Научная статья на тему 'Медицина как трансдисциплинарный феномен'

Медицина как трансдисциплинарный феномен Текст научной статьи по специальности «Медицина и здравоохранение»

CC BY
338
135
Поделиться
Ключевые слова
ФИЛОСОФИЯ ТРАНСДИСЦИПЛИНАРНОСТИ / НАУЧНОЕ МЕДИЦИНСКОЕ ЗНАНИЕ / МЕЖДИСЦИПЛИНАРНОСТЬ / ПОСТНЕКЛАССИЧЕСКАЯ НАУКА / РЕДУКЦИОНИЗМ / БИОМЕДИЦИНА / БИОЭТИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

Аннотация научной статьи по медицине и здравоохранению, автор научной работы — Андренко О. В., Киященко Л. П., Кудашов В. И.

Авторы рассматривают возникновение и современное состояние феноменов междисциплинарности и трансдисциплинарности в постнеклассической науке. В развитии современной медицины трансдисциплинарность выражается в интеграции усилий множества научных дисциплин и трансцендирующих сдвигах за пределы научного знания. Биоэтика рассматривается как образование нового трансдисциплинарного образа медицинского знания и практики.

Medicine as a transdisciplinary phenomenon

Authors consider appearance and current status of inter disciplinary and transdisciplinary phenomena in post non classic science. Trans disciplinary in modern medicine is expressed as integration of different fields of science and transcend shifts to outside of scientific knowledge limit. Bioethics is considered as a formation of new transdisciplinary image of medical knowledge and practice.

Текст научной работы на тему «Медицина как трансдисциплинарный феномен»

ФИЛОСОФИЯ И БИОЭТИКА

© АНДРЕНКО О.В., КИЯЩЕНКО Л.П., КУДАШОВ В.И., МОИСЕЕВ В.И. УДК 61:614.253

МЕДИЦИНА КАК ТРАНСДИСЦИПЛИНАРНЫЙ ФЕНОМЕН

О.В. Андренко, Л.П. Киященко, В.И. Кудашов, В.И. Моисеев

Красноярский государственный медицинский университет, ректор - д.м.н., проф. И.П.Артюхов; кафедра философии и социально-гуманитарных наук, зав.

- д.ф.н., проф. В.И. Кудашов; Московский государственный медикостоматологический университет, ректор - д.м.н., проф. О.О. Янушевич;

кафедра философии, биомедэтики и гуманитарных наук, зав. - д.ф.н., проф.

В.И. Моисеев.

Резюме. Авторы рассматривают возникновение и современное состояние феноменов междисциплинарности и трансдисциплинарности в постнеклассической науке. В развитии современной медицины трансдисциплинарность выражается в интеграции усилий множества научных дисциплин и трансцендирующих сдвигах за пределы научного знания. Биоэтика рассматривается как образование нового трансдисциплинарного образа медицинского знания и практики.

Ключевые слова: философия трансдисциплинарности, научное медицинское знание, междисциплинарность, постнеклассическая наука, редукционизм, биомедицина, биоэтические исследования.

Андренко Олег Валерьевич - доцент каф. философии, этики, эстетики и медицинской деонтологии с курсом политической социологии; e-mail: andrenko@yandex.ru.

Киященко Лариса Павловна - д.филос.н., проф. каф. философии, биомедицинской этики и гуманитарных наук МГМСУ, ведущий науч. сотрудник Института Философии РАН; тел. 8(391)2217174.

Кудашов Вячеслав Иванович - д.ф.н., проф., зав. каф. философии, этики, эстетики и медицинской деонтологии с курсом политической социологии КрасГМУ; e-mail: vkudashov@mail.ru, тел. 8(391)2217174.

