Научная статья на тему 'Место языка СМИ в литературном языке. Перспективы развития'

Место языка СМИ в литературном языке. Перспективы развития Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
1646
260
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Место языка СМИ в литературном языке. Перспективы развития»



МЕСТО ЯЗЫКА СМИ В ЛИТЕРАТУРНОМ ЯЗЫКЕ.

ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ

Григорий Яковлевич Солганик

Доктор филологических наук, профессор, заведующий кафедрой стилистики факультета журналистики МГУ им. М. В. Ломоносова

Язык СМИ, массовой коммуникации (МК) изучается не без успеха прежде всего с точки зрения его специфики. Однако не меньший интерес представляет и другой аспект, тесно связанный с первым, но исследованный гораздо слабее: какое место занимает язык СМИ в составе национального литературного языка? Как функционирование СМИ отражается на качестве языка? Что привносит журналистика в язык? Как изменяется литературный язык под действием СМИ?

Все эти вопросы весьма существенны и требуют расширения рамок анализа. Влияние МК на язык не имеет прямолинейного и одностороннего характера. Взаимодействие этих явлений происходит на фоне и при участии общих процессов, совершающихся в русском языке. Важно поэтому выявить эти процессы, очертить, хотя бы кратко, современную языковую ситуацию.

Наиболее важный факт, определяющий главные особенности современного языкового состояния — функционально-стилевое расслоение литературного языка. Это хорошо известно. Функциональные стили выделены и подробно описаны. Однако сам факт функционально-стилевого расслоения не получил еще глубокого осмысления в плане развития и судеб литературного языка в целом, в аспекте направления и перспектив его эволюции. С этой точки зрения функционально-стилевое расслоение — один из главных, глубинных процессов, определяющих и состояние современного русского языка, его структуру, и многие его особенности.

Если с именем А. С. Пушкина связано справедливое мнение о синтезе разнородных по стилевой природе средств в рамках единого наци-

онального языка, то применительно к современному периоду можно говорить о процессе иной (если не противоположной) направленности. Современный русский литературный язык реально существует и развивается как система функциональных стилей, стремящихся к относительной замкнутости, к созданию собственных, отвечающих внутренним и внешним задачам данной сферы общения средств выражения. И это естественный и логичный поворот в развитии литературного языка, предсказанный еще А. С. Пушкиным: «...Просвещение века требует важных предметов размышления для пищи умов, которые уже не могут довольствоваться блестящими играми воображения и гармонии, но ученость, политика и философия еще по-русски не изъяснялись — метафизического языка у нас вовсе не существует; проза наша так еще мало обработана, что даже в простой переписке мы принуждены создавать обороты слов для изъяснения понятий самых обыкновенных; и леность наша охотнее выражается на языке чужом, коего механические формы уже давно готовы и всем известны»1.

Синтез языковых средств, осуществленный А. С. Пушкиным, касался прежде всего языка художественной литературы и предполагал распространение принципов этой языковой реформы на другие сферы общения. Однако этот процесс заключал в себе не только синтезирующее, но и дифференцирующее начало. Необходимость создания систем средств выражения для языка науки, официально-деловой речи и других сфер общения объединяла задачи синтеза и дифференциации. Пушкинская реформа, разрушившая жан-рово-стилистическую закрепленность языковых средств и объединившая их в пределах единых контекстов, предполагала в то же время последующую их дифференциацию на иных принципах, гораздо более прогрессивных и продуктивных, значительно расширивших понятие литературного языка, увеличивших возможности его семантического и экспрессивного варьирования. Таким образом, функционально-стилевое расслоение литературного языка — это прямое следствие его синтеза, это единственно возможное углубление и развитие языка, ведущее к экспрессивно-сти-

листическому обогащению его единиц, к приобретению ими полифункциональности.

С одной стороны, функционально-стилевое расслоение приводит к созданию относительно замкнутых систем средств выражения — своеобразных вариантов в рамках единого литературного языка, обладающих общей функционально-стилевой окраской и выступающих в качестве важнейшей языковой реальности нашего времени. С другой стороны, функционально-стилевое расслоение — это и развитие самого литературного языка, идущее вширь и вглубь, развитие всех его сфер, определяемое общественными потребностями, усложнением социальной жизни, новыми задачами общества.

