Научная статья на тему 'Метафизика (власть, политика, государство, право)'

Метафизика (власть, политика, государство, право) Текст научной статьи по специальности «Философия»

CC BY
128
8
Поделиться
Журнал
Lex Russica
ВАК
Область наук
Ключевые слова
МЕТАФИЗИКА / СВЕРХГОСУДАРСТВЕННОСТЬ ПРАВА / НАДГОСУДАРСТВЕННОСТЬ ПРАВА / ДОГОСУДАРСТВЕННОСТЬ ПРАВА / СООТНОШЕНИЕ ПРАВА И ЗАКОНА / ПРАВО КАК ОСНОВАНИЕ ЗАКОНА / ПРАВО / ДАЮЩЕЕ НЕКУЮ ЖИЗНЕННУЮ СИЛУ ЗАКОНУ / ВЛАСТЬ / ПОЛИТИКА / СООТНОШЕНИЕ ВЛАСТИ И ПОЛИТИКИ / СКРЫТЫЕ АСПЕКТЫ ВЛАСТИ / СООТНОШЕНИЕ ПРИРОДЫ ЧЕЛОВЕКА И ПРОЦЕССА ОБРАЗОВАНИЯ ГОСУДАРСТВА / ПРИРОДА ЧЕЛОВЕКА И ФОРМА ГОСУДАРСТВЕННОГО ПРАВЛЕНИЯ / METAPHYSICS / SUPER-STATE CHARACTER OF LAW / SUPRA-STATE CHARACTER OF LAW / LAW BEFORE STATE / CORRELATION OF LAW AND THE LAW / LAW AS FUNDAMENTAL BASIS FOR THE LAW / CORRELATION OF POWER AND POLITICS / HIDDEN ASPECTS OF LIFE / CORRELATION OF HUMAN NATURE AND THE PROCESS OF STATE FORMATION / NATURE OF A HUMAN BEING AND FORM OF STATE GOVERNMENT

Аннотация научной статьи по философии, автор научной работы — Завьялов Юрий Степанович

В очерке определяется место метафизики в общем процессе познания. Метафизика противопоставляется теологии, и она в основном обращена к разуму. Очерчиваются некоторые границы ее в связи с анализом таких социально-политических явлений, как государство, власть, политика, закон, право. Дано общее определение политики, названы субъекты политики, а государство представлено как главный объект воздействия со стороны политических субъектов (наций, классов, социальных слоев, политических партий и иных страт общества). Особо выделен получивший распространение в научной литературе вопрос о соотношении права и закона, и право рассматривается как основание закона. Оспаривается тезис о сверхгосударственном и надгосударственном характере права. Нет достаточных оснований ставить вопрос о догосударственном возникновении и существовании права. Вся социальная эволюция не предоставляет для этого аргументов. Особо подчеркивается, что даже при высоком уровне абстракции и метафизическом подходе не следует забывать о главной фигуре общества человеке. Существующее в условиях современной цивилизации социальное расслоение, техническое разделение (дробление) труда, распространение электронных средств на многие сферы жизни общества ведет к легитимации социальных различий и, как следствие, к распределению власти. Здесь то и уместна постановка вопроса о положении человека в различных социальных отношениях и связях. Как человек должен поступить в том или ином случае, не могут ответить ни науки, ни искусство, ни метафизика. Ответить может только право и этическая аргументация.

Похожие темы научных работ по философии , автор научной работы — Завьялов Юрий Степанович,

METAPHYSICS: POWER, POLITICS, STATE AND LAW

The article establishes the role of metaphysics in the general cognition process. The metaphysics is opposed to theology, and it is addressing the mind. The author draws some of its outlines in connection with the analysis of a number of social and political matters, such as politics, power, law and the law. The author provides a general definition of politics, naming the subjects of politics, and the state is presented as the main object of influence of political subjects (nations, classes, social strata, political parties and other strata of the society). The author pays special attention to an issue of correlation of law and the law, where right is a foundation of law. The author challenges the thesis on supra-national and super-national character of law. There are no sufficient grounds for considering that law appeared and existed before there was a state. The entire social evolution does not present arguments for it. The author especially points out that even with a high level of abstraction and metaphysical approach, one should not forget the main figure of the society, which is a person. The existing social differentiation, differentiation in the sphere of labor, spread of electronic means throughout various spheres of social life at the current stage of development of modern civilization legitimize the social differences and arrange for the distribution of power. That is why it is reasonable to pose a question on the place of a human being within various social relations and ties. Sciences, arts or metaphysics provide no answer on how a person should act in various social situations. Only law and ethical arguments may provide answers to these questions.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Метафизика (власть, политика, государство, право)»