Тема философии трансдисциплинарности вырастает из новейших тенденций развития современной науки и культуры в целом. Возникли экологические, технологические, биоэтические направления научного исследования, которые требуют согласованных действий и достижения взаимопонимания, установления единых норм поведения. Такого рода теоретико-практические объединения выступают естественным основанием для возникновения и выяснения особенностей функционирования междисциплинарности как одной из форм постнеклассической науки. Мы рассматриваем междисциплинарность как внутринаучный феномен. При этом трансдисциплинарными мы называем такие познавательные ситуации, в которых по разным причинам научный разум (как в науке, так и в философии) вынужден в поисках целостности и собственной обоснованности осуществить трансцендирующий сдвиг в пограничную сферу с жизненным миром.

В предпосылках этого сдвига лежат мощные импульсы, идущие из чисто практической сферы. Это нужда в развитии проблемно ориентированных исследований, направленных на поиск решения злободневных практических задач - таких как экологическая, энергетическая, информационная, демографическая, проблема здоровья и др. Как результат, мы наблюдаем предпосылки формирования нового типа исследовательской деятельности и организации (производства) научного знания. В современной социологии и

философии науки он получил название «постнеклассическая наука», «наука тип 2» или постакадемическая наука.

Феномен трансдисциплинарности имеет уже собственную историю. Сегодня можно говорить о формировании и развитии своего рода международного трансдисциплинарного движения. Одной из первых организаций в этой области был Международный Центр Трансдисциплинарных исследований (CIRET - Centre International de Recherches et Etudes Transdisciplinaires) -некоммерческая организация, базирующаяся в Париже и созданная в 1987 году. Президент этой организации - румынский физик Басараб Николеску (Basarab Nicolescu). Основным документом трансдисциплинарного движения, представляемого CIRET, является хартия Трансдисциплинарности, принятая на Первом Международном Конгрессе по Трансдисциплинарности в 1997 г.

Термин «трансдисциплинарность» впервые был использован известным швейцарским психологом Жаном Пиаже в 1970 году. Этим термином он обозначал принцип научного исследования, (а также внутридисциплинарной практики) который описывает приложения научного подхода к проблемам, выходящим (трансцендирующим) за границы конвенционально установленных академических дисциплин. Э. Янч в 1980 году предложил важное уточнение этого понятия. В качестве интегрирующего принципа дисциплинарного знания, он предложил общую социальную цель, которая объединяет не только научное познание, но образование и инноватику, как необходимые составляющие социальной системы, направленной на самообновление общества. Общая точка зрения на развитие такой социальной системы зависит не только от ее цели, но и от взаимного обогащения способов познания в определенной области знания, от возможности возникновения эффекта, названного им как «синэпистемическая (synepistemic) кооперация» [4].

В связи с таким пониманием, возникает вопрос, в чем состоит отличие трансдисциплинарности от всем нам хорошо известной междисциплинарности? И здесь мы находим целый спектр возможных ответов.

Например, в ряде своих работ немецкий философ Юрген Миттельштрасс практически отождествляет транс- и междисциплинарность. Он полагает, что междисциплинарность в собственном смысле этого слова не лежит между дисциплинами и «не парит над ними, подобно абсолютному духу» [5]. Вместо этого она преодолевает дисциплинарные тупики, блокирующие развитие научных проблем и соответствующих ответов на них. Междисциплинарность, с его точки зрения, фактически есть трансдисциплинарность.

Принципиально иной подход к пониманию трансдисциплинарности был представлен в 1987 году исследователями Международного Центра Трансдисциплинарных исследований. В рамках этого подхода междисциплинарность связана с переносом методов одной научной дисциплины в другую. Хотя междисциплинарность преодолевает дисциплинарные границы, но цели ее остаются по-прежнему внутридисциплинарными. Напротив, трансдисциплинарность, согласно смыслу слова «trans», касается того, что может лежать между дисциплинами, «поперек» дисциплинарных делений или за границами каждой отдельной дисциплины. Пытаясь пояснить это различие, можно использовать следующие графические метафоры. Ситуация междисциплинарности - это ситуация переноса знания из одной дисциплинарной области в другую при сохранении дисциплинарных делений. Иными словами, междисциплинарность методологически дополнительно обогащает то, что определено внутри дисциплинарных делений.