Функциональные стили — это форма реального существования литературного языка, что значительно усложняет картину функционирования и развития современного литературного языка. Литературный язык сегодня — это и газеты, и журналы, и художественная литература, и публичная речь, и телевидение, и радио. Но в каждом из этих случаев литературный язык имеет своеобразные качества. Функциональные стили радикально изменили языковую ситуацию.

В XIX веке основной стилистической оппозицией в рамках литературного языка было противопоставление «книжное — разговорное». А. С. Пушкин писал: «Может ли письменный язык быть совершенно подобным разговорному? Нет, так же, как разговорный язык никогда не может быть совершенно подобным письменному». «Письменный язык оживляется поминутно выражениями, рождающимися в разговоре, но не должен отрекаться от приобретенного им в течение веков. Писать единственно языком разговорным — значит не знать языка»2.

В наши дни ситуация резко меняется. В качестве сопоставленных, а нередко и противопоставленных оказываются все функциональные стили. В качестве членов стилистической оппозиции могут выступать характерные элементы любых двух стилей, ибо каждый функциональный стиль осознается как самостоятельная стилистическая реальность. И это значительно усложняет картину современного языкового функциониро-

вания и развития, делает литературный язык полифункциональным и полифоничным, имеющим как бы несколько стилистических регистров.

Существование развитых функциональных стилей не может не вести к их взаимодействию. Об активности этого процесса свидетельствует появление таких видов литературы, как научно-художественная, художественно-публицистическая и др.

Таким образом, два важнейших процесса определяют статус современного русского литературного языка: с одной стороны, функционально-стилевое расслоение, дифференциация литературного языка, формирование относительно замкнутых средств выражения, с другой стороны, противоположно направленный процесс взаимодействия функциональных стилей, выражающийся в создании новых стилистических объединений (видов литературы и жанров) или в регулярном использовании единиц того или иного стиля в качестве маркированных в рамках другого стиля. Оба процесса взаимосвязаны и определяют характер функционирования и развития современного литературного языка. При этом если функционально-стилевое расслоение полностью принадлежит настоящему, то процессы синтеза, имея своим истоком современное состояние языка, только начинают развиваться. Взаимодействие функциональных стилей, принципиально неограниченное, открывает широкие возможности в области композиционно-речевого, стилистического творчества: появление новых, гибридных видов и жанров литературы. Однако результаты этих процессов в большей мере относятся к будущему, чем к настоящему.

Новая языковая ситуация качественно меняет наши представления о литературном языке. В условиях функционально-стилевого расслоения каждый функциональный стиль манифестирует литературный язык. В каждом из них с большей или меньшей рельефностью обнаруживаются те или иные черты литературного языка, полностью и во всем объеме раскрывающиеся в системе функциональных стилей. Однако языковое сознание общества нуждается, по-видимому, в наглядной модели литературного языка, осуществляющей

единство в многообразии на основе одного какого-либо стиля, выступающего в качестве своеобразного идеального представителя всего литературного языка. Многостильность в той или иной степени ослабляет представление о единстве литературного языка, поэтому в каждый из периодов развития общество нуждается в силе, которая моделировала бы, представляла бы литературный язык в его целостности и единстве. Это связано со многими экстралингвистическими факторами, их сложным взаимодействием. Однако большую роль играют и качества самого стиля.

С точки зрения соотношения с действительностью функциональные стили неравноценны. Они по-разному членят внеязыковую действительность. Одни стили, такие, как научный, официально-деловой, охватывают хотя и широкую, но все же однородную зону экстралингвистической действительности. Их можно назвать моно- или узкотематичными. Другие функциональные стили — язык художественной литературы, газетно-публицистический, разговорная речь (при широком ее понимании) — имеют универсальный характер, соотносятся со всем экстралингвистическим континуумом. Их можно назвать политематичными. Диапазон их тематического варьирования практически неисчерпаем и неограничен. И естественно, что на роль представителя литературного языка реально может претендовать лишь один из политематичных стилей. История литературного языка подтверждает это положение.

Если ранее, в XIX веке, понятие литературного языка ассоциировалось прежде всего с языком художественной литературы, то в наше время в качестве авторитетного и полноправного представителя литературного языка выступает газетно-публицистический стиль, шире — язык журналистики, массовой коммуникации. Актуальность МК определяется во многом глубоким общественным интересом к ее содержанию.