Ю.С. ЗАВЬЯЛОВ

да ШЗЗЩ

Ю.С. Завьялов*

МЕТАФИЗИКА

(ВЛАСТЬ, ПОЛИТИКА, ГОСУДАРСТВО, ПРАВО)

Аннотация. В очерке определяется место метафизики в общем процессе познания. Метафизика противопоставляется теологии, и она в основном обращена к разуму. Очерчиваются некоторые границы ее в связи с анализом таких социально-политических явлений, как государство, власть, политика, закон, право. Дано общее определение политики, названы субъекты политики, а государство представлено как главный объект воздействия со стороны политических субъектов (наций, классов, социальных слоев, политических партий и иных страт общества). Особо выделен получивший распространение в научной литературе вопрос о соотношении права и закона, и право рассматривается как основание закона. Оспаривается тезис о сверхгосударственном и надгосударственном характере права. Нет достаточных оснований ставить вопрос о догосударственном возникновении и существовании права. Вся социальная эволюция не предоставляет для этого аргументов. Особо подчеркивается, что даже при высоком уровне абстракции и метафизическом подходе не следует забывать о главной фигуре общества — человеке. Существующее в условиях современной цивилизации социальное расслоение, техническое разделение (дробление) труда, распространение электронных средств на многие сферы жизни общества ведет к легитимации социальных различий и, как следствие, к распределению власти. Здесь то и уместна постановка вопроса о положении человека в различных социальных отношениях и связях. Как человек должен поступить в том или ином случае, не могут ответить ни науки, ни искусство, ни метафизика. Ответить может только право и этическая аргументация.

Ключевые слова: метафизика, сверхгосударственность права, надгосударствен-ность права, догосударственность права, соотношение права и закона, право как основание закона, право, дающее некую жизненную силу закону, власть, политика, соотношение власти и политики, скрытые аспекты власти, соотношение природы человека и процесса образования государства, природа человека и форма государственного правления.

Лауреат Нобелевской премии поэт И. Бродский как-то заметил, что на свете есть только две вещи, о которых стоит говорить, — это метафизика и сплетни. Сплетни отбросим, а о метафизике поговорим. Человек является единственным познающим субъектом в природе, и сам процесс познания весьма сложен, извилист и подчас загадочен. Картина мира, которой мы располагаем к настоящему времени, может быть представлена итогом, условно говоря, двух факторов:

1) научных исследований, давших точное знание, сформировавших самое науку;

2) различных традиций, религиозных догм (теология), философских, этических, политико-правовых концепций.

Все точное знание принадлежит науке. Все догмы, которые стоят «выше» достоверного знания, принадлежат религии. Теология состоит из спекуляций по поводу предметов, относительно которых точное знание оказалось до сих пор недостижимым, и обращена к авторитету традиций или откровения, к вере в них. Но есть вопросы, которые не имеют однозначных ответов и не относятся к ряду религиозных догм, и тогда на помощь приходит метафизика. Она, скорее всего, в отличии от теологии, взывает к человеческому разуму. Метафизика — специфический способ мышления. Она была порождена детским возрастом знаний человека об окружающем его мире, а сейчас поддерживается ус-

© Завьялов Ю.С., 2015

* Завьялов Юрий Степанович — кандидат юридических наук, профессор кафедры теории государства и права Московского государственного юридического университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА). [79165502883@ya.ru]

123995, Россия, г. Москва, ул. Садовая-Кудринская, д. 9.