Ситуация трансдисциплинарности, с другой стороны, предполагает нарушение жесткости дисциплинарных делений научного знания, они становятся «проходимыми», что способствует появлению разного рода систем «поверх» дисциплинарного деления, «меж»-системных образований, «экстра»-систем и др. В то же время вновь образовавшиеся системы получают статус лишь относительно автономного существования. Другими словами, они не

перечеркивают генетического родства с их породившим дисциплинарным взаимодействием.

Близка к описанной позиция директора CIRET Басараба Николеску, который определяет трансдисциплинарность через три методологических принципа: 1) существование уровней реальности, 2) использование логики включенного третьего (the logic of the included middle), 3) признание принципиальной сложности реальности, выражающейся во взаимопроникновении различных уровней реальности друг в друга [6]. Обычно дисциплинарные исследования касаются изучения только одного уровня реальности (или даже его фрагментов), в то время как, с этой точки зрения, трансдисциплинарность должна оперировать взаимоотношениями нескольких уровней.

Дисциплинарный и трансдисциплинарный подходы не противоречат, но дополняют друг друга.

Итак, трансдисциплинарный подход - это выход за рамки предмета научной дисциплины. Но рамки науки не ограничиваются только предметной областью. Существенным ограничением является и методология науки. Методы, господствующие в современной науке, складывались в течение очень долгого периода времени. В самых общих чертах это соотношение эмпиризма и рационализма, допустимости использования математического аппарата для различных областей знания, вопросы отграничения научного знания и многое другое. И эта методология отнюдь не общепризнанна и в наше время. Так называемый «эпистемологический анархизм» Пола Фейрабенда вообще отказывает науке в рационализме и видит ее успехи в прошлом и в будущем именно в ее иррациональной части. Подобные попытки выйти за рамки традиционного подхода также носят ярко выраженный трансдисциплинарный характер. Но неоднозначная оценка таких подходов, пусть даже только с точки зрения традиционалистов, ставит, тем не менее, новый вопрос - критерии и методы оценки самого трансдисциплинарного подхода. В такой трактовке трансдисциплинарность становится уже не одним из научных методов, а

самостоятельной и довольно обширной областью знания, которая нуждается в собственном осмыслении, методах и критериях оценки.

Трансдисциплинарный подход, как представляется, был, в первую очередь, реализован Галилеем. Именно он вышел за рамки не только теоретических постулатов господствующей теории, но и за рамки системы фактов, вытекающих из нее, и ее же подтверждающих. Н. Макиавелли в своем «Государе» отходит от общепризнанного принципа теоретичности, который предписывал писать о должном и пишет о реальном. Вообще, вся эпоха Возрождения может рассматриваться как эпоха трансдисциплинарности. Причем, выход за пределы господствующего представления о предмете (от бога к человеку), о методе (уход от схоластики), об общей теории (средневекового синтеза платонизма и аристотелизма) осуществлялся в разной мере и в различных направлениях, что и привело к созданию науки Нового времени. Другим примером трансдисциплинарности может служить выход физики за пределы ньютонианства. Отличие приведенных примеров от сегодняшнего состояния вопроса заключатся в неосознанности трансдисциплинарного подхода в прошлом и понимании и его намеренном использовании в настоящем и будущем.

Итак, трансдисциплинарность выход за рамки предмета, метода, теории. Но, очевидно, это недостаточная характеристика описываемого подхода, ведь на протяжении всей своей истории наука только и занималась, что выходила за эти рамки. Представляется, что для развития трансдисциплинарного подхода в настоящем и будущем необходимо выйти за рамки и самой науки. На определенных направлениях наука подошла к таким рубежам, что в рамках ее же предмета, метода и теории эти рубежи преодолеть невозможно. Собственно, и появление постмодернизма можно считать неким ответом, реакцией на эту ситуацию. Например, физика подошла к таким пределам, где использование эмпирического метода, метода «сделавшего» классическую физику, просто невозможно. И тенденция построения всех возможных рационалистических

моделей мира, а иногда и не совсем рационалистических, наблюдаемая в современной физике, начинает заменять собой опытную часть науки. Постмодернизм, таким образом, можно рассматривать и как отказ в признании возможности науки познавать мир и как выход за рамки традиционного научного познания. В первом случае трансдисциплинарность будет выступать как позитивная альтернатива постмодернизму, во втором случае постмодернизм будет выступать как частный случай трансдисциплининарности.

