Научная статья на тему 'Место договора управления залогом в системе гражданско- правовых договоров России'

Место договора управления залогом в системе гражданско- правовых договоров России Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

CC BY
118
13
Поделиться
Ключевые слова
ДОГОВОР УПРАВЛЕНИЯ ЗАЛОГОМ / АГЕНТСКИЙ ДОГОВОР / ДОГОВОР ДОВЕРИТЕЛЬНОГО УПРАВЛЕНИЯ ИМУЩЕСТВОМ / ДОГОВОР ПРОСТОГО ТОВАРИЩЕСТВА / ДОГОВОР КОМИССИИ / COLLATERAL MANAGEMENT AGREEMENT / AGENCY AGREEMENT / TRUST MANAGEMENT AGREEMENT / PARTNERSHIP AGREEMENT / COMMISSION AGREEMENT

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Михалевская Илона Сергеевна

Рассмотрен вопрос о месте договора управления залогом в системе гражданских правовых договоров. Обосновано вывод, что договор управления залогом существенно отличается как от договора доверительного управления имуществом, так и от договора комиссии. Договор управления залогом не соотносится с договором простого товарищества это различные модели договоров. Указание на возможность применения к правам и обязанностям залогодержателей правил договора простого товарищества является юридико-техническим приемом. На основе анализа признаков договора управления залогом и агентского договора, обоснован вывод, что договор управления залогом является разновидностью агентского договора.

Place of pledge management agreement in the system of civil law agreements of Russia

The article deals with the place of the contract of pledge management in the system of civil legal contracts. A special conclusion is that the collateral management agreement is substantially different from contract of trust management of property, and the agreement of the Commission. A collateral management agreement is not related to a simple partnership agreement these are different models of agreements. An indication of the possibility of applying the rules of a partnership agreement to the rights and obligations of the pledgee is a legal and technical method. Based on the analysis of the characteristics of the collateral management agreement and the Agency agreement, the conclusion that the contract of collateral management is a kind of Agency agreement.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Место договора управления залогом в системе гражданско- правовых договоров России»

УДК 34

ББК 67 © И.С. Михалевская, 2018

Научная специальность 12.00.03 — гражданское право; предпринимательское право; семейное право;

международное частное право

МЕСТО ДОГОВОРА УПРАВЛЕНИЯ ЗАЛОГОМ В СИСТЕМЕ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫХ ДОГОВОРОВ РОССИИ

Илона Сергеевна Михалевская, соискатель кафедры гражданского права

Российская академия адвокатуры и нотариата (105120, Москва, Малый Полуярославский пер., д. 3/5) E-mail: aspirant-ilona@mail.ru

Научный руководитель: профессор кафедры гражданского права Московского государственного юридического университета им. О.Е. Кутафина (МГЮА), доцент, доктор юридических наук Д.Е. Богданов

Аннотация. Рассмотрен вопрос о месте договора управления залогом в системе гражданских правовых договоров. Обосновано вывод, что договор управления залогом существенно отличается как от договора доверительного управления имуществом, так и от договора комиссии. Договор управления залогом не соотносится с договором простого товарищества — это различные модели договоров. Указание на возможность применения к правам и обязанностям залогодержателей правил договора простого товарищества является юридико-техническим приемом. На основе анализа признаков договора управления залогом и агентского договора, обоснован вывод, что договор управления залогом является разновидностью агентского договора.

Ключевые слова: договор управления залогом, агентский договор, договор доверительного управления имуществом, договор простого товарищества, договор комиссии.

PLACE OF PLEDGE MANAGEMENT AGREEMENT IN THE SYSTEM OF CIVIL LAW AGREEMENTS OF RUSSIA

Ilona S. Mikhalevskaya, competitor of the chair of civil law

Russian Academy of Advocacy and Notaries (105120, Moscow, Maliy Poluyaroslavskiy per., d. 3/5) E-mail: aspirant-ilona@mail.ru

Supervisor: professor of the Department of Civil Law of the Moscow State Law University named after O.E. Kutafin (MGUA), associate professor, doctor of legal sciences, D.E. Bogdanov

Annotation. The article deals with the place of the contract of pledge management in the system of civil legal contracts. A special conclusion is that the collateral management agreement is substantially different from contract of trust management of property, and the agreement of the Commission. A collateral management agreement is not related to a simple partnership agreement — these are different models of agreements. An indication of the possibility of applying the rules of a partnership agreement to the rights and obligations of the pledgee is a legal and technical method. Based on the analysis of the characteristics of the collateral management agreement and the Agency agreement, the conclusion that the contract of collateral management is a kind of Agency agreement.