ложненностью современных социальных отношений и неисчерпаемостью Вселенной. Наука свидетельствует, что мы способны познавать и что познание наше ограниченно. И если мы забудем, как много лежит за этими границами, то утратим восприимчивость ко многим очень важным вещам. Метафизика постоянно сопровождала науку и по настоящее время играет важную роль в постановке и освещении целого ряда финальных и запредельных проблем в вопросах власти, политики, государства и права. В античную эпоху Платон полагает, что в полисе должны править мудрые. Вряд ли есть возражения против этого. Но что такое «мудрость», кто является ее носителем и кто или что и как их выявляет — остается без убедительного ответа. Аристотель ставит вопрос о соотношении права и справедливости, а справедливость рассматривается как воздаяние по достоинству, и тогда возникает затруднение при определении, что такое достоинство? Фома Аквинский говорит о «вечном законе», Н. Макиавелли о соотношение средства и целей, Т. Гоббс, Дж. Локк, Ж.-Ж. Руссо о природе человека, которая для каждого из них выглядит по-разному. Марксов постулат о соответствии производственных отношений уровню развития производительных сил тоже метафизичен. Чем и как измерить и определить это соответствие? «Кантов-ский категорический императив», «гегелевская абсолютная идея» — метафизичны. Загадочен источник самодвижения «гегелевской абсолютной идеи». Даже использование данных физики и астрономии не избавило Р. Декарта, Б. Спинозу, В. Лейбница от метафизики. В XX в. одним из примеров использования метафизики является нормативизм Г. Кельзена. Grund normen разве не метафизична? Весь этот беглый экскурс призван показать некоторую плодотворность метафизики. Передо мной лежат семь монографий, принадлежащих одному автору — И.А. Исаеву, профессору, доктору юридических наук, заведующему кафедрой истории государства и права МГЮУ (МГЮА) им. О.Е. Кутафина. Перечислю их:

1) Метафизика власти и закона (М.: Юрист, 1998);

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

2) Politica Hermetica. Скрытые аспекты власти (М.: Юристъ, 2002);

3) Власть и закон. В контексте иррационального (М.: Юристъ, 2006);

4) Солидарность как воображаемая политико-правовые состояние (М.: Проспект, 2009);

5) Идея порядка в консервативной ретроспективе (М.: Проспект, 2011);

6) Теневая сторона закона. Иррациональное в праве (М.: Проспект, 2012);

7) Нормативность и авторитарность. Пересечение идей (М.: Норма: Инфра-М, 2014).

В общей сложности 129 п.л. Впечатляет, не правда ли? Я не ставлю перед собой задачу дать

обстоятельный анализ всех названных монографий по всем содержащимся в них проблемам. Главная цель, которую я преследую, — привлечь внимание вдумчивого и пытливого читателя к названым книгам, к содержащейся в них проблематике. Книги не всегда легко читаются, но кто сказал, что легкость чтения и восприятия единственные и непреходящие достоинства научных монографий? Каждый, кто возьмет на себя труд ознакомиться с этими книгами, извлечет из них много поучительного, обогатит себя новыми знаниями и идеями, и следовательно, будет тем самым вознагражден.

Выделю некоторые аспекты, которые, по моему мнению, могут представлять интерес для читателя, они касаются вопросов власти, закона, права, государства, политики.

Хрестоматийно политика определяется как отношения между большими группами людей по поводу собственных интересов, и в этом отношении центральное место занимает государственная власть, ибо она в конечном счете выступает главным средством обеспечения и защиты интересов различных субъектов. Но при такой трактовке политики мы оставляем без внимания политическое мышление. И.А. Исаев уподобляет политическое мышление магическому: «чаще всего стремится к переменам; даже сохраняя, консервируя существующее положение вещей, политика вынуждена осуществлять иную по видимости активную деятельность, она по определению активна: даже затаившись и не двигаясь, политик действует. В этом отношении политика и магия весьма схожи, и эта аналогия может быть продолжена. Магические обряды весьма созидательны и направлены на достижение конкретного результата, систематизирующие идеи и теория для магии только вторичны: и здесь параллель с цинизмом политика вполне очевидна — в любых случаях правовые нормы, технические приемы и этико-религиозное оформление остаются только внешними формами, не меняющими сущности волевого прорыва направленного к достижению цели»1.

Весьма интересны и может быть поучительны суждения о механизме власти, ее целях и задачах. Ради этого профессор И.А. Исаев рассматривает различные конструкции общественного договора, содержащиеся в работах Г. Гроция, Т. Гоббса, Дж. Локка и Ж-Ж Руссо2. Хотя И.А. Исаев ссылается на работы названных мыслителей, сами постулаты и выводы автора не всегда совпадают с тем, что вытекает из трудов поименованных мыслителей. Но, может быть, на то и существует метафизика. Она проявля-

1 Исаев И.А. Власть и закон в контексте иррационального. М.: Юристъ, 2006. С. 150.

2 Исаев И.А. Идея порядка в консервативной ретроспективе. М.: Проспект, 2011. С. 236-244.

