Научная статья на тему 'Место и роль рок-музыки в неформальных молодежных субкультурах'

Место и роль рок-музыки в неформальных молодежных субкультурах Текст научной статьи по специальности «Социология»

CC BY
1138
151
Поделиться
Ключевые слова
НЕФОРМАЛЬНОЕ МОЛОДЕЖНОЕ ОБЪЕДИНЕНИЕ / СУБКУЛЬТУРА / МОЛОДЕЖНАЯ СУБКУЛЬТУРА / РОК-МУЗЫКА

Аннотация научной статьи по социологии, автор научной работы — Чечева Анастасия Владимировна

Настоящая статья посвящена рок-музыке как одной из важнейших составляющих неформальных молодежных субкультур. Автором статьи была предпринята попытка проанализировать и раскрыть роль рок-музыки в жизни представителей неформальных молодежных объединений, а также обозначить масштабы ее влияния на внутренний мир их представителей.

Place and role rock music in informal youth subcultureS

The paper views rock music as one of the most important distinguishing features of nonformal youth subcultures. The author of the article tried to analyze and point out the impact of rock music on the life of the representatives of nonformal youth unities as well as to reveal the scope of its influence on the inner world of its representatives.

Текст научной работы на тему «Место и роль рок-музыки в неформальных молодежных субкультурах»

куда, и т.д. Все проявления "еро хараха" объединены одним общим свойством: все это, - хотя и вполне возможные, но весьма редкие явления. "Еро хараха" расценивается как самая зловещая из всех дурных примет. Во-вторых, к "еро хараха" могут быть отнесены ситуации, связанные с кризисным психологическим состоянием: если человек в степи или в лесу теряет ориентировку, или если человек увидел " хии юумэ" ("бесплотный дух", который обычно недоступен для визуального контакта). Наконец, с "еро хара-ха" связаны определенные слова и действия умирающего человека. Однако все известные нам случаи таких пророчеств носят негативно-

предостерегающий характер. Возможность актуализации "еро хараха" сохраняется и после смерти человека. В частности, любой эксцесс, произошедший во время похорон, окружающие расценивают как неблагоприятное сообщение, посылаемое покойником.

Таким образом, с "еро хараха" связаны представления о пограничных ситуациях, о том, что для человека, столкнувшегося с " еро хараха", опасно утончается барьер между жизнью и смертью. "Еро хараха" несет недвусмысленную угрозу и заставляет быть предельно осторожным.

Угроза, исходящая от "сээртэй" и от "еро хара-ха", как видим, имеет немало схожих черт. Однако имеется и весьма существенное отличие. Механизм "сээртэй", как было сказано, актуализируется неадекватными действиями самого индивида, в то время как ситуация " еро хараха" возникает, не будучи ничем явно спровоцированой. Дурное предзнаменование такого рода может повстречать человек, ничем не заслуживший подобной судьбы. Для полноты картины стоит добавить, что упоминания о " еро хараха" значительно реже встречаются в общении бурят по сравнению с упоминаниями о " сээртэй"; здесь проявляется меньшая девальвированность данного понятия.

При сопоставлении обеих описанных категорий этического сознания бурят вырисовывается особый тип отношения к причинно-следственным связям в человеческой жизни. Он предполагает, что в массе своей важнейшие события жизни индивида предопределены его собственными поступками, человек своими действиями сам влияет на свою судьбу (посредством выполнения наставлений " сээртэй"). Но в данную схему детерминированности внесен определенный элемент нестабильности и даже несправедливости ("еро хараха"). Жизнь в общем виде предстает как игра против преждевременной смерти по определенным жестким правилам. Нарушение правил неизбежно ведет к проигрышу. Подобную схему вряд ли стоит характеризовать в терминах оптимизма или пессимизма. Пожалуй, наиболее адекватным здесь будет применение понятия " фатализм".