Keywords: collateral management agreement, Agency agreement, trust management agreement, partnership agreement, commission agreement.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Citation-индекс в электронной библиотеке НИИОН

Для цитирования: Михалевская И.С. Место договора управления залогом в системе гражданско-правовых договоров России. Вестник Московского университета МВД России. 2018;(5):78—85.

Необходимость установления места договора управления залогом в системе гражданско-правовых договоров имеет важное значение. Неопределенность в этом вопросе может создать трудности в понимании существа прав и обязанностей сторон договора, оформлении договорной документации, повлиять на оформление бухгалтерской отчетности, а также налогообложения.

Для определения правовой природы и места договора управления залогом в системе гражданско-правовых договоров необходимо установить его квалифицирующие признаки.

Ю.В. Романец в качестве основного признака договора видит его направленность на конечные эконо-

мические и юридические результаты, на достижение которых направлены основные действия участников договора. «Классификация по признаку направленности является основной в системе договорного права. В ней, в частности, выделяется группы договоров, направленные на:

♦ передачу имущества в собственность;

♦ передачу имущества во временное пользование;

♦ выполнение работы (оказание услуги);

♦ передачу имущества в собственность с условием возврата такого же количества имущества того же рода и качества».

В отношении правовой природы договора управления залогом в литературе были высказана позиция,

что это договор на оказание услуг. В частности, Ю.С. Харитонова полагает, что данный договор можно было бы отнести к договорам об оказании услуг, а именно к посредническим договорам.

В рамках исследования не рассматривается вопрос о понятии услуги в гражданском праве. Достаточно отметить, что данная проблема уже длительное время анализируется в науке гражданского права. Поэтому мы только присоединяемся к позиции Д.И. Степанова следующим образом сформулировавшем понятие услуги как объекта гражданских прав: «Услуги — разновидность объектов гражданских правоотношений, выражающихся в виде определенной правомерной операции, т.е. в виде ряда целесообразных действий исполнителя либо в деятельности, являющейся объектом обязательства, имеющей нематериальный эффект, неустойчивый вещественный результат либо овеществленный результат, связанный с другими договорными отношениями, и характеризующийся свойствами осуществимости, неотделимости от источника, моментальной потребляемости, нефор-мализованности качества».

Л.Ю. Василевская уточняет высказанную Ю.С. Харитоновой позицию и утверждает, что применительно к договору об управлении залогом опосредуются отношения по представлению особого вида услуг, выражающихся, прежде всего в юридических действиях управляющего залогом. Автор далее поясняет, что «речь идет о заключении договора залога (абз. 2 п. 1 ст. 356 ГК РФ), т.е. о таких действиях, которые носят, как правило юридический характер, а именно: стр ахов ание и р аспоряжение находящегося у залогодержателя заложенного имущества — заключение договора страхования и иных сделок по предоставлению имущество во владение или пользование (п. 1 ст. 343 ГК РФ), заключение соглашения о замене и восстановлении предмета залога (ст. 345 ГК РФ), реализация заложенного имущества (ст.ст. 350, 350-1 ГК РФ), заключение соглашения о передаче договора (абз. 3 п. 1 ст. 356 ГК РФ), сделки с заложенным имуществом и др.». Однако кроме юридических действий Л.Ю. Василевская полагает, что управляющий может принять на себя обязанность одновременно совершать и фактические действия, которые служат определенным дополнением к юридическим действиям, т.е. имеют зависимый от них субсидиарный характер.

Л.Ю. Василевская указывает на субсидиарный характер фактических действий управляющего залогом,

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

поскольку из смысла ст. 356 ГК РФ вытекает возможность указанного субъекта на осуществление только юридических действий, поскольку в данной норме особо не оговаривается возможность совершения также и фактических действия как это предусмотрено, например, в отношении агента (ст. 1005 ГК РФ) и доверительного управляющего (ст. 1012 ГК РФ). Однако, по нашему мнению, право и обязанность совершения фактических действий не принимаются управляющим залогом по своему усмотрению, как пишет Л.Ю. Василевская, они должны включаться непосредственно в совершаемые им юридические действия. Управляющий залогом должен исполнить свои обязательства надлежащим образом, а это практически невозможно, если юридические действия будут совершаться без необходимой предварительной подготовки посредством совершения фактических действий, например, подготовки проекта соответствующего соглашения.

Поскольку договор управления залогом относится к договорам об оказании юридических услуг и потому есть необходимость отграничить данный договор от других гражданско-правовых договоров, также опосредующих отношения по оказанию юридических услуг с тем, чтобы определить место договора управления залогом в системе гражданско-правовых договоров в России.

