Научная статья на тему 'Метафорическая актуализация фрейма «Экономика» в социально-политической коммуникации ФРГ'

Метафорическая актуализация фрейма «Экономика» в социально-политической коммуникации ФРГ Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
310
40
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
МЕТАФОРИКА / ФРЕЙМ / СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ КОММУНИКАЦИЯ / ЯЗЫКОВАЯ КАРТИНА МИРА / КОГНИТИВНАЯ ЛИНГВИСТИКА / НЕМЕЦКИЙ ЯЗЫК / METAPHOR SYSTEM / FRAME / SOCIO-POLITICAL COMMUNICATION / LINGUISTIC WORLDVIEW / COGNITIVE LINGUISTICS / THE GERMAN LANGUAGE

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Керимов Руслан Джаванширович, Федянина Любовь Ивановна

Статья посвящена когнитивно-семантическому описанию экономической метафоры в современной немецкоязычной социально-политической коммуникации. Фреймирование исходной понятийной сферы «Экономика» способствует как установлению структурно-семантических и функциональных связей метафорических единиц, так и их всестороннему анализу с использованием лингвокогнитивных методик.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

METAPHORICAL ACTUALIZATION OF THE FRAME “ECONOMY” IN THE GERMAN SOCIO-POLITICAL COMMUNIcATION

The paper describes the cognitive semantic metaphor in the present-day socio-political German communication. Framing the source domain “Economy” helps to establish the structural semantic and functional relations between metaphors as well as to carry out a comprehensive cognitive linguistic analysis of metaphors.

Текст научной работы на тему «Метафорическая актуализация фрейма «Экономика» в социально-политической коммуникации ФРГ»

УДК 811.112.2 ’27

ББК Ш143.24-551.5 ГСНТИ

Р. Д. Керимов Л. И. Федянина

Кемерово, Россия МЕТАФОРИЧЕСКАЯ АКТУАЛИЗАЦИЯ ФРЕЙМА «ЭКОНОМИКА»

В СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ КОММУНИКАЦИИ ФРГ Аннотация. Статья посвящена когнитивносемантическому описанию экономической метафоры в современной немецкоязычной социальнополитической коммуникации. Фреймирование исходной понятийной сферы «Экономика» способствует как установлению структурно-семантических и функциональных связей метафорических единиц, так и их всестороннему анализу с использованием лингвокогнитивных методик.

Ключевые слова: метафорика; фрейм; социально-политическая коммуникация; языковая картина мира; когнитивная лингвистика; немецкий язык._

16.21.27 Код ВАК 10.02.04; 10.02.19

R. D. Kerimov L. I. Fedyanina

Kemerovo, Russia

METAPHORICAL ACTUALIZATION OF THE FRAME “ECONOMY”

IN THE GERMAN SOCIO-POLITICAL COMMUNICATION Abstract. The paper describes the cognitive semantic metaphor in the present-day socio-political German communication. Framing the source domain “Economy” helps to establish the structural semantic and functional relations between metaphors as well as to carry out a comprehensive cognitive linguistic analysis of metaphors.

Key words: metaphor system; frame; socio-

political communication; linguistic worldview; cognitive linguistics; the German language._______________

Сведения об авторе: Керимов Руслан Джа-ванширович, кандидат филологических наук, доцент кафедры немецкой филологии, доцент.

Место работы: Кемеровский государственный университет.

Контактная информация: 650043, г. Кемерово, e-mail: kerimovrus@mail.ru.____________________

About the author: Kerimov Ruslan

Dzhavanshirovich, Candidate of Philology, Assistant Professor of the Chair of the German Philology, Assistant Professor.

Place of employment: Kemerovo State University. ул. Красная, 6, кор. 6, к. 6412.

Сведения об авторе: Федянина Любовь Ивановна, кандидат филологических наук, доцент кафедры немецкой филологии, доцент.

Место работы: Кемеровский государственный университет.

Контактная информация: 650043, г. Кемерово, e-mail: ш fedianina@inbox.ru.___________________

About the author: Fedyanina Lyubov Ivanovna, Candidate of Philology, Associate Professor of the Department of the German Philology, Associate Professor.

Place of employment: Kemerovo State University. ул. Красная, 6, кор. 6, к. 6412.

В современном языкознании метафорическое пространство политического дискурса является объектом интенсивного изучения ученых, работающих в рамках различных школ, направлений и методик. Новый импульс этим исследованиям придал когнитивный подход, который, по мнению А. П. Чудинова, не отказался «от всего лучшего, что было в традиционных (идущих еще от Аристотеля) учениях о метафоре», а предложил «использовать при исследовании метафор принципы когнитивной лингвистики, и это позволило увидеть новые грани в, казалось бы, хорошо известном феномене» [Чудинов 2013: 4]. Именно работа А. П. Чудинова [Чудинов 2001 а] считается отправной точкой, началом активного когнитологического осмысления сущности метафоры в российской политической лингвистике.

В германском языкознании своеобразный «когнитивный переворот» совершила работа лингвиста Вольфа-Андреаса Либерта [Liebert 1992], в которой автор описал когни-

тивные механизмы метафоризации именно на материале обиходного современного немецкого языка. Метафора как ментальный механизм не только языкового сознания отдельной личности, но целостных жанровых субсистем, несомненно, демонстрирует как национально-этнические черты, так и некоторые фундаментальные свойства мировосприятия человеческого разума.

Некоторые общие языковые и дискурсивные особенности немецкой концептуальной метафорики были описаны в ряде работ, таких как исследование на примере единиц из понятийной сферы-источника «Артефакты» [Керимов 2008]. Дальнейшие исследования целостной системы политической метафорики в немецкоязычной картине мира (см., в частности следующую работу: [Керимов 2013б], — выполненную на материале исходных понятийных сфер «Природа» и «Универсум») позволили сделать ряд существенных уточнений и дополнений, в том числе касательно того, что рамки политиче-

О Керимов Р. Д., Федянина Л. И., 2014

ского дискурса узки и недостаточны для комплексного анализа политического языка. Поскольку языковой основой для дискурсивных метафорических конструкций, как правило, служат узуальные и традиционные образы, то в этом случае следует говорить о целостной социально-политической коммуникации, которую составляют, наравне с политическим дискурсом, т. е. «живой» политической речью (публицистическим нарративом), социально маркированные узуальные значения (узуально-языковая основа политического дискурса, на уровне словаря потенциально готовая к дискурсивной экспликации) и традиционные политические образы, появление которых обусловлено влиянием всей лингвальной культуры данного общества и языка в целом, а не отдельных ее сегментов [Керимов 2013б].

Подобная система отношений в некоторой степени напоминает трихотомию Фердинанда де Соссюра «язык — речь — речевая деятельность»: первому (языку) соответствует узуальный пласт социально маркированной лексики, второму (речи) — собственно политический дискурс (в современном его восприятии как политической речи в процессе социальной риторики), а последнему (речевой деятельности) — социальнополитическая коммуникация, которая является связующим звеном между первыми двумя элементами, посредством которой они взаимообусловливают друг друга. В связи с этим следует признать, что в современной российской политической лингвистике большинство исследований проводится именно на материале политического дискурса, ввиду чего в поле зрения ученых попадают только речевые метафоры, но не сама языковая база метафорических образов, что приводит, в некоторой степени, к рассмотрению особенностей идиостилей политиков или печатных СМИ, чьи тексты анализируются, но никак не целостной системы политического языка в рамках соответствующей политической культуры.

Помимо выявления собственно языковых особенностей, лингвокогнитивный подход позволяет варьировать методику анализа соответствующих контекстуальных конструкций и одновременно сравнивать устройство и функциональность одно- и разноуровневых ментальных единиц. Так, издревле исторически и культурно близкими являются политические и экономические отношения, поскольку определенный политический строй всегда связан с конкретной экономической формацией. Концептуализация данных когнитивных единиц в сфере общественных отношений уже затрагивалась

в некоторых обзорных работах [Напр.: Керимов, Федянина 2009, 2010а, 2010б, 2012а, 2012б], однако проблема взаимопроникновения этих понятийных систем еще не становилась предметом лингвистического изучения в российской науке, что связано в том числе и с недостаточной разработкой экономического сегмента лингвальной культуры, имеющей следствием единичность научных публикаций по данной проблематике [См., напр.: Бородулина 2009; Колотнина 2001; Матвейченков 2011; Томашевская 2006; Федянина 2008]. Экономическая проблематика, несомненно, является важной частью тематики политического дискурса, особенно в периоды финансово-экономических спадов и кризисов, что подтвердилось во время мирового финансового кризиса 2008 г., метафорическое описание которого в политическом нарративе разных языков было проанализировано отечественными лингвистами (см., напр., следующее научно-квалификационное исследование: [Салатова 2013]).