Парадигма бурятской коммуникации восходит, на наш взгляд, к идее о противостоянии жизни и преждевременной смерти. Неосторожное вмешательство в этот процесс трактуется как грех (" сээр-тэй") и может иметь решающее значение в судьбе индивида. Обращает на себя внимание специфическое соотношение вербального и невербального каналов информационного обмена. Словесная формула в традиционной этике бурят служит для внешнего оформления действия. Помимо этого, для понимания бурятской поведенческой практики необходимо учитывать два характерных функциональных противопоставления. Во-первых, бурятское этическое сознание неразрывно связывает нарушение (грех, " сээр-тэй") и воздаяние за него, что образует двухтактный ритм человеческой деятельности. Осмысление индивидуальной судьбы в традиционной культуре организовано именно на основании этого ритма. Во-вторых, реальная поведенческая практика бурятов испытывает сильное влияние со стороны происходящих социальных процессов.

Сведения об авторах

Суборова Хандама Мункобаировна - Республиканский центр информатизации Министерства образования и науки РБ, г. Улан-Удэ

Data on authors

Suborova Khandama Munkobairovna - Republican centre of information of Ministry of Education and Science of RB,. Ulan-

Ude.

УДК 008 + 78 ББК Ч 110.545

А.В. Чечева

МЕСТО И РОЛЬ РОК-МУЗЫКИ В НЕФОРМАЛЬНЫХ МОЛОДЕЖНЫХ СУБКУЛЬТУРАХ

Настоящая статья посвящена рок-музыке как одной из важнейших составляющих неформальных молодежных субкультур. Автором статьи была предпринята попытка проанализировать и раскрыть роль рок-музыки в жизни представителей неформальных молодежных объединений, а также обозначить масштабы ее влияния на внутренний мир их представителей.

Ключевые слова: неформальное молодежное объединение, субкультура, молодежная субкультура, рок-музыка.

PLACE AND ROLE ROCK MUSIC IN INFORMAL YOUTH SUBCULTURES

The paper views rock music as one of the most important distinguishing features of nonformal youth subcultures. The author of the article tried to analyze and point out the impact of rock music on the life of the representatives of nonformal youth unities as well as to reveal the scope of its influence on the inner world of its representatives.

Key words: nonformal unity, informal youth unity, subculture, youth subculture, rock music

В настоящее время исследование неформальных молодежных субкультур следует признать достаточно активно развивающимся научным направлением, что объясняется широким распространением данного феномена в современном российском обществе, а также тем влиянием, которое молодежные субкультуры оказывают на общий ход жизни конкретных обществ и их культуру.

Известно, что сама по себе молодежная субкультура - явление неоднородное, она включает в себя большое количество субкультур различных направлений, среди которых особо выделяются неформальные молодежные объединения.

Любое неформальное объединение, можно определить как добровольное самодеятельное общественное формирование, возникшее по инициативе «снизу» и выражающее самые разнообразные интересы входящих в него людей. Такие объединения весьма неоднородны и отличаются друг от друга социальной и политической направленностью, организационной структурой, масштабами деятельности [5, 16].

Феномен неформальных молодежных групп анализировался в работах известных специалистов в области молодежной культуры, В.Т. Лисовского, А.С. Запесоцкого, А.В. Громова, С.И. Левиковой и других. В первую очередь неформальные молодежные объединения выступают в качестве самостоятельной части общей молодежной культуры. Они являются сложной, многоуровневой системой движений и инициатив, органично встроенной в «тело» культуры [6, 162]. В более широком смысле их можно определить как особый социальный организм со своими специфическими законами возникновения, развития и функционирования. Они имеют свои нормы, ценности, цели, интересы, групповые мотивы и потребности [3, 36]. Неформальные молодежные группы складываются на принципе добровольности и являются организационно самостоятельными. Их можно назвать еще и альтернативными, так как они часто являются нетрадиционными и выступают с оппозиционной точки зрения по отношению к «академическим» формам общественной жизни - общественным организациям, добровольным обществам, органам общественной самодеятельности [13, 162]. То есть по отношению к молодежи неформалами можно назвать ту ее часть, которая стремится жить иначе, чем их отцы [8, 6].