Прежде всего, договор управления залогом следует отграничить от договора доверительного управления имуществом. Для названных договоров общим является то, что оба договора опосредуют отношения по управлению соответствующим имуществом (ст. 356 и ст. 1012 ГК РФ). По договору управления залогом к управляющему залогом переходят под управление права и обязанности залогодержателей. Таким образом, основной обязанностью и управляющего залогом и доверительного управляющего является управление имуществом своих контрагентов.

Однако, что представляют собой предметы залога и доверительного управления имуществом? Согласно ст. 336 ГК РФ предметом залога может быть всякое имущество, в том числе вещи и имущественные права, за исключением имущества, на которое не допускается обращение взыскания, требований, неразрывно связанных с личностью кредитора, в частности, требований об алиментах, о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, и иных прав, уступка которых другому лицу запрещены законом. Следовательно, по договору управления залогом к управляю-

щему залогом переходят права и обязанности залогодержателей на всякое имущество, находящееся в залоге, т.е. на вещи и имущественные права, за вышеуказанными изъятиями.

В соответствии со ст. 1013 ГК РФ объектами доверительного управления могут быть предприятия и другие имущественные комплексы, отдельные объекты, относящиеся к недвижимому имуществу, ценные бумаги, права, удостоверенные бездокументарными ценными бумагами, исключительные права и другое имущество.

Таким образом, и по договору управления залогом и по договору доверительного управления имуществом, в отношении понимания имущества, передаваемого по договорам, разночтений, кроме терминологических, не наблюдается.

В литературе отмечается, что договор доверительного управления имуществом характеризуются разделением отношений на две части: внутренние (между учредителем и управляющим), содержанием которых является обязательство управляющего по оказанию услуг учредителю и внешние (между учредителями и третьими лицами, а также между управляющим и третьими лицами, содержание которых можно обозначить как возможность управляющего осуществлять и отчуждать права, находящиеся в управлении.

Сходство между договором доверительного управления имуществом и договором управления залогом наблюдается и в части правового режима полученного в ходе управления имущества. Имущество, полученное в результате доверительного управления, поступает в собственность учредителя управления. Имущество, полученное управляющим залогом в интересах залогодержателей, являющихся сторонами договора управления залогом, в том числе в результате обращения взыскания на предмет залога, поступает в долевую собственность залогодержателей.

Общее в названных договорах проявляется также в том, что оба договора являются возмездными, двусторонними, фидуциарными.

Однако между договором управления залогом и договором доверительного управления имуществом имеются и существенные отличия.

Если договор управления залогом является кон-сенсуальным договором, то договор доверительного управления имуществом — реальным. Сделки с переданным в доверительное управление имуществом доверительный управляющий совершает от своего

имени, указывая при этом, что он действует в качестве такого управляющего. Эти условие считаются соблюденным, если при совершении действий, не требующих письменного оформления, другая сторона информирована об их совершении доверительным управляющим в этом качестве, а в письменных документах после имени или наименования доверительного управляющего сделана пометка «Д.У.» (п. 3 ст. 1012 ГК РФ).

По договору управления залогом управляющий залогом при осуществлении прав залогодержателей и исполнении их обязанностей действует от их имени и в их интересах. Полномочия управляющего залогом определяются договором управления залогом (п. 3 ст. 356 ГК РФ), поэтому при совершении действий по осуществлению прав залогодержателей и исполнению их обязанностей управляющий залогом обязан сообщить третьим лицам об объеме своих полномочий посредством предъявления договора.

Существенно отличаются по исследуемым договорам и объемы полномочий управляющего залогом и доверительного управляющего. У управляющего залогом объем полномочий зависит от содержания соответствующих прав и обязанностей залогодержателей, которые он обязан осуществить на наиболее выгодных для контрагентов условиях. При этом договором может быть предусмотрены, что отдельные правомочия залогодержателей могут быть осуществлены управляющим залогом лишь с предварительного согласия кредитора (кредиторов (п. 3 ст. 356 ГК РФ). Какой-то иной вариант поведения управляющий залогом не может избрать.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В отличие от правового положения управляющего залогом, доверительный управляющий согласно п. 1 ст. 1020 ГК РФ осуществляет в пределах, предусмотренных законом и договором доверительного управления, правомочия собственника в отношении имущества, переданного в доверительное управление. Это означает, что имущество поступает во владение, пользование и распоряжение, однако с той оговоркой, что распоряжение недвижимым имуществом доверительный управляющий осуществляет в случаях, предусмотренных договором доверительного управления, следовательно, движимым имуществом доверительный управляющий вправе распоряжаться по своему усмотрению. И потому отнюдь не случайно, что столь широкий спектр прав доверительного управляющего вызвал в науке гражданского права дискуссию в отно-

шении определения правовой природы прав доверительного управляющего на соответствующее имущество. Так, по данному вопросу была высказана позиция, что права на имущество доверительного управляющего представляют собой ограниченное вещное право. Другие авторы утверждают, что право доверительного управляющего на имущество является обязательственным с вещно-правовыми элементами.

