Научная статья на тему 'Меньшевик А. Цаликов об отношении российских мусульман к Первой мировой войне. 1917 г.'

Меньшевик А. Цаликов об отношении российских мусульман к Первой мировой войне. 1917 г. Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
176
85
Поделиться
Ключевые слова
I ВСЕРОССИЙСКИЙ МУСУЛЬМАНСКИЙ СЪЕЗД / ВСЕРОССИЙСКИЙ МУСУЛЬМАНСКИЙ СОВЕТ / ALL RUSSIA MOSLEM COUNCIL / А.Т. ЦАЛИКОВ / СЕВЕРНЫЙ КАВКАЗ / NORTHERN CAUCASUS / СОЮЗНЫЙ МЕДЖЛИС ГОРЦЕВ КАВКАЗА / THE UNITED CONGRESS OF CAUCASUS MOUNTAIN DWELLERS / ГОРСКАЯ РЕСПУБЛИКА / MOUNTAIN REPUBLIC / ALL RUSSIA MOSLEM CONGRESS / A.T. TZALICOV

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Исхаков Салават Мидхатович

На примере яркого публициста, общественно-политического деятеля, являвшегося в 1917 г. одним из лидеров мусульманского движения в России и одним из горских лидеров на Северном Кавказе в 1918-1920 гг., меньшевика А.Т. Цаликова выясняется отношение мусульманского населения России к Первой мировой войне. Впервые приводятся ранее неизвестные факты из биографии Цаликова, в том числе связанные с его эмигрантской жизнью

Menshevic A. Tzalikov about the attitude of Russian moslems to the First World War. 1917 year

On the example of the Menshevik AT Tsalikov, bright journalist, political figure, who was in 1917 one of the leaders of the Muslim movement in Russia and one of the leaders of the Mountaineers in the North Caucasus in 1918-1920., detected attitude of the Muslim population of Russia to the First World War. For the first time show the previously unknown facts from the biography Tsalikov, including those related to his life in exile

Текст научной работы на тему «Меньшевик А. Цаликов об отношении российских мусульман к Первой мировой войне. 1917 г.»

XX век и Россия: общество, реформы, революции. Электронный сборник. Вып. 2. Самара, 2014 URL: http://sbornik.lib.smr.ru/

Статьи и сообщения

Исхаков Салават Мидхатович

доктор исторических наук Институт российской истории РАН

МЕНЬШЕВИК А. ЦАЛИКОВ ОБ ОТНОШЕНИИ РОССИЙСКИХ МУСУЛЬМАН К ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЕ. 1917 г.

Для современной историографии Первой мировой войны актуальной остается проблема состояния многонационального и многоконфессионального российского общества, оказавшегося под влиянием как общеевропейского, так и внутреннего кризиса. На этот счет существуют самые разные, подчас противоположные оценки. Налицо также неразработанность ряда ключевых вопросов, что все более и более сказывается на уровне общих трудов. До сих пор, в частности, бытуют мифологизированные утверждения о том, что в начале ХХ в. существовали панисламистская и пантюркистская угрозы расчленения Российской империи при участии ее граждан мусульманского вероисповедания, хотя еще весной 1914 г. очередное совещание по мусульманскому вопросу убедительно показало, что оба указанных течения не пользуются успехом среди подданных царя - мусульман1.

Идея «панисламистской» и «пантюркистской» угрозы, как известно, была широко распространена и активно использовалась зарубежной историографией времен «холодной войны»2. Между тем эти устаревшие оценки сумели пробиться и закрепиться в российской научной литературе и время от времени дают о себе знать и поныне. Кроме того, несмотря на существенное продвижение в изучении истории российских мусульман и их общественных и политических лидеров начала ХХ в., часто встречаются суждения, которые сделаны под влиянием тех или иных веяний уже современной геополитической конъюнктуры. Так, А.В. Жевелева пишет о «системе взаимоотношений между российскими мусульманами и турецким

1 Особое Совещание по мусульманским делам 1914 года: Журналы. Казань, 2011. С. 26.

2 См.: Hostler Ch.W. Turkism and the Soviets: The Turks of the World and Their Political Objectives. L., 1957; ZenkovskyS.A. Pan-Turkism and Islam in Russia. Cambridge, 1960.

- 185 -

XX век и Россия: общество, реформы, революции. Электронный сборник. Вып. 2. Самара, 2014 URL: http://sbornik.lib.smr.ru/

Статьи и сообщения

правительством к началу Первой мировой войны», которая якобы представляла собой «сеть политических агентов, агитаторов и контрразведчиков». В Турции, как ей представляется, надеялись через российских мусульман, прежде всего через депутатов-мусульман Государственной думы, получить доступ к служебным сейфам российского Генштаба (!), к информации о его мобилизационных планах на случай военных действий на Кавказе3. Поразительно, что напечатан этот ляпсус в серьезной работе, изданной Восточным факультетом Санкт-Петербургского госуниверситета. Этот ремейк проистекает из домыслов, которые распространялись чиновниками МВД Российской империи, что, например, отмечает Т.В. Котюкова: руководство МВД с большой долей вероятности полагало, что в случае военного столкновения с Османской империей приверженцы ислама в России встанут на сторону единоверцев4. Конечно, это не так, о чем достаточно свидетельствуют данные Военного министерства и Министерства юстиции, не видевших никакой подобной угрозы со стороны подданных-мусульман. Так, туркестанский генерал-губернатор А.В. Самсонов 11 мая 1913 г. сообщал начальнику Главного штаба российской армии Н.П. Михневичу, что идеи «ныне модного в Европе "панисламизма"» отнюдь не свойственны «широким массам мусульман Средней Азии». Самсонов полагал, что говорить о «явно враждебном нам настроении среди всех туземцев наших СреднеАзиатских владений... нет никаких веских оснований». В конфиденциальном письме Михневичу от 20 мая 1913 г. Самсонов сделал еще более откровенное признание: «Ни для кого не тайна, что не сомнительные идеи панисламизма, а наша окраинная политика последнего времени. является. одной из главнейших причин того недовольства киргиз (казахов. - С.И.), о котором ныне столь много говорят»5. Туркменское население, - докладывал в ноябре 1914 г. ташкентский прокурор в Петербург, - в массе своей настроено весьма благожелательно к России и к русским6. Но эти данные не принимаются во внимание, а беспочвенные фантазии и шпиономанские «утки» как тогда, так и сейчас нацелены фактически на создание в обществе негативного образа российских мусульман.