Это объединяющее начало, заложенное в СМИ, дало основание акад. Н. И. Конраду назвать язык СМИ «общим языком данной нации»: «В наши дни „общим языком" можно считать то, что именуется языком массовой коммуникации...

В сфере массовой социальной и культурной коммуникации в настоящее время несомненно формируются новые черты языковой системы; и прежде всего — в области семантической: в составе понятий и их связи»3. Наиболее важной функцией средств МК, по мнению Н. И. Конрада, является поддержание единства общества путем сохранения стандартных, усредненных значений имен в нем. Это важное предназначение языка МК укрепляется и ролью, местом его в системе стилей русского литературного языка.

Язык СМИ активно взаимодействует со всеми стилями литературного языка — как с книжно-письменными, так и с разговорной речью. И это объясняется особым, срединным, центральным положением языка СМИ в системе литературного языка. Язык МК близок ко всем книжно-письменным стилям языка. С официально-деловой речью его роднит общность происхождения: первые газеты были органом деловой информации. Такой газетный жанр, как официальная хроника, и сейчас сохраняет теснейшую связь с деловой речью4.

Язык науки, техники, производства также весьма близок языку СМИ не только благодаря их общему книжно-письменному характеру, но и благодаря тому, что научно-производственная тематика постоянно присутствует в СМИ. Поэтому средства научно-технической речи (за исключением сугубо специальных) не воспринимаются в СМИ как чужеродные.

Язык художественной литературы по сравнению с другими книжно-письменными стилями также ближе всего именно газетно-публицисти-ческой речи. Их объединяет прежде всего функция воздействия, хотя средства ее выражения в публицистике и в художественной литературе различны. Далеко не случайно, что газета, журнал охотно и часто прибегают к средствам языка художественной литературы, точно так же как последняя нередко обращается к публицистическим формам воздействия на читателя.

Разговорная речь, широко используемая во многих жанрах журналистики и противопоставленная в целом книжно-письменным стилям, ближе всего стоит к газетно-публицистической речи и к языку художественной литературы.

Публицистику разговорная речь привлекает своей доступностью, демократичностью, возможностями разнообразного экспрессивного ее использования. «Современная газетная речь уже многое взяла от экспрессии разговора и от выразительности художественной литературы. Газета сегодня — в поиске выразительных средств, в движении»5.

Срединное, центральное положение га-зетно-публицистического стиля в литературном языке, активное взаимодействие со всеми его стилями обусловливают отмечаемую многими исследователями высокую проницаемость языка газеты.

Однако сказанного выше еще далеко не достаточно. Современная языковая ситуация отличается многомерностью и сложностью. С одной стороны, непреложным фактом является функционально-стилевое расслоение литературного языка. Однако рядом с функциональными стилями и во взаимодействии с ними сформировалась сфера МК, уже не ограничивающаяся литературным языком, но захватывающая и элементы, пласты национального языка, находящиеся за пределами литературного языка.

Таким образом, одна из функций МК заключается в осуществлении взаимодействия литературного языка с национальным (теми его сферами, которые не включаются в литературный язык), в освоении этих сфер и в итоге в расширении, демократизации литературного языка. Фактически МК производит новое членение, стратификацию национального языка. Сохраняя прежнюю оппозицию «литературное — нелитературное», она меняет в общественном сознании отношение к этой оппозиции, смягчая оценку «нелитературного» — не как запретного, а как возможного, но ограниченного средства. Результат изменения языкового сознания — расширение границ литературного языка. Понятие литературности сохраняется, но оно становится более гибким, широким, демократичным.

Массовая коммуникация — это новая языковая реальность, находящаяся в центре современных языковых процессов. Это модель современного национального языка, в котором взаи-

модействуют его литературная основа и нелитературные сферы.

Сложность современной языковой ситуации — в ее многомерности. В общих языковых процессах участвуют не только «старые» факторы, такие, как взаимодействие функциональных стилей, разговорная речь, противопоставляемая книжной, просторечие, диалекты, практически утратившие значение, жаргоны, но и новые, например Интернет, роль которого будет возрастать. В этих условиях МК играет роль объединяющего фактора, своеобразного полигона, на котором ис-пытывается взаимодействие самых разнообразных средств. Будучи по природе весьма проницаемой, МК включает в себя все темы, сюжеты, имеющие общественное значение, а также все языковые средства (независимо от их происхождения), имеющие социально-оценочное значение.