Л.Ю. Михеева практически полностью отрицает наличие даже какого-либо минимально необходимого набора признаков, позволяющих характеризовать право доверительного управляющего в качестве вещного права. Позиция указанного автора была поддержана также В.В. Витрянским.

Дискуссия по данному вопросу, видимо, будет продолжаться, поскольку высказываемые авторами позиции, несмотря на свою аргументацию, остаются, тем не менее, критично уязвимыми. Так, В.В. Витрян-ский, поддерживая Л.М. Михееву пишет: «Л.Ю. Михеева убедительно доказывает, что правоотношения, связанные с доверительным управлением имуществом, не обладают даже минимально необходимым набором признаков, присущих всякому вещному праву. В частности, как обоснованно указывает Л.Ю. Михеева, «доверительный управляющий, даже получив право распоряжения и по составу правомочий приблизившись к собственнику, не вправе использовать их в своем интересе... Интерес управляющего законодатель видит лишь в получении им вознаграждения за оказание определенных (правда, весьма специфических) услуг».

Однако, как представляется, позиция и названных авторитетных ученых является весьма критичной. Дело в том, что согласно ст. 1023 ГК РФ доверительный управляющий имеет право на вознаграждение, предусмотренное договором доверительного управления имуществом за счет доходов от использования этого имущества. Это очень важный момент и его необходимо подчеркнуть: доверительный управляющий имеет право на вознаграждение за счет доходов от использования имущества, переданного в доверительное управление. Таким образом, получение дохода — это не только интерес учредителя доверительного управления, но и самого доверительного управляющего: каков доход — таково и вознаграждение. Поэтому, по меньшей мере, ошибочной представляется позиция Л.Ю. Михеевой и В.В. Витрянского, что доверительный управляющий не действует в своем интересе. С

точки зрения ст. 1023 ГК РФ доверительный управляющий действует как в интересе учредителя, так и в своем интересе, в противном случае он останется без вознаграждения. Кроме того, интерес доверительного управляющего в получении вознаграждения обусловлен также и тем, что в качестве доверительного управляющего по общему правилу может выступать только индивидуальный предприниматель или коммерческая организация (ст. 1015 ГК РФ), деятельность которых направлена на систематическое получение прибыли от оказания соответствующих услуг (п. 1 ст. 2 ГК РФ).

Таким образом, доверительное управление, по общему правилу, оказывается одним субъектом другому не на началах альтруизма или иной формы человеколюбия, а в целях получения соответствующего дохода. Наконец, Л.Ю. Михеевой и В.В. Витрянскому следовало бы также учесть и легальное понятие субъективного гражданского права, указанное в п. 2 ст. 1 ГК РФ, в соответствии с которым граждане (физические лица) и юридические лица, приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе. Таким образом, доверительный управляющий своей волей осуществляет свои права доверительного управляющего и, кроме того не только в интересе учредителя управления, но и в своем интересе.

Исходя из вышеизложенного, можно утверждать, что если права управляющего залогом являются только обязательственными, то права доверительного управляющего являются вещными, по своей природе приближающимися к правам собственника, что является важным отличием в их правовом положении.

В этой связи вызывает интерес «Конвенция о праве, применимом к доверительной собственности и ее последующем признании» (Гаага, 1 июля 1985 г.), поскольку она была ратифицирована рядом стран, относящихся к континентальной правовой семье, например, Италией, Люксембургом, Нидерландами и Швейцарией. Указанная конвенция прямо оперирует категорией «доверительной собственности». Это означает, что отрицание «вещной природы» доверительного управления со ссылкой на то, что она противоречит континентальной правовой традиции, является необоснованным.

Договор доверительного управления может быть заключен на срок, не превышающий пяти лет. Для отдельных видов имущества, передаваемого в доверительное управление, законом могут быть установлены иные предельные сроки, на которые может быть заключен

договор. При отсутствии заявления одной их сторон о прекращении договора по окончании срока его действие, он считается продленным на тот же срок и на тех же условиях, какие были предусмотрены в договоре.

