Научная статья на тему 'Медиакоммуникации и проблемы поиска новой идентичности в усло- виях глобализации'

Медиакоммуникации и проблемы поиска новой идентичности в усло- виях глобализации Текст научной статьи по специальности «СМИ (медиа) и массовые коммуникации»

CC BY
899
80
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
МЕДИКОММУНИКАЦИИ / METACOMMUNICATIVE / ГЛОБАЛИЗАЦИЯ / GLOBALIZATION / ИДЕНТИЧНОСТЬ / IDENTITY / НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ / NATIONAL IDENTITY / ИНФОРМАЦИОННОЕ ПРОСТРАНСТВО / INFORMATION SPACE / МИРОВОЕ СООБЩЕСТВО / INTERNATIONAL COMMUNITY / ЭТНИЧЕСКИЙ ФАКТОР / ETHNIC FACTOR / МАРГИНАЛИЗАЦИЯ / MARGINALIZATION / ЭТНОНАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕНТИФИКАЦИЯ / ETHNO-NATIONAL IDENTIFICATION / ИДЕОЛОГИЯ / IDEOLOGY / ЕВРОПОЦЕНТРИЗМ / EUROCENTRISM / ГОСУДАРСТВО / STATE / ПОЛИТИКА / POLITICS / ЯЗЫК / LANGUAGE / МЕДИАКУЛЬТУРА / MEDIA CULTURE / КРИЗИС / CRISIS / МОДЕРНИЗАЦИЯ / MODERNIZATION

Аннотация научной статьи по СМИ (медиа) и массовым коммуникациям, автор научной работы — Сыздыкова Ж.С.

Постоянные процессы трансформации общества определяются во многом ролью новых медиакоммуникаций, предоставляющих доступ к глобальному информационному потоку, что обуславливает возможность каждого человека стать частью «глобального ареала», публичной сферы. Благодаря новым коммуникационным и информационным технологиям мир оказывается встроен в открытую систему единого глобального социума. Достигнут такой уровень интегрированности мирового сообщества, при котором успешное развитие каждой страны, каждого народа все больше зависит от состояния и изменения мира в целом. Постепенно в условиях непрерывного роста влияния новейших медиакоммуникаций в глобализующемся обществе происходит трансформация доминирующих оснований этнокультурной идентичности, которая приобретает новые модификации, соответствующие данному времени. В условиях общественных трансформаций принципиальное значение приобретает ориентация на будущее, предполагающая, что традиции прошлого реализуются без потерь на новой инновационной основе.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Media communications and the problem of finding a new identity in the context of globalization

Continuous processes of transformation of society are defined in many respects by a significance of the new media communications providing access to a global information stream that causes possibility for each person to become part of “a global area of the public sphere”. Because of new communication and information technologies the world is “included” in open system of uniform global society. Such level of integration of the world community at which successful development of each country, each people more and more depend on a state, and change of the world in general is reached. Gradually in the conditions of the sustained growth of influence of the 43 latest media communications in the globalized society there is a transformation of the dominating bases of ethno-cultural identity which gets the new modifications corresponding to this time. In this aspect orientation to the future assuming that traditions of the past are realized without loss on a new innovative basis is getting fundamental importance.

Текст научной работы на тему «Медиакоммуникации и проблемы поиска новой идентичности в усло- виях глобализации»

■ ■ ■ МЕДИАКОММУНИКАЦИИ И ПРОБЛЕМЫ ПОИСКА НОВОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ

Автор: СЫЗДЫКОВА Ж.С.

СЫЗДЫКОВА Жибек Сапарбековна доктор исторических наук, профессор, заведующий кафедрой стран Центральной Азии и Кавказа Института стран Азии и Африки МГУ имени М.В. Ломоносова.

Адрес: 103009, Россия, г. Москва, улица Моховая, 11. Тел.: +7 (495) 629-41-61. Е-таН: zhsapar@rambler.ru.

Аннотация: Постоянные процессы трансформации общества определяются во многом ролью новых медиакоммуникаций, предоставляющих доступ к глобальному информационному потоку, что обуславливает возможность каждого человека стать частью «глобального ареала», публичной сферы. Благодаря новым коммуникационным и информационным технологиям мир оказывается встроен в открытую систему единого глобального социума. Достигнут такой уровень интегрированности мирового сообщества, при котором успешное развитие каждой страны, каждого народа все больше зависит от состояния и изменения мира в целом. Постепенно в условиях непрерывного роста влияния новейших медиакоммуникаций в глобализующемся обществе происходит трансформация доминирующих оснований этнокультурной идентичности, которая приобретает новые модификации, соответствующие данному времени. В условиях общественных трансформаций принципиальное значение приобретает ориентация на будущее, предполагающая, что традиции прошлого реализуются без потерь на новой инновационной основе.

Ключевые слова: медикоммуникации, глобализация, идентичность, национальная идентичность, информационное пространство, мировое сообщество, этнический фактор, маргинализация, этнонациональная идентификация, идеология, европоцентризм, государство, политика, язык, медиакультура, кризис, модернизация.

Особую значимость в жизни человечества медиакоммуникации приобрели за последние полвека и стали одной из важнейших сфер в жизни людей всей планеты. Мировое сообщество все больше превращается в глобальную коммуникационную систему. Тем самым создаются принципиально новые предпосылки для универсализации и глобализации отношений между странами, народами, людьми. Благодаря медиакоммуникации ни одно национальное государство не остается изолированным от других, а оказывается включенным в мировую систему.

Глобализация мира - объективный процесс, обусловленный растущей интернационализацией всех сторон жизни стран и народов. Что проявляется в обострении глобальных проблем современности, а также на уровне интегрированности мирового сообщества, при котором успешное развитие каждой страны, каждого этноса все больше зависят от изменения мира в целом. И, наоборот, от активности и согласованности действий отдельных стран и народов зависит решение проблем всего человечества. Сегодня понятие «глобализация» активно используется в повседневном языке.

Прежде чем перейти к раскрытию обозначенной нами темы остановимся на основных понятиях, используемых в работе: «медикоммуникация», «идентичность», «глобализация»,

Медикоммуникация - процесс создания, трансляции, обмена информацией медиа в индивидуальном, групповом, массовом формате по различным каналам при помощи различных коммуникативных средств (вербальных, невербальных, аудиальных, визуальных, проч.) [1].