Экспликацию экономических образов в сфере общественно-политических отношений на материале немецкого языка, в частности функционирование метафор (наравне с ментальной и научной метафорикой), в лингвоконцептуальном аспекте исследовал известный языковед Олаф Йекель [Jakel 1997].

Относительно российского политдискур-са, в котором экономическая метафорика стала активно развиваться с начала 90-х гг. XX в. в связи с распадом СССР и переходом России на «новые экономические рельсы», А. П. Чудинов отмечает, что «одним из следствий восцарения денег в общественной жизни страны стала активизация в политической речи финансовой метафоры: жизнь и деятельность политических структур и даже отдельных граждан всё чаще концептуализируется с позиций финансовой прибыли или убытков, продажи или покупки, экономии или расточительства, накопления капитала или банкротства», в связи с чем «в современном российском политическом дискурсе активно функционирует метафорическая модель ПОЛИТИЧЕСКИЕ РЕСУРСЫ — это ДЕНЬГИ (товары), которыми нужно умело распоряжаться. В качестве такого рода ресурсов могут метафорически представляться политический авторитет, имидж, власть, доверие, должности, партии, депутатские объединения, свобода слова и другие способные приносить доход нематериальные ценности» [Чудинов 2001 б].

В современном европейском постиндустриальном обществе экономика занимает одно из центральных мест в государственной политике. Не является исключением

и Федеративная Республика Германия, где самое большое внимание уделяется развитию промышленности, производства и экономики в целом. ФРГ входит в шестерку самых экономически мощных стран мира и в тройку самых крупных в мире экспортеров. Цель современной немецкой политики, помимо прочего, состоит в сохранении подобного положения и в его улучшении.

В связи с этим немецкое общество является чрезмерно «экономиколизированным», т. е. большинство граждан ФРГ так или иначе связано с данной сферой, многие немцы предпочитают делать карьеру в бизнесе (как правило, в ущерб другим сторонам жизни, например, семейной жизни). Также немцы в подавляющем своем большинстве владеют «бытовой» экономической терминологией, что, как представляется, помимо прочего, способствует активному использованию в повседневной немецкоязычной социальнополитической коммуникации экономических терминов и понятий. При этом «хозяйственное» мышление развито у немцев на «генном» уровне, а такие черты характера и качества, как экономность, бережливость, расчетливость, дотошность в финансовых делах и прочие, стали всемирно известными отличительными особенностями немецкого менталитета.

В политическом дискурсе номинации различных экономических явлений, понятий, действий, процессов нередко описывают разные реалии социальной действительности Германии, ЕС и остального мира, включая также и саму сферу экономики. Использование в политических тестах экономической метафорики, несомненно, связано как с большой распространенностью лексики из сферы экономики в активном словаре современного немецкого языка, так и с тем, что экономическая сфера хорошо известна среднему классу немецкого общества, в связи с чем не возникает проблем с дешифровкой метафорических смыслов. Помимо этого, некоторые яркие метафорические образы получаются особенно удачными ввиду актуализации ситуаций из области экономики.

Фрейм-источник «Экономика» структурируют три аспекта, каждый из которых охватывает один важный сегмент или одно направление работы германской экономики: сферу производства («Экономическая деятельность»), рынки сбыта и сферу услуг («Рынок и его составляющие»), финансовые активы и ценные бумаги («Финансы и ценные бумаги»).

В аспекте «Экономическая деятельность» представлены общеэкономические понятия о различных процессах и явлениях

в этой сфере, номинации работающих в данной области людей (экономисты, финансисты, бизнесмены, предприниматели, менеджеры, маркетологи) и обозначения разнообразных объектов производственной (технологической) деятельности (заводы, предприятия, акционерные общества, холдинги; см. также про их метафорическую экспликацию в немецкоязычной политической культуре в рамках техноморфной понятийной сферы-источника в следующей работе: [Кери-

мов 2013а]).

В политической коммуникации эксплицируются наименования самых разных экономических явлений, процессов („konsumieren“, „exportieren“, „importieren“, „investieren“, „pri-vatisieren“ и пр.), обозначающие в метафорическом контексте реалии как современной экономики, так и иных социальных сфер и политики в целом.

Так, глагол „konsumieren“ («потреблять», в том числе в роли экономического термина) применительно к социально-экономическим условиям может описывать абстрактное и/или «метонимизированное» понятие, например: „die Zukunft konsumieren“ (букв.: «потреблять будущее», т. е. расходовать материальные блага в настоящее время таким образом, что их не останется на будущее (их не будет в будущем)), ср.: Wir brauchen Zu-kunftsinvestitionen statt Zinszahlungen. Wir durfen heute nicht die Zukunft konsumieren, die wir unseren Kindern und Enkeln eroffnen wollen [Schroder 2002: 6].

Причастие второе „vermachtet“ апеллирует к экономическому выражению „ein vermachteter Markt“ («рынок засилия»), которое в самостоятельном употреблении объективирует негативные характеристики государственных институтов, при этом его часто сопровождает геологическая метафора (также в форме причастия второго) „verkrus-tet“:

• Wir werden deshalb Anderungen im Interes-se der Patienten durchsetzen, auch und gerade weil das deutsche Gesundheitssystem ver-krustet und in einer Weise vermachtet ist wie kaum ein anderes gesellschaftliches System [Schroder 2003a: 37];

• Meine Damen und Herren, die Vorschlage der Hartz-Kommission und die Beschlusse der Bundesregierung, die dort erarbeiteten Ergeb-nisse unverwassert umzusetzen, demonstrieren aber auch etwas, das weit uber die dringlichen Reformen auf den Arbeitsmarkten hinausweist. Denn hier ist gezeigt worden, dass auch in vermachten, in teilweise verkrusteten Struk-turen die notigen Veranderungen moglich und machbar sind — wenn alle Beteiligten ihre Krafte in die Waageschale werfen [Schro-

der 2002: 9].

Такие общепринятые торгово-экономические термины, как „exportieren“ («экспортировать, продавать, вывозить») и „importieren“ («импортировать, покупать, ввозить») выражают понятия из сферы государственной идеологии и рынка труда. Так, «экспорт» чаще всего указывает на видоизменение системы государственного устройства других стран по примеру Запада и используется в словосочетаниях типа «экспорт демократии / экспортировать демократию», «экспорт системы» („der Systemexport“) и т. п.:

• Heute kann und muss Europa Frieden und Stabilitat, Gerechtigkeit und wirtschaftliche Kraft sowie Entwicklungschancen exportieren [Schroder 2003a: 10];

• Der politische Wandel der letzten zehn Jah-re hat die Entwicklungszusammenarbeit von der Burde des Ost-West-Konflikts entlastet. Nicht mehr der Systemexport der 60-er und 70-er Jahre, sondern soziale Wirksamkeit und ... die Kultur der Solidaritat sollten das Kriterium heuti-ger Entwicklungszusammenarbeit sein [Rau 2000: 227].

«Импорт», в свою очередь, манифестирует ситуацию нехватки в немецкой экономике собственной высококвалифицированной рабочей силы, которую из-за этого приходится приглашать из-за рубежа (то есть «ввозить»), ср.: Treibt es Sie um, wenn unsere jungen Menschen nicht optimal ausgebildet werden und wir stattdessen Eliten importie-ren? [Rau 2002a: 375].

Понятие «инвестиция» („die Investition“, „investieren“) означает принятие таких решений, которые требуют приложения усилий в данный момент, чтобы в будущем получить эффект положительного развития в данной сфере: Ich freue mich daher ganz besonders daruber, dass heute ein Fonds ins Leben geru-fen worden ist, der den Schuler- und Lehreraus-tausch zwischen GroRbritannien und Deutschland fordern soll. Diese Investition in die ge-meinsame deutsch-britische Zukunft verspricht eine hohe Rendite [Rau 2001 b: 97—98].

Глагол „privatisierten“ («приватизировать») в негативном свете указывает на ситуацию узурпации власти или одностороннего применения силы:

• Die groRte Herausforderung unserer Zeit erwachst aus der so genannten privatisierten Gewalt des internationalen Terrorismus [Schroder 2003b];

• Ich bin froh daruber, dass es kein Sabel-rasseln gegeben hat. Wiederum mit ein paar Ausnahmen. Insgesamt, nicht nur in Europa, auch in den Vereinigten Staaten, gibt es eine differenzierte Diskussion uber die Frage, wie man mit einer Situation umgeht, in der Gewalt

privatisiert wird, in der es also nicht um Kamp-fe zwischen Nationen oder Gebietskorperschaf-ten geht [Rau 2002a: 437].