Поскольку договор управления залогом имеет зависимое значение по отношению к договору залога и не может существовать вне зависимости от залога, а сам залог имеет зависимое значение по отношению к обеспечиваемому залогом обязательству, то моментом окончания договора управления залогом является прекращение обеспеченного залогом обязательства.

Наконец, доверительный управляющий в гражданском обороте действует от своего имени (п. 3 ст. 1012 ГК РФ), а управляющий залогом от имени залогодержателей (абз. 2 п. 1 ст. 356 ГК РФ). Правда, возникает вопрос о том, в каком качестве будет выступать в гражданском обороте управляющий залогом, если он одновременно будет являться и залогодержателем по соответствующему договору залога? Представляется, что цель договора управления залогом состоит в том, чтобы должным образом обеспечить осуществление прав и исполнение обязанностей всего коллектива залогодержателей, поэтому управляющий залогом во всех случаях выступает от имени всех залогодержателей.

Таким образом, договор управления залогом, несмотря на некоторое сходство с договором доверительного управления имуществом, по многим положениям отличается от него принципиально. Договор управления залогом нельзя квалифицировать в качестве разновидности договора доверительного управления имуществом. Также представляется, что недопустимо применять к отношениям управления залогом нормы, регулирующих договор доверительного управления, что предлагает Ю.С. Харитонова и против чего возражает Л.Ю. Василевская. На наш взгляд, это невозможно даже в субсидиарном порядке.

Согласно ст. 1019 ГК РФ возможна ситуация, когда в доверительное управление будет передано имущество, обремененное залогом. В этом случае залогодержатель, по-прежнему, сохраняет права обратить взыскание на заложенное имущество (п. 1 ст. 1019 ГК РФ). Доверительный управляющий должен быть предупрежден о том, что передаваемое ему имущество обременено залогом и, если доверительный управляющий не знал и не должен был знать о данном обстоятельстве, он вправе потребовать в суде расторжения договора доверительного управления имуществом и уплаты ему вознаграждения за один год. Однако если

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

доверительный управляющий не обратится в суд по поводу расторжения договора доверительного управления имуществом, а залогодержатель заключит с другим лицом договор управления залогом. У него ведь сохраняются все права на предмет залога (п. 1 ст. 1019 ГК РФ). Возможно ли такое сочетание договоров на соответствующее имущество? Не поглотит ли в этом случае договор доверительного управления имуществом договор управления залогом? В данном случае имеет место конфликт интересов между доверительным управляющим, получившим обремененное залогом имущество от учредителя доверительного управления и управляющим залогом, которому залогодержатель передал его права и обязанности. На наш взгляд, данную конфликтную ситуацию можно разрешить, используя по аналогии правила ст. 398 ГК РФ, предусматривающих «старшинство прав». Кроме того, такое явление в праве как «старшинство прав» закреплено также в ст.ст. 342, 342-1, п. 6 ст. 1252 ГК РФ. Исходя из изложенного, права залогодержателя будут пользоваться приоритетом перед правами доверительного управляющего имуществом, а права управляющего залогом — перед доверительным управляющим.

В известной мере у договора управления залогом имеются ряд общих признаков с договором комиссии. По договору комиссии одна сторона (комиссионер) обязуется по поручению другой стороны (комитента) совершить одну или несколько сделок от своего имени, но за счет комитента (п. 1 ст. 990 ГК РФ). Суть комиссионных правоотношения состоит в том, что комиссионер либо продает вещь комитента и передает впоследствии ему соответствующие денежные средства, либо приобретает оговоренную вещь для комитента за счет его средств и впоследствии передает ему приобретенное имущество.

Элементы управления проявляются не только в том, что комиссионер совершает указанные сделки, но и в том, что принятое не себя поручение комиссионер обязан исполнить на наиболее выгодных для комитента условиях в соответствии с указаниями комитента, а при отсутствии в договоре таких условий — в соответствии с обычаями или иными обычно предъявляемыми требованиями. При этом закон допускает возможность отступления комиссионером от указаний комитента (ст.ст. 992, 995 ГК РФ). Кроме этого, при определенных обстоятельствах, комиссионер обязан принять меры по охране прав комитента, сбору необходимых доказательств (п. 2 ст. 993, п. 2 ст. 998 ГК

РФ), а также по страхованию имущества комитента (п. 3 ст. 998 ГК РФ). Наконец, если иное не предусмотрено договором комиссии, комиссионер вправе в целях исполнения договора комиссии заключить договор субкомиссии с другим лицом, оставаясь при этом ответственным за действия субкомиссионера перед комитентом.

