Научная статья на тему 'Меняем место работы. Меняем место работытрудовая мобильность в РФ'

Меняем место работы. Меняем место работытрудовая мобильность в РФ Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

CC BY
209
73
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Аннотация научной статьи по экономике и бизнесу, автор научной работы — Куприянова Зоя

The article presents data on the level and motives of voluntary potential professional mobility of working people in the Russian Federation from July 1991 through May 1998. Its statement is that a firm intention to change the job was expressed in May by 8 per cent of the working people interviewed. Other 16 per cent of them admit such a probability, 62 per cent are not going to do so, and 14 per cent still do not know what decision they would make. The level of these indicators is relatively stable for the whole time. The principal dominating motive for working mobility during all these years is discontent with the wage rate. This motive was mentioned by 56 per cent of those who answered the question. The first triplet of motives, beside this one, includes discontent with the conditions and organisation of work (22 per cent) and a claim to its essence and the opportunities of professional promotion (14 per cent). All other motives were reported by few working people. There is a noticeable growth of the number of those employees who mention motives for a supposed change of job, caused by a enforced dismissal (expiration of the term of employment, redundancy or apprehension that the 92 № 4 (36) июль-август 1998 Мониторинг общественного мнения enterprise could be closed and the workers sacked) (10 per cent). The group of workers willing to leave in connection with an intention to start their own business is extremely small (less than 2 per cent of potentially mobile employees). The article traces the options of change, preferable for mobile workers: the types of enterprises and sectors of the economy. About 80 per cent of those going to change the job do not know where they will work in the future. Thus, the actual intentions concerning the change of job are in many cases far from actualisation.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

We Change the Job. ReallyWorking Mobility in the Russian Federation

The article presents data on the level and motives of voluntary potential professional mobility of working people in the Russian Federation from July 1991 through May 1998. Its statement is that a firm intention to change the job was expressed in May by 8 per cent of the working people interviewed. Other 16 per cent of them admit such a probability, 62 per cent are not going to do so, and 14 per cent still do not know what decision they would make. The level of these indicators is relatively stable for the whole time. The principal dominating motive for working mobility during all these years is discontent with the wage rate. This motive was mentioned by 56 per cent of those who answered the question. The first triplet of motives, beside this one, includes discontent with the conditions and organisation of work (22 per cent) and a claim to its essence and the opportunities of professional promotion (14 per cent). All other motives were reported by few working people. There is a noticeable growth of the number of those employees who mention motives for a supposed change of job, caused by a enforced dismissal (expiration of the term of employment, redundancy or apprehension that the 92 № 4 (36) июль-август 1998 Мониторинг общественного мнения enterprise could be closed and the workers sacked) (10 per cent). The group of workers willing to leave in connection with an intention to start their own business is extremely small (less than 2 per cent of potentially mobile employees). The article traces the options of change, preferable for mobile workers: the types of enterprises and sectors of the economy. About 80 per cent of those going to change the job do not know where they will work in the future. Thus, the actual intentions concerning the change of job are in many cases far from actualisation.

Текст научной работы на тему «Меняем место работы. Меняем место работытрудовая мобильность в РФ»

имеют такую власть, какую они заслуживают", — формулой, ставшей чуть ли ни аксиомой гражданского сознания. С этой формулой согласны 36% опрошенных, а 51% ее отвергают. И, как показывает анализ, положительный ответ на этот вопрос высоко коррелирует с другими либеральными установками, в то время как несогласные с этой формулой обнаруживают авторитарные или анархические предрасположенности и очень высокую степень отчужденности не только от конкретной власти, но и от власти вообще; по их понятиям, власть в принципе и по определению не может быть хорошей. Такого типа ментальность никак не способствует становлению в России гражданского общества, порождая не рационально-правовые, а бунтарские реакции на возникающие проблемы. Характерно, например, что среди респондентов, с одобрением относящихся к таким действиям, как захват зданий и предприятий, 72% составляют лица рассматриваемого типа и только 19% — придерживающихся противоположного взгляда. Их также насчитывается 60% среди тех, кто полагает, что для нашей страны больше подходит однопартийная система. Вообще этих людей отличает неприятие демократических механизмов или непонимание их роли.

