Научная статья на тему 'Место судебной экспертизы материалов религиозного характера экстремистско-террористической направленности в классификации судебных экспертиз'

Место судебной экспертизы материалов религиозного характера экстремистско-террористической направленности в классификации судебных экспертиз Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
424
92
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
судебная лингвистическая экспертиза / классификация / речевой след / словесный экстремизм / терроризм / экспертная специальность / компетенции / forensic linguistics / classification / speech traces / verbal extremism / terrorism / expert specialization / competences

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Владимир Дмитриевич Никишин

Автором предлагается современное видовое деление судебной лингвистической экспертизы, в рамках которой судебная экспертиза материалов религиозного характера экстремистско-террористической направленности рассматривается как подвид лингвистической экспертизы экстремистских материалов. В статье анализируются попытки создания отдельных предметных лингвистических наук и обосновывается их несостоятельность и необходимость развития научно-методического обеспечения судебной экспертизы материалов религиозного характера экстремистско-террористической направленности в рамках концепции судебного речеведения как частной теории судебной экспертологии.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Владимир Дмитриевич Никишин

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

FORENSIC EXAMINATION OF RELIGIOUS EXTREMIST-TERRORIST MATERIALS IN THE CLASSIFICATION OF FORENSIC EXAMINATIONS

The author proposes a modern division of the forensic linguistic expertise, within which forensic examination of religious extremist-terrorist materials is considered as a subspecies of the linguistic expertise of extremist materials. In the article the attempts to create separate subject linguistic sciences are analyzed and their inadequacy and the need to develop scientific and methodological support for the forensic examination of religious extremist-terrorist materials within the concept of forensic speech science as a private theory of forensic expertology are substantiated

Текст научной работы на тему «Место судебной экспертизы материалов религиозного характера экстремистско-террористической направленности в классификации судебных экспертиз»

Ш УНИВЕРСИТЕТА Место судебной экспертизы материалов религиозного характера |8/

имени o.e. кугафина(мпоА) экстремистско-террористической направленности.

МЕСТО СУДЕБНОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ МАТЕРИАЛОВ РЕЛИГИОЗНОГО ХАРАКТЕРА ЭКСТРЕМИСТСКО-ТЕРРОРИСТИЧЕСКОЙ НАПРАВЛЕННОСТИ В КЛАССИФИКАЦИИ СУДЕБНЫХ ЭКСПЕРТИЗ

Аннотация. Автором предлагается современное видовое деление судебной лингвистической экспертизы, в рамках которой судебная экспертиза материалов религиозного характера экстремистско-тер-рористической направленности рассматривается как подвид лингвистической экспертизы экстремистских материалов. В статье анализируются попытки создания отдельных предметных лингвистических наук и обосновывается их несостоятельность и необходимость развития научно-методического обеспечения судебной экспертизы материалов религиозного характера экстремистско-террористи-ческой направленности в рамках концепции судебного речеведения как частной теории судебной экспертологии.

Ключевые слова: судебная лингвистическая экспертиза, классификация, речевой след, словесный экстремизм, терроризм, экспертная специальность, компетенции.

Владимир Дмитриевич НИКИШИН,

аспирант кафедры судебных экспертиз Университета имени O.E. Кутафина (МГЮА) nikishin.v.d@mail.ru 125993, Россия, г. Москва, ул. Садовая-Кудринская, д. 9

DOI: 10.17803/2311-5998.2018.47.7.187-198

V. D. NIKISHIN,

Graduate Student ofthe Department ofForensic Examination ofthe Kutafin

Moscow State Law University (MSAL) nikishin.v.d@maii.ru 125993, Russia, Moscow, ui. Sadovaya-Kudrinskaya, d. 9

FORENSIC EXAMINATION OF RELIGIOUS EXTREMISTTERRORIST MATERIALS IN THE CLASSIFICATION OF FORENSIC EXAMINATIONS

Abstract. The author proposes a modern division of the forensic linguistic expertise, within which forensic examination of religious extremist-terrorist materials is considered as a subspecies ofthe linguistic expertise of extremist materials. In the article the attempts to create separate subject linguistic sciences are analyzed and their inadequacy and the need to develop scientific and methodological support for the forensic examination of religious extremist-terrorist materials within the concept of forensic speech science as a private theory offorensic expertology are substantiated. Keywords: forensic linguistics, classification, speech traces, verbal extremism, terrorism, expert specialization, competences.