Таким образом, язык массовой коммуникации можно определить как широкое функционально-стилевое единство, в рамках которого объединяются языковые средства разных функциональных стилей (прежде всего газетно-публицистического), а также нелитературных средств (просторечие, жаргоны). Критерием включения служат качества языковой единицы — экспрессивность, имеющая оценочный характер, удобство (краткость), номинации и др. Следует подчеркнуть, что критерии эти широки и гибки, что соответствует природе МК, охватывающей практически все сферы жизни общества и индивида.

Язык МК не отменяет факта функционально-стилевого расслоения речи, он существует рядом и параллельно с функциональными стилями, тесно взаимодействуя с ними. Массовая коммуникация меняет отношение к функциональным стилям. Они рассматриваются не как замкнутые системы языковых средств, но как открытые источники для формирования нового языка — языка МК. На новой основе производится своеобразное перераспределение, синтез средств литературного языка (функциональных стилей) и нелитературных средств. Таким образом, массовая коммуникация служит мостом между литературным и национальным языком.

Какие же процессы происходят в языке массовой коммуникации?

Развитие современного литературного языка совершается прежде всего в недрах его функциональных стилей. В рамках каждого из них происходит отработка наиболее точных, соответствующих назначению, телеологии стиля, языковых и речевых средств. Это общий для всех стилей фундаментальный процесс специализации языковых средств. Функционально-стилевая специализация расширяет возможности парадигматики и синтагматики в специальной сфере и тем самым в литературном языке в целом. Особенно быстро «олитературивание» специализированных средств выражения происходит в языке журналистики. «Газетный язык, обращенный к массовому читателю и в значительной степени ориентирующийся на его речевые навыки, чужд консервативности, очень проницаем; почти все то новое, что входит в систему письменной речи из говорения, проходит через каналы ежедневной периодической печати»6.

Но не только «говорение», все функциональные стили, так или иначе взаимодействующие с газетно-публицистическим стилем, вносят свою лепту в язык журналистики, который перерабатывает эти включения и выражения в соответствии со своими внутренними законами и принципами и делает их достоянием литературного языка. Это и есть процесс специализации литературного языка. Общее направление его определяется социальной оценочностью языка журналистики.

В языке МК процесс специализации охватывает не только функциональные стили (прежде всего наиболее продуктивные пласты специальной лексики, разговорную речь), но и весь национальный язык, в первую очередь жаргоны и просторечие. МК рассматривает весь национальный язык как материал для производства собственных единиц, отвечающих ее внутренним задачам.

Обращение к нелитературным пластам языка обусловлено свойственной массовой коммуникации жаждой экспрессии, оценки. Традиционные источники экспрессии, при всей их продуктивности, выработали свой ресурс, хотя и продолжают использоваться. Новые же источники вы-

разительности, включаемые в орбиту МК, подвергаются процессу специализации, насыщаются социально-оценочным значением. Затем через ее каналы они входят в литературный язык (ср.: беспредел, тусовка, отморозки и др.). Эти слова фактически меняют свой стилевой статус. Они перестают быть жаргонизмами, но сохраняют все же «родимые пятна» своего происхождения, воспринимаются в известной степени как иностиле-вые. В этом и заключается их выразительность: остатки жаргонной окраски превращаются в оценочную экспрессию. В зависимости от интенсивности их эксплуатации они сохраняют в течение некоторого времени выразительность, но есть опасность перехода их в штампы, Ср., например, просторечное аккурат, которое используется в современных СМИ часто без учета контекста и стилистической окраски этого слова.

Объективный результат процесса специализации — выработка новых средств выражения, расширение рамок литературного языка, его демократизация. Прогрессивная роль МК в лингвистическом аспекте заключается в том, что подавляющее большинство новых слов проходит сначала через каналы МК, играющей роль своеобразной лаборатории, в которой эти слова испытывают-ся, осваиваются. Так, судьбу иноязычных слов, по поводу которых в обществе периодически разгораются дискуссии, определяет в конечном счете именно МК (ср. заимствованное в конце 60-х годов XX века эскалация и современное саммит).