Если брать население в целом, то по ответам респондентов можно установить, какие признаки и компоненты демократии люди считают основополагающими, а какие менее значимыми. В результате суммирования положительных ответов получается следующая иерархия ассоциативных понятий, связываемых со словом "демократия" (в % к числу ответивших):

Ассоциированные понятия %

Свобода слова, свобода объединений 80

Равенство граждан перед законом 79

Равноправие женщин 72

Право граждан на участие в делах

государства и общества 70

Улучшение экономических условий 69

Сокращение безработицы 69

Контроль государства за банками

и крупными частными предприятиями 66

Принятие многих решений на местном

и региональном уровнях 65

Сокращение коррупции и блата

среди чиновников и политиков 65

Социальное равенство 62

Многопартийная система 61

Как видно из этого перечня, в представлениях россиян

о демократии во главу угла ставятся либеральные ценности свободы и закона, а социал-демократические ценности социального равенства и государственного контроля хотя и занимают заметное место, но все же им уступают, т.е. можно констатировать, что идеальные представления жителей России о демократии вполне адекватны. Однако то, как эти ценности реализуются на практике, их совершенно не устраивает, и в вопросе о том, как развивается демократия в России, 56% дают неудовлетворительную оценку, и только 3% выражают удовлетворенность (оценки 30% носят умеренный характер). То, что вина за такое положение вещей лежит в большой мере на них самих, россияне признавать не умеют. А между тем эта вина достаточно очевидна хотя бы потому, что, признавая свободу краеугольным камнем демократии, россияне в большинстве своем в выборе между свободой и равенством предпочитают равенство (49 против 32% выбирающих свободу). Из этого предпочтения вытекают и другие воззрения и настроения, встающие на пути демократических и рыночных преобразований. Упомянем лишь некоторые из соотношений, указывающих на то, что

на стороне демократии и рынка с той или иной степенью последовательности выступают не более 30% россиян, остальные же пребывают в состоянии явного или неявного противодействия. Коммунизм 50% респондентов считают хорошей идеей, которую просто плохо претворили в жизнь, а всего 27% не разделяют этого мнения. В вопросе о том, какие права представляются наиболее важными, всего 25% опрошенных называют право на собственность, зато 52% считают основным правом право на гарантированную оплату труда и рабочее место. Только 27% полагают, что свободная рыночная экономика принесет России пользу, а 45% видят в ней вред. Опять-таки лишь 19% согласны с тем, что для нашей страны наилучшей является экономика, основанная на частном предпринимательстве и те же 45% с этим не согласны. Наконец, только 17% россиян готовы допустить значительную разницу в доходах людей (правда, 59% склонны допустить определенные различия в доходах и лишь 16% голосуют за полную уравниловку).

Все эти данные свидетельствуют о неготовности населения России принять правила экономической свободы — собственность, предпринимательство, рынок, — которые одни только и могут обеспечить независимость и свободу граждан, а следовательно, и демократическое устройство общества. Восприняв и даже осмыслив ценности демократии на словах, россияне легко расстаются с ними на практике, едва столкнувшись с трудностями, порождаемыми жизнью в условиях свободы.

Известный европейский социолог Р.Дарендорф в своей недавно вышедшей в русском переводе книге "После 1989. Размышления о революции в Европе" писал: "Счастлива та страна, которой удастся начать движение к рыночной экономике и политической демократии, а затем и на деле, и в головах людей достаточным образом отделить одно от другого с тем, чтобы экономика развивалась сама по себе, а демократия оставалась стабильной даже во времена спада и экономического кризиса"*. Похоже, что Россия не принадлежит к числу таких счастливых стран.

Зоя КУПРИЯНОВА

Меняем место работы. Меняем место работы? Трудовая мобильность в РФ

До начала экономической перестройки народного хозяйства, говоря о трудовой мобильности, мы имели в виду преимущественно добровольную трудовую мобильность. Увольнения по инициативе администрации предприятий касались обычно лишь нарушителей трудовой дисциплины и составляли ежегодно около 3% от среднесписочной численности работников.