© В. Д. Никишин, 2018

имени О.Е. Кутвфина (МГЮА)

точки зрения объективного подхода к закономерностям возникновения

и развития родов и видов судебных экспертиз1 к предпосылкам возникнове-

ния судебной экспертизы материалов религиозного характера экстремист-ско-террористической направленности следует отнести развитие теории судебной экспертологии (Р. С. Белкин, Е. Р. Российская, А. И. Винберг, Е. И. Галяшина, А. М. Зинин, А. Р. Шляхов, А. А. Эйсман и др.)2; разработку концепции судебного речеведения; появление и стремительное развитие нового рода судебных экспертиз — судебной лингвистической экспертизы (исследование продуктов речевой деятельности); разработку научно-методических подходов к судебно-экспертному исследованию материалов религиозного характера экстремистско-террористиче-ской направленности в условиях дифференциации и интеграции научного знания в ответ на высокий уровень запроса следственной и судебной практики на использование специальных знаний по делам, сопряженным со словесным экстремизмом.

Как нами уже отмечалось в других работах3, «локомотивом» специальных знаний, используемых по делам, связанным со словесным религиозным экстремизмом, являются именно лингвистические познания. При этом к субъекту судебной экспертизы материалов религиозного характера экстремистско-террористиче-ской направленности должно предъявляться требование наличия специальных знаний в том числе и в области основ религиоведения в связи со спецификой речевых продуктов религиозного дискурса. Н. С. Неретина в развитие подхода Н. П. Майлис4 отмечала: «Изменения, происходящие в процессе интеграции научного знания, приводят к более интенсивному взаимопроникновению знаний, в результате чего комплексные экспертизы, выполняемые на стыке родов (видов) судебных экспертиз, становятся единой моноэкспертизой, осуществляющейся в пределах единой экспертной специальности»5. В этой связи представляется

1 Об объективном подходе к закономерностям возникновения и развития родов и видов судебных экспертиз см., например: Аверьянова Т. В. Судебная экспертиза : курс общей теории. М., 2008 ; РоссинскаяЕ. Р. Судебная экспертиза в гражданском, арбитражном, административном и уголовном процессе. М. : Норма, 2013.

2 Судебная экспертология : История и современность (Научная школа, экспертная практика, компетентностный подход) : монография / под ред. Е. Р. Российской. Е. И. Галя-шиной. М. : Проспект, 2017. 272 с.

3 См., например: Галяшина Е. И., Никишин В. Д. Судебная лингвистическая экспертиза материалов экстремистско-террористической направленности: квалификация и компетенции судебного эксперта-речеведа//Актуальные проблемы российского права. 2018. №4. С. 130—140.

Никишин В. Д. Теоретические основы комплексной экспертизы религиозного дискурса // Материалы VI Междунар. науч.-практ. конференции «Теория и практика судебной экспертизы в современных условиях». М. : Проспект, 2017. С. 324—328.

4 См., например: Майлис Н. П. Теория и практика судебной экспертизы в доказывании. Спецкурс : учеб. пособие для студентов вузов, обучающихся по направлению подготовки 030900.68 «Юриспруденция». М. : Юнити-Дана: Закон и право, 2016. С. 65.

5 Неретина Н. С. Методологические, правовые и организационные аспекты формирования и развития новых родов и видов судебных экспертиз : монография. М. : Юрлитинформ,

2017. С. 47.

УНИВЕРСИТЕТА Место судебной экспертизы материалов религиозного характера имени o.e. кутафина(мпоА) экстремистско-террористической направленности...

необходимым рассмотреть место судебной экспертизы материалов религиозного характера экстремистско-террористической направленности как моноэкспертизы в родовидовой классификации судебных экспертиз.

Основания подразделения судебных экспертиз на классы, роды и виды и поныне остаются предметом научных дискуссий. Традиционно выделяют класс криминалистических экспертиз (зачастую относя в него в том числе и лингвистическую экспертизу), основываясь на критериях, предложенных еще А. И. Винбергом: возможность индивидуальной идентификации (основной критерий, при этом стоит отметить, что лингвистическая экспертиза связана прежде всего с решением диагностических задач) и степень близости к основной науке — криминалистике или иным (производный критерий). Указанная концепция выделения криминалистических экспертиз была опровергнута еще 40 лет назад6, использование понятия «криминалистические экспертизы» остается некой данью традиции и не отвечает современным реалиям, т.к. криминалистика является обосновывающим знанием для всех родов и видов судебных экспертиз, а не только «традиционных криминалистических»7.

Другую причину сохранения в практике назначения судебных экспертиз названия «криминалистическая экспертиза» Е. Р. Российская видит в том, что «многие практикующие судебные эксперты, особенно не имеющие систематического юридического образования, все экспертизы называют криминалистическими... Не очень четко представляя себе предмет криминалистической науки, такие эксперты считают криминалистическими любые методики исследования вещественных доказательств, поскольку эти методики предназначены для решения задач раскрытия и расследования преступлений. Они не видят разницы между криминалистической наукой и судебно-экспертной деятельностью»8. Например, А. А. Леонтьев, давая определение понятия «экспертиза» в широком смысле, на самом деле крайне сужает его, определяя экспертизу как криминалистическое исследование и очерчивая сферу производства экспертиз только уголовным процессом, ивтоже время выделяет два вида экспертиз: криминалистическую (следственную) и судебную9. Таким образом, налицо логические ошибки в делении понятий и противоречие процессуальному законодательству.