Массовая коммуникация расширяет, развивает литературный язык не только благодаря новым словам, которые «производит» эта сфера. Не меньшая прогрессивная роль МК заключается в семантическом обогащении литературного языка. Насыщая речь оценочными средствами, МК расширяет возможности языка в этой области, обогащает синонимику, углубляет и уточняет семантику средств выражения, создавая многообразные варианты и оттенки оценочности. С чисто языковой точки зрения приобретение словом оценочной окраски следует рассматривать как обогащение, углубление его семантики, ибо слово в этом случае не только называет предмет, но и выражает отношение к нему со стороны гово-

рящего. Таким образом, создавая многообразные средства оценочности, имеющие, как правило, и выразительный характер, МК удовлетворяет потребности общества в оценочном наименовании, квалификации предметов и явлений действительности.

С процессом семантического обогащения литературного языка тесно связана и важная роль массовой коммуникации в типизации речевой сочетаемости, т. е. в речеобразовании. Иначе говоря, МК оказывает сильное воздействие не только на язык, но и на речь. В языке отдельное слово не обладает, как правило, полной определенностью значения. Некоторая определенность появляется при сочетании данного слова с другими. Как, например, употребить в речи слово отчаяние? Только сочетаемость покажет все возможности употребления этого слова: быть в отчаянии, ввергнуть в отчаяние, довести до отчаяния, впасть в отчаяние, дойти до отчаяния, повергнуть в отчаяние, предаться отчаянию, привести к отчаянию, прийти в отчаяние; отчаяние охватило кого-либо, отчаяние овладело кем-либо; минута отчаяния, шаг отчаяния.

Как видим, здесь представлены (типизированы) практически все возможные актуальные смысловые аспекты, связи слова отчаяние: по отношению к говорящему и другим лицам, по отношению к поступкам (шаг отчаяния); характеризуется степень чувства (отчаяние охватило кого-либо) и т. п.7

Обычно типизации подвергаются структурные звенья высказывания: субъект, предикат, объект. Ср.: Звезда (звезда эстрады, звезды большой политики, звезды журналистики, звезда экрана, звезды балета, шахматные звезды; восходящая звезда, звезда первой величины). Арена (арена борьбы, арена событий, арена схваток; литературная арена, научная арена, историческая арена, мировая арена; выйти на арену, появиться на арене, уйти с арены, выступить на арене; ареной каких-либо действий стало какое-либо место, превратить (какой-либо район, что-либо) в арену (какой-либо деятельности). Бремя (бремя инфляции, бремя славы, бремя конкуренции, бремя забот; налоговое бремя, финансовое бремя, эконо-

мическое бремя; взвалить бремя чего-либо на кого-либо, ложиться тяжелым бременем на плечи кого-либо, возлагать бремя чего-либо на кого-либо, нести бремя чего-либо, перекладывать бремя чего-либо на (плечи), сбрасывать бремя чего-либо с плеч; под бременем чего-либо, бремя чего-либо свалилось на...).

Нередко типизации подвергается начальная часть высказывания:

Не будет преувеличением сказать (утверждать), что...; Нельзя не (+ инфинитив): нельзя не отметить, нельзя не согласиться (с чем-либо), нельзя не сказать, чтобы...; Нетрудно (+ инфинитив): нетрудно догадаться, понять, решить и т. п.; Факт, что... (Факт, что проиграли), Факт то, что...; Дело в том, что...; Чудо как... (Чудо как хороша сегодня погода); Как говорят, Как говорится; Взять (возьмите) хотя бы...; Скажем, к примеру; Стоит только (сделать что), как (и, чтобы). (о быстром наступлении какого-либо действия); Не секрет, что...; Нет чего-либо более эффективного, чем...; Не успеешь оглянуться, как...; Можно сказать, что...; Надо сказать, что... ; Сказать что-либо значит ничего не сказать; Только ленивый не сделает чего-нибудь; Нет слов (выражение крайнего изумления); Отметим в скобках...; С позволения сказать... и др.

Таким образом, МК не только развивает, обогащает язык, но и формирует во многом речь. Результаты типизации в рамках массовой коммуникации приобретают и более широкое значение — становятся достоянием литературного языка.