Положение изменилось, когда народное хозяйство "вползло" в период экономического кризиса, повлекшего за собой обвальное падение производства и возникновение в связи с этим скрытых излишков рабочей силы на многих предприятиях. Реальная и скрытая безработица, ставшая повседневным фактом, отразилась в общественном сознании, в частности в форме ожиданий закрытия предприятий, массовых увольнений, потери работы. В связи с этим появился новый вид трудовой мобильности — увольнения, мотивируемые опасениями, что предприятия закроют, а работников уволят. Так, уже в 1993 г., опасения такого рода назвали в качестве причины возможной смены работы 4% потенциально-мобильных работников. В последние три года доля этого мотива не опускалась ниже отметки в 10%. Более 50% опрошенных (от* Дарендорф Р. После 1989. Размышления о революции в Европе. М., 1998. С. 105.

Намерены ли Вы в ближайшее время сменить место работы? (В % к числу ответивших на вопрос.)

Варианты ответов Июль 1991 г. Апрель 1993 г. Май 1994 г. Март 1995 г. Март 1996 г. Май 1997 г. Май 1998 г.

Скорее всего да 5 4 4 6 6 8 8

Возможно да 15 12 14 17 16 12 16

Не собираюсь 71 77 72 66 64 72 62

Затрудняюсь с ответом 9 7 10 11 14 8 14

ветивших на вопрос об угрозе увольнения) допускают возможность оказаться в числе безработных в ближайшие 2 года (9% ответили "определенно да" и 44% — "возможно да"). Не боятся потерять работу, уверены, что сохранят ее — 27% ответивших респондентов, а 20% не могут определенно оценить ситуацию.

По сокращению штатов и в связи с окончанием срока найма в мае 1998 г. предполагали покинуть нынешнее место работы 9% ответивших на вопрос респондентов. Это также не добровольная трудовая мобильность.

Добровольно собираются поменять место работы около 1/4 респондентов (табл. 1). При этом 8% близки к этому в наибольшей степени, а 16% допускают высокую вероятность такого решения.

В целом динамика уровня добровольной потенциальной трудовой мобильности свидетельствует об отсутствии существенных изменений в показателях.

Правда, в мае 1998 г. число потенциально-мобильных было несколько выше (на 4 пп.), а число потенциальностабильных работников — ниже (на 10 пп.), чем год назад. Однако подобные колебания были, например, в марте 1995 г., но в последующие два года не сохранились. Нестабильно и число затруднившихся ответить относительно своего отношения к изменению места работы. Оно колеблется в пределах от 7 до 14%.

Наиболее распространено желание сменить место работы среди молодежи. Так, 11% респондентов моложе 24 лет высказали определенное желание, а 26% из них допускают вероятность смены места работы. Выше, чем в среднем, уровень потенциальной трудовой мобильности и у тех, кому 25—40 лет (9 и 19%). У мужчин и у женщин уровень трудовой мобильности в мае 1998 г. оказался одинаковым. То же наблюдалось и у работников с разным уровнем образования, хотя профессиональный статус сам по себе достаточно сильный дифференцирующий фактор. У служащих, например, число работников, скорее всего поменяющих работу, — 11%, а возможно поменяющих — 24% (в среднем это состав-

ляет 8 и 16% соответственно). У квалифицированных рабочих села и у военнослужащих число считающих смену работы возможной также выше, чем в среднем, — 11%.

Наивысший уровень потенциальной трудовой мобильности — у работников частных предприятий (10 и 26% соответственно). Из отраслей народного хозяйства по этому показателю лидируют торговля и сфера обслуживания (10% определенно сменят работу, 22% — возможно сделают это), социальные отрасли — культура, здравоохранение, образование, наука (6 и 21% соответственно), кредитно-финансовая сфера (10 и 39% соответственно).