Глагол „prosperieren“ («преуспевать, процветать, благоденствовать») как экономический термин передает положительную оценку развития экономики: Studien haben uns gezeigt, dass Entwicklungslander mit offenen Volkswirtschaften durchschnittlich viermal schneller als Lander wachsen, die sich in Beschrankungen ergehen. Wir alle wissen im Obrigen, welch fundamentale Bedeutung innerer Friede und Rechtssicherheit, aber auch eine Starkung der privaten Wirtschaft und eine Offnung der Markte fur prosperierende Volkswirtschaften haben [Schroder 2003e].

Бухгалтерский термин „der Saldo“ («сальдо», «остаток денег (на балансе, счете)») объективирует точку зрения президента Й. Рау, который считал, что в межпартийных отношениях взаимные упреки и обвинения приводят только к негативным последствиям и мешают конструктивной работе : Ich habe in Reden von der deutschen Schuld als Ursache der Vertreibung ebenso gesprochen wie vom Unrecht der Vertreibung. Es bleibt ein Unrecht. Was ich nicht will, ist das gegenseitige Auf-rechnen. Denn Aufrechnen bringt nie einen Saldo — jedenfalls keinen positiven Saldo [Rau 2001b: 483].

Другой термин бухгалтерии, „der Aktiv-posten“ («статья актива», «активная статья баланса»), метафорически обозначает наиболее передовые и успешные в экономическом и социально-политическом отношении субъекты деятельности, например немецкие федеральные земли: Obrigens hat die Bun-desrepublik Deutschland auch allen Grund, sich selber zu Baden-Wurttemberg zu begluckwun-schen. Das Land ist sehr schnell einer der wichtigsten und verlasslichsten Aktivposten der deutschen Wirtschaft, unserer Demokratie und des deutschen Foderalismus geworden [Rau 2002b: 263].

Такое понятие из сферы управления (в бизнесе, торговле, сфере услуг), как «менеджмент» („das Management11), также проецируется на сферу политического руководства, например, в ситуации острого кризиса („das Krisenmanagement“) или войны („das militarische Krisenmanagement“):

• Aber die EU muR die Fahigkeit auch fur ein eigenes militarisches Krisen-Management entwickeln [Fischer 1999: 18];

• Vom Krisenmanagement zu einer europa-ischen Verteidigungspolitik sind freilich viele Schritte notig [Fischer 1998: 12].

Наконец, такое важное торгово-экономическое понятие, как «цена», также может переноситься в политическую сферу в рамках сочетания „politischer Preis“ («политиче-

ская цена»), выражающего ситуацию некоторых уступок кому-либо с целью получения определенного эффекта, продвижения своего решения и т. п. (ср. в русском языке: «(политическая) цена вопроса»).

Арсенал номинаций субъектов экономической деятельности также представлен в политических речах наглядными и яркими окказиональными образами.

Метафора „der Pleitier“ («банкрот») создает образ неудачливого политика, который, с точки зрения его политических оппонентов, принимает неверные решения или имеет все шансы провалиться на выборах. Такая номинация имеет целью создать оппоненту в преддверии некоторых событий (выборов, дебатов и т. п.) отрицательный имидж в глазах избирателей, как демонстрирует следующий контекст, появившийся в канун выборов в бундестаг в 1998 г.: Deswegen darf man zu Recht, wie ich meine, Herrn Theo Wai-gel den groRten Pleitier der Nation nennen [Diller 1998: 10].

Субстантивная метафора „politischer Bankrott“ («политическое банкротство») уже стала традиционной для политической коммуникации.

При целостной концептуализации политики через сферу экономики могут быть метафорически переосмыслены ключевые понятия одной области с использованием соответствующих терминов из другой области. Так, если воспринимать Германию как «Акционерное общество» („Deutschland AG“), то Федеральный президент соответственно будет «председателем правления» („der Vor-standsvorsitzende“). Подобный контекст акцентирует внимание на том, что немецкому государству стоит сконцентрировать все силы в первую очередь на дальнейшем усовершенствовании экономики и промышленности, следует направить на это также все силы общества, против чего категорически выступал Федеральный президент Германии Йоханнес Рау: Ich bin der Bundesprasident und nicht Vorstandsvorsitzender der Deutschland AG [Rau 2000: 319] (букв.: «Я — Федеральный президент, а не председатель правления АО „Германия“»).

При обсуждении экономического потенциала Европейского союза ему приписываются необходимые для достижения успеха в данной сфере деловые качества („die Leistungs-fahigkeit“, „der Erfindergeist“, „der ArbeitsfleiG“): Aber Europa zeichnet weit mehr als wirtschaft-liche Starke, Leistungsfahigkeit, Erfinder-geist und ArbeitsfleiR [Schroder 2002: 20].

Как уже отмечалось выше, ввиду особой роли экономики во всех сферах современного немецкого общества, система экономиче-

ского управления («менеджмент») проецируется на немецкую политику. Эта тематика проявляется также в обозначениях профессии «менеджер» („der Manager11) и в описании круга его профессиональных задач в особых, специальных и иных условиях (например, в ситуации войны; „die Krisenmana-gementaufgaben“).

Неологизм „der politische Manager11 («политический менеджер») манифестирует предполагаемую ориентацию политиков нового поколения на решение задач по развитию в первую очередь рыночных отношений: Die groRen Europaer wurden ersetzt von einer Generation der politischen Manager [Rau 2001b: 502—503].

«Кризисный менеджмент» призван служить быстрому принятию решений: Fur die EU eroffnen sich durch die neuen Moglichkei-ten zur Durchfuhrung militarischer und ziviler Krisenmanagementaufgaben neue Perspek-tiven, um an der Friedenssicherung innerhalb und auRerhalb Europas mitzuwirken [Schar-ping 2003].

Управленческую тематику развивает также номинация „das Marketing11 («маркетинг»), т. е. «одна из систем управления ... предприятием, предполагающая всесторонний и комплексный учет процессов, которые происходят на рынке, для принятия хозяйственных решений с целью получения максимальной прибыли» [БСЭ]. При предикации данным понятием в сфере политики возникает негативный образ такого типа международного сотрудничества, которое ориентировано на максимальное извлечение прибыли, что представлено в следующем отрывке: Auswartige Kulturpolitik ist sehr viel mehr als nur ein „Marketing“ fur die eigene Kultur, fur die Sprache, fur das kunstlerische Schaffen — so sehr man das mit Stolz betreiben kann [Rau 2002b: 243].

Укоренение в жизни немецкого общества экономической составляющей президент Й. Рау воспринимал негативно, говоря о том, что человек — это нечто большее, чем покупатель, клиент, рабочая сила или производственный фактор („der Produktionsfaktor“). Й. Рау придумал даже новое обозначение биолого-исторического вида человека на латинском языке (по аналогии с Homo sapiens) с акцентированием экономического аспекта жизнедеятельности людей — „der Homo oconomicus“ (букв. «человек экономический»; во втором компоненте используется немецкая манера орфографии). Свое негативное отношение к выпячиванию этого аспекта общественной и, всё чаще (в Германии), личной жизни человека Й. Рау высказывал путем указания на недопустимость

подобного отношения:

• Der Mensch ist mehr als ein „Homo oconomicus“. Er ist viel mehr als ein „Pro-duktionsfaktor“ [Rau 2002a: 306];

• Ich stehe, wie Sie wissen, dem Begriff „Wissensgesellschaft“ skeptisch gegenuber, weil er deutlich zu kurz greift. Im Zentrum unse-rer Verfassungs- und Gesellschaftsordnung steht nicht der „homo oeconomicus“, sondern der mundige, der zu eigenem Urteil fahige Burger [Rau 2002b: 34].

Такое понятие, как «партнер» („der Part-ner“), встречается и в сфере личных, и в сфере экономических («деловой партнер») отношений. При генерализации фигуры партнера до уровня государства возникает эффект олицетворения, ср.: Ich halte es jedenfalls fur notig, dass wir als Deutsche Frankreich und Polen als die Partner erster Gute ansehen [Rau 2001a: 391].

Номинации заводов и финансово-организационных структур при переходе в сферу политики в строго негативной форме указывают на коммерциализацию общества и политики, на лоббирование партийных «корпоративных» интересов вместо отстаивания интересов граждан и деятельности во благо всего немецкого общества.

Выше уже отмечалось, что негативные тенденции коммерциализации сознания в немецком обществе отражаются в образе Германии как некоего «акционерного общества» („die Deutschland-AG“), в котором приоритетом (для бизнесменов и фирм) является экономическая выгода. Приведем подобные примеры:

• In diesem Zusammenhang ist manchmal zu horen, der Staat musse doch nur wie ein Unter-nehmen gefuhrt werden, sozusagen als „Deutschland AG“ [Rau 2001a: 215];

• Sowohl im nationalen als auch im internati-onalen MaRstab ist immer wieder darauf hin-gewiesen worden, dass es Verkrustungen darin gabe, was man „rheinischen Kapitalismus“ oder auch „die Deutschland-AG“ genannt hat [Schroder 2003c].