Более того, неформальные сообщества выступают прежде всего как музыкальные субкультуры [11, 20]. Ведь, как известно, для образования устойчивых связей между людьми помимо объективных предпосылок необходимо наличие точек кристаллизации, вокруг которых будет складываться общность. Для

большинства неформальных молодежных субкультур этим кристаллизующим компонентом, своеобразным ускорителем в формировании молодежной общности является именно музыка [7, 26].

Интересно, что даже в рамках, казалось бы, одного направления (в нашем случае музыкального) молодежные культуры могут существенно отличаться друг от друга. Но при этом существует набор таких общих качеств и характеристик, которые присущи каждой из них. В первую очередь, любая молодежная группа есть сложный организм, характеризующийся определенной структурой, системой межличностных отношений, групповых норм и ценностей, способов проведения досуга, видами творчества. Все эти компоненты тесно связаны между собой и образуют некую целостную систему. Поэтому каждый из ее элементов необходимо рассматривать без отрыва от других специфических свойств и особенностей [3, 26]. По мнению С.И. Левиковой, чтобы хотя бы немного приоткрыть мир молодежной культуры, необходимо коснуться тех смыслов, которые стоят за ними [13, 92]. Это означает, что изучение феномена молодежной субкультуры возможно через познание характерных для нее форм и способов регуляции отношений, а также их содержательных трансформаций [1, 178].

Одна из главных особенностей российских молодежных субкультур в отличие от Западных состоит в том, что большинство их них ориентированы в основном на проведение досуга либо на передачу и распространение информации [18, 96]. Действительно, досуг занимает особенное место в повседневной жизни молодежи, поскольку он привлекает своей не-регламентированностью, добровольностью выбора различных форм, а также демократичностью и эмоциональной окрашенностью [19, 149]. Учитывая все многообразие различных видов досуга, предлагаемых молодежи современной индустрией развлечений, можно с большой долей уверенности утверждать, что ныне он в значительной степени связан с музыкой (прослушиванием записей, посещением концертов, дискотек). Стремление раскрыть взаимосвязь музыки и человеческих нравов проявилось уже на самых ранних этапах теоретического осмысления искусства. Сегодня общий угол зрения на взаимодействие музыки и молодежи должен определятся пониманием искусства как специфического продукта и определенной формы социальной жизни, а вместе с тем ее формирующей и оформляющей силы [7, 16]. Музыка обладает рядом специфических особенностей, является мощным фактором, воздействующим на духовную жизнь общества, и занимает особое место в структуре культурно-досуговых интересов молодежи в силу некоторых своих специфических осо-

бенностей: способности объединять людей, доступности, эмоциональности, интимности (глубоким влиянием на мысли и чувства). Именно посредством музыки молодежь очерчивает свое жизненное пространство. «Стены» из звуков используются как способ отгораживания от окружающих - семьи, учителей, сверстников. Тот факт, что музыкальное искусство приобретает все возрастающую популярность среди молодежи, отмечается многими исследователями. Так, согласно данным проведенных социологических исследований, большинство молодых людей (67,7%) среди своих любимых видов искусства выбрали именно музыку. Оказалось также, что большую часть свободного времени ее прослушиванию уделяют 34% респондентов. Абсолютное большинство из них (90%) «... не представляют своей жизни без музыки». Таким образом, очевидно, что этот вид искусства опережает все другие по «объему» потребления в молодежной среде [9, 104]. Особенное значение музыка приобрела в структуре неформальных молодежных объединений, играя решающую роль в их идентификации наряду с внешним видом и лексиконом. Именно музыкальнозвуковой эквивалент можно считать одним из главных составляющих принципов функционирования молодежной субкультуры [17, 111]. Формирование культурных эталонов в молодежной среде, как правило, происходит в русле определенного музыкального стиля или направления, определяющего вкусы, пристрастия и предпочтения молодых людей [15, 15]. И действительно, большинство существующих ныне неформальных молодежных объединений (готы, панки, металлисты, эмо, реперы, скинхеды, хиппи и др.) сформировалось под влиянием различных музыкальных направлений. При этом можно утверждать, что наибольшую популярность среди их представителей получили разнообразные направления рок-музыки, которая, по мнению В. А. Кузьминой, стала важнейшим, можно сказать, знаковым развлечением во второй половине XX в., а также в начале XXI в. [12, 316]. При этом рок как социокультурное явление определяется безотносительно к его музыкальной форме (разные субкультуры формируются иногда на основе совершенно противоположных по своим музыкально-эстетическим особенностям направлений рок-музыки), в то время как содержание каждой отдельной субкультуры, напротив, теснейшим образом связано с музыкальной формой и содержанием того направления рока, на которое она опирается [16, 319].