Потенциально наиболее мобильны работники со стажем на нынешнем месте работы менее 3 лет и особенно новички, работающие менее года. При этом особенно высока мобильность работников, неоднократно менявших места работы за время своей трудовой деятельности. Так, среди имеющих на своем счету четыре и более смененных мест работы число мобильных в 1,2 раза больше, чем в среднем. Повышенный уровень мобильности характерен для работников, имевших, кроме основной работы, приработки, особенно для тех, у кого была регулярная дополнительная работа (17% скорее всего и еще 17% возможно сменят работу). В Сибири и на Дальнем Востоке число потенциально мобильных работников в 1,2 раза, а в Москве и С.-Петербурге в 1,1 раза больше, чем в среднем по России.

Главным мотивом возможного ухода, как и в предыдущие 7 лет, в мае 1998 г. работники называли неудовлетворенность размером заработной платы (56% потенциально-мобильных работников). Условия и организация труда не устраивают (вплоть до ухода с работы) 22% готовых уволиться с настоящего места работы. Профессионально-квалификационные мотивы — на третьем месте. Их назвали 14% мобильных работников. Остальные мотивы названы относительно немногочисленными группами опрошенных (табл. 2).

Если проследить за изменениями в структуре мотивов потенциальной трудовой мобильности, то бросается в глаза, во-первых, сохранение иерархии наиболее значи-

Мотивы потенциальной мобильности (в % к числу ответивших на вопрос)

Таблица 2

Группы мотивов Июль 1991 г. Апрель 1993 г. Май 1994 г. Март 1995 г. Март 1996 г. Май 1997 г. Май 1998 г.

Содержание труда, профессиональное продвижение 24 20 15 18 15 15 14

Условия и организация труда 37 34 33 26 24 19 22

Зарплата 44 64 63 69 65 50 56

Жилищные проблемы 27 12 11 14 8 8 10

Отношения в коллективе и с администрацией 8 6 8 6 7 5 2

Социально-бытовое обслуживание по месту работы 7 3 3 2 3 1 2

Желание открыть свое дело * • 2 3 3 3 1

Переезд в другой населенный пункт 2 2 3 2 1 . *

Личные мотивы 6 8 7 6 4 2 6

Опасения, что предприятие закроется * 4 10 11 11 13 10

Окончание срока найма, сокращение штатов 4 6 12 14 7 8 9

Другое 9 7 3 4 7 8 8

Мотив отсутствовал в перечне, содержащемся в анкете.

мых мотивов в течение последних 5 лет. Во-вторых, на этом фоне можно отметить некоторое снижение значимости для мобильности таких факторов, как содержание труда, возможности профессионального продвижения, организация и условия труда, психологический климат в коллективе, качество социального обслуживания по месту работы. В-третьих, сохраняется гипертрофированная величина доли мотива, связанного с оплатой труда. Пока трудно говорить о тенденции снижения доли этого мотива. В мае 1998 г. его назвали более 1/2 потенциально-мобильных работников. В-четвертых, доля мотивов, обусловленных вынужденностью, недобровольностью ухода — окончание срока найма, сокращение штатов, опасения потерять работу из-за закрытия предприятия, — выросла за последние 5 лет почти в 2 раза. И, наконец, крайне немногочисленна группа желающих покинуть нынешнее место работы в связи с намерением открыть свое дело, заняться самостоятельным бизнесом.

Структура мотивов потенциальной трудовой мобильности имеет специфические особенности у разных социальнодемографических и статусных групп (табл. 3).

Профессионально-квалификационные и производственно-технологические проблемы, по всей вероятности, волнуют больше мужчин, чем женщин, молодежь до

24 лет, городских рабочих. Неудовлетворенность заработной платой наиболее высока у тех, кому 40—54 года, у специалистов и сельских рабочих как квалифицированных, так и неквалифицированных. Такие мотивы трудо-

вой мобильности, как социальные услуги по месту работы (предоставление жилья, обеспечение путевками, детскими учреждениями, распродажи товаров по сниженным ценам и пр.) в наибольшей степени выражены у работников 25—39 лет, чаще всего это городские рабочие и военнослужащие (включая МВД и органы госбезопасности).