В аспекте рассматриваемой темы следует указать на стремление некоторых филологов и лингвистов, не обремененных глубокими юридическими знаниями, к «соз-

См., например: Митричев В. С. Криминалистическая экспертиза материалов, веществ и изделий. Саратов, 1980.

См., например: Российская Е. Р. Нерешенные проблемы классификации, становления и раз-

никации / под ред. А. С. Маркосян, Д. А. Леонтьева, Ю. А. Сорокина. М. : Смысл, 2008. С. 94—95.

~0

вития новых родов и видов судебных экспертиз// Материалы II Всерос. науч.-практ. конференции по криминалистике и суд. экспертизе «Криминалистические средства и методы в раскрытии и расследовании преступлений». 1—3 марта 2004 г. М., 2004. Т. 1. С. 37, 38. Теория судебной экспертизы (судебная экспертология) : учебник / Е. Р. Российская, Е. И. Галяшина, А. М. Зинин ; под ред. Е. Р. Российской. 2-е изд. перераб. и доп. М. : Норма : Инфра-М, 2016. С. 167. О

Леонтьев А. А. Прикладная психолингвистика речевого общения и массовой комму-

УЧЕНОГО

>

6

7

8

9

УНИВЕРСИТЕТА

имени О.Е. Кутафина (МГЮА)

данию» неких новых наук под названиями, например, «судебная лингвистика»10, «экспертная лингвистика»11, «лингвокриминалистика»12, «юрислингвистика»13, «лингвоэкспертология»14 и т.д. Например, М. А. Грачев в своей работе «Проблемы становления и формирования лингвокриминалистики как науки» определяет линг-вокриминалистику в трех значениях: «1) раздел науки о языке, изучающий текст для юридических целей; 2) раздел языковедческой науки, обучающий составлению судебных лингвистических экспертиз; 3) раздел науки о языке, изучающий социолингвистические аспекты криминальной субкультуры»15. Такое разноплановое понимание предмета «науки» лингвокриминалистики влечет обоснованные сомнения в ее состоятельности, т.к., во-первых, отсутствует единый предмет данной «науки»; во-вторых, неоднозначно толкование пределов научных знаний: для каких юридических целей (охватывает ли это, например, лингвистический анализ нормативных правовых актов в целях совершенствования юридической техники); что предполагает составление «судебных лингвистических экспертиз»16; входят ли в лингвокриминалистику знания из области социологии и т.д.; в-третьих, автор производит сужение возможностей использования специальных лингвистических знаний до анализа вербальных проявлений криминальной субкультуры.

Между тем формирование судебной экспертологии фактически поставило точку в дискуссии о существовании предметных судебных наук, о которых в 1980 г. писали А. И. Винберг и Н. Т. Малаховская. Как отмечает Е. Р. Российская, за прошедшие почти 40 лет «так и не были разработаны судебная физика, судебная биология и др. Стало очевидно, что не может быть никакой особой судебной физики, а есть использование выявленных физической наукой закономерностей и физических методов в судебно-экспертной деятельности»17. Тоже самое можно

10 См., например: Александров А. А. Судебная лингвистика и судебная криминалистика // Использование достижений иных наук в криминалистике. Всерос. науч.-практ. конференция с международным участием. Краснодар : Кубан. гос. аграрный ун-т имени И. Т. Тру-билина, 2008. С. 3—8 ; Гэрошко Е. И. Судебная лингвистика: становление теоретической парадигмы // Юрислингвистика. 2006. № 7. С. 219—228.

11 См., например: Будко Т. В. Науковедческий анализ понятий «юридическая лингвистика, экспертная лингвистика», «оперативный анализ текстов» // Криминалистика и судебная экспертиза : межведомственный науч.-метод. сборник. Вып. 56/отв. ред. И. И. Емельянова. Киев : Мин-во юстиции Украины, 2011. С. 37—45.

12 Гоачев М. А. Проблемы становления и формирования лингвокриминалистики как науки // Лингвистика. Вестник Нижегородского университета им. Н. И. Лобачевского. 2010. № 4 (2). С. 497—500.

13 См., например: Голев Н. Д. Самоопределение юридической лингвистики в России // Юрислингвистика. 2007. № 8. С. 7—14.

14 Бринев К. И. Теоретическая лингвистика и судебная лингвистическая экспертиза. Барнаул : АлтГПА, 2009. С. 32.

15 Грачев М. А. Указ. соч. С. 497.