Номинация „der Politikbetrieb“ (букв. «политическое предприятие») в социальнополитической коммуникации рисует образ политики как ремесла, каждодневной работы во благо своей страны, а также взаимодействия разнообразных органов, ветвей, систем власти, которые все вместе производят продукцию, как разные цеха на заводе, где каждый выполняет свою часть работы, а достижение общей цели может быть осуществлено только совместным трудом: Die immer kurzeren Formate in den Medien fordern den Trend zur Personalisierung politischer Vor-gange. Das bedeutet fur den Politikbetrieb und fur das Funktionieren seiner Institutionen

viel [Rau 2001b: 419].

Важную социальную роль в обществе играют СМИ, что подчеркивается в выступлениях восьмого президента современной Германии Й. Рау: Sie selber haben einmal ge-sagt, die Zeitung sei mehr als ein kaufmanni-sches Unternehmen und mehr als ein Politi-kum, ein Kulturinstitut [Rau 2002b: 452].

Наконец, обозначение „die Parteien-Hol-ding“ («партийный холдинг») актуализирует современное состояние партийной системы Германии, которая, по мнению многих политиков, включая Й. Рау, переживает кризис, поскольку немецкие партии не отличаются друг от друга ничем, кроме названий и состоящих в них политиков. Главного — идеологического разнообразия, разных идей, предлагаемых решений, лозунгов — у партий уже давным-давно нет, вследствие чего они превратились в группы, отстаивающие только свои интересы, т. е. в некие «партийные холдинги»: Wenn sich die Parteien nur noch durch die Kopfe an ihrer Spitze, durch die Gestaltung ihres Internetauftritts und die Farben ihrer Wahlplakate unterschieden, dann waren wir auf dem Weg zu einer Art Parteien-Holding, deren Teile nach auRen unterschied-lich auftreten, aber ein gemeinsames Unter-nehmensinteresse haben [Rau 2002b: 638].

Второй аспект экономической сферы, «Рынок и его составляющие», представляет собой объединение понятий из сферы услуг и торговли, наименований рынка и его составляющих, а также торговых и товарных знаков и лейблов (брендов).

Наименования рынка в целом и видов рынков создают в социальной сфере негативные образы политики как некоего сегмента экономики. Рынок при этом понимается (и вер-бализируется) как условный сегмент экономики («рынок сбыта», «рынок услуг» и пр.) и как конкретное место, где продаются товары (в этом значении он синонимичен слову «базар»).

Современная мировая глобализация, проявляющаяся во всех областях человеческой жизни, превращает в поле конкурентной борьбы (а значит — в «рынок») ранее далекие от сферы экономических отношений области, системы, например образование, культуру и искусство, религию, астрологию и иные отрасли эзотерики.

Так, в современных условиях глобализации экономики в мире важное место отводится поиску оптимальной и высококвалифицированной рабочей силы, а потому и система образования также постепенно втягивается в конкурентную борьбу в качестве «образовательного рынка, рынка образовательных услуг» („der Bildungsmarkt“), ср.:

• Die zunehmende Nachfrage nach hochqua-

lifizierten, nach international erfahrenen Ar-beitskraften beschleunigen die Entwicklung ei-nes, wenn man so sagen kann, globalen Bil-dungsmarktes [Rau 2001a: 69];

• Es kann uns nicht gleichgultig sein, dass Deutschland gegenwartig auf dem internatio-nalen Bildungsmarkt nur eine bescheidene Rolle spielt [Rau 2001 a: 69].

Процессы установления экономических связей внутри ЕС воспринимаются как превращение Европейского союза в банальную «рыночную площадь» („der bloGe Markt“, „der Marktplatz“), поскольку в Евросоюзе больше внимания уделяется именно экономической составляющей, меньше — развитию культуры, поддержанию и укреплению духовной общности народов, населяющих страны-члены ЕС. В связи с этим Евросоюз, по мнению некоторых немецких политиков, в перспективе деградирует до уровня простого торгового сообщества: Der franzosische

Staatsprasident Jacques Chirac hat am 28. Mai letzten Jahres dazu im Deutschen Bundestag gesprochen, und er hat gesagt: „Heute bedarf es einer weiter reichenden Perspektive, andernfalls wird Europa zu einem bloRen Markt verkom-men und in der Globalisierung aufgeweicht. Denn Europa ist viel mehr als ein Markt. Es steht fur ein Gesellschaftsmodell, das geschicht-lich gewachsen ist“ [Rau 2002b: 297].

В то же время развитие отношений ЕС с Восточной Европой оценивается положительно, а укрепление экономических связей представляется как превращение Восточной Европы в «рыночную площадь» („der Markt-platz“): Schon jetzt bestehen gute Kontakte zu den osteuropaischen Nachbarlandern, die sich mit deren EU-Beitritt noch intensivieren durften. Die Randlage wird zur Brucke, der Osten zur Mitte des Marktplatzes Europa: Die positiven Auswirkungen auf die grenznahen Raume wer-den nicht lange auf sich warten lassen [Clement 2002: 8].

Положительный смысл понятию «рынок» придается в окказиональном контексте, в котором речь идет о «конкурентной борьбе» идей, проектов в немецком парламенте („der Wettbewerb der Entwurfe“), направленных на улучшение жизни в Германии: Die wichtigsten Nachrichten erhalt der Burger nicht vom Partei-tag und aus dem Parlament, sondern vom Ex-klusiv-Interview davor und danach. Damit wird die Funktion des Parlaments als Markt, auf dem der Wettbewerb der Entwurfe stattfin-det, geschwacht [Rau 2001 b: 418].

Метафора „der Wucherparagraph“ („der Wu-cher“ («ростовщичество») + „der Paragraph11 («параграф»)) объективирует негативную оценку законопроектов, в которых затрагиваются, среди прочего, различные финансо-

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

вые и налоговые аспекты: In diesem Zusam-menhang geht es auch — hier wurde schon darauf eingegangen — um die Prazisierung des Wucherparagraphen [Schroter 1998: 13].

Сфера эзотерических услуг получила наименование „der Psychomarkt“ и „der Esoterikmarkt“, как демонстрируют следующие фрагменты публичных выступлений:

• Genau betrachtet hat sich die Enquete-Kommission mit zwei Phanomenen unserer gesellschaftlichen Entwicklung befaRt: zu einen mit der immer bunter werdenden religiosen und weltanschaulichen Vielfalt in unserem sakulari-sierten Gemeinwesen, zum anderen aber auch mit dem Boom auf dem Psycho- und Esoterikmarkt [Kohn 1998: 12];

• Weiter: Eine unabhangige und staatsferne Stiftung soll durch Information und Beratung zur Aufklarung auf dem Psycho- und Esoterikmarkt beitragen. Ein Gesetz uber Ver-trage auf dem Gebiet der gewerblichen Le-bensbewaltigungshilfe soll im Sinne des Ver-braucherschutzes fur Transparenz auf diesem Markt sorgen [Kohn 1998: 13].

К сфере услуг относятся номинации процессов торговли, предоставления и осуществления различных видов услуг, а также соответствующих им объектов.

Сфера услуг в целом („die Dienstleis-tung“), примененная к другим областям профессиональной деятельности (например, СМИ), создает их отрицательный образ: утверждается, что они начинают обслуживать интересы бизнеса, теряя свое изначальное «высокое» предназначение и самоидентификацию и/или превращаясь в товар. Приведем примеры:

• Ich finde es uberzogen, wenn eine bekann-

te Journalistin sagt, der Journalismus sei zu einer „nachfrageorientierten Dienstleistung zur Mobilmachung groRer

Kaufkraftgruppen“ degeneriert [Rau 2002b: 451];

• Wer Nachrichten nur als Ware ansieht, die verkauft werden muss, kann aus Entwick-lungspolitik kaum Kapital schlagen. Wer uber Fragen der Entwicklungspolitik so schreibt, dass auch Laien etwas verstehen, der braucht langen Atem, sorgfaltige Recherche und Talent zum Erzahlen [Rau 2001a: 136].

Яркий и интересный образ возникает в следующем контексте при описании негативных сторон политики, а именно ситуации, когда декларативные заявления не подкрепляются делами (т. е. слова расходятся с конкретным делом). Как сказал президент ФРГ Й. Рау, это снижает статус политики до уровня «магазина, где проходит осенняя распродажа» („der Sommerschlussverkauf“), и политика начинает служить лоббированию

посторонних интересов, предлагается в качестве товара: Aber es geht immer um das Miteinander, das Nebeneinander von Thema und Person, von Inhalt und Verpackung. Wenn sich das voneinander trennt, dann konnen sie die Politik gleich zum Sommerschlussverkauf verkommen lassen [Rau 2002b: 578].