Опасаются потерять работу в связи с закрытием предприятия и потому собираются уйти заранее чаще женщины, молодежь и самые пожилые, т.е. самые слабо защищенные на рынке труда группы, страдающие при массовых увольнениях в первую очередь. Больше всего таких среди служащих и городских неквалифицированных рабочих. Однако эти ответы в 1,6 раза чаще, чем в среднем, дают и работники негосударственных предприятий, часто имеющие хорошее экономическое положение. В Москве и С.-Петербурге доля этого мотива оказалась в 2,7 раза выше, чем в среднем.

Отношения в коллективе и с администрацией в общем играют в формировании трудовой мобильности незначительную роль, но эта роль оказалась велика для мобильности руководителей предприятий. У них этот мотив назвали 16% желающих изменить место работы (против 2% в среднем).

Стремление открыть свое дело может подтолкнуть к уходу менее 2% желающих уйти. Этот мотив распространен лишь в немногих социально-демографических группах. Он крайне редок у женщин, но чаще, чем в среднем, встречается у молодых специалистов до 24 лет. Подобные установки чаще всего встречались среди работников

Таблица 3

Мотивы потенциальной трудовой мобильности у работников разных социально-демографических групп (в % к числу ответивших на вопрос в группе; май 1998 г.)

Г руппы Мотивы

профессионально- квалификационные организация и условия труда заработная плата социальные услуги опасения, что предприятие закроют отношения в коллективе, с администрацией желание открыть свое дело угое затруднилисьс ответом

Пол. мужчины 17 23 55 11 8 2 2,6 11 5

женщины 12 21 56 12 12 2 0,4 14 10

Возраст. до 24 лет 19 32 44 12 17 5 3 24 10

25-39 лет 12 23 56 15 9 1 2 12 6

40—54 года 15 13 66 5 5 3 0,5 4 10

55 лет и старше 2 18 30 6 29 5 22 21

Социально-профессиональный статус: руководители предприятий 49 5 16 7 22

руководители структурных подразделений 12 15 59 8 3 - - 17

специалисты 11 12 68 10 8 1 5 22 10

служащие 11 23 58 9 20 1 1 15 7

квалифицированные рабочие города 22 22 47 15 7 4 7

села 13 18 89 . 5 - - - 11

неквалифицированные рабочие города 12 58 32 25 12 6

села - 4 83 — — 26 17

, Военнослужащие, милиция - 20 42 16 - - - 45 2

Все опрошенные 14 22 56 12 10 2 1,4 13 8

Мотивы потенциальной трудовой мобильности у работников разных экономических субъектов народного хозяйства (в % к числу отвеТивших на вопрос в группе: май 1998 г.)

Метлы

1 ¡1 і 1 ь & с- *■ 1 |, & Ж, ЦП і и 11 II , ! II Я 1

&ГГСРСГ

га сдорсті 24 М 9 2 1 17 А

ГІШрЧ ГЛШСЕПИ |<ШЙ ? и и і 1 15 Ї

ЧПСГИЫЙ 12 Л І2 11 |£ 3 3 ? в

ЭвЗИСНЛЫЛСгЯЖ ПСННМОДОЭ фоцфнтчг

мдошм Й 24 а 11 17 1 2 27 2

я 22 54 10 10 1 2 Р 9

тчв** 13 [ 1В 57 и І 4 1 и 7

Маерм и Омт-Ппиірбизг Т 24 15 2(7 А 2 7$ Ь

1 1 ¡1 20 24 14 12 10 3 — 9 6

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

к> 6 34 57 141 і 4 & \0

ГЬшПКІЛкЕ' Н Урал У а ¿а 13 їй 1 1 и

СибгіЕЬ к Долл ни Боспж 1 21 ч 27 1 ^ £ 3- 1 14 ?