Массовая коммуникация использует по-своему и возможности грамматики. Стремясь выразить мысль сгущенно, интенсивно, эмоционально, журналистика активно развивает средства риторического, эмоционального синтаксиса — периоды, многообразные повторы, стилистические фигуры, сегментированные и присоединительные конструкции, а также разнообразные средства синтаксиса разговорной речи. Именно МК, усваивая и отрабатывая их сначала для собственных задач, вводит затем эти средства в общее употребление.

Массовая коммуникация — «это как бы передовой фронт письменности литературного язы-

ка. Именно потому, что устоявшиеся, шаблонные схемы в нем совместимы с лексическими и стилистическими неологизмами, здесь и возможен поиск новых форм и новых комбинаций языкового выражения. В этой своеобразной лаборатории литературно-творческого мастерства рождаются лучшие образцы преодоления схематизма и словесного однообразия»8.

Важно отметить роль МК как воспитателя стилистических вкусов и своеобразного языкового нормализатора. Большую роль прессы в воспитании речевой культуры отмечает известный французский языковед Ш. Брюно: «После школы учителем-словесником для среднего француза становится журналист — через посредство газеты он пополняет свой словарь и соприкасается с письменным языком»9.

Журналистика с ее массовыми тиражами вводит в общее употребление и закрепляет новые слова, значения, обороты, конструкции и тем самым активно участвует в становлении литературной нормы. В этом заключается важнейшая языковая функция журналистики, в этом также ее высокая ответственность.

Таким образом, массовая коммуникация оказывает сильнейшее влияние на литературный язык. Она служит мощным стимулом его развития, обогащает его состав, развивает его семантику, оказывает воздействие на формирование речи.

Следует заметить, что языку СМИ нередко отводится негативная роль. Пишут и говорят, что СМИ портят литературный язык, наводняя его канцеляризмами, иноязычными словами, жаргонизмами, просторечием. Но это не функциональный взгляд. Он сформировался из неправомерного и часто неосознанного сопоставления языка СМИ с художественной речью. Однако у них разные задачи и разная природа. Разумеется, есть основания для критики языка СМИ. Однако не меньшие основания могут быть для критики, например, языка художественной литературы. Современный язык СМИ — сложное в структурном отношении образование, включающее в себя издания разного качества и достоинства. Язык многих из этих СМИ справедливо подвергается критике с нормативной точки зрения. Однако об-

щий вектор воздействия на литературный язык несомненно позитивный.

Значение массовой коммуникации в жизни языка исключительно велико. Прежде всего, она развивает и обогащает интеллектуально-эмоциональную сферу языка, насыщая его единицы — слова, словосочетания, предложения — эмоционально-оценочным содержанием, расширяя их семантический потенциал, выразительные возможности, превращая их в емкие, точные и экспрессивные средства номинации и оценки. В отличие от других разновидностей литературного языка в МК способы номинации и оценки имеют не индивидуальный, а прежде всего социально апробированный характер, сочетая именование предмета или явления с его оценочной квалификацией. Именно эта сфера — сфера социально-оценочной номинации — глубоко и многообразно разрабатывается в МК. Можно вполне утверждать системную и всеохватывающую роль журналистики в этой области.

Необычайно возросшая роль СМИ в современном мире обусловила возрастание значения языка МК в системе литературного языка. Место, которое занимал раньше язык художественной литературы, переходит к языку МК. Процесс этот, начавшийся еще во второй половине XIX века, особую интенсивность приобрел в XX и XXI веках. Современный язык массовой коммуникации оказывает сильное воздействие на функциональные стили и на литературный язык в целом. Велико влияние языка массовой коммуникации на языковые вкусы масс, становление стилистических норм.

Уровень и характер исследований языка массовой коммуникации определяется во многом состоянием и эволюцией мировой лингвистики, которая в последние десятилетия направляется в сторону экстенсивного развития. Наблюдается решительный поворот от изучения языка как системы к исследованию языка в его многочисленных связях и функциях (язык и общество, язык и мышление, язык и культура, политика, идеология, религия). При этом движение языка в смежные области, кажущиеся удалением от предмета исследования, парадоксальным образом при-

ближает к языку, позволяя охарактеризовать его с разных сторон, выявить новые его качества.