Торговая метафора „das Angebot“ («предложение») указывает на появление некоторых преимуществ или свободы выбора при определенных условиях, как, например, провозглашения в конституции ФРГ свободы и верховенства права (что, помимо прочего, в контексте подчеркивается антиномией с участием криминально-правовой метафоры „die Fessel“):

• Gustav Heinemann hat immer noch recht, dass das Grundgesetz ein groRes Angebot und keine Fessel ist [Rau 2000: 41];

• Gustav Heinemann hat einmal vom Grundgesetz als einem groRen Angebot gespro-chen. Damit meinte er nicht, dass der Staat und seine Ordnung ein Supermarkt sei, aus dem sich jeder nach seinen Bedurfnissen bedie-nen solle. Im Gegenteil: Das Angebot, das uns das Grundgesetz macht, ist eine Aufforde-rung, das Gemeinwesen aktiv mitzugestalten. ...Das groRe Angebot, das uns das Grundgesetz macht, ist ein Aufruf zu aktiver Teilhabe [Rau 2000: 315—316].

В сфере страховых услуг интересный метафорический образ реализуется при предикации государству роли некоего «страхователя / страховой компании» („die Asse-kuranz“), когда речь идет о том, что государство гарантирует и защищает общественные и личные свободы граждан ФРГ, а также способствует проявлениям и реализации различных гражданских инициатив: Der „Staat als Assekuranz aller sittlichen Spharen“ — das ist ein sehr hoher Anspruch, vielleicht ein zu hoher und vielleicht auch einer, der dem Missbrauch Tur und Tor geoffnet hat [Rau 2002a: 312].

«Товарный знак» („das Etikett“) — важная составляющая любого бизнеса. В сфере политики это словосочетание употребляется в негативном смысле и означает некоторое формальное прикрытие чего-либо, красивую вывеску, за которой в реальности ничего нет. Так, в дебатах 1991 г. по поводу выбора столицы единой Германии часть депутатов предлагала придать Берлину формальный статус главного города страны, в ответ на что сторонники полноценного переноса столицы в Берлин (с переездом всех органов власти) говорили, что Берлин не должен быть «простой этикеткой» („ein (bloGes) Etikett“):

• Denn jeder muR wissen: Was kurzfristig bil-

lig ist, wird mittelfristig und langfristig teuer, wenn man es ernst meint, daR Berlin nicht nur ein Etikett ist, sondern eine Hauptstadt sein soll [Mischnick 1999];

• Viele Tausende in unserem Land werden der Auffassung sein, daR dieses Parlament in seiner Glaubwurdigkeit schwerwiegend gelitten hat, wenn es Berlin mit einem Etikett abfindet [Eylmann 1999];

• Hauptstadt Berlin — das darf nicht ein blo-Res Etikett sein, hinter dem sich nichts Sub-stantielles verbirgt [Thierse 1999].

Такие понятия, как „das Gutesiegel“ и „das Gutezeichen“ («знак качества», «фирменная печать») имеют значение „auf einer Ware an-gebrachtes Zeichen, durch das die Uberprufung der Gute bestatigt wird“ [DGWDS]. В социальной и иных сферах в переносном смысле они выражают ситуацию одобрения чего-либо, представления какого-либо объекта, явления в позитивном свете, ср.:

• Ebenso wichtig wie die zwischenstaatlichen Beziehungen, vielleicht sogar noch wichtiger, ist aber der Dialog zwischen den Menschen unse-rer beiden Lander. Ein besonderes Gutesie-gel der Beziehungen ist hier das Netzwerk der Kontakte, die sich uber Jahre entwickelt und gefestigt haben [Herzog 1997: 33];

• Die Bundeswehr hat — auch wenn das von Ihnen nicht beabsichtigt war — ein Gutesiegel bekommen [Ruhe 1998: 12].

К аспекту «Финансы и ценные бумаги» относятся номинации финансово-денежных отношений (финансы, деньги, капиталы) и иных материальных ценностей, а также акций и ценных бумаг, в том числе ситуаций финансово-денежных расчетов, оплаты (чего-либо).

Как гласит известное изречение, деньги — кровь экономики (подробнее о «деньгах» как сфере-мишени метафорической экспансии в современном немецком языке см. в работах: [Федянина 2008, 2009, 2011 и др.]). Номинации денег и финансовых средств, капитала часто описывают как политические аспекты экономики, так и окказиональное восприятие отдельных социальных процессов. Также номинации денег и манипуляций с ними представляют черты характера человека, которые он проявляет в обращении с деньгами (например, экономность, расточительство, жадность и пр.).

Идиоматичное выражение с компонентом „die Mark“ («марка» — денежная единица ФРГ (и ГДР) до введения евро) „jede Mark [jeden Pfennig] (zweimal / dreimal) umdrehen“ имеет значение „sehr sparsam sein“ [CUGDR] («быть очень экономным, беречь каждую копейку»), которое восходит к буквальному манипулятивному действию с деньгами

(вертеть их в руках, (не) решаясь их (по)тратить):

• Fur viele der etwa 300 Schafer im Land, die schon heute jede Mark umdrehen mussen, bedeutet dies das Aus, befurchten Experten [BZ 2000];

• Daruber hinaus bin ich ein sehr praktisch denkender Mensch, der dazu erzogen wurde, die Mark zweimal umzudrehen, bevor sie ausgegeben wird [Rauen 1999].

Те же значения представлены в инвариантных выражениях с компонентом «пфенниг» (немецкая разменная монета до введения евроцентов): „jeden Pfennig (dreimal) um-drehen“ («беречь каждую копейку, быть экономным»).

Также номинация „die Mark“ присутствует в следующих идиомах:

• „keine mude Mark“ — „kein Geld, nicht einmal ein kleiner Betrag“ [CUGDR]: Die Fir-men bekommen keine mude Mark. Sie mus-sen die Jugendlichen des Ausbildungsringes aber wie jeden Lehrling in der betrieblichen Ausbildung auch ausbilden. Die Firmen inves-tieren also Zeit und ihr gesamtes Firmenmana-gement, um auszubilden. Sie zeigen hier tat-sachlich, um diesen Slogan zu benutzen: sozia-le Verantwortung [ND 1999]; Per Kopie wissen nun auch Kanzler und Vizekanzler sowie die zustandige Bundestagsabgeordneten, woran sie sind: Die „Stiftungsinitiative“ zahlt keine mude Mark, solange nicht all ihre Forderungen erfullt sind. Das ist nackte Erpressung [ND 2001];

• „eine [die] schnelle Mark verdienen“ — „(auf bequeme Weise) schnell Geld verdienen“ [CUGDR].

Образ «пфеннига» представлен также в идиомах „auf den Pfennig sehen“ / „mit dem Pfennig rechnen“ — „sehr sparsam sein“ [CUGDR].

Понятие „die kleine Munze“ («разменная монета») в очень негативном свете отражает такую ситуацию межпартийных отношений в Германии, когда политики не могут договориться друг с другом и растрачивают свои силы на мелкие проблемы и межпартийное противостояние: Es stimmt etwas nicht, wenn Unaufgeregtheit zum Vorwurf gemacht werden kann. Emporung darf weder selbstgefallig sein, noch zur kleinen Munze im politischen All-tagsgeschaft werden [Rau 2001b: 135].

Номинация «монета» присутствует также в следующих устойчивых сочетаниях:

• „etwas fur bare Munze nehmen“ — „etwas ernsthaft glauben“ [CUGDR];

• „j-m etwas in [mit] gleicher Munze heimzah-len“ — „j-m etwas auf die gleiche (uble) Weise vergelten; etwas mit [in] gleicher Munze heim-zahlen [zahlen, bezahlen]“ [CUGDR];

• „etwas in k!einer Mйnze ausgeben“ — „et-was vergeuden“ [CUGDR].

Процесс чеканки монеты, обозначаемый глаголом ,^nzen“, в переносном значении фигурирует в выражении „auf j-n / etwas ge-mйnzt sein“ — „sich auf j-n, etwas beziehen; sich gegen j-n, etwas richten“ [CUGDR].

Наименование двух денежных единиц используется в сочетании „auf He!!er und Pfennig11 („ganz genau; ohne dass von einer Summe etwas йbrig b!eibt“ [CUGDR]): Auf Heller und Pfennig wurde vor dem Stadtbezirks-gericht Mitte aufgelistet, worum Manfred die sechs Frauen bestohlen und betrogen hatte [BZ 1988].