16 Изданной формулировки, на наш взгляд, следует технический, а не методологический аспект составления заключения эксперта, что явно неспособно претендовать на статус науки.

17 Судебно-экспертная деятельность: правовое, теоретическое и организационное обеспечение : учебник для аспирантуры по специальности 12.00.12 «Криминалистика; судеб-

"Т^ЕСТНИК Ннкишнн В. д. лол

Щ \ УНИВЕРСИТЕТА Место судебной экспертизы материалов религиозного характера |9|

имвнио.Е.кутафина(мпоА) экстремистско-террористической направленности...

сказать и о судебной лингвистической экспертизе, в рамках частной теории которой происходит «преломление» закономерностей, выявленных «материнской» наукой лингвистикой, в интересах судопроизводства, а попытки выделения из материнской науки отдельной науки судебной лингвистики является тупиковым путем развития научно-методического обеспечения судебно-экспертной деятельности: лингвистика, как и иные гуманитарные, естественные и технические науки, наряду с криминалистикой и судебной экспертологией, является для нее обосновывающим знанием.

В то же время нельзя обойти вниманием важность разработанной профессором Е. И. Галяшиной концепции судебного речеведения, являющейся обосновывающим знанием для всех речеведческих экспертиз: лингвистической, авторо-ведческой, частично — фоноскопической18. Тем не менее указанная концепция, на наш взгляд, может рассматриваться именно как частная теория в рамках юридической науки судебной экспертологии, но не как отдельная предметная судебная наука. Концепция судебного речеведения рассматривает продукты речевой деятельности в аспекте собирания доказательственно-релевантной информации, формулируя в том числе требования к объектам и субъектам судебно-экспертного исследования продуктов речевой деятельности с точки зрения процессуального права и судебной экспертологии.

На сегодняшний день судебная лингвистическая экспертиза назначается по самым различным категориям дел в гражданском, арбитражном, уголовном, административном судопроизводстве и производстве по делам об административных правонарушениях (диффамационные иски, нарушение авторских и смежных прав, изобретательских и патентных прав, заведомо ложная реклама, незаконное распространение в литературе порнографических материалов, пропаганда употребления наркотических, сильнодействующих и психоактивных веществ и их аналогов и т.д.), однако возникновение лингвистической экспертизы в 1990-х гг. связано прежде всего с потребностью правоприменительной практики в использовании специальных знаний по делам, связанным с распространением экстре-мистско-террористической идеологии. При этом производство лингвистических экспертиз на том этапе осуществлялось в негосударственных экспертных учреждениях в связи с отсутствием указанного рода экспертизы (и соответствующей экспертной специальности) в ведомственных перечнях. Наименование нового рода «судебная лингвистическая экспертиза» утвердилось не сразу, в судебно-экспертной практике использовались также наименования «гуманитарная», «социогуманитарная», «семасиологическая», «социолингвистическая», «психолингвистическая», «филологическая», «стилистическая», «текстологическая» и др. К консенсусу видные ученые и практикующие эксперты пришли в 2002 г. в рамках Всероссийского научно-практического семинара «Теория и практика лингвистического анализа текстов СМИ в судебных экспертизах и информацион-

"0

но-экспертная деятельность; оперативно-розыскная деятельность / под ред. Е. Р. Российской, Е. И. Галяшиной. М. : Норма : Инфра-М, 2017. С. 160—161.

18 Галяшина Е. И. Основы судебного речеведения : монография. М., 2003. 236 с. ; Галяши-на Е. И. Речеведческие экспертизы в судопроизводстве // Законы России: опыт, анализ, О

практика. 2011. № 12. С. 12—29. УЧЕНОГО

>

I I

УНИВЕРСИТЕТА

имени O.E. Кутафина (МГЮА)

ных спорах»19, на котором профессором Е. И. Галяшиной были сформулированы понятийные основы судебной лингвистической экспертизы, но в то же время отмечено несовершенство термина «судебная лингвистическая экспертиза», в связи с тем что в рамках теории судебной экспертологии наименования судебных экспертиз принято давать не по методам, а по исследуемым объектам20. В то же время оправдание такому допущению мы можем найти в закономерностях генезиса новых родов и видов экспертиз, выявленных Е. Р. Российской: «Пока экспертиза только формируется и родового деления нет, она именуется по названию той науки, откуда черпается основная часть специальных знаний»21.