В то же время делаются попытки и противоположного свойства, отражающие стремление «монархизировать» образ российского мусульманства. К примеру, по

3 Жевелева А.В. Политическая эмиграция мусульман России в Османскую империю в конце XIX-ХХ вв. // Россия и Восток: феноменология взаимодействия и идентификации в Новое время. СПб., 2011. С. 141-142.

4 Котюкова Т.В. Восстание 1916 г. в Туркестане: ошибка власти или историческая закономерность? // Обозреватель - Observer. 2011. № 8. С. 103; ее же. Восстание 1916 г. в Туркестане: ошибка власти или формирование национальной идеи? // Великая война 1914-1918. М., 2014. Вып. 1.

5 Российский государственный военно-исторический архив. Ф. 400. Оп. 1. Д. 5067. Л. 17 об., 18 об., 19 об., 31.

6 Государственный архив Российской Федерации (далее - ГАРФ). Ф. 124. Оп. 52. Д. 316. Л. 6-6 об.

- 186 -

XX век и Россия: общество, реформы, революции. Электронный сборник. Вып. 2. Самара, 2014 URL: http://sbornik.lib.smr.ru/

Статьи и сообщения

утверждению автора ряда публикаций по истории Романовской династии П.В. Мультатули, Николай II хорошо знал, что мусульмане в своем подавляющем большинстве верны престолу7. Тогда совершенно не понятно, почему после Февраля 1917 г. мусульмане почти повсеместно поддержали русскую революцию, выступили за демократию и боролись с оружием в руках против восстановления монархии в ходе Гражданской войны.

Очевидно, что ситуация требует дальнейшего изучения, в том числе и на персональном уровне деятелей, так или иначе отражавших мнение мусульманского населения Российской империи. Одним из них был Ахмед Тембулатович Цаликов (Цалыккаты) -осетин-мусульманин, яркий публицист, журналист, писатель, историк, известный российский общественнополитический деятель, один из лидеров общемусульманского движения 1917 г., затем один из горских лидеров на Северном Кавказе в 1918-1920 гг.

Его фамилия, порой с самыми

различными и прямо противоположными эпитетами, довольно часто упоминается на страницах советских изданий и современных исторических исследований. В Осетии, на его родине, появились различные публикации о нем8, а также сборник его избранных произведений9. Несмотря, однако, на определенные достижения осетинских исследователей, далеко не все важные работы Цаликова, связанные с проблемами мировой войны, революцией 1917 г. и Гражданской войной, вошли в научный оборот, а в его политической биографии все еще остаются загадки и невыясненные обстоятельства, требующие восполнения, учитывая, что Цаликов являлся одним из лидеров мусульманского населения Российского государства в 1917-1920 гг.

А.Т. Цаликов. Январь 1918 г.

7 Мультатули П.В. Император Николай II и мусульмане. М., 2013. С. 25.

8 См.: Каргиев Э.К., Чеджемов С.Р. Ахмет Цаликов. Возвращенные имена // Политический собеседник (Владикавказ). 1990. № 21; Медоев К. Человек, остановивший «дикую» дивизию // Северная Осетия (Владикавказ). 1997. 16 сентября; Чеджемова Е.Н. Педагогические воззрения А.Т. Цаликова: дис. ... канд. пед. наук. Владикавказ, 2006.

9 Цаликов А. Избранное. Владикавказ, 2002.

- 187 -

XX век и Россия: общество, реформы, революции. Электронный сборник. Вып. 2. Самара, 2014 URL: http://sbornik.lib.smr.ru/

Статьи и сообщения

Таким образом, цель настоящей статьи - показать отражение Цаликовым настроения мусульманских народов, в частности, в отношении Первой мировой войны, осветив при этом ряд неизвестных фактов из его биографии.

Цаликов родился 27 декабря10 1882 г. в с. Ногкау (предместье г. Владикавказа) Терской области, окончил Ставропольскую мужскую классическую гимназию. Затем поехал, как и ряд других будущих мусульманских политиков, получать высшее образование в центр империи. В 1900 г. он поступил на юридический факультет Московского университета, где участвовал в студенческом движении и увлекся революционными идеями, а вскоре вступил в РСДРП, стал меньшевиком и руководителем ряда студенческих кружков. В 1903 г. за революционную деятельность он был выслан из Москвы на Кавказ, где продолжил, однако, заниматься организацией социал-демократических комитетов в Терском крае и вести революционную работу в родной Осетии. Деятельность его вскоре охватила и Дагестан, в результате был создан Терско-Дагестанский комитет РСДРП, а Цаликов стал членом социал-демократического комитета, который образовался во Владикавказе летом 1904 г., затем стал лидером меньшевиков в Осетии. В 1904 г., вернувшись в Москву, он был избран представителем от Московского университета на всероссийский съезд студентов в Киеве (нелегальный).