Понятие идентичности сегодня рассматривается как категория социально-гуманитарных наук (социальной философии, социологии, психологии, социальной психологии, культурной антропологии и др.), применяемая для описания индивидов и групп в качестве относительно устойчивых, «тождественных самим себе» целостностей. При этом идентичность есть «не свойство» (т.е. нечто присущее индивиду изначально), но отношение. Она формируется, закрепляется (или, напротив, переопределяется, трансформируется) только в ходе социального взаимодействия. Проблема идентичности актуализировалась с наступлением эпохи современности, или модерна» [2].

Ряд ученых определяет сегодня глобализацию как общемировую экономическую, образовательную информационную и культурную тенденцию, нивелирующую национальную самобытность исторических культур народов мира, отвечающую интересам крупных монополий и экономически сильных стран, прежде всего - США. Нередко термин «глобализация» употребляется лишь для того, чтобы с его помощью придать большую весомость и актуальность обсуждаемой проблеме» [3].

Наблюдаемое на рубеже XX и XXI веков интенсивное развитие коммуникационных технологий значительно облегчило производство и распространение социально значимой информации и привело к формированию глобального информационного пространства, в которое оказались вовлечены целые сообщества, политические, экономические, религиозные и культурные институты. Феномен медиакоммуникации - один их главных проводников процесса глобализации.

В то же время глобализация резко обострила проблему национально-культурной идентичности. Мир, возникающий в результате глобализации, может сформироваться, как монокультурный мир, и будет нанесен мощный удар по базовым структурам практически всех национальных культур. Глобализация и взаимопроникновение медиакоммуникации наряду со всеми огромными возможностями, которые они предлагают, также приводят к новым проблемам: перенасыщенность информацией; унификация, вызванная медийным господством одного языка и одной культуры, увеличивающаяся коммерциализация. Быстрое совершенствование медиакоммуникации сокращает возможности прямых межсубъектных коммуникаций, но резко увеличивает возможности массовой коммуникации.

Напомним, что в одной из основополагающих деклараций ЮНЕСКО главной целью определено «стремление к миру и безопасности в межнациональном сотрудничество с опорой на образование, науку и культуру при всеобщем уважении справедливости, роли закона, прав человека и фундаментальных свобод» [4], при равных возможностях образования для всех, свободном обмене идеями и знаниями, в том числе с помощью медиакоммуникации. Сегодня эта цель должна реализовываться в условиях глобализации

С одной стороны, глобализация способствует ускорению и увеличению объема информации, получаемой индивидом в целом, расширению его кругозора. Благодаря новым медиакоммуникациям существуют виртуальные музеи, библиотеки, картинные галереи, концертные залы, которые дают возможность познакомиться с шедеврами культуры, независимо от места нахождения человека.

С другой стороны, глобализация ведет к углублению культурного неравенства. По уровню образования, обеспеченности персональными компьютерами на душу населения, наличию личных библиотек, доле средств, выделяемых из бюджета, и т.д. страны «золотого миллиарда» на порядок опережают страны-аутсайдеры. В Африке большая часть населения не пользуется даже телефонами в силу неразвитости телефонных сетей. Интернетом в Африке пользуется один чел. из 9 тыс., в США - 240 млн. [5]. (В РФ - 76,3 млн. старше 18 лет). Практически ни одна из стран «третьего мира» (кроме Индии) не имеет собственного национального кинематографа, национального театра и т. д. Глобализация способствовала углублению различия и в темпах культурного развития между странами-лидерами и аутсайдерами. Если ранее показатели уровня человеческого потенциала постепенно сближались, что рождало определенный оптимизм у тех, кто принадлежал к «третьему миру», то к настоящему времени стало ясно, что страны-аутсайдеры в обозримой исторической перспективе не смогут сблизиться со странами-лидерами, а скорее всего даже будут отставать еще в большей степени.

Важно обратить внимание и на то, что глобализация превратила европоцентризм в идеологическое обоснование правомочности претензий Запада на лидирующее положение в мире, осуществление гуманитарной экспансии и насильственное изменение «кодов культур» других народов, которые, по мнению идеологов глобализации, пока живут «вне истории».

Из-за активно наступающей глобализации обострились проблемы этно-националь-ной идентичности. По мнению Н. Н. Федотовой, «даже экономические проблемы отходят на второй план в сравнении с невозможностью для представителей основных социальных групп найти приемлемый для себя ответ на вопрос об идентичности» [6]. Индивид перестает идентифицировать себя с цивилизацией, с культурой нации, с «малой Родиной», с исторической эпохой, что приводит к дестабилизации общественной системы, росту социальной напряженности, внешней и внутренней уязвимости, конфликтогенности, что не способствует сохранению суверенитета и территориальной целостности стран.

К тому же глобализация ведет к понижению статуса национальных языков, утверждению в качестве единственного средства межкультурного взаимодействия английского языка, хотя он является родным языком лишь 380 млн. жителей планеты. Большая часть книг, газет, журналов, более 80% текстов в Интернете. на английском языке Среди наиболее посещаемых фильмов 85% - американские (а в таких странах, как Великобритания, Бразилия, Египет, Аргентина, - 100%). Американское влияние распространяется благодаря господству в мировой науке [7]. После обучения в США иностранные студенты становятся проводниками американских идей, образа жизни. Речь идет об информационной войне, в ходе которой навязывание ценностей американской культуры осуществляется сознательно. Создаются условия для манипулирования массовым сознанием с помощью новейших видов медиакоммуникации.

В условиях нарастания глобализации альтернативой культурной экспансии США может стать медиакоммуникативная политика контрнаступления Китая. С ростом экономических показателей и политического веса КНР в мире национальная культура этой страны воспринимается как инструмент сохранения национальной идентичности. Китайское руководство официально провозгласило, что традиционная культура становится частью национальной мощи Китая, обеспечивающей стране не только аргументы

для внешней пропаганды, но и защиту от нежелательного проникновения извне. Одновременно ставится задача проекции китайской культуры во внешний мир (создание за рубежом сети конфуцианских академий). Планируется создание авторитетного в мире китайского канала, несколько медиакорпораций мирового уровня, усиление конкурентоспособности китайских новостных передач в глобальной борьбе за «право слова», намечена интенсификация работы в Интернете. При этом невозможным объявляется копирование западных стандартов. Китайские авторы подчеркивают, что западная культура не смогла создать собственную концепцию внутри- и межцивилизационной гармонии и реализовать ее на практике. Основой новой китайской идеологии было предложено сделать конфуцианство, в частности тезис Конфуция о единении без унификации: «Благородные мужи, - пишет Конфуций, - при разногласии находятся в гармонии; у малых же людей гармонии не может быть и при согласии» [8]. Кроме того, заметим, что «китайский язык построен на иероглифике, а не на фонетике, и поэтому вытеснение родной лексики почерпнутыми из Интернета «англицизмами» вряд ли серьезно угрожают ему» [9].