С нашей точки зрения, развитие современной медицины тесно связано с феноменом трансдисциплинарности и здесь можно говорить о двух научных революциях в области медицинского знания.

Первая революция может быть отнесена к началу 19 века, когда возникает впервые экспериментально обоснованное научное медицинское знание. До 19 века диагноз ставился только на основе клинических симптомов, и физикальному обследованию больного почти не уделялось внимания. В 19 веке начинают изучаться причины и механизмы заболеваний, получают невиданное доселе развитие лабораторные методы исследования, появляются новые средства физикального обследования больного. Революция в клиническом мышлении в это время состоит в том, что постепенно врачи начинают понимать, что за клиникой стоят более глубокие и объективные патологические процессы, каждое заболевание имеет свои морфо-физиологические проявления. Сегодня нам кажется это само собой разумеющимся, но когда-то это было настоящим откровением в развитии медицинского знания. Господствующее место в это время занимает школа французских и немецких врачей - анатомов и физиологов. Они начинают систематическую практику физикального обследования больных, подкрепленного наблюдением анатомических изменений, полученных при аутопсии. Позднее формируется понимание важности не только структуры, но и функции органов. Возникает физиология, от которой постепенно отделяются биохимия, эндокринология,

иммунология, микробиология. При больницах создаются исследовательские лаборатории. В 20-м веке эта линия развития продолжает себя в возникновении и развитии молекулярной биологии и генетики.

С возникновением биоэтики в 70-х гг. 20 века можно говорить о второй научной революции в биомедицине - революции меж- и трансдисциплинарности. С начала 19 века до конца 50-х годов 20 века существовал преимущественно узкодисциплинарный образ эмпирического медицинского знания, медицина выражала себя как одна из научных дисциплин с достаточно четко очерченной предметной областью, где господствали патоморфология и патофизиология - теория физической структуры и функции патологичесих процессов. В медицине налицо процесс накопления эмпирических научных знаний, процессы интеграции и дифференциации знаний. Вместе с тем, по мере развития философии и методологии медицины все отчетливее виден поворот от кумулятивного, статического образа науки к динамическому. Такой поворот в современной науке означает кризис классической кумулятивистской эпистемологии.

Как нам представляется, после второй мировой войны, наряду с крупными изменениями во всей мировой культуре, происходит развитие медицины как меж- и трансдисциплинарного феномена. Феномен биомедицинской этики -яркий пример подобного изменения статуса медицинского знания вообще, а не просто симптом возникновения еще одной междисциплинарной области исследований. В области биоэтики ярко проявляет себя существенно постнеклассический и трансдисциплинарный статус научного знания, который выражается в нарушении общепризнанных дисциплинарных делений [2], формировании открытого диалогического пространства, пронизанного разного рода антиномическими напряжениями и становлениями, определением в качестве основного субъекта принятия решения трансдисциплинарных сообществ (биоэтических комиссий, комитетов и др.), которые включают в свой состав не только представителей разных научных дисциплин, но и членов

религиозных конфессий, общественности, политических групп и др. С нашей точки зрения, феномен биоэтики должен рассматриваться не просто как образование нового междисциплинарного направления, влияющего извне на современную медицину, но как рождение меж- и трансдисциплинарного образа самого медицинского знания и практики [1].