В 1906 г. Цаликов, получив разрешение Министерства народного просвещения, сдал государственные экзамены и был удостоен диплома юриста в марте 1907 г. На короткое время пробовал заняться адвокатурой, но вскоре вернулся к политической деятельности. Прославился Цаликов тем, что выступил во Владикавказе за созыв беспартийного рабочего съезда и создание широкой классово-политической организации пролетариата накануне V (Лондонского) съезда РСДРП (1907 г.), за что подвергся критике со стороны В.И. Ленина. Цаликов сотрудничал в меньшевистских изданиях «Наше дело», «Возрождение» и др., координировал деятельность ТерскоДагестанского и Северов-Кавказского союзов РСДРП, Владикавказского, Кубанского и Армавирского комитетов РСДРП, печатался в ряде крупных столичных изданий -«Русское слово», «Ранее утро», «Утро России», «Вестник Европы» и др. Кроме того, он является автором нескольких книг, в том числе «Кавказ и Поволжье. Очерки инородческой политики и культурно-хозяйственного быта» (М., 1913), и др.11 Таким

10 ГАРФ. Ф. Р-5764. Оп. 3. Д. 6204. Л. 1. Эта дата указана в анкете, заполненной и подписанной Цаликовым 22 мая 1924 г. в Праге. На сайте Архивной службы Республики Северной Осетии - Алании указана иная дата его рождения - 26 сентября. (URL: http://archive-osetia.ru/sobytiya-i-daty-2/kalendar-2012god/). А его имя на мемориальной доске во Владикавказе почему-то исправлено на Ахмат.

11 Исхаков С.М. А.Т. Цаликов // Политические деятели России. 1917. Биографический словарь. М., 1993. С. 336-338; его же. Первая русская революция и мусульмане Российской империи. М., 2007. С. 20-21, 83.

- 188 -

XX век и Россия: общество, реформы, революции. Электронный сборник. Вып. 2. Самара, 2014 URL: http://sbornik.lib.smr.ru/

Статьи и сообщения

образом, Цаликов начал свою политическую деятельность в рядах московской социал-демократии, затем занимался организацией оппозиционных элементов среди горской интеллигенции. Попутно стоит заметить, что горцы проявляли себя в рядах русских политических партий, не внося в их работу ничего специфически горского, или, во всяком случае, весьма мало.

Во время Первой мировой войны Цаликов включился в общемусульманское движение народов Российской империи. Он стал членом бюро, созданного в Петрограде в феврале 1916 г. при мусульманской фракции Государственной думы из нескольких экспертов-интеллектуалов, представлявших Северный Кавказ, Туркестан, Крым и Поволжье, для разработки вопросов, стоявших перед мусульманской фракцией. Его появление среди мусульманских политиков связано, вероятно, с тем, что меньшевики решили с его помощью усилить свое влияние среди мусульманского населения.

Он жил в Петрограде и готовился воевать. В письме, датированном 16 сентября 1916 г., он писал, в частности, о предстоявшем призыве в ряды армии12. Однако этого не произошло.

Цаликов был среди первых мусульманских политиков, близко соприкоснувшихся с произошедшей в Петрограде Февральской революцией. Мусульманская фракция Государственной думы с целью подготовки всероссийского мусульманского съезда организовала в Петрограде в середине марта 1917 г. совещание мусульманских общественных деятелей, где участвовал и Цаликов. Совещание, в котором приняли участие члены мусульманской фракции Думы, члены бюро при этой фракции и приехавшие из разных регионов страны делегаты мусульман, было посвящено задачам, стоящим перед российским мусульманством в связи с произошедшей революцией и предстоящим созывом Всероссийского Учредительного собрания. Ими было решено организовать в Петрограде Временное центральное бюро российских мусульман, задачи которого состояли в том, чтобы созвать в Москве не позднее 1 мая всероссийский мусульманский съезд. Председателем этого бюро был избран именно меньшевик Цаликов.

Всероссийский мусульманский совет (ВМС) - высший политический орган самоуправления мусульманских народов Российской империи/Российской Республики - был создан на проходившем 1-11 мая 1917 г. в Москве I Всероссийском мусульманском съезде. В ВМС вошли 30 представителей мусульман Европейской России и Сибири, Туркестана, Казахстана, Крыма, Кавказа и литовских татар. ВМС и его исполкому съездом была предоставлена вся полнота национального представительства и руководство политической жизнью мусульманского населения всей страны. Цаликов был избран не только

12 Центральный государственный исторический архив г. Москвы. Ф. 418. Оп. 77. Д. 5006. Л. 3.

- 189 -

XX век и Россия: общество, реформы, революции. Электронный сборник. Вып. 2. Самара, 2014 URL: http://sbornik.lib.smr.ru/

Статьи и сообщения

председателем ВМС, но и его исполкома13. Он также стал главным редактором газеты «Известия Всероссийского мусульманского совета» (Петроград, июнь-декабрь 1917 г.). Все это давало ему возможность получать информацию о том, что происходило в мусульманской жизни, быть в курсе важных событий и влиять на принятие решений ВМС.