Известно, что рок зарождался, в первую очередь, как протестное направление, сначала на Западе, а затем и в Советском Союзе. Известный музыкальный критик А. Троицкий указывает, что с конца 60-х гг. XX в. рок оказался в фокусе молодежного движения протеста, став его культурным символом и рупором [16, 8]. Так, например, смысловой сердцевиной хиппового андеграунда в США явился протест против войны во Вьетнаме, а объединяющим началом - все новые виды рок-музыки [10, 80]. Причиной появления панк-рока и панк-культуры в Англии (70-е гг. XX в.) был бунт отчаявшейся и потерявшей веру в себя и в будущее молодежи, живущей в мире наси-

лия, а также протест против буржуазной культуры и «сладкой» танцевальной музыки, на что обратили свое внимание экзестенционалисты Ж-П. Сартр, А. Камю и др. Наиболее противоречивой оказалась судьба рок-музыки в нашей стране. На официальном уровне она была запрещена до конца 1980-х гг. Поэтому социальный протест рокеров на советской почве вылился прежде всего в протест против тоталитарного политического режима, который в свою очередь выразился в использовании новой жесткой гитарной музыки и был воспет в слове, которое и стало стержнем этого музыкального жанра. Именно слово для русского рока имеет наибольшее значение, являясь важнейшей особенностью и его отличительной его чертой, поскольку посредством заложенного в музыкальном произведении смысла формируется и идеология, соответствующая той или иной разновидности неформальной субкультуры. Музыкальные произведения формируют и проявляют в опосредованном виде ценностное отношение к миру [7, 6]. Создавая музыкальные произведения, человек осуществляет эстетическое освоение действительности. Другой важной особенностью молодежной музыки стала апелляция ее выразительных средств к биологическим и психическим механизмам и потенциям [7, 29]. Нельзя забывать, что в соответствии со своим внутренним содержанием музыка может быть тесно связана как с гармоническим развитием личности, так и с ее деструкцией, проявляющейся в насилии. Ведь она воздействует на человека в первую очередь через эмоциональную сферу личности, то есть через заложенные в ней нравственные нормы, которые усваиваются сознанием поэтапно через переживание к осмыслению [2, 59]. Следовательно, формирующая функция данного музыкального направления является едва ли не важнейшей для всего неформального молодежного субкультурного течения.

Рок-музыка особенно важна еще и потому, что ведущие исполнители стиля, соответствующего той или иной неформальной группе, зачастую являются лидерами всей «общины». Не менее важны для рока и неформалы, поскольку они, во-первых, являются той средой, откуда выходит большинство молодых музыкантов, а, во-вторых, составляют наиболее активную и влиятельную часть рок-фанатов [16, 244]. Необходимо помнить еще и о том, что рок, кроме всего прочего, является также непростой эстетикофилософской концепцией, где романтическое ощущение причудливым образом сочетается с идеями анархизма и нигилизма. Часто чувственность у рок-музыкантов приобретает характер эпатажа, выливаясь в агрессивной манере исполнения, неканонизи-рованном внешнем виде, в комплексе поведенческих паттернов, суммируемых в понятие «имиджа». Непонимание, отрицание, отчуждение - таковы истинные силы подобного поведения. Более того, существенной особенностью рок-музыки является ее соответствие определенным вкусам к тому ли или иному жизненному стилю, включающему в себя определенное мировоззрение с определенным отношением к ценностям традиционной культуры и выдвигающему альтернативную традиционную систему не только эстетических, но и этических ценностей. Все

остальные музыкальные направления, кроме рока, такой особенности не имеют.