№ 4 (Том CI) АПРЕЛЬ 2015

Ю.С. ЗАВЬЯЛОВ

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

да

ется в том, что, подвергая анализу различные идеи, автор не выясняет фактор их детерминации (если таковой даже и существует). Он пишет: «Если Гоббс сводил весь процесс образования государства преимущественно к соглашению о подчинении, то Руссо, напротив, сводил его к общественному договору, которым легитимируется власть: никакая власть как производная от своего источника не может выйти за пределы своего фактического основания и своей привычной основы. Поэтому любое правление, независимо от его формы, это — всегда только делегированная ему власть, которая никоим образом не может нарушить или ограничить суверенитет "народа", являющегося наиболее "адекватным" выражением и единственным носителем "общей воли": сама власть будет легитимной только в той мере, в какой она произошла от "народа"»3.

В переделах избранного И.А. Исаевым горизонта, суженого самим автором или доведенного до метафизического предела, его суждения во многом оригинальны и интересны. Он свободен от некоторых устоявшихся шаблонов в профессиональной среде, от покорности некоторым схемам, распространенность которых не является еще гарантией их истинности. Показательно в этом отношении следующее утверждение. «Право как таковое исторически догосудар-ственно и метафизически сверхгосударственно и только благодаря своей автономии и независимости оно и может дать государственной жизни некоторые неколебимые основания»4.

Но, оказавшись во власти метафизики, полагая, что право исторически догосударственно, автор совершенно игнорирует бренную жизнь, а без нее ну никуда. Почему в Англии XVII в., по Т. Гоббсу, человек характеризуется в качестве своекорыстного, злобного, стяжательного, завистливого существа, стремящегося к господству над другими, а по Дж. Локку, в естественном состоянии почти что пастораль. А по Ж.-Ж. Руссо, в естественном состоянии полная пастораль. Более того, мыслитель полагает, что представления о том, что такое зло и добро и различия между ними могли сформироваться только в обществе. Почему, по Гоббсу, носителем суверенитета выступает одно лицо, по Руссо, — народ, а по Локку, — промежуточный вариант. Вне поля зрения автора упомянутых книг осталась и идея «общей воли» Ж.-Ж. Руссо, которая, по мнению мыслителя, должна быть положена в основу законов, действующих в обществе. В отечествен-

3 Исаев И.А. Идея порядка в консервативной ретроспективе. С. 241. При этом автор берет себе в единомышленники Э. Кассирера (См.: Кассирер Э. Кассирер Э. Философия просвещения. М.; СПб.: Центр Гуманитарных Инициатив, 2013. С. 289-290).

4 Там же. С. 238.

ной учебной и научной литературе до сих пор нет однозначного (хотя это и трудно сделать) и убедительного объяснения этого феномена в творчестве Ж.-Ж. Руссо. Поставим несколько вопросов в этой связи:

1) Что такое «общая воля»?

2) Кто — лицо, коллективный субъект — «определяет общую волю»?

3) Возможна ли вообще «общая воля»?

Автор оставляет без внимания весьма важный и интересный вопрос о различных характеристиках природных качеств человека, например, у Гоббса, Локка, Руссо. Когда природа напихала в человека все то, что, по Гоббсу, он оказался носителем всех библейских пороков, а по Ж.-Ж. Руссо, человек в естественном состоянии прямо-таки ходячая добродетель?

При анализе и характеристике естественных прав зачастую ограничиваются тем, что провозглашают их соответствие природе и разуму человека. Но вопрос, почему природа, по Гоббсу, наделила человека пороками, а по Руссо, добродетелями, остается за скобками. «В XVIII в. атеизм философов ликвидировал понятие Бога, но не идею о том, что сущность предшествует существованию. Эту идею мы встречаем повсюду: у Дидро, Вольтера и даже у Канта. Человек обладает некой человеческой природой. Эта человеческая природа, являющаяся человеческим понятием, имеется у всех людей. А это означает, что каждый отдельный человек — лишь частный случай общего понятия "человека". У Канта из этой всеобщности вытекает, что и жители лесов — естественный человек и буржуа подводится под одно определение, обладают одними и теми же основными качествами. Следовательно, и здесь сущность человека предшествует его историческому существованию, которое мы находим в природе. Атеистический экзистенциализм более последователен. Он учит, что если даже бога нет, то есть по крайней мере одно бытие, у которого существование предшествует сущности, бытие, которое существует прежде, чем его можно определить каким-либо понятием, а этим бытием является человек или по Хайдег-геру, человеческая реальность. Что это означает: "существование предшествует сущности"? Это означает, что человек сначала существует, встречается, появляется в мире, а только потом он определяется»5. Таким образом, то, что для философов XVII в. представлялось тайной человеческой природы, в XVIII в. открылось человеческому разуму. «Сфера обращения или обмена товаров, в рамках которой осуществляется купля и продажа рабочей силы, есть настоящий Эдем прирожденных прав человека. Здесь господствует только свобода, равенство, собственность

См.: Сумерки богов. М.: Политиздат, 1990. С. 319-345.