Номинации иностранных денежных единиц, и в частности российского рубля („der Rube!“), получили в немецком языке узуальные значения. Так, в разговорном немецком языке лексема „der Rube!“ означает просто «деньги, материальные средства» (в русском языке в том же смысле используется номинация монгольской денежной единицы — «тугрика»). Также «рубль» манифестируется в устойчивом выражении „der Rube! ro!!t“ — „es wird vie! Ge!d eingenommen und ausgegeben“ [CUGDR]: Wenn der Rubel rollt ... — Wie Wahrungsbetrug durch

Umrubeln funktionierte [Spiege! 1994]; Der unermudliche Kampf macht sich endlich be-zahlt: Zwei Jahre nach seinem richtungweisen-den Erfolg vor dem Europaischen Gerichtshof am 15. Dezember 1995 rollt auch fur Jean-Marc Bosman der Rubel [Tagesspiege! 1997].

Укоренение образа рубля в немецком языке произошло, возможно, во времена ГДР, когда существовала тесная социальнополитическая и экономическая связь Восточной Германии и СССР.

Слово „die Wahrung“ («валюта») может получать разнообразные смыслы в зависимости от контекста. В одном случае оно выражает положительное отношение к той политической риторике, за которой стоят конкретные дела, но иначе воспринимается в другом контексте, в котором встречаются также иные финансовые метафоры (например, „der Tresor“ — «банковский сейф»; данное слово с неприглядной стороны представляет государственную систему бывшей ГДР):

• Wort ist Wahrung, je wahrer, desto harter

[Lafontaine 1998: 5];

• Die Archive der DDR waren der Tresor, in dem sie die Wahrung ihrer autoritaren, ja dik-tatorischen Machtausubung verschlossen hielt [Rau 2002b: 417].

Частотной является метафора „das Kapi-ta!“ («капитал»), которая выражает положительную оценку важных социально-

административных объектов, ср.: Im zu-sammenwachsenden Europa ist das ein nicht zu unterschatzendes Kapital — wir nennen es Regionen oder auch Euregios und was der-gleichen mehr ist [Herzog 1997: 8].

Больший эффект дает предикация данного понятия абстрактным явлением, что осуществляется или с помощью контекста, или путем прямой дистрибуции с прилагательным („das geistige Kapital“ — «духовный капитал»), например:

• Das „Kapital“, das dabei eingesetzt wird, sind die Umwelt und die Kultur der besuchten Lander [Rau 2002b: 514];

• Kurzum: In Baden-Wurttemberg wird seit jeher fleiRig geschafft und auch das geistige Kapital vermehrt, mit AugenmaR regiert und voller Verantwortungsbewusstsein zum Wohl des gesamten Gemeinwesens beigetragen [Rau 2002b: 263].

Также в политических речах часто манифестируются ситуации накопления капитала („ein Kapital schlagen“), в том числе политического, отсылающие к приобретению выгоды, а применительно к социальной сфере выражение «сколотить капитал» означает укрепление позиций в немецком обществе какой-либо идеологии, неких идей (как правило, экстремистских). Выражение „ein Kapi-tal (aus etwas) schlagen“ уже закрепилось в толковом словаре немецкого языка в значении „aus etwas Vorteil, Gewinn ziehen“ [DGWDS], ср.:

• aus etwas (Dat.) Kapital schlagen («нажить капитал (на чем-либо)»);

• aus allem Kapital schlagen («из всего извлекать выгоду»);

• Ich glaube, wenn wir ohne schuldhaftes Zogern verhandeln, kann der Nationalismus daraus kein Kapital schlagen [Rau 2001b: 506].

В бизнесе важным является наличие так называемого «стартового капитала» („das Startkapital“). У предпринимателей «стартовым капиталом» должны быть прежде всего «идеи» (о том, как можно развивать свое дело): Dennoch pladiere ich dafur, dass die Institutionen Konzepte erarbeiten, die gerade den jungen Unternehmern, die nur ihre pfiffige Idee als Startkapital haben, sachgerechte Un-terstutzung bieten [Rau 2002b: 461].

Слово „der Geldbeutel“ («кошелек; бумажник») в переносном употреблении метонимически представляет определенные финансовые ресурсы, о которых идет речь в контексте, как это, например, манифестируется в следующих фрагментах:

• Wir wurden das nicht nur an unserem Geldbeutel spuren [Rau 2001b: 304];

• Der Geldbeutel der Eltern darf nicht uber

die Lebenschancen in unserer Gesellschaft be-stimmen [Schroder 1999: 20];

• Genauso wenig, wie der Zugang zu ers-tklassigen Bildungsangeboten vom Geldbeutel der Eltern abhangen darf, durfen Bildungschan-cen vom Wohnort bestimmt werden [Schroder 2002: 10].

Аналогичный смысл передают лексемы „das Portmonee“ и „die Tasche“ («портмоне», «кошелек»), реализующиеся соответственно в следующих идиомах:

• „tief ins Portmonee greifen“ — „viel Geld ausgeben, einen hohen Preis bezahlen“ [CUGDR]: Die Bauexpertin der Grunen im Bundestag, Franziska Eichstadt-Bohlig, sagte: „Das Wichtigste ist, dass sich der Bund auf die Fi-nanzierung der Museumsinsel konzentriert“. Erst wenn diese Sanierung beendet sei, konne Berlin damit rechnen, dass der Bund fur den Schlossplatz „ins Portmonee greift. Das ware 2010“, so die Abgeordnete [BZ 2002];

• „[fur etwas tief] in die Tasche greifen [mus-sen]“ — „(ugs.) fur etwas viel zahlen [mussen]“ [DGWDS]: Zum Jahresbeginn mussen Biertrin-ker demnachst... tiefer in die Tasche greifen [Nordschweiz 29.03.1985: 36];

• tief(er) in die Tasche greifen mussen («быть вынужденным раскошелиться» (букв. «глубже залезть в карман»)).

Понятие «бюджет» также проецируется на сферу культуры и искусства для обозначения неких духовных ценностей немецкого общества или особых заслуг какого-либо деятеля культуры, писателя, музыканта („der geistige Haushalt“): Genau so bedeutsam ist sein Anteil am geistigen Haushalt unserer Nation: Wie schon zu den Zeiten Hartmann von Aues und Johannes Reuchlins ist Baden-Wurttemberg auch heute ein fruchtbarer Bo-den fur Dichtkunst und Gelehrsamkeit. Es ist ein „Orchesterparadies“ genannt worden, und es hat Ballettensembles, Opernhauser und Sammlungen bildender Kunst hervorgebracht, von denen etliche wahrlich Weltruf genieRen [Rau 2002b: 263].

Указание каким-либо способом (например, во внутренней форме слова) на конкретную сумму денег имеет, как правило, свою предысторию, т. е. восходит к некоторым реальным или предполагаемым событиям.

Так, номинация (с негативными коннотациями) „der Achtgroschenjunge («шпик, полицейский агент») возникла в то время, когда в качестве оплаты за свою работу данные лица получали соответствующую сумму (букв. «юноша, <работающий> за восемь грошей»): „der Achtgroschenjunge“ — (ugs. abwertend) „a) Spitzel; b) Strichjunge“ [DGWDS].

К религии восходит образ тридцати сребреников как символ измены и преда-

тельства (именно за такую сумму Иуда Искариот сообщил информацию о местонахождении Иисуса Христа). В немецком языке этот библейский сюжет запечатлен в композитах „das Judasgeld“ (букв. «деньги Иуды») и „der Judasgroschen“ и „der Judas-lohn“ (букв. «вознаграждение Иуды») со значением «плата (награда) за предательство, тридцать сребреников» [CUGDR].

У названий материальных благ, ценностей частично развиваются те же значения и оценочные характеристики, что у денежных наименований, при образной номинации нематериальных (духовных, личных и пр.) сторон жизни общества, а также реалий внутренней и внешней политики государства.

Самая важная роль в современной германской международной политике отводится развитию отношений с США: это является «бесценным богатством» („das kostbare Gut“), по мнению ведущих немецких политиков, в том числе Федерального канцлера Германии (на момент произнесения процитированной речи в 1997 г.) Гельмута Коля: Die deutsch-amerikanische Freundschaft ist ein kostbares Gut, das wir pflegen und an kom-mende Generationen weitergeben wollen [Kohl 1997: 18].

Существенная роль в международной политике отводится персональным взаимоотношениям („der eigentliche Schatz“) между политиками: So ist ein dichtes Netz von per-sonlichen Beziehungen entstanden, das, da bin ich sicher, der eigentliche Schatz des deutsch-israelischen Verhaltnisses ist und auch fur die Zukunft sein wird [Kohl 1997: 21].

Также высоко ценятся в политике личные качества партийных деятелей:

• Glaubwurdigkeit ist eines der hochsten Guter des Parlaments. Daruber sollten wir uns alle im klaren sein [Eylmann 1999];

• Es stimmt: Die Freiheit der Wissenschaft ist ein hohes und schutzenswertes Gut [Rau 2001b: 326].