Общее между исследуемыми договорами проявляется также и в том, что в них складываются как внутренние отношения (между комиссионером и комитентом, управляющим залогом и залогодержателями), так и внешние отношения (между комиссионером, управляющим залогом и третьими лицами). Следует также отметить, что оба указанных договора являются возмездными, консенсуальными, двусторонними, фидуциарными, посредническими, направленными на оказание юридических услуг.

Однако эти договоры по ряду других признаков существенно отличаются друг от друга. Прежде всего, комиссионер действует только от своего имени, а управляющий залогом от имени залогодержателей.

Анализируемые договоры самым существенным образом отличаются друг от друга по их предметам. По договору комиссии комиссионер обязуется совершить по поручению комитента одну или несколько сделок. Это, на наш взгляд, важный момент, который не всегда находит адекватное толкование в литературе, поэтому есть необходимость его подчеркнуть: комиссионер совершает одну или несколько сделок. Таким образом, это одна сделка или несколько сделок, но таких, которые точно определенны в договоре комиссии. Это не совершение каких-либо иных юридических действий, — это только одна или несколько точно определенных сделок. При этом, как отмечает А.В Егоров, это не абстрактная сделка, например, купля-продажа, а сделка купли-продажи определенного товара.

Управляющий залогом вправе совершать неограниченное количество как юридических действий, так сделок при осуществлении прав и исполнении обязанностей залогодержателей. Для него главное — это то, чтобы все эти юридические действия или сделки были совершены им на наиболее выгодных для залогодержателей условиях.

Есть еще одно важное отличие. Комиссионер вправе совершать сделки лишь в отношении вещей. Так, в п. 2 ст. 990 ГК РФ говорится о товаре, в ст. 996 ГК РФ — о вещах. Правда, в ст.ст. 995, 998, 1004 ГК РФ идет речь уже об имуществе, но из смысла указан-

ных норм вытекает, что в этих нормах под имуществом понимаются вещи. Так, в ст. 1004 ГК РФ говорится о праве комиссионера сдать имущество на хранение за счет комитента, а в п. 2 ст. 998 ГК РФ закреплено правило о наружном осмотре имущества комитента. Следовательно, комиссионер не вправе совершать сделки с имущественными правами, как комитента, так и третьих лиц. Как пишет А.В. Егоров: «Оснований для признания комиссионного характера за сделкой, по которой одно лицо производит отчуждение имущественных (обязательственных, корпоративных) прав другого лица, мы не сможем обнаружить. Равным образом комиссионная модель не работает и для приобретения имущественных прав у третьего лица».

Что касается управляющего залогом, то он вправе совершать, как сделки, так и другие юридические действия, как с вещами, так и с имущественными правами.

Таким образом, несмотря на некоторое сходство, договор управления залогом существенно отличается от договора комиссии и не может быть квалифицирован как его разновидность.

Есть общие признаки у договора управления залогом и агентского договора. Согласно п. 1 ст. 1005 ГК РФ по агентскому договору одна сторона (агент) обязуется за вознаграждение совершить по поручению другой стороны (принципала) юридические и иные действия от своего имени, но за счет принципала либо от имени и за счет принципала. Как видим, из данной нормы агент может выступать, как и управляющий залогом, от имени контрагента по договору в данном случае от имени принципала. Агент может совершать как юридические, так и фактические действия. Агентский договор также как и договор доверительного управления и комиссии является посредническим договором, направленным на оказание юридических услуг. Данный договор является двусторонним, возмездным, консенсуальным, фидуциарным договором. У агента могут быть общие полномочия без их конкретизации. Следует отметить, что и у управляющего залогом полномочия могут быть также общими: он должен совершать юридические и фактические действия в интересах залогодержателей при осуществлении их прав и исполнении обязанностей.

Отличий между исследуемыми договорами немного. Так, если иное не предусмотрено агентским договором, агент вправе в целях исполнения договора заключить субагентский договор с другим лицом, оставаясь ответственным за действия агента перед

принципалом. В агентском договоре может быть предусмотрена обязанность агента заключить субагентский договор с указанием или без указания конкретных условий такого договора.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Есть некоторые отличия в ограничениях правомочий сторон по указанным договорам. Так, кредиторы по договору управления залогом не вправе осуществлять свои права и обязанности залогодержателей до момента прекращения договора. В свою очередь и управляющий залогом может быть по договору ограничен в осуществлении определенных правомочий залогодержателей и осуществлять их только с предварительного согласия кредиторов (п. 3 ст. 356 ГК РФ).