Выступая на московском съезде с докладом «Мусульмане России и война», Цаликов подробно остановился на отношении российских мусульман к мировой войне. Вот что он сказал: «Мусульмане России в огромном большинстве своем -демократия. И их политика может и должна быть политикой демократии. Но мусульмане остаются в то же время и мусульманами - особой группой населения свободной России и, как таковые, могут иметь общие мусульманские идеалы и интересы». Мусульмане, - говорил он, - «могут и должны самым решительным образом протестовать против той политики захватов, которая под видом освободительной борьбы проводится европейскими державами», т.к. объектом агрессии европейской буржуазии являлись главным образом мусульмане и мусульманские страны. Судьба дала «нам великую миссию протестовать против этого империализма - вписать новую страницу в политическую жизнь мусульманских народов». Делая это, «мы работаем не только на благо всего мусульманского мира, но и всего человечества. Мы протягиваем руку той рабочей демократии Европы, которая начинает в настоящее время являться в Европе единственным носителем великих принципов мира, свободы, равенства и братства народов. Нужно понять великое значение того союза, который сейчас создается на почве общности лозунгов рабочей демократии Европы и многомиллионного мусульманства». По мнению Цаликова, «только трудовая демократия Европы поддержит наш лозунг общемусульманского освобождения, потому что борьба с империализмом, которую ведет в настоящее время рабочий класс, в реальном результате должна иметь прежде всего освобождение мусульманских стран от опасности раздела и от эксплуатации европейского капитала». Цаликов призывал участников съезда требовать, чтобы Временное правительство опубликовало договоры царского правительства с союзниками, и аннулировать все те, в которых предусматривается «раздел» того или другого народа, не только в Европе, но и в Азии и Африке. Поддерживая лозунг «мир без аннексий и контрибуций» на основах самоопределения народов, мусульмане считают нужным добавить: «где бы эти народы ни находились - в Европе, Азии или Африке».

Таким образом, заключал Цаликов, «наша позиция и отношение к войне могут быть формулированы следующими положениями: 1) Мы считаем источником

13 Исхаков С.М. Российские мусульмане и революция (весна 1917 - лето 1918 г.). 2-е изд., испр. и доп. М., 2004. С. 168, 180-182.

- 190 -

XX век и Россия: общество, реформы, революции. Электронный сборник. Вып. 2. Самара, 2014 URL: http://sbornik.lib.smr.ru/

Статьи и сообщения

мировой бойни империалистические стремления господствующих классов Европы, и как мусульмане мы протестуем против империалистической политики, где бы и в чем бы она ни выражалась, так как мусульмане всего мира - жертва европейского империализма. 2) Мы приветствуем историческое обращение Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов, обращенное к трудящимся всего мира. 3) Наш лозунг - мир без аннексии и контрибуции на основах самоопределения национальностей Европы, Азии и Африки. 4) Мы считаем заявление Временного правительства от 27.03.[1917] о целях войны первым шагом по пути отказа от империалистических стремлений старого дореволюционного правительства. 5) Вторым шагом должно быть опубликование договоров и соглашений, заключенных Россией с союзниками, поскольку в этих договорах нет военной тайны, и немедленное аннулирование тех из них, которые предусматривают аннексии и разделы в Европе, Азии и Африке. 6) Мы считаем необходимым защищать Россию от всяких вражеских посягательств и во имя войны за свободу нести в жертву все наши силы и все наше достояние»14.

Эти основные пункты определяли деятельность ВМС, его исполкома и представителей, направленных в Петроградский совет крестьянских депутатов, в Петроградский совет рабочих и солдатских депутатов (им являлся Цаликов), в Комиссию по духовным делам при Департаменте инославных исповеданий МВД, в Государственный комитет по народному образованию при Министерстве народного просвещения и др. Таким путем Цаликов стал членом Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов, который возглавлял меньшевик Н.С. Чхеидзе.

То, что ВМС был коалиционным многопартийным органом (в нем имелись сторонники кадетов, эсеров, меньшевиков и др.), влияло на его работу, но, несмотря на политические пристрастия и различия, ВМС сделал очень много для того, чтобы поддержать Временное правительство, которое считал гарантом претворения в жизнь всех чаяний мусульманских народов страны. Члены ВМС стремились укрепить его власть в глазах мусульманского населения. Исполком активно вел пропагандистскую деятельность, объясняя широким массам перспективы сотрудничества с Временным правительством, в том числе и в плане успешного разрешения вопроса войны и мира, участвовал в решении задач, выдвинутых революцией, в специфических условиях, характерных для мусульманского населения страны. При этом наибольшие усилия ВМС сосредотачивались на том, чтобы привлечь как можно больше мусульман к общегосударственному строительству, ввести их представителей как в состав Временного правительства, так и Советов.

14 Цаликов А. Мусульмане России и война. Речь, произнесенная на Всероссийском мусульманском съезде в Москве 1-11 мая 1917 года. Пг., 1917. С. 14-15.

- 191 -

XX век и Россия: общество, реформы, революции. Электронный сборник. Вып. 2. Самара, 2014 URL: http://sbornik.lib.smr.ru/

Статьи и сообщения

Во время очередного правительственного кризиса и событий 3-5 июля 1917 г. в Петрограде, когда в столице произошли массовые демонстрации с требованием отставки Временного правительства и передачи всей власти Советам, вечером 3 июля состоялось частное совещание мусульманских политиков, на котором был поднят вопрос о необходимости принятия мер к тому, чтобы добиться включения в реорганизуемое коалиционное правительство представителей мусульманских народов страны. 3 июля в меньшевистской газете «День», редактируемой правым меньшевиком А.Н. Потресовым, было опубликовано обращение исполкома ВМС «К мусульманам России!», составленное, судя по стилю, самим Цаликовым: «Наша участь связана неразрывно с судьбой революционной демократии страны, и наше сознание говорит, что все мы должны сплотиться прочной силой вокруг того, что носит название правительства спасения революции. Долг всех наших организаций, долг каждого сознательного гражданина в отдельности - все усилия направить на то, чтобы и впредь мусульмане всячески отметали от себя анархию. Долг каждого из нас - укреплять всеми средствами революционное правительство, и тогда мы получим все, или, если падет правительство, лишимся всего».