и Бентам. Свобода! Ибо покупатель и продавец товара, например, рабочей силы, подчиняется лишь велениям своей свободной воли. Они вступают в договор как свободные, юридически, равноправные лица. Договор есть тот конечный результат, в котором их воля находит общее юридическое выражение. Равенство! Ибо они относятся к друг другу лишь как товаровладельцы и обменивают эквивалент на эквивалент. Собственность! Ибо каждый из них располагает лишь тем, что ему принадлежит. Бентам! Ибо каждый заботится только о себе самом. Единственная сила, связывающая их вместе, это — стремление каждого к своей собственной выгоде, своекорыстие, личный интерес. Но именно потому, что каждый заботится только о себе и никто не заботится о другом, все они в силу предустановленной гармонии вещей или благодаря всехитрейшему провидению осуществляют лишь дело взаимной выгоды, общей пользы, общего интереса»6. Теперь коснемся метафизической формулы: «Право как таковое исторически догосударственно и метафизически сверхгосударственно, и только благодаря своей автономии и независимости, оно и может дать государственной жизни некоторые неколебимые основания»7. Возникает несколько вопросов. 1) Что такое «право как таковое»? Допустим, что такое право есть. Философски это свобода и равенство, может быть, еще собственность. Одновременно возможна постановка вопроса о праве «как не таковом». Скорее всего, это «Lex» — право в юридическом смысле как результат сознательной деятельности людей, государства. Но вот как понять, что «право как таковое исторически догосударственно и метафизически сверхгосударственно?» Весьма непросто. По моему мнению, о праве в любом смысле и о «как таковом», и как о «Lex» можно говорить в аспекте истории социальной эволюции и только применительно к обществу, организованному в государство, социально неоднородному, в котором существует социальное неравенство. Даже в родовой общине не было права. Существовавшие там регуляторы в современной науке получили название мононорм, их еще можно назвать функциями. Для дикаря не было различий в том, чем являлась для него охота — правом или обязанностью. Это либо функция, либо мононорма. Абстрактно логически можно выстроить схему, по которой метафизически право предшествует государству. Например, гегелевские рассуждения в рамках «Объективного духа». Но и в данном случае речь идет о выяснении некоторого соотношения между правом и государством и уж никак не о «сверхгосударственном» положе-

6 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 23. С. 187.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

7 Исаев И.А. Идея порядка в консервативной ретроспек-

тиве. С. 238.

нии права. Но согласимся с И.А. Исаеевым, что, благодаря своей автономии, право «может дать государственной жизни некоторые неколебимые основания».

При написании этого небольшого очерка меня не покидала мысль, что во всех перечисленных книгах И.А. Исаева не хватает чего-то очень важного. И этим самым, с моей точки зрения, является отсутствие в анализируемом материале того самого субъекта, ради которого все этого написано — человека. Грешит этим монография «Власть и закон в контексте иррационального». Книга состоит из 8 глав и насчитывает 57 параграфов. И нет ни одного, в котором рассматривалось бы соотношение человека и власти, их взаимодействие. Создается впечатление, что власть и закон существуют в каком-то вакууме и функционируют сами по себе. Выскажу некоторые суждения на этот счет. Общество, в котором каждый занят в основном тем же, что и другие, является примитивным. Там же, где существует разделение труда, наряду с причинами, ведущими к этому, возникает потребность в координации различных видов деятельности и тем самым в сосредоточении ответственности, связанной с принятием решений и их воплощением в жизнь. Возникшее общественное расслоение, в свою очередь, ведет к потребности в легитимации социальных различий в отношении как трудовой деятельности, так и распределении власти. При этом увеличивается степень господства над природой и возникает вопрос о значении общественно необходимой дисциплины. Здесь-то и уместна постановка вопроса о месте человека в различных социальных отношениях и связях. Как человек должен поступить в том или ином случае, не могут ответить ни наука, ни искусство. Отвечать может только право и этическая аргументация. Со времен Ренессанса человек стал познающим субъектом и превратился в точку отсчета. Просвещенный субъект противостоит невежеству и предрассудкам. Прогресс — это развитие науки и просвещения, увеличение технологического господства над природой и улучшение материального благосостояния людей. Независимо действующий и познающий субъект, наука и просвещение, прогресс и разум — вот ключевые представления, которые характеризуют Новое время и современную цивилизацию. В наши дни произошло ускорение темпов специализации и технического развития. Стали более сложными и проблематичными социальная интеграция и политическое управление. Значительно выросли мобильность и ролевой репертуар каждого индивида. Одновременно повысился контроль над обществом. Нынешние времена характеризуются большой свободой выбора работы и досуга и более централизованной властью, краткосрочными интересами и