Паш пгажми#

ЕьеиьШМі ҐФрйдй ІВ ¡В 51 , И и 2 з 10 В ,

МПЬР ппрсчш 10 ІЙ ,5 13 Р 1 ■ ю 10

ЧИП із ІЗ 47 13- 5 4 1 7 7

Вон -ЭщлэштчЛ » , И 10 2 1,4 и а

частных предприятий (3% против 1,4% в среднем). Особенно распространен этот мотив среди работников предприятий на юге Европейской части страны, в больших городах (табл. 4).

Желающих изменить место работы по профессионально-квалификационным мотивам больше всего в государственном и полугосударственном и менее всего — в частном секторах экономики. Особенно широко этот мотив распространен на предприятиях севера Европейской части РФ, а также в Сибири и на Дальнем Востоке.

Условия и организация труда как мотив возможного ухода наиболее характерны для предприятий частного сектора экономики, расположенных в больших городах. Заработная плата не устраивает, как уже говорилось, более чем 1 /г опрошенных. Больше, чем в среднем, число неудовлетворенных ею в государственном секторе экономики, на предприятиях, расположенных в малых городах, а также в Москве и С.-Петербурге.

Плохое социальное обслуживание вызывает трудовую мобильность чаще всего у работников полугосударствен-ного сектора, на предприятиях, находящихся в плохом экономическом положении.

Направления

Испытывая неудовлетворенность той или иной стороной своей работы, относя эту неудовлетворенность на счет своего нынешнего места работы, предприятия или организации, работники не всегда представляют, куда надо перейти, чтобы найти рабочее место без подобных проблем. Именно поэтому большое число потенциально мобильных работников на вопрос о том, что они собираются сменить, не смогли дать определенный ответ. В отношении остальных можно смело утверждать, что лишь небольшая часть из них хотела бы остаться на своем предприятии, поменяв лишь рабочее место, структурное подразделение и т.п. Половина предполагающих изменить место работы имеют в виду при этом смену предприятия (табл. 5).

Из числа желающих изменить место работы, смену предприятия предпочли бы 55% работников моложе

25 лет, 59% тех, кому 40—50 лет, 83% неквалифицированных сельских рабочих, 78% руководителей предприятий, 54% специалистов и городских неквалифицированных рабочих, 58% работников частных предприятий, 61% работников торговли и сферы обслуживания, 54% работников промышленности, 63% работников предприятий с плохим

Таблица 5

трудовой мобильности (в %)

Варианты ответов респондентов на вопрос о том, что они собираются сменить Доля в числе опрошенньк Доля в числе ответивших на вопрос

Май 1997 г. Май 1998 г. Май 1997 г. Май 1998 г.

Рабочее место внутри предприятия 6 2 7 15

Само предприятие 39 6 40 50

Пока не знаю, затрудняюсь с ответом 53 4 53 35

Нет ответа 2 88 - -

экономическим положением. Такой выбор чаще, чем другие, делали работники, проработавшие на нынешнем месте работы меньше года (67%), сменившие при этом за время своей трудовой карьеры четыре-пять предприятий, имевшие относительно высокий заработок (68%).

Наибольшее число потенциально-мобильных работников в принципе предпочитают работу на государственных предприятиях (43% ответивших на вопрос о предпочтениях). Престиж этого типа предприятий остается неизменно высоким и даже несколько возрастает.

Привлекательность совместных с иностранным капиталом предприятий сейчас несколько ниже, чем она была, например, в 1993 г. Частные предприятия, завоевав в 1994—1995 гг. примерно 14—16% приверженцев, из числа выбирающих себе будущее место работы, остаются по уровню престижности, привлекательности близко к этой позиции до сих пор.

Существенное число работников не определили своего отношения к типу предприятия, на котором они предпочли бы работать (табл. 6).

Обращает на себя внимание тот факт, что на государственных предприятиях предпочли бы в дальнейшем работать 42% работающих ныне на частных. В то время как частные предприятия избрали бы лишь 19% из этой группы работников.

Государственные предприятия оказались более привлекательными, чем те типы предприятий, на которых респонденты работают сейчас, и у работников акционерных обществ, образовавшихся на базе колхозов и совхозов, и у работающих в государственных акционерных обществах.

Особенно наглядно привлекательность различных типов предприятия предстает из данных табл. 7.