4 июля состоялось заседание исполкома ВМС с участием членов Всероссийского мусульманского совета. Было решено требовать включения в состав коалиционного правительства представителей от мусульман, и была направлена делегация для переговоров с правительством. Во время почти часовой встречи с членами делегации глава Временного правительства князь Г.Е. Львов заявил им, что он в принципе согласен с их предложением, поинтересовался, какие кандидатуры выдвигаются. После этого разговора мусульманские политики обсудили кандидатуры. Во время этого совещания Цаликов высказал мнение, что самым подходящим на первое время требованием для мусульман являлся бы пост министра государственного призрения. В итоге участниками совещания было решено добиваться предоставления постов министра государственного призрения и заместителей министров просвещения и земледелия. На должность министра государственного призрения были предложены пять кандидатур, в том числе Цаликов. После голосования остались две кандидатуры, включая Цаликова. Таким образом, он вполне мог стать министром социального обеспечения коалиционного Временного правительства. Но эти предложения мусульманских политиков не были реализованы в связи с резким изменением политической ситуации15.

Прекрасно зная психологию российских мусульман, в особенности кавказских, Цаликов сыграл важную роль в предотвращении похода воинских частей на Петроград под командованием верховного главнокомандующего генерала Л.Г. Корнилова, который отводил Кавказской туземной конной дивизии (КТКД) роль

15 Исхаков С.М. Российские мусульмане и революция... С. 199-201.

- 192 -

XX век и Россия: общество, реформы, революции. Электронный сборник. Вып. 2. Самара, 2014 URL: http://sbornik.lib.smr.ru/

Статьи и сообщения

главной ударной силы, направленной против Временного правительства. Дивизию из 6 конных полков (24 сотни) перевозили под Петроград на 36 эшелонах. К 18 августа 1917 г. 12 эшелонов проследовало до ст. Дно: 3 эшелона Черкесского полка, 1 - Ингушского и др. Когда в Петрограде стало известно, что в составе корниловских войск, движущихся к столице, имеется и КТКД, исполком ВМС предложил ЦИК Советов рабочих и солдатских депутатов отправить своих представителей навстречу кавказцам для привлечения их на сторону революции. Предложение было принято. Кроме того, исполком ВМС провел переговоры с представителями правительства для выработки плана совместных действий.

Тем временем эшелоны с полками, достигнув ст. Вырица (в 100 км от Петрограда), остановились. Дальше на Петроград двинулись только Ингушский и Черкесский полки, насчитывавшие 1 350 сабель. 28 августа, когда два эшелона с этими полками подошли к 42-й версте от Петрограда, они вынуждены были остановиться между ст. Семрино и ст. Сусанино, так как железнодорожниками был разобран путь. 28 августа из Петрограда на паровозе с двумя пассажирскими вагонами выехала мусульманская делегация, которую возглавлял Цаликов. По прибытию на ст. Семрино выяснилось, что в двух верстах от нее железнодорожный путь был разобран, а два полка находились на соседней ст. Сусанино. Делегация начала переговоры по телефону с начальником эшелона, прибывшего на ст. Сусанино. В результате первая встреча состоялась между этими станциями, около разобранного участка пути. Из Сусанино прибыла группа из офицеров, преимущественно русских, и всадников-ингушей. Представители мусульманской делегации объяснили цель своего приезда и заявили офицерам, что недопустимым является вовлечение горцев в политическую борьбу, используя их в качестве слепого орудия, что вызовет против них ненависть со стороны русского населения. Переговоры с офицерами не привели ни к каким результатам. Они заявили, что всецело стоят на стороне Корнилова. Один из офицеров во время встречи сказал, что Временное правительство «продавало и продает Россию оптом и в розницу», что они идут разогнать правительство, что «единственный спаситель России - это генерал Корнилов». Войти в непосредственное общение с всадниками не удалось. Но у участников делегации сложилось впечатление, что они совершенно не понимали смысла разыгравшихся событий. Переговоры были прекращены.

Цаликов вернулся в Петроград. Тем временем полки в конном строю направились к Павловску. Ингушскому полку до столицы оставалось всего 32 км. 29 августа утром делегация во главе с Цаликовым снова выехала навстречу горцам. К этому времени ст. Семрино уже была занята заставой Ингушского полка. Благодаря офицеру-ингушу стал возможен контакт горцев с делегацией, и ей удалось проследовать дальше и переговорить на ст. Вырица с командирами Ингушского и

- 193 -

XX век и Россия: общество, реформы, революции. Электронный сборник. Вып. 2. Самара, 2014 URL: http://sbornik.lib.smr.ru/

Статьи и сообщения

Черкесского полков. Делегация убеждала горцев не вмешиваться в дела русских, обещала, что Керенский отправит дивизию на Кавказ, в родные места, и еще наградит.

Утром 31 августа, в третий раз, делегация доехала до ст. Чолово, где состоялось заседание всех полковых комитетов. На заседании, кроме членов мусульманской делегации, выступили представители Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов, а также Преображенского, Семеновского и Егерского полков. От имени ЦК Союза объединенных горцев Северного Кавказа и Дагестана, Петроградского комитета горцев Северного Кавказа и Дагестана и Комитета кавказских мусульман в Петрограде было оглашено обращение, в котором говорилось, что «единственное назначение полков Туземной дивизии... защищать родину от внешнего врага и ни в коем случае не служить орудием политической борьбы какой бы то ни было партии», а потому участие в корниловском выступлении оторвет их «от общей горской семьи» и нанесет «непоправимый ущерб идее объединения и национального самоопределения всех горцев».