Не менее важен, на наш взгляд, и феномен стирания национальных и государственных границ, свойственный нынешнему открытому пространству. Именно на рубеже XXI века произошло «смещение и сближение современных культур Запада и Востока, Севера и Юга, Европы, Азии, Африки, Латинской Америки, сближение и взаимообоснование этих спектров в сознании и мышлении каждого современного человека. На грани такого сближения сама идея культуры (как грани культур) приобретает решающее экзистенциальное значение в нашем повседневном сознании, и в силу этого можно сказать, что современная личность существует, сознает и мыслит в промежутке многих культур.

Между тем, «только когда разбужена, развита культурная исходная речевая восприимчивость к иноязычию и инокультурности, только тогда культуры различных исторических периодов и диалог между ними смогут быть действительно культурно освоены, осмысленны, творчески восприняты человеком, мыслящем на родном языке» [10].

В настоящее время отмечается жесткая медиаэкспансия со стороны наиболее развитых стран мира, «грубо вторгающаяся в более или менее самодостаточную, а порой и самоизолированную интеллектуальную и гуманитарную культуру народов «незападной» ориентации». При этом глобализация вовсе не является сверхновым явлением, предсказанным М.Маклюэном: еще завоеватели Древнего мира вполне успешно «дарили» покоренным нациям свое государственное устройство, культуру, религию, язык и т.д. [11].

Итак, возникает так называемое «глобальное общество», в котором события экономической, культурной, политической и экологической жизни одной страны в короткие сроки приобретают значимость для людей и народов, живущих в других странах мира. Бесспорно, глобализация мировой экономики и информационно-образовательного поля нередко проходит под знаком доминирования богатых и сильных стран «золотого миллиарда» (Северная Америка, Европейский Союз, Япония). Менее развитые в экономическом плане государства все чаще оказываются в роли «сырьевого ресурса». Отсюда и возникновение мощного и агрессивного ответного противодействия «антиглобалистов» (среда которых в наиболее радикальном случае включает и террористов), которое подпитывается поляризацией социальных, расовых и конфессиональных групп. Антиглобалисты «не хотят быть просто «трудовыми ресурсами» или

«человеческим материалом». Они не желают, чтобы представители «цивилизованного» мира навязывали свою волю большинству человечества» [12]. Вот почему ряд ученых определяет сегодня глобализацию как общемировую экономическую, образовательную информационную и культурную тенденцию, нивелирующую национальную самобытность исторических культур народов мира, отвечающую интересам крупных монополий и экономически сильных стран, прежде всего - США [13].

На отрицательные стороны глобализации обращает наше внимание и резолюция Совета Европы: «Глобализация и взаимопроникновение медиакоммуникации наряду со всеми огромными возможностями, которые они предлагают, также приводят к новым проблемам: перенасыщенность информацией; унификация, вызванная медийным господством одного языка и одной культуры, увеличивающаяся коммерциализация. Есть также серьезный риск новой формы социальной изоляции тех, кто не может пользоваться медиа и/или неспособны оценить его содержание критически» [14].

Оптимисты видят в глобализации эффективные возможности для развития более открытого общества, более информированных граждан, более динамичной и инновационной культуры. В этом контексте весьма продуктивной представляется нам мысль В.С.Библера о том, что во второй половине ХХ века (а тем паче - в начале XXI) «в процессе (и особенно - в перспективах) так называемой «научно-технической революции» активной формой деятельности людей (...) всё более отчетливо становится не деятельность в мегаколлективах (...), но деятельность в малых творческих группах» [15]. В самом деле, медиакоммуникации позволили относительно небольшим группам творчески мыслящих личностей создавать разного рода международные, всемирные проекты в таких сферах, как торговля, искусство, образование и т.д. Сегодня два-три человека могут создавать разветвленные интернетные сайты дистанционного обучения на самых различных уровнях, по разными предметам и темам. «Малая творческая группа» может разработать библиотечные банки данных, грандиозные виртуальные энциклопедии и т.д. Таким образом, реализуются невиданные прежде виды медиакоммуникации.

Медиакоммуникации, безусловно, являются одним из главных проводников глобализации. К примеру, в 1980 году количество пользователей системы Интернет было равно нулю, а к 2005 году число их обладателей достигло 700 миллионов (из них 160 миллионов в США и 18 миллионов в России). Аналогичная картина глобализации влияния наблюдается и со «старыми» медиа во всем мире: 75 миллионов телезрителей в 1956 году и 2 миллиарда - в 2005, 57 миллионов радиослушателей в середине 30-х годов ХХ века и 2,5 миллиарда - в начале XXI века.

Медиакультура, как и культура в целом носит полифункциональный характер, выполняя уникальную роль в социальной системе. И поскольку медиакультура - это совокупность информационно-коммуникативных средств, то мы имеем дело с носителем социальной информации. Благодаря медиакультуре в обществе становится возможным накопление и умножение информации, а это, как отмечал Ю. Лотман, «подразумевает сохранение предшествующего опыта, то есть сохранение генетической памяти общества, по мнению исследователя «культура есть память» [16].

Глобализация как объективный процесс, во многом определяющий контуры будущего мироустройства и сопровождающий его, активные интеграционные и коммуникативные процессы со всей отчетливостью обнажили проблему субъектов становящегося миропорядка. Нельзя не признать в связи с этим, что национальные го-

сударства утрачивают статус не только «единиц выживания», но и доминирующих субъектов мировых политических, экономических и культурных процессов; все активнее эти функции принимают на себя военно-политические блоки, экономические союзы, сетевые организации и т.д. Осмысление происходящих в мире изменений сопровождается появлением в рамках гуманитарного дискурса целого ряда прогнозов, касающихся нового миропорядка [17].