Предпочтения относительно отраслей занятости с годами меняются несущественно. Иерархия отраслей при этом сохраняется. На первом месте — производственные отрасли (промышленность, строительство, транспорт, связь, энергетика), на втором — торговля и сфера обслуживания, на третьем — социальные отрасли (образование, культура, наука, здравоохранение, спорт). Остальные отрасли народного хозяйства привлекают относительно немногочисленные группы респондентов, и их места в иерархии отраслей находятся за пределами первой "тройки" (табл. 8).

Производственные отрасли предпочли бы 50% ныне работающих в них же, 38% ныне работающих в федеральных органах управления, 30% из работников силовых структур, по 16—19% работающих в сельском хозяйстве, в торговле и сфере обслуживания, а так же и в социальных отраслях. 50% работающих ныне в торговле и сфере обслуживания хотели бы в этой отрасли работать и далее. Почти 75% работников кредитно-финансовой сферы не хотели бы покидать эту отрасль занятости и в будущем.

Социальные отрасли привлекают лишь около 33% ныне работающих в них же, большое число работников этих отраслей хотело бы в дальнейшем устроиться на работу в производственных отраслях. Лишь 18% сельско-хозяйственных работников предпочли бы остаться в своей отрасли. Столько же работников в них избрали бы для дальнейшей работы силовые структуры и производственные отрасли (табл. 9). Многие опрошенные работники не смогли от-

На каком

Вы

бы работать? (В % к

Таблица 6

• ответивших на во

Варианты ответов Июль 1991 г. Апрель 1993 г. Май 1994 г. Март 1995 г. Март 1996 г. Май 1997 г. Май 1998 г.

Государственное предприятие (организация) 31 26 33 23 31 38 43

Частное предприятие 7 14 16 12 14 12

Совместное предприятие 22* 18 8 10 7 11 12

Иностранная фирма 9 12 12 6 ** **

Хотел бы открыть свое дело, заняться фермерством 4 4 4 2 2 ** **

Хотел бы уехать за рубеж ** 3 4 3 2 ** **

На любом, для меня это не имеет значения ** 20 18 21 16 ** **

Другое 5 1 - 1 2 8 10

Затруднились с ответом 38 12 6 13 23 29 23

Включая кооперативы.

Позиции нет в подсказках к вопросу в анкете.

Предпочтения работников, работающих на предприятиях разных типов (в % к числу ответивших на вопрос работников предприятий разных типов)

Таблица 7

Тюти |||1шщр|р|'| II г ■ЛчОрч" рзйстост патп ь>чг| ртТЬЬ-ц!,* ГГы Типы п [КДППНЯТЬЙ. М МТММ С*И ПРМЛОЧПл 6м мйй1й1Ъ

§ Т 1 1 ^ 3 £ X 1 а. о *5 & £ г й г! а гЗ в Ё £ £ J 1 11 д 1 в || а & 1

ГйСДОрСПНМЮа ПМОЛИЧт*. ^чх-лгн-:^ 1ф>фннкы'р 37 А 3 2 10 и 1 2

Тй£дарстм>к>11 АО 27 1* 1 6 16 17

общества 1н бак-ссттога, оишки 2Ч 24 1 11 в

МИШКИН« АО 10 33 10 16 а а

42 В 2 14 4 3

¡Друге- «рйаь - - \ 100 - - -

Примечание:

1. Данные таблицы не включают число затруднившихся с ответом.

2. Ввиду малочисленности респондентов, ныне работающих на совместных предприятиях и в общественных организациях, в таблице их переходы не

рассматриваются.

Отрасли, на предприятиях которых респонденты хотели бы работать в случае смены места работы ______________________(в % к числу ответивших, без затруднившихся с ответом)_______________________________

Отрасли Июль 1991 г. Март 1995 г. Март 1996 г. Май 1997 г. Май 1998 г.