Мусульманская делегация после переговоров с Кавказским туземным конным корпусом 31 августа 1917 г. (4-й справа во втором ряду сидит А. Цаликов)

- 194 -

XX век и Россия: общество, реформы, революции. Электронный сборник. Вып. 2. Самара, 2014 URL: http://sbornik.lib.smr.ru/

Статьи и сообщения

В этот раз переговоры оказались успешными. Делегация со ст. Чолово отбыла в Петроград, чтобы сообщить о достигнутых результатах правительству. В Петрограде их встретили с цветами и оркестром, а затем повезли в Зимний дворец и угостили обедом. После этого члены делегации вместе с представителями горцев были приняты А.Ф. Керенским. 1 сентября они посетили Петроградский совет рабочих и солдатских депутатов. 3 сентября последовал приказ главковерха Керенского о том, что горцы подлежат отправлению на ст. Дно, откуда направятся на Кавказ для отдыха. Предпринятые исполкомом ВМС и другими мусульманскими организациями действия предотвратили наступление мусульманской дивизии на Петроград, чем было предотвращено повсеместное вооруженное столкновение мусульман и православных16.

В этой сложной ситуации проявилось отчетливое нежелание мусульманской общественности участвовать в русской гражданской войне. У мусульман были другие проблемы. Об этом Цаликов сказал на Всероссийском демократическом совещании в Петрограде (14-22 сентября 1917 г.), где присутствовало свыше 1 500 участников (депутатов Государственной думы, представителей от Советов крестьянских депутатов, Советов рабочих и солдатских депутатов, городских дум, армии и флота, кооперативов, торгово-промышленных кругов, банков, профсоюзов, земств, национальных организаций, в том числе от мусульманских организаций). Исполком ВМС представляли 6 человек, в том числе Цаликов. Его выбрали в состав президиума совещания от мусульман. 17 сентября на вечернем заседании он выступил, указав, что когда упоминается Всероссийский мусульманский совет, «большинство русских граждан думает, что здесь объединение на религиозной почве, они думают, что мусульманство противопоставляется христианству». В действительности, - объяснял Цаликов, - «под мусульманством мы подразумеваем ту великую историческую культуру, которая вписала славные страницы в историю всей человеческой культуры... Мы хотим, оставаясь по почве древней культуры, приобщиться к современной культуре великих завоеваний человечества. Мы хотим идти. своим собственным путем к великим общечеловеческим целям». Он отметил, что революционная демократия к мусульманам страны «относится в большинстве случаев отрицательно». «Мне кажется, - говорил он, - что здесь сказывается. странное пренебрежительное отношение к народам Востока», которых по-прежнему считают «людьми низшей расы» и относятся к ним, как к людям, которых нужно еще опекать. «Но тогда, когда их действительно нужно опекать, когда действительно нужно придти к ним на помощь, мы оставляем их без всякой помощи». Цаликов указал, что требования мусульман минимальны - создание сильной власти, опирающейся на широкие демократические массы. Все свои требования они представят в Учредительном

16 Исхаков С.М. Российские мусульмане и революция... С. 322-332.

- 195 -

XX век и Россия: общество, реформы, революции. Электронный сборник. Вып. 2. Самара, 2014 URL: http://sbornik.lib.smr.ru/

Статьи и сообщения

собрании, до тех пор их представители выступали, во-первых, с предложением образования при правительстве Секретариата по мусульманским делам во главе со статс-секретарем, в ранге товарища министра, во-вторых, за создание Предпарламента, поскольку голос мусульман был «не слышен» в революционных организациях, в которых они представлены не в достаточном количестве. И потому Предпарламент - это единственная возможность довести до сведения русского народа нужды мусульманского населения.

22 сентября собрание делегатов национальных организаций, обсудив вопрос о распределении 27 мест, предоставленных им во Всероссийском Демократическом Совете, который был создан на совещании, решило предоставить ВМС 4 места. Собравшись вторично, участники собрания предоставили список лиц, избранных в члены этого Временного совета Российской республики (Предпарламент). Делегация ВМС избрала Цаликова в числе своих представителей.

На совещании участников Предпарламента 23 сентября было принято предложение об издании декларации Временного правительства с признанием за всеми народами права на самоопределение на основах, которые будут выработаны Учредительным собранием. В декларации правительства от 25 сентября, во-первых, подтверждалось признание за всеми народами права на самоопределение на основах, выработанных Учредительным собранием; во-вторых, обещалось разработать и издать законы, обеспечивавшие национальным меньшинствам на местах их постоянного жительства пользование родным языком в школе, суде, органах самоуправления и в отношениях с местными органами государственной власти; в-третьих, провозглашалось образование при правительстве Совета по национальным делам с представителями от всех народов страны, цель которого состояла в подготовке материалов по национальному вопросу для Учредительного собрания. В Предпарламенте была создана комиссия по национальному вопросу, которая поставила на обсуждение вопрос о самоопределении народов.

Цаликов подготовил речь к заседанию Предпарламента, которая была посвящена отношению мусульманского населения к международным проблемам, к мировой войне. В ней он на основании поступавшей к нему информации решил откровенно сказать от имени всего многомиллионного мусульманского населения России, что в вопросах внешней политики «жизнь катится по проторенному руслу царского империализма». Мусульмане хотели поставить перед российской государственностью новые великие государственные задачи для «действительного придания войне освободительного характера во всем мире - в Европе, в Азии и в Африке. А при невозможности - принятия всех мер к ее немедленной ликвидации»17. Здесь четко выражен протест российских мусульман против агрессивных планов

17 Исхаков С.М. Российские мусульмане и революция... С. 345-348, 353.