Законом предусмотрено установление определенных ограничений прав принципала и агента. Так, согласно п. 1 ст. 1007 ГК РФ агентским договором может быть предусмотрено обязательство принципала не заключать аналогичных агентских договоров с другими агентами, действующими на определенной в договоре территории, либо воздерживаться от осуществления на этой территории самостоятельной деятельности, аналогичной деятельности, составляющей предмет агентского договора. Агентским договором может быть предусмотрено также обязательство агента не заключать с другими принципалами аналогичных агентских договоров, которые должны исполняться на территории, полностью или частично совпадающей с территорией, указанной в договоре.

Отличием этих договоров состоит также в том, что агентский договор — это самостоятельный договор. Он может заключаться для совершения юридических и фактических действий в самых различных областях гражданского оборота, тогда как договор управления залогом обусловлен договором залога. Договор управления залогом без договора залога беспредметен. Предназначение договора управления залогом состоит в создании надлежащих условий для обеспечения исполнения обязательств, обремененных залогом. Однако можно поставить вопрос и под другим углом. Возможно ли в принципе заключение залогодержателями агентского договора для осуществления их прав и исполнения обязанностей. На наш взгляд, до закрепления в ГК РФ договора управления залогом это было бы вполне реально. Правовая регламентация отношений в целом была бы одинаковой, а нюансы регулирования могли быть предусмотрены в самом договоре в соответствии с общим правилом о свободе договора. В настоящее время есть договор управления залогом,

который во многом, в том числе по принципиальным вопросам, соответствует агентскому договору. Поэтому есть все снования признать данный договор разновидностью агентского договора. При этом следует иметь в виду, что согласно п. 4 ст. 1005 ГК РФ законом могут быть предусмотрены особенности отдельных видов агентского договора.

В качестве возражения может быть предложен следующий довод. Согласно п. 6 ст. 356 ГК РФ в части, не урегулированной данной нормой, если иное не вытекает из существа обязательств сторон, к обязанностям управляющего по договору управления залогом, не являющегося залогодержателем, применяются правила о договоре поручения. Однако к агентским отношениям в соответствии со ст. 1011 ГК РФ могут быть применены правила о договоре поручения или комиссии в зависимости от обстоятельств дела.

Литература

1. Алябьев Д.Н. Договор доверительного управления имуществом в гражданском праве России: Ав-тореф. дисс. ... канд. юрид. наук. Волгоград, 2000.

2. Баринова Е.А. Вещные права в системе субъективных гражданских прав // Актуальные проблемы гражданского права: Сб. ст. Вып. 6 / Под ред. О.Ю. Ши-лохвоста. М.: Норма, 2003. С. 137—174.

3. Бевзенко Р.С. Понятие и возникновение права залога // Закон. 2016. № 3. С. 26—37.

4. Брагинский М.М., ВитрянскийВ.В. Договорное право. Кн. 3: Договоры о выполнении работ и оказании услуг. М.: Статут, 2011.

5. Булыгин М.М. Доверительное управление имуществом в российском и зарубежном праве: Ав-тореф. дисс. ... канд. юрид. наук. М., 2004.

6. Василевская Л.Ю. Правовая квалификация договора управления залогом // Закон. 2016. № 3.

7. Горбунов В.В. Договор доверительного управления имуществом. Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2000.

8. Дятлев Д.М. Гражданско-правовые проблемы доверительного управления имуществом: Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. М., 2001.

9. Евдокимова Е.А. Сверхстаршинство определенной категории залогодержателей: сравнительно-правовое исследование // Закон. 2015. № 7. С. 191—202.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

10. Егоров А.В. Предмет договора комиссии // Актуальные проблемы гражданского права: Сб. ст. Вып. 5 / Под ред. В.В. Витрянского. М., 2002.

11. Зайцев О.Р. Доверительное управление имуществом: общая характеристика // Актуальные проблемы гражданского права: Сб. ст. Вып. 11. М.: Норма, 2007. С. 352—397.

12. Мазаев Д.В. Судебные правовые позиции в спорах о правах на средства индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий // Вестник арбитражной практики. 2015. № 6.

13. Михеева Л.Ю. Доверительное управление имуществом / Под ред. В.М. Чернова. М.: Юристъ, 1999.

14. Романец Ю.В. Система договоров в гражданском праве России: Моногр. М.: Норма, Инфра-М, 2013.

15. Романец Ю.В. Направленность договора как основа его квалификации // Право и экономика. 1999. № 9. С. 63—65.

16. Семенова Е.А. Практическое руководство для юрисконсульта. М.: Юстицинформ, 2013.