Промышленность, строительство, транспорт, связь, энергетика 32 45 34 44 28

Сельское и лесное хозяйства 12 6 8 7 3

Торговля, бытовое обслуживание, ЖКХ 28 24 30 26 19

Образование, культура, наука, здравоохранение, спорт 18 6 9 13 11

Органы управления, кредитно-финансовая сфера, общественные организации 8 6 12 6 6

Армия, милиция, органы госбезопасности — 10 6 4 4

Другие отрасли 2 2 1 1 1

Отраслевые особенности потенциальной трудовой мобильности (в % к числу ответивших на вопрос работников отрасли, без затруднившихся с ответом-)

Таблица 9

Отроет, гд» робортапг рнлонннги Отрасли, где ршпмшнщ ют бы роботст

£; ц й £ ; 2-О 3 *Й Й ^ о 1 - ¥ 1 и» и Л 1 I 1 & 13 1 Е а _ □ т £ | 1 з ■ I г ^ л У 5

Пром>-лгс44-ит, стршггальто. транспорт, шк, энаргагнка 91 4 4 7 1 - ] - 1 2 1

Сальскоа. поем», ожтдоьо 14 и _ 4 I - _ _ 1? _

Тйрпмля, снабвып'НО^ ойщдстеиис-э ПН1П+»Г ЖКХ. быгсш» □бсл/мнкшна 14 и 6 - 2 1 2

Кутыдац, образа ни не, наунэ, вдракнэдрон-инп. аторг 1? 1 5 31 2 4 1

Фшяшми) органы рппштннн за __ _ 15 _ _

Мьстшп арешшчгтшшшнк! _ - .. 100 . . Т .. .. — 1 — 100 _ _

ОбщрСТ1Ы4-ь1иЛ. 13 - ^ -

к£шн.н 1 ип-фннг?-ив£п СфЫЭМДО1-кй — _ — — _ _ 71 — —

МВП. ынлнщт*! ар1 р-н гв&кпвзикж Ж 2 5 1 — 1 27 Я

Лс/тис СТЕККЛЬ Т* - 1 1? 3 - '■ -

ветить на вопрос, в какой отрасли народного хозяйства они предпочли бы в дальнейшем работать.

Особое внимание привлекает тот факт, что очень многие респонденты, высказавшие желание поменять место работы, указавшие, по каким мотивам они это сделали бы, не знают, не смогли ответить, на каком предприятии они предпочли бы работать в дальнейшем, вообще не готовы ответить на вопрос о направлениях намеченного перехода (табл. 10).

Особенно обострилось такое положение в последние три года (см. табл. 10). В самом деле, около 80% потенциально-мобильных респондентов не знают, где они будут работать, если уйдут с нынешнего места работы. В очень большой степени это массовое "неведение" может быть обусловлено тем, что рабочие места с оптимальным для работника социально-экономическим потенциалом в большом дефиците. А, судя по преобладающим мотивам

потенциальной мобильности, это должны быть рабочие места с высокой, регулярной оплатой. Найти такие сейчас крайне затруднительно.

Напрашивается также предположение, что намерения работников в отношении их возможной трудовой мобильности весьма далеко отстоят от их реального поведения. С другой стороны, реальная, фактическая мобильность может легко возникнуть под влиянием какого-то сильного стимула, повода, не обязательно затрагивая тех, кто высказывает потенциальную готовность к переходу на другую работу. Это затрудняет в настоящее время регулирование уровня и направлений трудовой мобильности. Правда, потребность в таком регулировании ныне не столь высока. поскольку рынок труда еще не преодолел кризисный застой, и потребность в регулируемом перемещении потоков рабочей силы пока не возникает.

Нашли ли Вы новое место работы? (В % к числу ответивших на вопрос.)

Таблица 10

Варианты ответов Июль 1991 г. Апрель 1993 г. Май 1994 г. Март 1995 г. Март 1996 г. Май 1997 г. Май 1998 г.

Да, я точно знаю, куда перейду 8 17 10 5 4 7 7

Есть несколько вариантов, но определенного решения нет 38 34 31 30 13 19 15

Нет, пока не представляю, где буду работать 25 43 50 52 56 57 65

Затрудняюсь с ответом 29 6 10 13 27 17 14

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.