Одним из самых насущных проблем в культурном многообразии глобального пространства является проблема сохранения национальной идентичности в коммуникативном пространстве, «диалог культур» и «культурный плюрализм», «возможность существования единой мировой культуры». Западноевропейские истоки определили ее социокультурные коды в областях социетальной организации, социально значимого знания, трансляции социокультурного опыта. Социетальная организация характеризуется специфичными трансформациями каждой из ее составляющих. В хозяйственной области совершается переход от индустриализма к постиндустриализму, в политической - от автократических и олигархических режимов к демократическому, в правовой области - от обычного к юридическому праву, от сословных привилегий к правам человека.

Сегодня общераспространенным стало мнение о том, что глобализация ведет к снижению степени многообразия культур, которое традиционно рассматривается как источник социокультурной эволюции. Обычно вслед за этим следует утверждение унификации культур. Ее носителем считается массовая культура, локусом формирования которой являются развлекательные коммерческие структуры, а основным каналом распространения - медиакоммуникации. Основная опасность усматривается в том, что благодаря этому из культуры уходят ее локально-специфичные, «народные» формы. Обычно такого рода рассуждения завершаются выводом о том, что глобализация с необходимостью предполагает насильственную интеграцию социокультурных единиц разного масштаба в общую унифицирующую систему, мешающую их культурной самобытности. Таковы общие направления аргументации антиглобалистов. В то же время глобальные процессы не следует считать охватывающими все страны и регионы мира.

При этом существует утверждение о том, что многообразие культур и субкультур, в том числе профессиональных и политических, вызывает затруднения в межкультурных коммуникациях. Причем они обнаруживаются отнюдь не только в области международных отношений, но и в рамках одного и того же общества. В этом случае можно говорить о том, что нарастание многообразия порождает кризис культурной идентичности.

Следует также подчеркнуть, что кризис такого рода усиливает значимость противопоставления «мы - они», а это, в свою очередь, обостряет напряженность в отношениях между представителями различных этносов. Наконец, значимым проблемообразую-щим фактором в сложных и динамичных современных условиях является распространенное в разных сообществах акцентирование собственной этнокультурной самобытности. Это существенным образом затрудняет освоение полезных для них инноваций, появившихся в других культурах. Соответственно для них зона неосвоенных культурных феноменов со временем увеличивается. Из сказанного следует, что наличие в современном мире этнокультурного многообразия и даже возрастание его степени не только помогает людям справляться с уже существующими жизненными проблемами, но способствует порождению новых. С этой точки зрения призывы к умножению этнокультурного разнообразия как такового подразумевают защиту распро-

страненных сегодня по всему миру ситуаций неопределенности и социальной напряженности.

По-видимому, источник современных проблем мирового масштаба не в том, что глобальные процессы унифицируют социокультурную жизнь, снижая меру ее адаптационно необходимого разнообразия, а скорее всего их следует связывать с низкой степенью освоенности изменений, имеющих место в современном мире, и с уровнем существующих связей людей с окружением, которое не соответствует его состоянию.

В сложившейся ситуации можно говорить о необходимости примирения распространяющихся глобальных процессов, с одной стороны, и локалистских, сепаратистских устремлений - с другой; унификации одних культурных характеристик и диверсификации других.

При активном использовании медиакоммуникаций уместно говорить о «диалоге культур». Безусловно, процесс мирового культурного пространства только и возможен при наличии более или менее развитых национальных культур.

Свою особость в рассматриваемом аспекте весьма решительно демонстрирует транснациональная, модернистская в своей основе культура, которая, как правило, построена на противопоставлении классическим (по преимуществу реалистическим) решениям - своей образности, форм и смыслов, независимо от того, о чем идет речь - о массовой ли культуре, элитарных проявлениях или широко понимаемом «новом» (еще «актуальном») искусстве любых видов и жанров. Другими словами, отношения между «постклассикой» и «классикой» допустимо сравнимы с отношениями индустриальных и доиндустриальных типов культур.

Модернистская традиция вненациональна, космополитична. Ее «происхождение» определяется разве что географической привязкой, которая, понятно, существенной смыслообразующей или формотворческой роли не играет. Абстрактную живопись, к примеру, атональную музыку или современный мюзикл, известные местом и обстоятельствами своего возникновения, в большинстве и прославленными именами своих создателей, вряд ли можно считать явлениями сугубо русским, австрийским или американским. Важно понимать, что появление на исторической арене новых мегамас-штабных культурных миров необязательно ведет к радикальному вытеснению предыдущих. Каждый из них может найти свое собственное место на общем культурном поле, при этом может происходить перераспределение как территории, так и аудитории. Взаимодействуя, они нередко дополняют и оттеняют достоинства друг друга, а их соседство дает наиболее полное представление о духовной жизни того или иного народа.

В сложную систему интеграционных связей и отношений в сфере экономики, политики, информационных технологий, коммуникаций и т.д., составляющих сущность гло-бализационных процессов, включаются культурные механизмы, поддерживающие динамическое равновесие между разнообразием и гомогенностью мира. В этой связи нельзя не признавать, не видеть тех преимуществ социокультурного развития, которые связаны с интеграционными тенденциями процесса. Изменения, имеющие интеграционную доминанту, сопровождаются процессами дифференциации, размываются политикой культурного плюрализма: налицо ситуация одновременного проявления факторов унификации и признаков обостряющейся борьбы за сохранение этнокультурного разнообразия. Но этнический фактор чаще всего рассматривается не как самостоятельный, а привлекается в поддержку других форм самобытности (религиозной,

национальной, территориальной), то есть не рассматривается как ведущий фактор устремленного в будущее развития. Соответственно в нарастании конфликта сторонников и противников интеграционного процесса этнокультурный фактор не всегда выступает в качестве одного из ведущих. А ведь это - весьма мощный инструмент социокультурных изменений, и от его правильного использования во многом зависит будущее человечества.

В медиакоммуникациях прослеживается тенденция транснациональных измерений социокультурной реальности как показателя цивилизационного уровня, и это приводит к тому, что проблемы уникальности культурно-смыслового пространства и экзистен-ционального мира человека смещается на второй план. Естественно, такое положение дел не может не вызывать определенной тревоги.

Поэтому трансформация медиакоммуникации касается всех без исключения стран - и «развитых», и «развивающихся». Образование глобального культурного пространства, динамичного и свободно трансформирующегося, свидетельствует о том, что взаимосвязанность мира проявляется в самых разных масштабах. У современного человека, существующего в плюралистической культуре, формируются определенные социокультурные стереотипы, ибо каждый получает примерно один и тот же набор информации через медиакоммуникации.