- 196 -

XX век и Россия: общество, реформы, революции. Электронный сборник. Вып. 2. Самара, 2014 URL: http://sbornik.lib.smr.ru/

Статьи и сообщения

Временного правительства в отношении Османской империи, захвата ее территорий (Стамбула и проливов).

После свержения Временного правительства и прихода к власти большевиков исполком ВМС 28 октября 1917 г. постановил делегировать трех своих представителей в антибольшевистский Комитет спасения родины и революции. Считая, что Советы рабочих и солдатских депутатов являются органами, сконструированными односторонне (мусульмане в них почти не были представлены), исполком ВМС высказался за создание демократического Совета с возможно полным представительством в нем населяющих Россию народов. Было также решено при формировании власти добиваться учреждения Секретариата по мусульманским делам со статс-секретарем во главе на правах товарища министра. Несмотря на «Декларацию прав народов России» (2 ноября 1917 г.), в которой новой властью им было обещано право на свободное самоопределение, вплоть до отделения и образования самостоятельного государства, а также отдельное обращение Совнаркома «Ко всем трудящимся мусульманам России и Востока» (20 ноября), формально провозглашавшее право на самоопределение для народов Востока и обещавшее мусульманам неприкосновенность их верований и обычаев, мусульмане были сильно обеспокоены угрозой крушения их надежд и замыслов.

30 ноября в газете «Новая жизнь», которую издавали меньшевики-интернационалисты, Цаликов опубликовал «Открытое письмо Совету Народных Комиссаров», в котором заявил, что мусульмане не сомневаются в «добрых чувствах большевистских комиссаров к угнетенному мусульманскому миру», но в то же время констатировал: «Нынешняя власть большевиков ведет такую политику, которая в конечном результате может иметь для мусульманского населения России и Востока совершенно обратное значение». Призвав к изменению политики, Цаликов ясно выразил отношение ВМС к приходу к власти большевиков: однопартийная власть не может быть признана мусульманской демократией. Он не призывал к вооруженной борьбе с большевистской властью, но предупреждал, что мусульманские народы будут вынуждены принять меры к защите своих интересов18.

Будучи членом Учредительного собрания, Цаликов в своем выступлении 5 января 1918 г. огласил декларацию, в которой отмечалось, что Совнарком «оказался бессильным обеспечить народам России свободное развитие и осуществление ими всей полноты национального творчества. Мало того, политика эта в ряде случаев становилась в решительное противоречие с лозунгами великой российской революции и несла народам России... меч гражданской войны, зарево пожаров и потоки крови». Вскоре после разгона Учредительного собрания исполком

18 Исхаков С.М. Российские мусульмане и революция... С. 369.

- 197 -

XX век и Россия: общество, реформы, революции. Электронный сборник. Вып. 2. Самара, 2014 URL: http://sbornik.lib.smr.ru/

Статьи и сообщения

ВМС обратился с воззванием к мусульманскому населению России, призвав встать на защиту Учредительного собрания и к свержению «большевистского засилья». Его члены разъехались по стране и вели агитацию среди мусульман, призывая их к восстанию против советской власти и достижению независимости19.

После постановления об упразднении ВМС, подписанного наркомом по делам национальностей И.В. Сталиным 16 мая 1918 г., Цаликов уехал на Северный Кавказ. На IV съезде народов Терека (Владикавказ, 23 июля - 21 августа 1918 г.) его избрали заместителем председателя президиума съезда, а затем председателем нового Терского областного народного совета. Подробно о том, что тогда ему пришлось увидеть и испытать, он написал в очерках «Гражданская война в Терском крае», опубликованных в тифлисской прессе в начале 1919 г.20 В столице Грузинской республики Цаликов оказался, спасаясь от большевиков, завоевывавших Северный Кавказ. Он стал участником важного совещания общественных и политических деятелей Северного Кавказа, которое состоялось 12 июля 1919 г. в Тифлисе. Здесь Цаликов был избран председателем Комитета горцев Северного Кавказа. В сентябре 1919 г. он возглавил Союзный меджлис горцев Кавказа21, также находившийся в Тифлисе.

10 октября 1919 г. в с. Леваши Даргинского округа открылся съезд представителей населения Дагестана, на который прибыли члены президиума Союзного меджлиса горцев Кавказа и большинство его членов. На этом съезде был избран Комитет обороны Чечни и Дагестана, в который вошел Цаликов. Этот Совет являлся фактически Временным правительством Дагестана, который был создан по инициативе членов Союзного меджлиса горцев Кавказа. На Совет были возложены функции правительственной власти с обязательством по завершении военных операций и освобождении своей территории созвать народное представительство на началах всеобщего избирательного права. Ввиду образования Совета обороны Союзный меджлис горцев Кавказа постановил самоликвидироваться, предоставив в распоряжение этого Совета все свои средства и всех своих работников22.

Вернувшись в Тифлис, Цаликов решил в редактируемой им здесь газете повторить свою речь о войне и мусульманах на Всероссийском мусульманском съезде в Москве в мае 1917 г. Он с удовлетворением вспоминал: «Резолюция, предложенная мной, была единогласно, при бурных овациях, принята делегатами съезда. В той резолюции, можно сказать не преувеличивая, отразились чаяния

19 Исхаков С.М. Российские мусульмане и революция... С. 445-446.