Окончательное утверждение наименования «судебная лингвистическая экспертиза» связано с ее юридическим закреплением в ведомственных актах:

— в 2002 г. в Перечне родов (видов) судебных экспертиз, выполняемых в экспертных подразделениях органов федеральной службы безопасности22: лингвистическая экспертиза, при этом среди типовых задач данной экспертизы выделена задача установления «экстремистских» значений (интерпретация смысла высказываний и их лингвистическая квалификация, в частности выявление в текстах высказываний экстремистской и террористической направленности);

— в 2005 г. в Перечне родов (видов) судебных экспертиз, производимых в экс-пертно-криминалистических подразделениях органов внутренних дел российской федерации23: лингвистическая экспертиза — исследование письменного или устного текста в целях решения вопросов смыслового понимания;

— в 2006 г. в Перечне родов (видов) судебных экспертиз, выполняемых в федеральных бюджетных судебно-экспертных учреждениях Минюста России24: лингвистическая экспертиза — исследование продуктов речевой деятельности.

19 Теория и практика лингвистического анализа текстов СМИ в судебных экспертизах и информационных спорах : материалы науч.-практ. семинара (Москва, 7—8 декабря 2002 г.). М. : Галерея, 2003. Ч. 2.

20 Галяшина Е. И. Понятийные основы судебной лингвистической экспертизы // Теория и практика лингвистического анализа текстов СМИ в судебных экспертизах и информационных спорах. С. 22—34.

21 Российская Е. Р. Новые роды и виды судебных экспертиз: генезис, проблемы перспективы // Судебная экспертиза: методологические, правовые и организационные проблемы новых родов (видов) судебных экспертиз : материалы Междунар. науч.-практ. конференции (г. Москва, 15—16января 2014 г.). М. : Проспект, 2014. С. 5—6.

22 Приказ ФСБ России от 31.01.2002 № 60 «Об утверждении Положения об экспертных подразделениях в органах федеральной службы безопасности» // СПС «Консультант-Плюс».

Ныне действующий приказ — приказ ФСБ РФ от 23.06.2011 № 277 «Об организации производства судебных экспертиз в экспертных подразделениях органов федеральной службы безопасности» (с изменениями и дополнениями) // СПС «КонсультантПлюс».

23 Приказ МВД России от 29.06.2005 № 511 (ред. от 18.01.2017) «Вопросы организации производства судебных экспертиз в экспертно-криминалистических подразделениях органов внутренних дел Российской Федерации» // СПС «КонсультантПлюс».

24 Ныне действующий приказ — приказ Минюста России от 27.12.2012 № 237 «Об утверждении перечня родов (видов) судебных экспертиз, выполняемых в федеральных

УНИВЕРСИТЕТА Место судебной экспертизы материалов религиозного характера имени o.e. кутафина(мпоА) экстремистско-террористической направленности.

Рассматривая место судебной экспертизы материалов религиозного характера экстремистско-террористической направленности в родовидовой классификации судебных экспертиз, требуется рассмотреть видовое членение лингвистической экспертизы, предварительно обратившись к основаниям выделения родов и видов экспертиз.

На заре формирования общей теории судебных экспертиз А. Р Шляхов предложил в качестве таких оснований предмет, объект и методики экспертного исследования25.

Р. С. Белкин выдвигал в качестве критерия родовидовой классификации вид применяемых специальных знаний26. Подчеркивая безусловную важность учета характера специальных знаний при выделении родов и видов судебных экспертиз, отметим два момента: во-первых, мы солидарны с мнением М. Л. Подкатилиной о вторичности данного критерия (производность от объекта и задач исследования)27, во-вторых, на наш взгляд, специальные знания охватывают не только собственно знания, но и умения и навыки решения экспертных задач, т.е. включают в себя и владение методами исследования, о которых писал А. Р. Шляхов.

Ю. Г. Корухов в качестве основания выделения родов судебных экспертиз указывал предмет, объекты, задачи и методики экспертного исследования, а также соответствующую отрасль науки о судебной экспертизе28. Тем не менее непонятно, о каких отраслях идет речь (в понятийном аппарате судебной экспертологии отсутствует данное понятие). Избыточным видится и основание, предложенное Т. В. Аверьяновой и включающее, наряду с объектами и задачами экспертного исследования, «традиционное представление об объектах и задачах» определенного рода, вида экспертизы29. Последний компонент указанного комплексного основания представляется расплывчатым и субъективным.

Е. Р Российская, Е. И. Галяшина, А. М. Зинин в качестве основания родовидовой классификации выдвигают характер исследуемых объектов в совокупности с решаемыми задачами30. Н. С. Неретина в развитие данного подхода предлагает комплексный критерий, органично сочетающий и объект экспертизы, и задачи, и методы (технологии) экспертного исследования31.

бюджетных судебно-экспертных учреждениях Минюста России, и перечня экспертных специальностей, по которым представляется право самостоятельного производства судебных экспертиз в федеральных бюджетных судебно-экспертных учреждениях Минюста

России» // Официальный сайт Минюста России. URL: http://minjust.ru/ru/prikaz-minyusta-

rossii-ot-27122012-no-237.