Несмотря на то, что рок-музыка - это один из относительно немолодых музыкальных стилей, до сих пор он не теряет своей актуальности. По всей стране продолжают создаваться новые рок-коллективы. Однако следует констатировать, что в силу некоторых объективных и субъективных обстоятельств (высокие цены на аренду помещений, частные случаи неокупаемости концертов, политика правительства регионов) этот процесс идет значительно медленнее в небольших провинциальных городах. В Республике Бурятия неформальное движение молодежи развивается особенно бурно в последние годы. При этом представители различных неформальных объединений группируются в основном вокруг различных музыкальных коллективов. В городе Улан-Удэ существуют рок-группы, играющие музыку в различных направлениях: металл, хард-кор, панк-рок и другие. Преобладающими на современной музыкальной сцене республики стали такие новые направления, как альтернатива, эмо-металл, нью-метал. В целом же налицо смешение всех стилей и направлений [2, 94]. К сожалению, в рамках одной статьи не представляется возможным подробно описать все рок-коллективы, существовавшие и существующие на данный момент в республике. Однако нельзя не отметить такие известные далеко за ее пределами группы, как «Оргазм Нострадамуса» и «Аборт мозга», которые являются лицом панк-движения. Профессиональным подходом к музыке отличаются также группы «NoiZZ», «Афазия», «STORM», участники последней формируют свой образ исходя из трех главных составляющих: качественного звучания, внешнего вида и поведения на сцене. Оригинальностью идеи и исполнения отличался существовавший ранее рок-коллектив «Империя снегов» - единственная рок-группа которая исполняла рок-музыку на бурятском языке. Наряду с уже достаточно известными музыкальными группами, существуют и менее знаменитые коллективы. При этом многие из них не имеют в наличии необходимой для творчества аппаратуры и репетиционных точек. Это зачастую становится причиной объединения молодых людей в музыкальные группы на дому.

В заключение следует отметить, что нынешние неформальные молодежные субкультуры, как и любые другие, представляют собой весьма сложную систему, включающую в себя множество субкультурных элементов, каждый из которых имеет немаловажное значение для формирования ее специфики. Одним из таких элементов и одновременно самостоятельным культурным феноменом выступает рок-музыка, являющаяся важной составной частью целостной системы рок-культуры. В случае с неформалами сплав рок-музыки и слова создает определенный образный язык, в соответствии с которым у молодых людей формируются важные основы мировоззрения, определяющие в конечном итоге их отношение к обществу, общественным нормам и традиционным для общества ценностям, вырабатываются определенные эталоны и стили поведения. Поэтому всестороннее, глубокое изучение, анализ различных на-

правлений рок-музыки как важной духовной составляющей неформальных молодежных объединений, несомненно, позволит проникнуть в их суть, выявить те специфические характеристики, которые свойственны той или иной молодежной субкультуре.

Литература

1 Абраменкова В.В. Подростковая субкультура как пространство самореализации // Мир психологии. - 2008. - N° 1. - С. 175-189.

2. Бардаханов Г. Молодежь за: велосипед, скейт и рок-музыку // Город, устремленный в будущее. - Улан-Удэ, 2008. - № 3. - С. 95-96.

3. Башкатов И.П. Психология асоциально-криминальных групп подростов и молодежи / И.П. Башкатов. - М. : Изд-во моск. психол.-социол. ин-та. - М, Воронеж, 2002. - 416 с.

4. Горбачева А. С. Взаимосвязь нравственного и эстетического воспитания в школьном музыкальном образовании // Духовнонравственное образование и воспитание молодежи : материалы Всерос. науч-практ. конф., г. Орел, 27-28 марта 2008 г. - Орел, 2008. - С. 56-59

5. Громов А.В. Неформалы: кто есть кто? / Громов А.В., Кузин О.С. - М. : Мысль, 1990. - 271 с.

6. Запесоцкий А. Молодежь в современном мире : проблемы индивидуализации и социокультурной интеграции / А. Запесоцкий. - СПб., 1996. - 350 с.