Безусловно, в громадных империях средств массовой информации озабочены негативным «имиджем» мировой индустрии культуры как индустрии исключительно развлечений и ангажированных средств медиакоммуникации. О поиске новых форм и каналов распространения «иных» ценностей, благодаря которым поддерживался бы миф об огромном разнообразии индивидуального выбора и индивидуального выражения в глобализирующемся мире, свидетельствует тот факт, что посредством медиа-коммуникации активно развивается индустрия этнонациональных культур, трансформирующих и, на первый взгляд, удачно диверсифицирующих культурные потоки. Однако если двигаться в этом направлении, то вряд ли удастся сохранить этническую культуру, ибо основу такого типа культуры составляют псевдонародные образцы. Действительно подлинная этническая культура нуждается в сохранении своего «месторазвития» и, конечно, в носителях, создающих и передающих ее в процессе социализации новым представителям этноса, которые не должны постигать ее только через систему информационно-технических «посредников», зачастую неудачно трансформирующих образцы этнонациональной культуры в «сувенир». Этническая же культура живет по законам самовоспроизводства на собственной ценностной основе, конечно, это не означает, что она должна воспроизводится исключительно «по образцу и подобию», без учета социокультурного контекста.

В итоге, это приводит к тому, что этническая культура «задыхается» во все более коммерциализирующемся пространстве глобальной культуры.

Всеобщая декларация ЮНЕСКО о культурном разнообразии, видит в сохранении этнических культур одно из важных условий выживания человечества. Идея сохранения культурной самобытности - это свидетельство отказа от активной экспансии чужих ценностей, образа и стиля жизни и приглашение всех стран к диалогу.

Исследователи выделяют множество типов проявления самобытности в современном мире. Это - «самобытность в условиях открытости», которая связана со снятием жестких границ при осуществлении коммуникаций, приводящих к смягчению логики взаимоисключений и созданию условий для сосуществования разных этносов и культур

в глобализирующемся мире. Носители этнической культуры этого типа открываются навстречу контактам с другими культурами, тем самым проявляя готовность к диалогу. Иные цели преследуются носителями «самобытности как формы закрытости»: защита своего природного и социокультурного пространства, противопоставление «своих» ценностей «чужим», которые распространяются по разным каналам.

Наиболее перспективной видится «самобытность, устремленная в будущее, - project identity», создающая основы для формирования гражданского общества и проведения политики культурного плюрализма.

Может ли культурная политика в глобализирующемся мире выступать регулятором медиакоммуникационных процессов в современном мире?

Социокультурная реальность глобализирующегося мира снижает шансы формирования этнокультурной идентичности как субъективно устанавливаемой идентичности, причем и для тех, кто живет в своей родной среде, и для тех, кто существует за ее пределами. Дело в том, что понимание окружающего мира приходит к детям из информационного пространства прессы, телевидения, кинематографа, компьютерной сети и т.д. Они видят себя рядом с Другим, который не всегда является реальным человеком их сообщества: с детского возраста перед ними аудиовизуальный образ Другого. С этим Другим, смотрящим на ребенка с экрана компьютерного монитора или телевизора и ведущим себя иначе, чем окружающие его люди, выстраиваются определенные модели понимания мира, образцы поведения и т.д. В условиях глобализации выстраивание новой идентичности как смысловой основы существования личности в неустойчивом мире, пытающейся преодолеть раскол между универсальным инструментализмом и исторически укоренными партикуляристскими идентичностями, приводит к биполярной оппозиции между Сетью и «Я» (личностью). Формируется новое компьютерное поколение - поколение, имеющее новые идентификационные параметры и принимающее физическую и виртуальную реальность как равные реальности. Нельзя сказать, что ранее не возникало проблемы упорядочения, соположения реальностей; мифологическое и религиозное сознание, миры традиционных культур органично включались в жизненный мир человека, но при этом этнокультурная доминанта выступала ядром, попадая в притяжение которого они складывались в определенную целостность.

Непростая задача стоит перед современным человеком, который должен так научиться отбирать необходимые элементы из других культур, чтобы они не оказывали негативного действия на его персональную и этнокультурную идентичность.

Говоря о социокультурной неоднородности этносов, нельзя не отметить проявление разных типов идентификационных моделей. Например, две наиболее распространенные в глобализирующемся мире модели - это усложненная этнонациональная идентификация и маргинализация как растворение этнокультурной идентичности. На сегодняшний день обе модели имеют место в разных этносах. Так как они выступают следствием адаптации к ситуации открытости и инновационной активности определенных представителей этноса и общности в целом, то, в первом случае, сложность не должна превышать допустимые пределы, а во втором -упрощение не должно приводить к деструкции, декультурации и маргинальности. Этнокультурная маргинализация характеризуется утратой человеком связи со своей культурой, его готовностью вписаться в любой контекст, независимо от стиля, а техницизм, проявляемый при этом человеком, свидетельствует о поверхностном освоении социокультурного пространства. Это не способствует укреплению и личностной идентичности.

Нивелирование системы ценностей, норм поведения, стилей, образа жизни также свидетельствует о маргинализации как показателе кризиса идентичности. Он проявляется в потере корней, в забвении одного из архетипов коллективного бессознательного души современного человека - европейского символического ряда, -указывал К. Юнг [19].

Таким образом, в условиях глобализирующегося мира для понимания и развития диалога разных культур необходима и духовная модернизация, выработка новой системы ценностей для достижения цивилизационного синтеза при сохранении культурного плюрализма. По крайней мере, это выход за пределы стереотипов и догм «закрытых» культур, преодоление «мертвых традиций», во многом мешающих различным странам и народам справиться с такими глобальными проблемами, такими, как нищета и голод, неграмотность и низкий уровень здравоохранения. В данном случае, диалог - это способ организации совместной жизни людей на нашей планете, ибо диа-логичность есть спектр разных форм соприкосновения, взаимодействия, сопряжения в настоящем прошлого и будущего, что свойственно всем переходным периодам. Диалог, основанный на плюрализме и партнерстве, признании равенства культур, становится базовым принципом взаимодействия культур в глобализирующемся мире. На сегодняшний день следование данному принципу является важной стратегической задачей, решение которой можно рассматривать как шаг на пути сохранения культурного многообразия, как известно, история изобилует примерами подавления одной культуры силами другой, развития культурного изоляционизма, процессов ассимиляции и т.д.