17. Соловьев А.М. Доверительное управление на рынке ценных бумаг. Дисс. ... канд. юрид. наук. Ставрополь, 2004.

18. Степанов Д.И. Услуги как объект гражданских прав. М.: Статут, 2005.

19. Турышев П.В. Траст и договор доверительного управления имуществом: Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. М., 1997.

20. Харитонова Ю.С. Договор управления залогом // Законы России. Опыт. Анализ. Практика. 2014. № 11. С. 15—20.

21. Шатохин О.Н. Договор доверительного управления имуществом в гражданском законодательстве Российской Федерации: Дисс. ... канд. юрид. наук. Белгород, 2004.

References

1. Alyab'yev D.N. Dogovor doveritel'nogo uprav-leniya imushchestvom v grazhdanskom prave Rossii: Avtoref. diss. ... kand. yurid. nauk. Volgograd, 2000.

2. Barinova E.A. Veshchnyye prava v sisteme sub-yektivnykh grazhdanskikh prav // Aktual'nyye problemy grazhdanskogo prava: Sb. st. Vyp. 6 / Pod red. O.Yu. Shi-lokhvosta. M.: Norma, 2003. S. 137—174.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

3. Bevzenko R.S. Ponyatiye i vozniknoveniye prava zaloga // Zakon. 2016. № 3. S. 26—37.

4. Braginskiy M.M., Vitryanskiy V.V. Dogovor-noye pravo. Kn. 3: Dogovory o vypolnenii rabot i oka-zanii uslug. M.: Statut, 2011.

5. Bulygin M.M. Doveritel'noye upravleniye imushchestvom v rossiyskom i zarubezhnom prave: Avtoref. diss. ... kand. yurid. nauk. M., 2004.

6. VasilevskayaL.Yu. Pravovaya kvalifikatsiya do-govora upravleniya zalogom // Zakon. 2016. № 3.

7. Gorbunov V.V. Dogovor doveritel'nogo upravleniya imushchestvom. Avtoref. diss. ... kand. yurid. nauk. Ekaterinburg, 2000.

8. DyatlevD.M. Grazhdansko-pravovyye problemy doveritel'nogo upravleniya imushchestvom: Avtoref. diss. ... kand. yurid. nauk. M., 2001.

9. Evdokimova E.A. Sverkhstarshinstvo opredelen-noy kategorii zalogoderzhateley: sravnitel'no-pravovoye issledovaniye // Zakon. 2015. № 7. S. 191—202.

10. EgorovA.V. Predmet dogovora komissii // Aktual'nyye problemy grazhdanskogo prava: Sb. st. Vyp. 5 / Pod red. V.V. Vitryanskogo. M., 2002.

11. Zaytsev O.R. Doveritel'noye upravleniye imushchestvom: obshchaya kharakteristika // Aktual'nyye problemy grazhdanskogo prava: Sb. st. Vyp. 11. M.: Norma, 2007. S. 352—397.

12. MazayevD.V. Sudebnyye pravovyye pozitsii v sporakh o pravakh na sredstva individualizatsii yuridic-heskikh lits, tovarov, rabot, uslug i predpriyatiy // Vest-nik arbitrazhnoy praktiki. 2015. № 6.

13. Mikheyeva L.Yu. Doveritel'noye upravleniye imushchestvom / Pod red. V.M. Chernova. M., 1999.

14. Romanets Yu.V. Sistema dogovorov v grazhdanskom prave Rossii: Monogr. M., 2013.

15. Romanets Yu.V. Napravlennost' dogovora kak os-nova yego kvalifikatsii // Pravo i ekonomika. 1999. № 9.

16. Semenova E.A. Prakticheskoye rukovodstvo dlya yuriskonsul'ta. M., Yustitsinform, 2013.

17. Solov'yev A.M. Doveritel'noye upravleniye na rynke tsennykh bumag. Diss. ... kand. yurid. nauk. Stavropol', 2004.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

18. Stepanov D.I. Uslugi kak ob"yekt grazhdanskikh prav. M.: Statut, 2005.

19. Turyshev P.V. Trast i dogovor doveritel'nogo upravleniya imushchestvom: Avtoref. diss. ... kand. yurid. nauk. M., 1997.

20. Kharitonova Yu.S. Dogovor upravleniya zalogom // Zakony Rossii. Opyt. Analiz. Praktika. 2014. № 11. S. 15—20.

21. Shatokhin O.N. Dogovor doveritel'nogo upravleniya imushchestvom v grazhdanskom zakonoda-tel'stve Rossiyskoy Federatsii: Diss. ... kand. yurid. nauk. Belgorod, 2004.