Эта тенденция захватывает и исследование языка МК. Если прежде язык СМИ изучался по преимуществу как «вещь в себе», то сейчас остро актуальными становятся такие аспекты, как язык СМИ и мышление, язык СМИ и общество, язык СМИ и культура, политика, идеология. Наступил период экстенсивного изучения языка СМИ, открывающего новые перспективы перед этой областью исследования, способствующего более глубокому пониманию специфики и природы языка СМИ.

К новым аспектам изучения языка СМИ относятся когнитивный, прагматический, социолингвистический. Важно подчеркнуть, что с когнитивным аспектом тесно связано исследование публицистической картины мира, создаваемой СМИ. Не опережая будущие конкретные исследования, можно заметить, что современная публицистическая картина мира дробна, фрагментарна, мозаична. Динамизм, изменчивость, по-видимому, главные ее свойства. Массовая коммуникация видит мир как непрерывно изменяющийся, как бы уменьшающийся в размерах (ср: «мир тесен»). С другой стороны, рисуемая СМИ картина мира стала глобальной, резко расширила свои границы. Даже другие миры (астрономические, виртуальные) входят в публицистическую картину мира.

С когнитивным аспектом связан и один из важнейших в исследовании языка СМИ прагматический аспект. Картина мира, создаваемая СМИ, во многом зависит от идеологических, политических установок адресанта. И точнее говорить не об одной, а о многих картинах мира, рисуемых СМИ и относящихся к одному периоду. Общими здесь могут быть черты, связанные с природными качествами СМИ (оперативность, злободневность, подвижность и др.). По содержанию же это могут быть различные, нередко полярные картины. Поэтому прагматический аспект предполагает углубленное исследование специфики производителя и объекта речи (адресанта и адресата), определяющих во многом характер, особенности языка СМИ — стилевую направленность, эмоциональность, оценочность и многие другие качества.

Необходимо глубокое изучение эристики, хорошо известной еще древним, на новой, современной основе применительно к задачам СМИ. Это одна из важнейших областей прагматического исследования языка СМИ. Весьма актуален и начинающий разрабатываться культурологический аспект (язык и культура). Контуры этой области исследования пока еще четко не определены. Но одно из важнейших направлений — выяснение того, как язык СМИ влияет на культуру. Не будучи составной частью культуры, язык оказывает на нее несомненное воздействие, но не непосредственное, а косвенное. Оно осуществляется благодаря совершенствованию форм и средств языка в той или иной области культуры — их специализации для выражения определенных концептов и понятий, трансформации языковых значений для передачи необходимых, часто тонких нюансов. Язык СМИ с его практически неограниченной тематикой, включающей и культуру, вносит свой вклад в эти процессы, оказывая сильное воздействие на литературный язык, а через него и на культуру. Такие, например, его качества, как гибкость, богатство, многообразие функций, способствуют и развитию культуры.

Весьма актуален и социолингвистический аспект изучения языка СМИ, активно разрабатывавшийся в 20-30-е годы XX века и не менее активно развивающийся в современный период, что связано с важностью для СМИ проблемы «язык и общество».

Значительно расширился спектр стилевых манер СМИ, произошла дифференциация газет по стилистическому признаку. Наблюдаются радикальные изменения в системе жанров. Углубляются и расширяются процессы развития оценочности, использования различных пластов лексики. Через сферу СМИ происходит обновление языка современности, языка социума.

Если попытаться охарактеризовать развитие языка СМИ в течение XX — начале XXI века в целом, то можно сделать следующие выводы.

Развитие в рамках каждого периода начинается, как правило, с того, что под действием экстра- и интралингвистических факторов формируется новый тип автора, определяющий

новое отношение и к действительности, и к речи. Изменения захватывают прежде всего сферу лексики, особенно концептуальной. Меняется текстовая модальность, характер оценочности, степень стандартизованности речи, мера проявления авторского я. Все эти процессы в совокупности и определяют «лицо» языка СМИ.

Развитие носит плавный, эволюционный характер, без скачков и революций. Накопление изменений меняет качество речи, состав лексики, но резких перерывов традиции не наблюдается.

Развитие не имеет однонаправленного характера, не стремится к какой-либо внутренней цели, но полностью отражает задачи того или иного периода. При этом можно отметить «волны» демократизации и стабилизации (консервации) языка. Между двумя этими полюсами и происходит развитие языка СМИ, повторяющего в этом плане эволюцию литературного языка, определяемую наряду с другими факторами процессами автоматизации и деавтоматизации.