Формирование глобальных инфраструктур оказывает влияние на динамику взаимодействий, способствующих их проникновению сквозь национальные границы, развитию индустрии культур, дифференцирующих культурные потоки, и появлению транснациональных корпораций. В итоге, ключевыми секторами, обеспечивающими плотность культурных связей, становятся медиакоммуникации, которые расширяют возможности и сферу влияния на мир массовой и транснациональной культуры. Конечно же, это не означает что взаимодействие культур в условиях глобализации направлено только на создание транснациональной культуры. Этот пласт глобальной культуры является коммерциализированным порождением медикоммуникации и образуется на «верхушках» локальных культур. По своим характеристикам он более всего приближается к такому явлению, как «медиакультура», хотя некоторые исследователи склонны считать его новым феноменом - «глобальной культурой». Она включает фрагменты региональных, национальных и локальных культур, которые функционируют на нескольких уровнях в качестве источников стандартизированной продукции, обобщенных человеческих ценностей и интересов.

Таким образом, на процесс и результаты взаимодействия культур огромное влияние оказывает медиакоммуникация, которая становится основным каналом трансляции транснациональной культуры.

Важную роль информационно-коммуникативные системы играют и в сохранении этнических культур, представители которых по разным причинам проживают вне территории своей этнической родины, вне «месторазвития» их родной культуры. Представленность этнической культуры в них способствует удовлетворению потребностей многочисленных диаспор, развитию межкультурного взаимодействия.

В условиях глобализации, когда миграция приобретает небывалые масштабы, передача духовного наследия вне естественной среды ее порождения становится акту-

альной и сложной проблемой. В определенной степени потребность в языке, как важном средстве идентификации, восполняется через печатную продукцию, телевидение и видео, электронные носители информации. Избежать смешения и полной ассимиляции с иными культурами помогает функционирование этнической культуры в мировом информационном пространстве. На расширение информационных потоков, репрезентирующих культуру в сетевом киберпространстве, указывают исследователи многих стран, подчеркивающие особую роль в этом процессе программ и проектов, таких как «Новые информационные технологии», «Электронные публикации, книги и архивы» и др., создания и поддержки специальных сайтов в Интернете, включения проблем выстраивания специализированных культурных сетей в задачи культурной политики. Развитие информационно-коммуникативного пространства рассматривается как дополнительный канал для сохранения и распространения культурного наследия, как стратегическая цель культурной политики разных сообществ .

Благодаря Интернету, компьютерным каналам, аудиовизуальной технике записи и воспроизведения символической информации удалось включить в современный культурный контекст язык, ритуалы, традиции этнических культур, умирающих под натиском цивилизации. Безусловно, при этом возникает вопрос о точности «перевода», о специфике передачи особенностей этнического сознания, ментальности, духовного мира, исторического контекста и т.д.

И все же, несмотря существующие вопросы и проблемы, думается, что перспективы бытования этнической культуры в медиапространстве не вызывают сомнений. Только бережное отношение к традициям предполагает, что традиционные структуры не превратятся в националистические, агрессивные, препятствующие превращению общества в подлинно современное.

В России такого рода проблемы особенно актуальны в региональном срезе, прежде всего там, где ряд причин и в значительной степени территориальная изолированность способствовали сохранению практически в первозданном виде глубинных пластов самобытной культуры, которые сегодня воспринимаются не как нечто уходящее, а напротив - в аспекте духовного обновления, как проявление творческого потенциала личности, несут в себе актуальную социальную нагрузку.

Доля граждан в Российской Федерацией, положительно оценивающих состояние межнациональных отношений, составляет 65%; уровень толерантного отношения к представителям другой национальности составляет 85% [20].

Итак, вряд ли старая идентичность может быть критерием современности общества и обусловить появление соответствующих институтов, хотя не исключено, что разные компоненты, в том числе традиционные представления и образы, могут самостоятельно эволюционировать в соответствии с присущей им логикой и вносить свой вклад в неравномерное развитие структур в рамках общества, определять особенности саморазвития социума.

Перед лицом перемен в некоторых странах часто преувеличивают роль местных традиций и рассматривают альтернативные возможности развития на основе радикальной автономии. Акцент, сделанный на себе, затрудняет и поиски нового, и ход транскультурных обменов, необходимых для творчества и критического осмысления глобального общества. Те регионы России, которые в большей степени ориентируются на замкнутость и самодостаточность, ложное понимание поддержки традиционной культуры как единственной меры сохранения свей локальной идентичности, имеют не много шансов

для благополучного развития. Отсутствие выхода на мировой уровень, непредставленность национальной и местной культур на глобальном рынке также наносят ущерб развитию культурного многообразия мира.

Общество ощущает потребность в социальной поддержке своих ключевых ценностей, формулируя социальный заказ на формирование позитивной этнокультурной идентичности в том числе и посредством медиакоммуникации.

Феномен позитивной этнокультурной идентичности можно определить, как совокупность позитивно переживаемых этнокультурных смыслов, лежащих в основе уклада жизни человека и общества, определяющих особенности национального самосознания.

В этих условиях особенно актуальным и основным методом, нацеленным на формирование позитивной этнокультурной идентичности, становится приобщение к истории народа и его культуре, информирование о достижениях народа и отдельной личности как его представителе.

Можно назвать два направления развития этнокультурной идентификации: интегрирующее и дифференцирующее [21].

К интегрирующему направлению можно отнести тенденции к формированию транснационального уровня культурной общности людей.

Дифференцирующее направление - локализация оснований культурной идентичности характеризуется возрастанием значимости региональной идентичности. Актуальность данного направления характеризует динамику российской идентичности и возникает в результате реакции на кризис национального менталитета и ослабление национальных корней в структуре идентичности.

В процессе глобализации наблюдается тенденция к этнокультурной маргинализации, происходит данное явление во многом из-за ослаблений национальных оснований в структуре социальной идентичности личности. Благодаря чему индивид готов вписаться в любой контекст социоэкономического пространства. В условиях кризиса национальной идентичности становится весьма актуальным региональное самосознание, как выражение этнокультурной формы, однако данная форма не является доминирующей, напротив, она приобретает «факультативный» характер.

Дальнейший рост глобализации может привести к созданию единых ценностных пространств, суть которых можно определить как развитие транснациональности в условиях монополярного мира.