Для каждого гражданина Германии личным «богатством» („der Schatz“) является образование и возможность продолжать его в течение всей жизни: Weiterbildung ist nicht bloR die Ertuchtigung derer, die sonst nicht mehr mitkommen. Weiterbildung schafft auch die Moglichkeit, von der Erfahrung der Alteren zu profitieren. Wer auf der Hohe der Zeit sein will, der muss sich diesen Schatz erhalten, und er muss lernen, damit umzugehen [Rau 2002b: 38].

Компонент „der Wert“ («стоимость, ценность, значение») представлен в идиоме „ein Muster ohne Wert“ («ненужный человек (не имеющий работы, средств к существованию, не имеющий возможности себя реализовать)»).

К рассматриваемому фрагменту экономической субсферы относится также идиома, переносный смысл которой зиждется на метонимических отношениях «действие — результат (данного) действия»: „sein Spar-schwein schlachten“ — „auf die Ersparnisse zuruckgreifen“ [CUGDR] (букв. «разбить свою свинью-копилку (копилку в виде фигурки свиньи)» в значении «взяться за (начать тратить) свои сбережения»).

Наименование „die Aktie“ («акция») в окказиональном словоупотреблении указывает на часть, долю какого-либо общего дела (в контексте — развития ЕС), которую каждый гражданин ФРГ должен выполнить для общего блага (в рамках Евросоюза): Verantwor-tung ubernimmt auf Dauer nur, wer sich auch beteiligen kann. Der Burger braucht Anteile, so etwas wie „Aktien“ an Europa, und sie lassen sich, um im Bild zu bleiben, unterhalb der Ebe-ne des Nationalstaats viel leichter erwerben [Herzog 1999: 7].

В толковом словаре немецкого языка отмечено также выражение „seine Aktien steigen / fallen“ (букв. «его акции повышаются/падают»), которое в переносном смысле имеет значение „j-s Aussichten auf Erfolg werden besser / schlimmer“ [DGWDS].

В устойчивом выражении „etwas ist die halbe Miete“ переосмысляется ситуация оплаты, получающая значение „etwas fuhrt fast zum Erflog, das Erreichen eines Ziels ist sehr nahe“ [CUGDR]. Данная идиома активно употребляется в языке СМИ, например: Gute Organisation ist die halbe Miete. Auch hier zeigt sich: Gute Arbeitsorganisation auf dem Bau ist eben die halbe Miete [BZ 2000]; In der CDU Sachsen-Anhalt, der Stoiber am Dienstag mit einem ganztagigen „Informationsbesuch“ im Landeswahlkampf helfen will, glaubt man zu-dem an den Stoiber-Effekt an sich ... „Stoiber ist gut fur die Stimmung“, heiRt es in Magdeburg, „und gute Stimmung ist schon die halbe Mie-te“ [BZ 2002].

В следующем случае это выражение получает концептуальное развитие путем окказионального достраивания метафорического образа способом когнитивно-семантической антиномии по типу «часть — целое» („die halbe Miete“ — „die ganze“): Und mehr als je-der andere weiR Bodo Hombach, dass gutes Marketing, unabhangig von der Qualitat des Produkts, die halbe Miete ist — und das rich-tige Parteibuch allemal die ganze. Den Be-weis dafur hat Hombach nun ein weiteres Mal erbracht: Ohne das richtige Parteibuch ware es ihm gewiss nicht gelungen, einem Medienkon-zern zu helfen, Unabhangigkeit und Oberpartei-lichkeit auch in Zukunft zu sichern [BZ 2002].

Подводя итог представленному обзору,

отметим, что самую значительную часть немецкоязычной экономической метафорики составляют креативные образы, в то время как узуальные и традиционные переносные значения не столь многочисленны, из чего следует однозначный вывод: концептуальное метафорическое сближение понятийных областей экономики и политики происходит на наших глазах. Вторжение экономической метафорики в область социально-политических отношений, к сожалению, может быть расценено в некоторой степени как когнитивный маркер общественно-культурного кризиса европейской (в данном случае немецкой) цивилизации, в которой уже завершился этап традиционного общества и начался период «коммерциализованного»

мышления, что немедленно отражается в том числе в языковом сознании граждан ФРГ и в ключевых образах современной германской политической культуры.

Касательно собственно лингвальных перспектив указанных общественно-политических процессов следует предполагать, что дальнейшая дискурсивная активация данного сегмента политической метафорики будет способствовать плавной узуализации наиболее актуальных и востребованных номинаций социальных реалий, даже несмотря на то что в определенных окказиональных контекстах подобные образы эксплицируются в негативных конструкциях (т. е. с выражением отрицания какого-либо существующего процесса, явления). В повседневной политической коммуникации метафорическая система находится в процессе постоянного развития и трансформации, подчиняясь в том числе и когнитивно-языковому механизму «переконцептуализации», который охватывает, как представляется, не только лексемный состав социально маркированной языковой субсистемы и соответствующие семантические течения и передвижения, но и весь строй ключевых метафорических символов данной политической культуры, вследствие чего негативно окрашенные образы через какое-то время вполне могут стать в определенных контекстах аффирма-тивными, после чего их лексикализация станет уже только вопросом публицистической моды и языкового вкуса.

Таким образом, на примере рассматриваемого фрейма «Экономика» можно наблюдать не только типические когнитивноязыковые процессы и отношения, в полной мере характерные для современной немецкой политической метафорики, но и проследить латентную связь между протекающими общественно-историческими процессами и языковыми способами их экспликации

в узуальных и креативных метафорических образах.

ПОЛИТИЧЕСКИЕ РЕЧИ

1. Clement W. Perspektiven im Osten: Investitionen, Innovationen, Infrastruktur. — Berlin : Presse- und Informationsamt der Bundesregierung, 2002.

2. Diller K. Defizit jenseits der Verfassungsgrenze // Das Parlament. 1998. № 38. 11. Sept. S. 10.

3. Eylmann H. Rede in der Berlin-Debatte. Web document 1999. URL: http://www.bundestag.de/info/ berlin/debatte/bdr_062.html.

4. Fischer J. Die EU im Aufbruch: Der Vertrag von Amsterdam // IN-Press: Sonderthema. 1998. ST 2.

5. Fischer J. Zentrale Aufgaben des deutschen Rats-vorsitzes in der EU: Rede vor dem Europaischen Parlament (am 12. Januar 1999 in StraBburg) // IN-Press: Sonderthema. 1999. ST 18. S. 10—20.

6. Herzog R. Bundesprasident der Bundesrepublik Deutschland im Zitat // IN-Press: Portrait. 1997. № 3.

7. Herzog R. Demokratische Legitimation in Europa, in den Nationalstaaten und Regionen: Letzte Europa-Rede als Bundesprasident (am 28. April 1999 an der Universitat Freiburg) // IN-Press: Sonderthema. 1999. ST 18. S. 1—9.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

8. Kohl H. Bundeskanzler der Bundesrepublik Deutschland im Zitat // IN-Press: Portrait. 1997. № 1.

9. Kohn R. Toleranz und Respekt sind unverzichtbar // Das Parlament. 1998. № 34—35. 14./21. Aug. S. 12—13.

10. Lafontaine O. Eine Serie von gebrochenen Ver-sprechen // Das Parlament. 1998. № 38. 11. Sept. S. 4—6.

11. Mischnick W. Rede in der Berlin-Debatte. Web document 1999. URL: http://www.bundestag.de/info/ berlin/debatte/bdr_026.html.

12. Rau J. Reden und Interviews. — Berlin : Presse-und Informationsamt der Bundesregierung, 2000. Bd. 1.1.

13. Rau J. Reden und Interviews. — Berlin : Presse-

und Informationsamt der Bundesregierung, 2001a.

Bd. 2.1.

14. Rau J. Reden und Interviews. — Berlin : Presse-

und Informationsamt der Bundesregierung, 2001b.

Bd. 2.2.

15. Rau J. Reden und Interviews. — Berlin : Presse-

und Informationsamt der Bundesregierung, 2002a.

Bd. 3.1.

16. Rau J. Reden und Interviews. — Berlin : Presse-

und Informationsamt der Bundesregierung, 2002b.

Bd. 3.2.

17. Rauen P. H. Rede in der Berlin-Debatte. Web document 1999. URL: http://www.bundestag.de/info/ berlin/debatte/bdr_047.html.

18. Scharping R. Rede auf der 38. Konferenz fur Sicherheitspolitik (Munchen, den 3. Febr. 2002) // Bulletin 1996—2002 / CD-ROM-Version PC/MAC / hrsg. vom Presse- und Informationsamt der Bundesregie-rung. — Berlin, 2003. № 2002-06-3.