Анализ языка СМИ позволяет говорить и о некоторых других общих результатах развития. С течением времени совершенствуется техника речи, накапливается фонд экспрессивных формул, хотя он и очень подвижен; усложняются, становятся тоньше, изощреннее процессы развития оценочности, богаче спектр оценочных окрасок. Все это дает основания для вывода о прогрессе в развитии языка МК.

В целом можно отметить всевозрастающую роль массовой коммуникации в развитии литературного языка. Можно полагать, что она будет оказывать на литературный язык влияние гораздо более сильное, чем художественная литература. Трудно оценить все последствия подобной языковой ситуации, но ясно, что она будет способствовать расширению возможностей языкового выражения, увеличению потенциала интеллектуально- и эмоционально-оценочных средств.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Пушкин А. С. Из чернового наброска заметки «О причинах, замедливших ход нашей словесности» // Полн. собр. соч. Т. 11. М., 1949. С. 21.

2 Пушкин А. С. Письмо к издателю // Полн. собр. соч. Т. 12. М., 1949. С. 96.

3 Конрад Н. И. Предисловие к Большому японско-русскому словарю. М., 1970. С. VII.

4 По данным Гарсия Оса, составителя частотного словаря испанского языка, исследовавшего разные типы текстов, наиболее коррелированны тексты газет и официальных документов (см.: Фрумкина Р. М. Статистические методы изучения лексики. М., 1964. С. 60).

5 Калинин А. В. Не единой меркой! // «Литературная газета», 04.07.73.

6 Шведова Н. Ю. Активные процессы в современном русском синтаксисе. М., 1966. С. 10.

7 Примеры приводятся по книге: Солганик Г. Я. Толковый словарь. Язык газет, радио, телевидения. М., 2004.

8 Коготкова Т. С. Профессионально-терминологическая лексика в газете (способы раскрытия и введения в текст) // Терминология и культура речи. М., 1981. С. 91.

9 См.: Аспекты общей и частной лингвистической теории текста. М., 1982. С. 91.

Поздравляем с юбилеем Григория Яковлевича Солганика — профессора, доктора филологических наук, заведующего кафедрой стилистики русского языка факультета журналистики Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова!

Он широко известен в отечественной и мировой русистике как авторитетный исследователь стилистики русского языка. С его именем связано развитие и углубление лингвистического анализа средств массовой информации, всесторонняя активизация работы возглавляемой им кафедры стилистики русского языка — старейшей в системе университетского филологического образования. На кафедре сложилась авторитетная научная школа функциональной стилистики, многие представители которой считают себя учениками профессора Г. Я. Солганика.

Его лекции и семинарские занятия отличаются глубиной теоретического осмысления актуальных вопросов языкознания, умением не только описать речевое явление, но и дать ему культурно-речевую оценку.

Педагогический талант Григория Яковлевича Солганика воплотился в более чем 30 кандидатских диссертациях, защищенных под его руководством (в том числе аспирантами других стран), он также был научным консультантом трех докторских диссертаций.

Свидетельством признания профессора Г. Я. Солганика как одного из лидеров отечественной стилистической науки стало присуждение ему степени доктора философии университета г. Тампере (Финляндия). Он пользуется большим уважением среди русистов Китая, включивших его научные труды в программу подготовки преподавателей русского языка в вузах КНР.

Все коллеги и друзья желают Григорию Яковлевичу Солганику новых научных свершений, крепкого здоровья и радостей жизни!

[о чем написали участники конкурса...]

Язык, в который меня выбросила столица, насыщенный и жесткий. Это не размеренная речь старомосковского говора, спокойная, как Москва-река.

Это сетевой язык IT (информационных технологий), перемешанный со студенческим жаргоном: весь спектр on-line эмоций, выраженный двумя скобками и несколькими точками: « :),))), ((, ;) », хосты, аватарки, аськи, теги и зарегенные юзеры. Язык, запутанный в серверах и километрах проводов, укороченный под сумасшедший ритм жизни, обрывки фраз, скользящие ветром между высокими стенами холодных многоэтажек.

Ю. М. Чернухина (г. Москва)

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.