Однако человек в большей степени стал ощущать потребность идентификации своего «Я», распознания своей миссии, нахождения способов этнической адаптации в глобализирующемся обществе. В рамках этого общества индивид осознаёт и переживает принадлежность одновременно к множеству различных культурных общностей: этносу, нации, региону, цивилизации [22].

Этнокультурное самосознание - это своего рода единство и воспроизводство нации, что играет немаловажную роль в процессе социализации индивида, в процессе его национального самоопределения. А это в свою очередь, обуславливает познавательный, эмоционально-ценностный и регулятивный аспекты.

Этнокультурную идентичность можно рассматривать с позиции сложного социально-психологического явления, содержание которого будет задано осознанием общности и единством этнонациональной группы. Этнокультурная идентификация может, как было отмечено выше, проявляться как форма существования человека, раскрывающаяся посредством этнических признаков, общих для данной культуры и языка - это

форма архаическая. Также этноидентичность может предстать в форме ситуативных манифестаций групповой общности.

Самосознание, ощущения, ментальность задают поведенческий аспект идентичности, созданный из различных исторически и культурнообусловленных форм репрезентации и манифестации, на индивидуальном уровне этнокультурной общности, и на коллективном уровне.

Никлас Луман отмечает, что основополагающий медиум коммуникациии, гарантирующий, регулярный, развивающий себя как продолжающийся аутопойез общества -это язык [23] . Важно отметить, что именно язык активно воздействует на своего носителя, не только отражает, но и создает национальный характер. Верно сказано: «если язык формирует представителя народа - носителя языка, причем формирует его как личность, то он должен играть такую же конструктивную роль и в формировании национального характера»[24].

Язык становится хранителем культурно-значимой информации, однако некоторые формы языковых единиц для современного человека имплицитны, это обуславливается многоуровневыми историческими трансформациями. В процессе данной трансформации происходит появление так называемых безэквивалентных языковых единиц - обозначения специфических для данной культуры явлений, не нашедших своего аналога в других языках, то, что является «непереводимым».

Рассматривая феномен этнокультурной идентификации, следует обратить внимание на языковую концептуализацию - воссоздание образа национальности через язык, так как смысловые характеристики языка связанны с его национальным менталитетом и ценностными компонентами, составляющими духовный мир личности. Культурно-этнический концепт наглядно отображает «языковую специфику мира» его носителей, совокупность этнических концептов во многом предопределяет менталитет и поведенческие стереотипы нации.

Этнокультурные концепты несколько «сгущают» культурные ценности, благодаря чему индивид, ощущая чёткие границы концепта, мог осознать и освоить мир культуры. На первом этапе, этнокультурные концепты воспринимаются на эмоциональном уровне через образы и стереотипы, представленные в фольклорных, исторических, литературных реалиях. Именно поэтому этнокультурные концепты обладают повышенной социальной значимостью, совмещенной с вариативностью индивидуального восприятия.

Следует обратить внимание на то, что некоторые исследователи выделяют как одну из основных характеристик этнокультурного концепта его ценностное содержание. К ценностным единицам этнической культуры мы можем отнести народные суеверия, элементы фольклора, народные традиции и обряды, также как совокупность жизненных установок, идеалы, имеющие экзистенциальную природу.

Если возвести традицию в ранг ценности, можно определить её как содержательную форму этнической культуры, тогда данная форма станет основополагающим ценностно-функциональным элементом этнической культуры, являясь условием ее сохранения и вариативности.

Российское общество, различные социальные субъекты активно разрабатывают социальные проекты (в России принята целевая программа «Укрепление единства российской нации и этнокультурное развитие народов России (2014-2020 годы)» [25], нацеленные на социальное продвижение ключевых ценностей и традиций, формируя, таким образом, социальный заказ на формирование позитивной этнокультурной иден-

тичности, на который отзываются многие российские медиакоммуникации. Феномен позитивной этнокультурной идентичности - это совокупность позитивно переживаемых этнокультурных смыслов, сформировавшихся в условиях уникального опыта народа.

В диалоге культур изучение оппозиции «свой - чужой», а также ее функционирование является необходимой задачей при формировании культурологического знания. Культурно-идеологическая оппозиция «свой - чужой» в социальном аспекте проявляет себя как некая внутренняя дифференциация социума, описывая взаимосвязь между разными социальными группами. Разумеется, индивид каждой культуры при контакте с иными обычаями, воспринимает информацию через призму своей ментальности, а значит при изучении «чужих» пытается найти близкое к его культуре, определяя это как «своё» и отторгнуть то, что в рамках его культурного мировоззрения недопустимо. Достаточно интересная интерпретация понятия «свой» и «чужой» в работах В.Г. Зусмана: «Свой» - означает «собственный», особенный, «личный», отдельный, значимый «сам собой», имеющий «собь» - существо. Слово «чужой» пришло в русский язык от tjud -«народ» (заимствованное из готского языка) [26].

Формирование различных глобализаций не исключает их относительного противостояния. В любом случае в перспективе нельзя избежать противостояния двух тенденций - попыток игнорирования границ национальных государств в процессе глобализации и их стремления к сохранению своего суверенитета. Это непосредственно затрагивает проблемы этнокультурной идентичности.

Таким образом, процесс глобализации, с одной стороны, игнорирует национально-этнические границы, этническую идентичность, а с другой - одновременно актуализирует этничность, порождает этноцентризм. В итоге, «в перспективе могут обостриться межгосударственные, этнополитические и этноконфессиональные конфликты, что может привести к серьезной перекройке имеющихся границ» [27].

Список литературы

1. Войтик Е.А. К вопросу определения медиакоммуникации как понятия // Открытое и дистанционное образование. 2013. №1.

2. Идентичность // Новая философская энциклопедия. Т. 2. М., 2001.

3. Культурное разнообразие, развитие и глобализация. По результатам дискуссий «круглого стола» / Под ред. К. Разлогова и др. М., 2003.

4. ЮНЕСКО. Декларация об основных принципах, касающихся вклада средств массовой информации в укрепление мира и международного взаимопонимания, в развитие прав человека и в борьбу против расизма и апартеида и подстрекательства к войне. Принята Генеральной Конференцией ЮНЕСКО на ее двадцатой сессии 28 ноября 1978г. Интернет ресурс: http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/declarations/st_hr1_141.shtml

5. См.: Культурная политика в Европе: выбор стратегии и ориентиры: Сб. материалов. М., 2002.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

6. Федотова Н.Н. Кризис идентичности в условиях глобализации. // Человек. 2003. - № 6.