Усиление важности трансдисциплинарного статуса медицинского знания кажется вполне понятным, поскольку объектом исследования медицины является человек - объект сложнейший, многоуровневый, меж- и трансдисциплинарный. Отсюда уже должно быть ясно, что медицина не может долго оставаться в рамках какой-то одной научной дисциплины [3]. Она нуждается в интеграции усилий множества научных дисциплин и трансцендирующих сдвигах за пределы научного знания вообще, чтобы познавать и понимать процессы многомерного человеко-бытия. Современные проблемы медицинского знания и практики сродни тем теориям, на которых основываются новые исследовательские традиции и в которых особенно отчетливо выражен философский элемент внутри наук.

Медицина является наглядным примером относительности классификации наук: о ней говорят и как о науке, и как об искусстве, акцент делают то на ее теоретичности, то на ее эмпирическом характере. Постоянно подчеркивают, что она находится на стыке между естественными и общественными науками. С процессами дифференциации и интеграции медицинских наук связывают попытки создания общей теории медицины как интеграции естественнонаучных и социогуманитарных знаний. Дифференциация знаний в медицине, узкая специализация исследований, осуществляемая без необходимой интеграции и координации знаний, содержащихся в области медицины и других наук, может стать основой для возникновения односторонних метафизических обобщений. Процессы дифференциации и интеграции знаний

— это, с одной стороны, процессы, ведущие к формированию и развитию новых дисциплинарных единиц медицинского знания, а с другой — это

междисциплинарный синтез, интеграция и трансдисциплинарность

медицинского знания.

Процессы интеграции и дифференциации подчеркивают, что медицина — трансдисциплинарная система знания. Знания в медицине оказывается той сферой, где взаимодействуют фундаментальные закономерности, относимые к клиническому, рационально-теоретическому и другим формам знания. Здесь сосуществуют, переплетаясь между собой, знание научное и практическое, базирующееся на научном рационализме новоевропейского мышления и имеющее своими предпосылками неклассическую философию (феноменология, экзистенциализм, герменевтика). Так, после полувекового «заключения» себя в рамках дисциплинарного знания, медицина закономерно выходит за границы отдельной дисциплины, все более обретая свой трансстатус, поверх общепризнанных когнитивных дихотомий, наполняя своим неповторимым смыслом философию трансдисциплинарности.

MEDICINE AS A TRANSDISCIPLINARY PHENOMENON

O.V. Andrenko, L.P. Kiyaschenko, V.I. Kudashov, V.I. Moiseev

Krasnoyarsk State Medical University named after prof. V.F. Voino-Yasenetsky

Abstract. Authors consider appearance and current status of inter disciplinary and transdisciplinary phenomena in post non classic science. Trans disciplinary in modern medicine is expressed as integration of different fields of science and transcend shifts to outside of scientific knowledge limit. Bioethics is considered as a formation of new transdisciplinary image of medical knowledge and practice.

Key words: philosophy of transdisciplinary, scientific medical knowledge, interdisciplinary, post non classic science, reductionism, biomedicine, bioethics research.

1. Киященко Л.П. Опыт философии трансдисциплинарности (казус «биоэтика») // Вопр. Философии. - 2005. - №8. - C. 105-117.

2. Моисеев В.И. Биоэтика - наука о биоэтах // Трудный пациент. - 2007. -Т.5, № 1. - М.: Издательский дом «Академиздат». - С.55-584.

3. Моисеев В.И. Образы интегральной медицины // Философские проблемы биологии и медицины: Выпуск 2: Междисциплинарные аспекты биомедицины. - М.: Изд-во «Принтберри», 2008. - С.44-50.

4. Jantsch Е. The Self-Organizing Universe. Scientific and Human Implications of the Emerging Paradigm of Evolution. - New York, 1980. - 340 p.

5. Mittelstrass J. Interdisziplinaritat oder Transdisziplinaritat? // Hieber (ed.), Utopie Wissenschaft. Ein Symposium an der Universitat Hannover uber die Chancen des Wissenschaftsbetriebs der Zukunft (21./22. November 1991), Munich und Vienna, 1993. - S. 17-31.

6. Transdisciplinarity: Basarab Nicolescu Talks with Russ Volckmann // INTEGRAL REVIEW 4, 2007. - P.73-90.