№ 4 (Том CI) АПРЕЛЬ 2015

Ю.С. ЗАВЬЯЛОВ

отсутствием очертаний долгосрочной перспективы. При чтении монографии И.А. Исаеева напрашивается еще одно весьма важное общее замечание. Как бы искренне И.А. Исаеев не относился к метафизике, независимо от его собственного желания и даже против его собственного желания, внеисторическое рассмотрение поставленных в монографии вопросов приводит к неоправданному возвышению ее. Таковы мои фрагментарные

Библиография:

заметки, далеко не исчерпывающие всю россыпь идей, содержащихся в упомянутых монографиях. В небольшом очерке трудно все их перечислить и оценить. Задача моя сводилась к тому, чтобы привлечь внимание интересующихся вопросами власти, политики, государства и права, составляющими важную часть творчества профессора И.А. Исаева, к их весьма неординарной трактовке в его работах.

Материал поступил в редакцию 22 ноября 2014 г.

Исаев И.А. Власть и закон в контексте иррационального. — М.: Юристъ, 2006. — 478 с. Исаев И.А. Идея порядка в консервативной ретроспективе. — М.: Проспект, 2011. — 400 с. Кассирер Э. Философия просвещения. — М.; СПб.: Центр Гуманитарных Инициатив, 2013. — 400 с. Сумерки богов. — М.: Политиздат, 1990. — 398 с.

METAPHYSICS: POWER, POLITICS, STATE AND LAW

Zavyalov, Yuri Stepanovich — PhD in Law, Professor of the Department of Theory and History of State and

Law of the Kutafin Moscow State Law University.

[79165502883@ya.ru]

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

123995, Russia, Moskva, ul. Sadovaya-Kudrinskaya, 9.

Review. The article establishes the role of metaphysics in the general cognition process. The metaphysics is opposed to theology, and it is addressing the mind. The author draws some of its outlines in connection with the analysis of a number of social and political matters, such as politics, power, law and the law. The author provides a general definition of politics, naming the subjects of politics, and the state is presented as the main object of influence of political subjects (nations, classes, social strata, political parties and other strata of the society). The author pays special attention to an issue of correlation of law and the law, where right is a foundation of law. The author challenges the thesis on supra-national and super-national character of law. There are no sufficient grounds for considering that law appeared and existed before there was a state. The entire social evolution does not present arguments for it. The author especially points out that even with a high level of abstraction and metaphysical approach, one should not forget the main figure of the society, which is a person. The existing social differentiation, differentiation in the sphere of labor, spread of electronic means throughout various spheres of social life at the current stage of development of modern civilization legitimize the social differences and arrange for the distribution of power. That is why it is reasonable to pose a question on the place of a human being within various social relations and ties. Sciences, arts or metaphysics provide no answer on how a person should act in various social situations. Only law and ethical arguments may provide answers to these questions. Keywords: metaphysics, super-state character of law, supra-state character of law, law before state, correlation of law and the law, law as fundamental basis for the law, correlation of power and politics, hidden aspects of life, correlation of human nature and the process of state formation, nature of a human being and form of state government.

Bibliography:

1. Isaev, I.A. Power and law within the context of the irrational matters. — M.: Jurist, 2006. — 478 p.

2. Isaev, I.A. Idea of order in a conservative retrospective. — M.: Prospekt, 2011. — 400 p.

3. Cassirer, G. Enlightenment philosophy. — M.; SPb.: Centr Gumanitarnyh Iniciativ, 2013. — 400 p.

4. Twilight of the Gods. — M.: Politizdat, 1990. — 398 p.