Шляхов А. Р. Предмет, система, объекты, методика и правовые основы судебных экс-

пертиз II Назначение и производство судебных экспертиз. М., 1988. С. 9. S Белкин Р. С. Курс криминалистики :вЗт.М., 1997. Т. 2. С. 324.

Подкатилина М. Л. Судебная лингвистическая экспертиза экстремистских материалов :

монография / под ред. Е. И. Галяшиной. М. : Юрлитинформ, 2013. С. 6. Словарь основных терминов судебных экспертиз/ред.-сост. Ю. Г. Корухов. М., 2007. С. 77. Аверьянова Т. В. Указ. соч. С. 317.

~0

Судебно-экспертная деятельность: правовое, теоретическое и организационное обес-

30

печение. С. 163

31

Неретина Н. С. Указ. соч. С. 51.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

и □

УЧЕНОГО

>

27

УНИВЕРСИТЕТА

имени О.Е. Кутафина (МГЮА)

Концептуально разделяя позиции Е. Р Российской, Е. И. Галяшиной, А. М. Зи-нина и Н. С. Неретиной32 по поводу оснований выделения родов судебных экспертиз, тем не менее предлагаем несколько иной подход к классификации судебных экспертиз на роды, виды и подвиды, а именно использовать триединый критерий «объект — предмет — экспертные технологии», имеющий иерархическую структуру: специфика объекта исследования и предмет (искомая доказательственно-релевантная информация) обусловливают применение специальных, соответствующих данному роду (виду, подвиду) экспертных технологий.

С. М. Плешаков и А. А. Шнайдер определяют судебно-экспертную технологию как урегулированную законодательством и подзаконными нормативными актами организационно-управленческую деятельность соответствующих субъектов, осуществляющих организационное, научно-методическое, информационное и материально-техническое обеспечение экспертного производства в судебно-экспертных учреждениях, а также последовательную интеллектуально-познавательную (исследовательскую) деятельность экспертов по исследованию объектов с целью получения экспертной информации по делу в виде достоверных и обоснованных выводов33. Предложенное определение является, с одной стороны, слишком широким и размытым, а с другой стороны, сужает понятие экспертной технологии за счет привнесения признака нормативной регламентации. Указанное сужение, на наш взгляд, недопустимо, поскольку невозможна нормативная регламентация перечня используемых в судебно-экспертной деятельности методов и методик в силу постоянного процесса всеобщей интеграции и дифференциации научного знания, совершенствования технических средств исследования, появления новых объектов и задач, в отношении которых не разработаны типовые методики. Кроме того, типовые методики разрабатываются каждым ведомством самостоятельно и не распространяются на деятельность негосударственных судебно-экспертных учреждений.

Целесообразно подойти к понятию экспертной технологии, предварительно рассмотрев понятие криминалистической технологии. В. Д. Корма в своей работе «Науковедческие основы криминалистики» пишет, что криминалистическая технология — это «разработанная в криминалистике типовая информационная модель (типовой проект) структуры и содержания задачи (задач), процесса (процедуры) и средств ее решения, реализуемых в целях уголовно-процессуального выявления, раскрытия, пресечения, предотвращения преступлений и осуществления от имени государства уголовного преследования (изобличения) подозреваемых и обвиняемых в приготовлении к совершению и (или) совершении инкриминируемых им деяний»34.

32 Российская Е. Р. Судебная экспертиза в гражданском, арбитражном, административном и уголовном процессе. С.143; Теория судебной экспертизы (судебная экспертология). С. 84 ; Аверьянова Т. В. Указ. соч. ; Неретина Н. С. Указ. соч. С. 51.

33 См., например: Плешаков С. М., Шнайдер А. А. Судебно-экспертные технологии: история и современность // Судебная экспертиза. 2005. № 2 ; Ониже. Судебно-экспертные технологии как средство обеспечения борьбы с терроризмом // Криминалистическое обеспечение борьбы с терроризмом : сб. науч. тр. Волгоград : ВА МВД России, 2005.

34 Корма В. Д. Науковедческие основы криминалистики : учебное пособие. М. : Проспект, 2017. С. 42.

УНИВЕРСИТЕТА Место судебной экспертизы материалов религиозного характера имени o.e. кутафина(мпоА) экстремистско-террористической направленности...

Концептуально соглашаясь с В. Д. Кормой, полагаем, что экспертная технология представляет собой информационную модель, включающую в себя задачи экспертного исследования и методы и методики решения данных задач в целях установления фактических данных в процессе судебно-экспертного исследования.