7. Запесоцкий А.С. Музыка и молодежь / А.С. Запесоцкий. -М. : Знание, 1988. - 64 С.

8. Запесоцкий А. Эта непонятная молодежь: проблемы неформальных молодежных объединений / А. Запесоцкий, А. Файн.

- М. : Профиздат, 1990. - 224 с.

9. Исхакова Н.Р. Музыкальные предпочтения молодежи / Исхакова Н.Р., Болтачев Р.Р. // Социол. исслед. - 2006. - № 6. - С. 103-106.

10. Королев О. Краткий энциклопедический словарь джаз, рок и поп музыки: термины, понятия / О. Королев. - М. : Музыка, 2002. - 167 с.

11. Косарецкая С.В. Наркотики и молодежная субкультура // Внешкольник. - 2003. - № 2. - С. 19-20.

12. Кузьмина В.А. Days of pece & musik // Бремя развлечений: Otium в Европе. XVII-XX вв. - СПб, 2006. - С. 316 - 328.

13. Левикова С.И. Готика как она есть // Философские науки.

- 2006. - № 8. - С. 91-101.

7. Лисовский В.Т. Советское студенчество: социологические очерки / В.Т. Лисовский. - М. : Высшая школа, 1990. - 303 с.

14. Мельник Л. И. Особенности молодежных субкультур на примере хип-хопа : автореф. дис. ... канд. филос. наук. - Ростов н/ Д., 2007. - 22 с.

15. Рок-музыка в СССР: опыт популярной энциклопедии / сост. Троицкий А.К. - М. : Книга, 1990. - 284 с.

16. Семина А. Е. Молодежная субкультура в эстетическом воспитании подростков // Искусство и образование. - 2008. - № 3. -С.111-115.

17. Сергеев С. А. Молодежные субкультуры в Республике // Социология молодежи. - 1998. - № 11. - С. 95-102.

18. Суртаев В.Я. Социокультурное творчество молодежи: методология, теория, практика / В.Я. Суртаев. - СПб. : С.-Петерб. гос. унт-т. культуры и искусств, 2000. - 207 с.

Literature

1. Abramenkova V.V. Teeenagers’ subculture as a space for self-actualization// The World of Psychology. - 2008. - №1. - P. 175-189.

2. Bardakhanov G. Youth for: bicycle, skate and rock music// The Town of Future. - Ulan-Ude, 2008. - №3. - P. 95-96.

3. Bashkatov I.P. The Psychology of abnormal-criminal teenagers and youth groups/ I.P. Bashkatov. - M.: Moscow Institute of Psychology and Sociology Publishing House. - M., Voronezh, 2002. - 416 P.

4. Gorbacheva A.S. Interrelation of moral and aesthetic upbringing in school musical education// Spiritual-Moral Education and Upbringing of Youth: materials of All-Russia scientific conference, Oryol, March 27-28, 2008. - Oryol, 2008. - P.56-59.

5. Gromov A.V. Informals: Who is Who?/ Gromov A.V., Kuzin O.S. - M.: Mysl, 1990.- 271 p.

6. Zapesotsky A. Youth in the modern world: problems of individualization and sociocultural integration/ A. Zapesotsky. -St.Petersburgh, 1996. - 350p.

7. Zapesotsky A.S. Music and youth/ A. S. Zapesotsky. - M.: Znanie, 1988. - 64p.

8. Zapesotsky A. This strange youth: problems of informal youth associations/ A. Zapesotsky, A.Fain. - M.: Profizdat, 1990. - 224p.

9. Iskhakova N.R. Musical preferences of the youth/ Iskhakova N.R., Boltachev R.R.// Sociological Researches. - 2006. - №6. -P.103-106.

10. Korolyov O. Brief encyclopedic dictionaryof Jazz, Rock and Pop Music: terms, notions/ O.Korolyov. - M.: Muzyka, 2002. -167p.

11. Kosaretskaya S.V. Drugs and youth subculture// Vneshkol-nik. - 2003. - №2. - P.19-20.

12. Kuzmina V.A........//

13. Levikova S.I. Gothics as it is// Philosophical Sciences. -

2006.- №8. - P. 91-101.