19. Schroder G. Weil wir Deutschlands Kraft vertrau-en: Die Regierungserklarung von Bundeskanzler vor dem Deutschen Bundestag (Bonn, den 10. Nov. 1998). — Bonn : Presse- und Informationsamt der Bundesre-gierung, 1999.

20. Schroder G. Gerechtigkeit im Zeitalter der Globa-lisierung: Die Regierungserklarung von Bundeskanzler vor dem Deutschen Bundestag (Berlin, den 29. Okt.

2002). — Berlin : Presse- und Informationsamt der Bundesregierung, 2002.

21. Schroder G. Mut zum Frieden und Mut zur Veran-derung: Die Regierungserklarung von Bundeskanzler vor dem Deutschen Bundestag (Berlin, den 14. Marz

2003). — Berlin : Presse- und Informationsamt der Bundesregierung, 2003a.

22. Schroder G. Rede beim World Economic Forum (New York, den 1. Februar 2002) // Bulletin 1996— 2002 / CD-ROM-Version PC/MAC / hrsg. vom Presse-und Informationsamt der Bundesregierung. — Berlin, 2003b. № 2002-06-1.

23. Schroder G. Rede auf dem Standort-Kongress der Deutschen Industrie- und Handelskammer (Berlin, den

4. Februar 2002) // Bulletin 1996—2002 / CD-ROM-Version PC/MAC / hrsg. vom Presse- und Informati-onsamt der Bundesregierung. — Berlin, 2003c. № 2002-06-2.

24. Schroder G. Rede beim Besuch der Steinkohleze-che DSK-Anthrazit (Ibbenburen, den 8. Feb. 2002) // Bulletin 1996—2002 / CD-ROM-Version PC/MAC / hrsg. vom Presse- und Informationsamt der Bundesre-gierung. — Berlin, 2003d. № 2002-08-1.

25. Schroder G. Rede bei der Teilnahme am Wirt-schaftsforum der AuBenhandelskammer Mexiko (Me-xiko City, den 11. Feb. 2002) // Bulletin 1996—2002 / CD-ROM-Version PC/MAC / hrsg. vom Presse- und Informationsamt der Bundesregierung. — Berlin, 2003e. № 2002-09-1.

26. Schroter G. Appell an die Verantwortlichen // Das Parlament. 1998. № З4—З5. 14./21. Aug. S. 1З.

27. Thierse W. Rede in der Berlin-Debatte. Web

document 1999. URL: http://www.bundestag.de/

info/berlin/debatte/bdr_002.html.

ПЕРИОДИЧЕСКИЕ ИЗДАНИЯ

28. BZ (Zeitung), Berlin (Deutschland) = BZ.

29. Nordschweiz (Zeitung). Basel (Schweiz) = Nord-schweiz.

30. Spiegel, der (das deutsche Nachrichtenmagazin). Hamburg (Deutschland) = Spiegel.

31. Tagesspiegel, der (Zeitung). Berlin (Deutschland) = Tagesspiegel.

СЛОВАРИ

32. Большая советская энциклопедия = БСЭ : в З0 т. З-е изд. — М. : Советская энциклопедия, 1969—1978.

33. Compact Universal GroBworterbuch deutsche Rechtschreibung = CUGDR / Chefred. A. Sendlin-ger. — Munchen : Compact Verl., 2007.

34. Duden, Das groBe Worterbuch der deutschen Sprache: in 10 Bd. = DGWDS / hrsg. vom Wissen-schaftlichen Rat der Dudenredaktion. З., vollig neu bearb. und erw. Aufl. — Mannheim ; Leipzig ; Wien ; Zurich : Dudenverlag, 1999.

ЛИТЕРАТУРА

35. Бородулина Н. Ю. Метафорическая репрезентация экономических понятий в семиотическом аспекте : автореф. дис. ... д-ра филол. наук. — Курск, 2009.

36. Керимов Р. Д. Артефактная метафорика в политическом дискурсе ФРГ: учеб. пособие / Кемеровский гос. ун-т. — Кемерово : Кузбассвузиздат, 2008.

37. Керимов Р. Д. Когнитивная структура техно-морфной метафорики в немецком институциональном дискурсе // Филологические науки. Вопросы теории и практики. 2013а. № 2 (20). С. 94—99.

38. Керимов Р. Д. Метафоры метасферы человека в немецкой социально-политической коммуникации : моногр. / Кемеровский гос. ун-т. — Кемерово : Офсет, 2013б.

39. Керимов Р. Д., Федянина Л. И. Социальная проекция в политической коммуникации (на примере немецких концептов ‘Geld’ и ‘Politik’) // Вестн. КемГУ. 2009. № 4 (40). С. 84—90.

40. Керимов Р. Д., Федянина Л. И. Биоморфизм в немецких концептосферах ‘Geld’ и ‘Politik’ // Культура как текст : сб. науч. ст. / отв. ред. Л. М. Борисенкова. — М. : Изд-во ИЯ РАН ; Смоленск : Изд-во СГУ, 2010а. Вып. 10. С. 78—86.

41. Керимов Р. Д., Федянина Л. И. Концептуализация «денег» и «политики» социоморфными метафорами в немецком языке // Диалог культур — культура диалога : материалы Междунар. науч.-практ. конф. (Кострома, 6—10 сент. 2010 г.) / под ред. Л. Н. Ваулиной. — Кострома ; Дармштадт ; Минск ; Могилёв ; Познань ; Ванадзор : Изд-во Костром. гос. ун-та, 2010б. С. 198—202.

42. Керимов Р. Д., Федянина Л. И. Лингвокогнитивная структура немецких социальных концептов «деньги» и «политика» // Вестн. КемГУ. 2012а. № 1 (49). С. 174—185.

43. Керимов Р. Д., Федянина Л. И. Сравнительное исследование социальных концептов (на примере немецких концептосфер «политика» и «деньги») // Вестн. КемГУ. 2012б. № 4 (52). Т. 3. С. 250—254.

44. Колотнина Е. В. Метафорическое моделирование действительности в русском и английском экономическом дискурсе : автореф. дис. ... канд. филол. наук. — Екатеринбург, 2001.

45. Матвейченков И. М. Коннотация концепта как контейнер для национальных стереотипов // Вестн. Моск. гос. обл. ун-та. 2011. № 4. С. 48—51.

46. Салатова Л. М. Метафорическое моделирование экономического кризиса 2008 года в массме-дийных дискурсах России и США : автореф. дис. ... канд. филол. наук. — Екатеринбург, 2013.

47. Томашевская К. В. Концептосфера экономики в разножанровых текстах // Проблемы современной экономики. 2006. № 1/2 (17/18). URL: http:// m-economy.ru/art.php?nArtId=999.

48. Федянина Л. И. Концепт Geld в немецкой языковой картине мира: опыт концептуального анализа: учеб. пособие / Кемер. гос. ун-т. — Кемерово : Кузбассвузиздат, 2008.

49. Федянина Л. И. Когнитивные модели представленности концепта “GELD” в немецкой лин-гвокультуре // Изменяющаяся Россия и славянский мир: новое в концептуальных исследованиях : сб. статей / отв. ред. М. В. Пименова. — Севастополь : Рибэст, 2009. С. 560—565.

50. Федянина Л. И. Деньги как объект лингвистического исследования // Когнитивная лингвистика: новые парадигмы и решения : сб. статей / отв. ред. М. В. Пименова. — М. : Изд-во ИЯ РАН, 2011. С. 550—555. (Сер. «Концептуальные исследования»; вып. 15).

51. Чудинов А. П. Россия в метафорическом зеркале: когнитивное исследование политической метафоры (1991—2000) : моногр. — Екатеринбург : Изд-во УрГПУ, 2001а.

52. Чудинов А. П. Финансовая метафора в совре-

менной политической речи // Изв. Урал. гос. пед. ун-та. Сер.: Лингвистика. — Екатеринбург, 2001 б. Вып. 7. ИКЬ: http://philology.ru/linguistics2/

chudinov-01 a.htm.

53. Чудинов А. П. Очерки по современной политической метафорологии : моногр. — Екатеринбург : Изд-во УрГПУ, 2013.

54. Jakel O. Metaphern in abstrakten Diskurs-Domanen: Eine kognitiv-linguistische Untersuchung anhand der Bereiche Geistestatigkeit, Wirtschaft und Wissenschaft. — Frankfurt am Main ; Berlin ; Bern ; New York ; Paris ; Wien : Lang, 1997.

55. Liebert W.-A. Metaphernbereiche der deutschen Alltagssprache: Kognitive Linguistik und die Perspek-tiven einer kognitiven Lexikographie. — Frankfurt am Main ; Berlin ; Bern ; New York ; Paris ; Wien : Lang, 1992.

Статью рекомендует к публикации д-р филол. наук, проф. М. Ю. Рябова

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.