Выделение предмета судебной экспертизы в качестве одного из компонентов предложенного нами основания родовидовой классификации судебных экспертиз и рассмотрение задач экспертизы в рамках другого критерия — экспертной технологии — обусловлены тем, что установление одних и тех же фактических данных может быть сопряжено с решением различных задач: например, исследование на предмет выявления «экстремистских» значений может включать в себя дополнительные задачи (и, соответственно, предполагать иные экспертные технологии) в случае устной формы речевого произведения, представленного на экспертизу.

В монографии, посвященной судебной лингвистической экспертизе экстремистских материалов, М. Л. Подкатилина, взяв за основу классификацию Е. И. Га-ляшиной и используя в качестве основания классификации объект и задачи исследования, предлагает следующее видовое деление лингвистической экспертизы:

— нейминговая экспертиза;

— лингвистическая экспертиза нормативных правовых актов и документов;

— лингвистическая экспертиза текстов массовой информации и агитационных материалов, писем и обращений;

— лингвистическая экспертиза произведений науки, литературы и искусства;

— лингвистическая экспертиза звучащей речи;

— лингвистическая экспертиза рекламных текстов;

— лингвистическая экспертиза словесных и комбинированных товарных знаков и знаков обслуживания;

— лингвистическая экспертиза экстремистских материалов35. Представляется, что данная классификация нуждается в некоторой актуализации. Во-первых, на наш взгляд, необоснованно выделение лингвистической экспертизы словесных и комбинированных товарных знаков и знаков обслуживания в отдельный вид, поскольку указанные исследования охватываются понятием «нейминговая экспертиза»36. Во-вторых, выделение лингвистической экспертизы текстов массовой информации и агитационных материалов, лингвистической экспертизы произведений науки, литературы и искусства не вполне корректно. Оно подчеркивает специфику объекта исследования — речевого продукта определенной жанрово-стилистической принадлежности, однако предмет экспертизы остается неизменным: установление лингвистических фактов наличия «экстре-

вида судебной лингвистической экспертизы (см., например: Возможности производства судебной экспертизы в государственных судебно-экспертных учреждениях Минюста

~0

мистских», «диффамационных» и т.п. значений требуется в рамках семантического исследования37 речевого продукта любого жанра. Кроме того, установление данА

Подкатилина М. Л. Указ. соч. С. 13.

См., например: Соколова Т. П. Нейминговая экспертиза: организация и производство : монография / под ред. Е. И. Галяшиной. М. : Юрлитинформ, 2016. 208 с. Представители РФЦСЭ Минюста России выделяют семантическую экспертизу в качестве

и □

УЧЕНОГО

>

35

36

37

УНИВЕРСИТЕТА

имени О.Е. Кутафина (МГЮА)

ных типов значений составляет предмет экспертизы экстремистских материалов, диффамационных материалов и других уже сформировавшихся видов лингвистической экспертизы. На наш взгляд, подходы к исследованию жанрово-стили-стических особенностей речевого произведения или особенностей его фиксации (лингвистическая экспертиза звучащей речи) должны разрабатываться в рамках частной теории лингвистической экспертизы в целом, а не в рамках отдельных видов. Подтверждением вышесказанному служит и практика судебно-экспертной деятельности: ведомственные типовые методики государственных судебно-экспертных учреждений разрабатываются в зависимости от предмета экспертизы (фактических данных, подлежащих установлению по определенной категории дел), и за все время развития судебной лингвистической экспертизы не были разработаны методики лингвистической экспертизы произведений науки или литературы или текстов СМИ и т.д. В-третьих, разработанные подходы к лингвистической экспертизе по делам о взятках, вымогательстве, об угрозе, о незаконном обороте наркотиков и подобных, а также к лингвистической экспертизе диффамационных материалов позволяют говорить об их генезисе в качестве отдельных видов.

Современное видовое деление лингвистической экспертизы по комплексному основанию «объект — предмет — экспертные технологии» представляется нам следующим образом:

— нейминговая экспертиза (экспертиза наименований);

— лингвистическая экспертиза нормативных правовых актов и документов;

— лингвистическая экспертиза рекламных текстов;

— лингвистическая экспертиза экстремистских материалов;

— лингвистическая экспертиза диффамационных материалов;

— лингвистическая экспертиза по делам о взятках, вымогательстве, об угрозе,

о незаконном обороте наркотиков и подобных.

Кроме того, следует отметить назревшую необходимость разработки методических подходов к исследованию речевых продуктов, содержащих иную деструктивную информацию, в связи с такими растущими угрозами виртуального пространства, как: троллинг, травля (буллинг); популяризация суицидального поведения (в том числе «группы смерти» в социальных сетях); пропаганда культуры андеграунда, культа насилия и жестокости (в том числе тюремной культуры); деструктивная пропаганда с использованием контента «фанфикшн» и др.

Судебную экспертизу материалов религиозного характера экстремистско-террористической направленности следует рассматривать, на наш взгляд, как подвид судебной лингвистической экспертизы экстремистских материалов на основе предложенного нами комплексного основания «объект — предмет — экспертные технологии».