14. Lisovsky V.T. Soviet students: sociological essays/

V.T.Lisovsky.- M.: Vysshaya Shkola, 1990. - 303p.

15. Melnik L.I. Peculiarities of youth subcultures on the basis of hip-hop: thesis synopsis ...candidate of philosophy. - Rostov-on-Don,

2007. - 22p.

16. Rock-music in the USSR: experience of popular encyclopedia/ compiled by Troitsky A.K. - M,: Kniga, 1990. - 284p.

Сведения об авторах

Чечева Анастасия Владимировна - аспирант кафедры культурологии Восточно-Сибирской государственной академии культуры и искусств, научный сотрудник Республиканского художественного музея им. Ц.С. Сампилова, г. Улан-Удэ, e-mail nas_84@list.ru

Data on authors

^echeva Anastasiya Vladimirovna - post-graduate student of East Siberian State Culture and Arts Academy History and Culture Theory Department, Research assistant of the Ts. Sampilov Republican Art Museum, Ulan-Ude, e-mail nas_84@list.ru

УДК 008 ББК 71.00

А. А. Лобова

ГРАНИ ПОВСЕДНЕВНОСТИ СРЕДНЕВЕКОВОЙ ЖЕНЩИНЫ

В статье рассматриваются особенности повседневной жизни женщины позднего средневековья, восприятие ею мира повседневных забот и специфика представлений женщины о себе и о семье на материале частной переписки Маргарет Пастон (XVв.) и источников по истории средневековой Руси.

Ключевые слова: культура повседневности, позднее средневековье, Англия, Древняя Русь, повседневная жизнь, женщина.

A.A. Lobova

FACETS OF EVERYDAY LIFE OF MEDIEVAL WOMAN

The article is devoted to the idea of woman in the Late Middle Ages in England and in Russia. The author analyses the images of women in medieval literature and women 's private letters to show the changes in minds of people concerning the idea of woman. The author examines the role and position of women in family and society and women 's view to her gender role.

Key words: Everyday culture, Late Middle Ages, England, Ancient Russia, everyday life, woman.

В последнее время сфера повседневного привлекает все большее внимание исследователей. Изучение повседневности позволяет понять историю изнутри, отталкиваясь от самого человека, его внутренних побуждений и установок.

Что же понимать под повседневностью? На этот счет существует множество точек зрения. Наиболее значимые концепции повседневности, хотя и различаются между собой, все же имеют много сходного в понимании этой проблемы. Все исследователи сходятся в том, что повседневность представляет собой особую сферу опыта. Так, Гуссерль отождествлял отчасти жизненный мир с миром нашего повседневного опыта, наивной субъективности, то есть с миром естественной установки, предшествующей научной объективности.

С точки зрения основателя феноменологической социологии А. Шюца, повседневность - это сфера человеческого опыта, характеризующаяся особой формой восприятия и осмысления мира, возникающей на основе трудовой деятельности, обладающая рядом характеристик, среди которых уверенность в объективности и самоочевидности мира и социаль-

ных взаимодействий, что, собственно, и есть естественная установка [11, 49-50].

Вслед за Гуссерлем и Шюцем современные исследователи повседневности подчеркивают, что в рамках социальной феноменологии жизненный мир предстает как всеохватная сфера человеческого опыта, ориентаций и действий, посредством которых люди осуществляют свои планы, дела и интересы, манипулируя объектами и общаясь с другими людьми [ 12, 104].

Большой вклад в изучение повседневности и ее определение внесли историки, и прежде всего Фернан Бродель, который обращал внимание на то, что условия повседневного существования человека, тот культурно-исторический контекст, на фоне которого разворачивается жизнь человека, его история, оказывают определяющее влияние на поступки и поведение людей. Новое слово в исследовании повседневности принадлежит немецкому социологу Норберту Элиасу, а также французской исторической школе «Анналов», представленной Марком Блоком и Люсьеном Февром. Они изучали особенности сознания не выдающихся исторических личностей, а массового «безмолвствующего большинства», и его