого наблюдения». Так, в исследованиях зоопсихологов, антропологов и этологов (Р. Ф. Лесли, 1987; Д. Л. Гудолл, 1974, 1993; Ф. Моуэт, 1992; Х. Майнхардт, 1983; Д. Фосси, 1990 и др.) отмечались личностные изменения, которые проявлялись не только в изменениях их поведения, но нередко приводили к неверной интерпретации данных исследования. Чаще всего исследователи при самоанализе отмечали у себя изменение поведения, проявлявшееся, в первую очередь, в очеловечивании интерпретируемых поведенческих реакций у животных. Далее этот эффект наблюдается в изменении поведения самих исследователей. Так, Ф. Моуэт, научившись спать, как волки (свернувшись калачиком и через определённые промежутки времени просыпаясь и осматриваясь), вернувшись с полевых исследова-

ний, ещё долго не мог избавиться от этой привычки. Подобные трудности наблюдаются и у людей, занимающихся социально-психологическими исследованиями. При исследовании таких субкультур, как игровики, спелеологи, диггеры, замечены определённые личностные изменения, вследствие использования метода «включённого наблюдения». М. С. Роговин отмечал: «В реальной практической и познавательной деятельности наблюдение неотделимо от той конкретной ситуации, в которой оно осуществляется, от исходных установок наблюдения, а главное - от деятельности наблюдателя, субъекта этой деятельности. Всё это ставит дополнительную проблему зависимости наблюдения от наблюдателя, что требует установления закономерностей протекания самого процесса наблюдения, прежде всего существа селективности наблюдения и влияния способов кодирования его результатов на сам процесс наблюдения» [11, с. 104].

Источником субъективности наблюдения могут быть индивидуальные особенности психических процессов наблюдателя; люди различаются разными способностями к концентрации внимания и переключаемости его произвольно с одного аспекта на другой, разной памятью на текущие события, разным временем реакции, возможностями сенсорных систем, личностными особенностями и т. д.

Проблема объективности наблюдения обсуждалась С. Л. Рубинштейном, который предложил критерий объективности данных наблюдения: «Описание явлений на основе наблюдения правильно, если заключённое в нём психологическое понимание внутренней психологической стороны внешнего акта даёт закономерное объяснение его внешнего протекания в различных условиях» [12, с. 57].

Наблюдатель должен решить, могут ли его данные наблюдения обобщены и перенесены на другие наблюдаемые объекты, т. е. произвести оценку наблюдения на внешнюю валидность. Он должен убедиться, что данные наблюдения не являются побочным продуктом самого процесса наблюдения (влияния ошибок восприятия, иллюзий, стереотипов), что определяет внутреннюю валидность наблюдения.

М. Я. Басов предлагал следующее решение проблемы объективности данных наблюдения: «В идеальных условиях психологическое исследование находится тогда, когда наблюдение за внешними данными поведения личности дополняется данными систематического самонаблюдения, ког-

да есть два фиксированных ряда наблюдений -внешний и внутренний, которые, будучи сопоставлены друг с другом, дают максимально полный и достоверный результат и служат средством взаимоконтроля» [1, с. 33]. Т. В. Корнилова выделяет две концепции объективности наблюдения:

1) корреспондирующая концепция - создаваемый наблюдателем образ действительности объективен в той степени, в какой он соответствует ей;

2) концепция консистентности - объективность наблюдения определяется согласием большинства наблюдателей [6, с. 73]. В хронотопическом наблюдении возможно использование обеих концепций объективности наблюдения, тем более, что современные средства фиксации (видеозапись) позволяют совмещать наблюдение с экспертной оценкой.

Подведя итоги, можно сказать, что:

1) трансспективный подход ставит проблему становления методов исследования, соответствующих постнеклассической рациональности. В работах К. Левина, В. Е. Клочко прослеживается становление постнеклассических методов научного анализа в виде теории поля и трансспектив-ного анализа;

2) в постнеклассической науке происходит становление нового метода наблюдения - хроно-топического наблюдения, которое решает проблему объективности наблюдения в науке. Если классическому этапу развития науки соответствовало структурированное наблюдение, а неклассическому этапу - включённое наблюдение, то постне-классическому этапу соответствует хронотопиче-ское наблюдение;

3) хронотопическое наблюдение - это регистрация пространственно-временных характеристик движения (становления) саморазвивающихся систем, позволяющая выявить динамику изучаемых процессов и событий (хронотопов). Для регистрации пространственно-временных характеристик необходима регулярная фиксация заранее обусловленных признаков, ситуаций, процессов и действий, что связывает хронотопическое наблюдение с систематическим наблюдением; связь поведенческого акта с прошлым, настоящим и будущим выводит наблюдение в трансспективный анализ; а привлечение нескольких специалистов-наблюдателей делает исследование по характеристикам объективности близким к экспертной оценке. Данный метод наблюдения может найти применение в социальной, возрастной психологии, психологии общения, а также в педагогике, в социологии и др. областях науки.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Список литературы

1. Басов М. Я. Избранные психологические произведения. М.: Педагогика, 1975. 432 с.

2. Девятко И. Ф. Методы социологического исследования. М.: Университет, 2002. 296 с.

3. Зинченко В. П. Психология на качелях между душой и телом // Психология телесности между душой и телом / ред.-сост. В. П. Зинченко, Т. С. Леви. М.: АСТ, 2005, С. 10-52.

4. Клочко В. Е. Самоорганизация в психологических системах: проблемы становления ментального пространства личности (введение в транспективный анализ). Томск: ТГУ, 2005.174 с.

5. Клочко В. Е. Постнеклассическая наука и проблема объяснения в психологии // Методология и история психологии / Метод психологии. Т. 3. М., 2008, С. 165-178.

6. Корнилова Т. В. Экспериментальная психология. М.: Аспект Пресс, 2002. 381 с.

7. Левин К. Топология и теория поля // Хрестоматия по истории психологии. М.: МГУ, 1980.

С. 122-131.

8. Левин К. Динамическая психология: избранные тр. М.: Смысл, 2001. 572 с.

9. Морозова Е. В. Психологическое наблюдение как метод человековедческого познания: авто-реф. дис. ... канд. психол. наук. М., 1995. 17 с.

10. Никифоров А. Т., Семёнов В. Е. Метод наблюдения в социально-психологических исследованиях. Л.: ЛГУ, 1987.

11. Роговин М. С. Метод наблюдения и деятельность наблюдателя // Вопр. философии. 1988. № 7. С. 93-103.

12. Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии: в 2-х т. Т. 1. М.: Педагогика. 1989. 488 с.

13. Степин В. С. Саморазвивающиеся системы и постнеклассическая рациональность. ШЬ: http://filosof.historic.ru/books/c0026_1.shtml/ (дата обращения 05.03.2011).

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

14. Хекхаузен Х. Мотивация и деятельность. СПб.: Питер, 2003. 860 с.

Рукопись поступила в издательство 30 марта 2011 г