20 См.: Гражданская война в России и мусульмане. Сборник документов и материалов. М., 2014. С. 504534.

21 Там же. С. 44, 566, 569.

22 Борьба (Тифлис). 1919. 19 октября; 5, 8 ноября; Вольный горец (Тифлис). 1919. 10 ноября.

- 198 -

XX век и Россия: общество, реформы, революции. Электронный сборник. Вып. 2. Самара, 2014 URL: http://sbornik.lib.smr.ru/

Статьи и сообщения

демократии всех мусульманских народов России. Теперь, когда идет ликвидация мировой войны, воспоминание об этих чаяниях имеет не один только исторический смысл, и ознакомление с этой речью не лишено значения для политических деятелей государств, находящихся на рубеже мусульманского Востока». После этого предисловия повторялся вышеупомянутый доклад, опубликованный в Петрограде летом 1917 г. Однако в газетном тексте имеются несколько существенных отличий от вышеприведенного текста: «Но мусульмане остаются в то же время и мусульманами - особой культурно-исторической формацией (здесь и далее отличия выделены мной курсивом. - С.И.), особой группой населения свободной России и, как таковые, могут иметь особые общие мусульманские идеалы и интересы как внутри России, так и вне ее... Мы, демократия мусульманских народов России, считаем источником мировой бойни империалистические стремления господствующих классов Европы.»23 Эта редакция его речи относится либо к маю 1917 г., либо к 1920 г. Так или иначе, Цаликов подчеркивал специфику российского мусульманства, его права на свои интересы.

Большое значение он придавал документальному освещению событий гражданской войны на Кавказе. В конце 1920 г. в Тифлисе под его редакцией и с его предисловием готовились к печати два выпуска сборника документов под названием «Борьба с Добрармией. Материалы по истории революционной борьбы горских народов Северного Кавказа» (Вып. I (апрель-сентябрь 1919 г.); Вып. II (сентябрь 1919 г. - январь 1920 г.). Кроме того, Цаликов написал две книги - «По восставшему Дагестану. Заметки и наблюдения» и «Два года в Грузии. (1919 г. и 1920 г.). Встречи и впечатления»24.

После разгрома Грузинской республики и установления здесь советской власти в начале 1921 г. Цаликов был вынужден покинуть Кавказ и эмигрировать. Из Тифлиса он в 1921 г. уехал в Батум, оттуда перебрался сначала в Турцию. О его жизни в эмиграции мало что известно, несмотря на то, что он играл важную роль в делах общекавказской политэмиграции. Так, в письме одному азербайджанскому эмигранту, датированном 1 декабря 1921 г., он писал из Стамбула в Париж, что «неблагоприятные материальные условия тормозят мое выздоровление, но иншаллах25 - я думаю, что я все же выздоровлю и еще поработаю на общую с Вами цель». 2 декабря Цаликов написал письмо в Париж, в котором сообщил, что 1 декабря в Стамбуле было создано Информационное бюро Союза четырех республик Кавказа (Азербайджанской, Армянской, Грузинской и Горской).

23 Вольный горец (Тифлис). 1920. 31 декабря.

24 Там же.

25 Если Бог пожелает (араб.).

- 199 -

XX век и Россия: общество, реформы, революции. Электронный сборник. Вып. 2. Самара, 2014 URL: http://sbornik.lib.smr.ru/

Статьи и сообщения

Секретарем этого бюро был избран Цаликов26. Вскоре Цаликов перебрался в Европу, куда переместились российские эмигранты-мусульмане из кемалистской Турции, власти которой были против подобной их деятельности из-за протестов Москвы. В анкете, заполненной им 22 мая 1924 г. в Праге для местных властей, он указал, что покинул Россию «по политическим причинам»27. За ним чекистами было установлено наблюдение. По их данным, он активно участвовал в деятельности северокавказской политической эмиграции. Осенью 1924 г. Цаликов, будучи членом эмигрантского Горского комитета, в который входили бывшие руководители Горской республики, находился уже в Париже28, где был центр всей российской политической эмиграции. Кроме Парижа, он жил в Праге и Варшаве, где работал адвокатом, занимаясь также литературной деятельностью. Умер Цаликов 2 сентября 1928 г. в Варшаве, где и похоронен.

Таким образом, то, что именно меньшевик А. Цаликов в условиях Великой российской революции 1917 г. был избран председателем Всероссийского мусульманского совета, объединявшего мусульманские народы всей бывшей Российской империи, не видится случайностью. Как общероссийский и мусульманский политик он пользовался в их среде большой поддержкой. В годы войны он стал теоретиком демократического общемусульманского движения, отразив настроения широких мусульманских слоев в отношении Первой мировой войны: мусульмане были против аннексий чужих территорий, в особенности Стамбула и проливов, выступали в поддержку национально-освободительной борьбы народов Азии и Африки, являвшихся колониями европейских стран. Эта война, порожденная борьбой европейских держав за колонии, рынки и мировое господство, привела в движение угнетенные народы, в том числе российских мусульман, очень быстро пробуждавшихся в условиях мировой войны, русской революции и Гражданской войны к новой жизни, к борьбе за свои права.

26 Le Centre d'etudes des mondes russe, caucasien et centre-europeen, 1'Ёсо1е des hautes etudes en sciences sociales (Paris). Archives d'Ali Mardan-bey Toptchibachi.

27 ГАРФ. Ф. Р-5764. Оп. 3. Д. 6204. Л. 1.

28 Русская военная эмиграция 20-40-х годов ХХ века. Документы и материалы. М., 2010. Т. 5. С. 476.

- 200 -