Объект судебной лингвистической экспертизы материалов религиозного характера экстремистско-террористической направленности — речевой продукт

России. М., 2004. С. 424—425), однако изучение закономерностей семантического исследования должно производиться, на наш взгляд, в рамках частной теории судебных экспертиз, и семантическое исследование не может претендовать на выделение в качестве вида экспертизы с точки зрения понятийного аппарата родовидовой классификации судебных экспертиз.

"Т^ЕСТНИК н»™^™ в. д. п а-7

Щ \ УНИВЕРСИТЕТА Место судебной экспертизы материалов религиозного характера |д/

имвнио.Е.кутафина(мпоА) экстремистско-террористической направленности.

религиозного дискурса (устный, письменный или креолизованный текст), зафиксированный на любом материальном носителе.

Предметом судебной лингвистической экспертизы материалов религиозного характера экстремистско-террористической направленности является установление лингвистических фактов, подтверждающих выражение в продукте речевой деятельности коммуникативной установки адресанта на создание резко отрицательных установок у адресата в отношении представителей определенной религиозной общности, а также унижение человеческого достоинства данной группы лиц путем распространения соответствующей информации; на побуждение адресата к совершению определенных действий, в том числе насильственного характера, в отношении лица или группы лиц, выделяемых по признаку отношения к религии.

Объект и предмет судебной лингвистической экспертизы материалов религиозного характера экстремистско-террористической направленности обусловливают применение специфических, отличающихся от принятых в лингвистической экспертизе экстремистских материалов, экспертных технологий. Например, решение задачи установления признаков пропаганды исключительности/неполноценности той или иной религиозной группы требует качественно иных методических подходов, т.к. доктрина практически любой конфессии предполагает позиционирование себя как единственно истинной.

БИБЛИОГРАФИЯ

1. Аверьянова Т. В. Судебная экспертиза : курс общей теории. — М. : Норма, 2009. — 480 с.

2. Белкин Р. С. Курс криминалистики : учеб. пособие для студентов вузов, обучающихся по юрид. специальностям. — М.:Юнити-Дана, Закон и право, 2001. — 837 с.

3. Бринев К. И. Теоретическая лингвистика и судебная лингвистическая экспертиза. — Барнаул : АлтГПА, 2009. — 252 с.

4. Галяшина Е. И. Основы судебного речеведения : монография. — М., 2003. — 236 с.

5. Галяшина Е. И., Никишин В. Д. Судебная лингвистическая экспертиза материалов экстремистско-террористической направленности: квалификация и компетенции судебного эксперта-речеведа // Актуальные проблемы российского права. — 2018. — № 4.

6. Корма В. Д. Науковедческие основы криминалистики : учебное пособие. — М. : Проспект, 2017. — 62 с. Б

7. Неретина Н. С. Методологические, правовые и организационные аспекты формирования и развития новых родов и видов судебных экспертиз : монография. — М. : Юрлитинформ, 2017. — 152 с.

8. Плешаков С. М., Шнайдер А. А. Судебно-экспертные технологии: история и современность // Судебная экспертиза. — 2005. — № 2.

9. Плешаков С. М., Шнайдер А. А. Судебно-экспертные технологии как средство обеспечения борьбы с терроризмом // Криминалистическое обеспечение борьбы с терроризмом : сб. науч. тр. — Волгоград : ВА МВД России, 2005.

"0

и □

УЧЕНОГО

>

УНИВЕРСИТЕТА

имени О.Е. Кутафина (МГЮА)

10. Подкатилина М. Л. Судебная лингвистическая экспертиза экстремистских материалов : монография / под ред. Е. И. Галяшиной. — М. : Юрлитинформ, 2013. — 184 с.

11. Российская Е. Р. Судебная экспертиза в гражданском, арбитражном, административном и уголовном процессе. — М. : Норма, 2013. — 688 с.

12. Российская Е. Р., Гэляшина Е. И., Зинин А. М. [и др.] Судебно-экспертная деятельность: правовое,теоретическое и организационное обеспечение : учебник для аспирантуры по специальности 12.00.12 «Криминалистика; судебно-экспертная деятельность; оперативно-розыскная деятельность / под ред. Е. Р. Российской, Е. И. Галяшиной. — М.: Норма : Инфра-М, 2017. — 400 с.

13. Судебная экспертология : История и современность (Научная школа, экспертная практика, компетентностный подход) / под ред. Е. Р. Российской, Е. И. Галяшиной. — М. : Проспект, 2017. — 272 с.

14. Шляхов А. Р. Предмет, система, объекты, методика и правовые основы судебных экспертиз // Назначение и производство судебных экспертиз. — М., 1988.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.