7. Культурное многообразие, конфликт и плюрализм. М., 2000.

8. Лунь Юй. 13:23 / Конфуций. Уроки мудрости: Соч. М., 2004.

9. КузыкБ.Н., ТитаренкоМ.Л. Китай - Россия - 2050: стратегия соразвития. М., 2006.

10. Кастельс М. Могущество самобытности // Новая постиндустриальная волна на Западе: Антология / Под ред. В. Л. Иноземцева. М., 1999.

11. МаклюэнМ. Понимание медиа: внешние расширения человека. Пер. В. Николаева. М., 2003.

12. Кагарлицкий Б. Ю. Политология революции. М., 2007.

13. ПанаринА. Опасности и риски глобализации//Наш современник. - 2001. №1. Стрелкова И. Глобализация образования: место и роль России // Наш современник. 2001. №4.

14. Петрова М.Л. Концепт «свой/чужой» в журналистике и литературе России и Франции на рубеже XX - XXI вв.: Дисс. канд. филол. наук: 10.01.10 М., 2006. 197 с. РГБ ОД, 61:06-10/508

15. Библер В.С. От наукоучения - к логике культуры. Два философских введения в двадцать первый век. М., 1991. 413 с.

16. ЛотманЮ.М. Беседы о русской культуре. СПб., 1994.

17. Малыгина И.В. Этнокультурная идентичность: онтология, морфология, динамика. Автореф. дисс. на соискание ученой степени доктора философских наук. М., 2005.

18. Астафьева О.Н. Этническая культура в информационно-коммуникативном пространстве глобализирующегося мира: риски и альтернативы будущего. // Культурное разнообразие, развитие и глобализация. / Под ред. К. Разлогова и др. М., 2003.

19. Юнг К. Г. Архетип и символ. М., 1991.

20. Федеральная целевая программа «Укрепление единства российской нации и этнокультурное развитие народов России (2014 - 2020 годы)».

Интернет ресурс: http://base.garant.rU/70439260/#ixzz3HcHvdlxZ

21. Кириллина Н.Б. Медиакультура: от модерна к постмодерну. М., 2005. 448 с.

22. ШилинаМ.Г. Медиакоммуникация: тенденции трансформации. // Теория СМИ и массовой коммуникации. 2009. №3.

23. ЛуманН. Медиа коммуникации. Перевод с немецкого - А. Глухов, О. Никифоров. М., 2005. - 280 с.

24. Тер-Минасова С.Г. Язык и межкультурные коммуникации. М., 2000. 624 с.

25. Постановление Правительства РФ от 20 августа 2013 г. N 718 "О федеральной целевой программе "Укрепление единства российской нации и этнокультурное развитие народов России (2014 - 2020 годы)" . Интернет ресурс: http://base.garant.rU/70439260/#ixzz3HcHvdlxZ

26. ФедоровА.В., НовиковаА.А. Медиаобразование в ведущих странах Запада. Таганрог, 2005.

27. СыздыковаЖ.С. Большой Ближний Восток в глобальной политике. // III Международный конгресс «Глобалистика». Тезисы докладов. М., 2013.

28. Шарков Ф.И. Коммуникология: основы теории коммуникации. М., 2013.

■ ■ ■ MEDIA COMMUNICATIONS AND THE PROBlEM OF FINDING A NEW IDENTITY IN THE CONTEXT OF GLOBALIZATION.

Author: SYZDYKOVA Zh.S.

SYZDYKOVA Zhibek Saparbekovna, Doctor of historical Sciences, Professor. head of the Department of Central Asia and Caucasus, Institute of Asia and Africa, Lomonosov Moscow State University. Address: 11, Mokhovaya street, Moscow, Russia, 103009. Tel.: +7 (495) 629-41-61. E-mail: zhsapar@rambler.ru

Annotation. Continuous processes of transformation of society are defined in many respects by a significance of the new media communications providing access to a global information stream that causes possibility for each person to become part of "a global area of the public sphere". Because of new communication and information technologies the world is "included" in open system of uniform global society. Such level of integration of the world community at which successful development of each country, each people more and more depend on a state, and change of the world in general is reached. Gradually in the conditions of the sustained growth of influence of the

latest media communications in the globalized society there is a transformation of the dominating bases of ethno-cultural identity which gets the new modifications corresponding to this time. In this aspect orientation to the future assuming that traditions of the past are realized without loss on a new innovative basis is getting fundamental importance.

Keywords: metacommunicative, globalization, identity, national identity, information space , the international community, the ethnic factor, marginalization, ethno-national identification, ideology, eurocentrism, the state, politics, language, media culture, crisis, modernization.

References

1. VoytikE.A. K voprosu opredeleniya mediakommunikatsii kak ponyatiya. // Otkrytoye i distantsionnoye obra-zovaniye. 2013. №1. [Voytik E.A. (2013) 'To the problem of determination of mediacommunication as a term' // Open and online education, № 1].

2. Identichnost. // Novaya filosofskaya entsiklopediya. T. 2. M., 2001. [Identity // New philosophical encyclopedia. Vol. 2, Moscow, 2001].

3. Kulturnoye raznoobraziye, razvitiye i globalizatsiya. Po rezultatam diskussiy "kruglogo stola" / Pod. red. K. Razlogova i dr. M., 2003. [Cultural diversity, development and globalization. Results of 'round table'. / Ed. K. Ra-zlogov Moscow, 2003].

4. UNESCO. Declaratsiya ob osnovnykh printsipakh, kasayushchikhsya vklada sredstv massovoy informatsii v ukrepleniye mira i mezhdunarodnogo vzaimoponimaniya, v razvitiye prav cheloveka i v borbu protiv rasisma i aparteida i podstrekatelstva k voyne. [Online] Available: http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/declara-tions/st_hr1_141.shtml [UNESCO. Declaration on Fundamental Principles concerning the Contribution of the Mass Media to Strengthening Peace and International Understanding, to the Promotion of Human Rights and to Countering Racialism, apartheid and incitement to war. [Online] Availiable: http://portal.unesco.org/en/ev.php-URL_ID=13176&URL_D0=D0_T0PIC&URL_SECTI0N=201.html]

5. Sm.: Kulturnaya politika v Evrope: vybor strategii i oriyentiry: Sb. materialov. - M., 2002; [See: Cultural policy in Europe: choice of strategy and reference points. Moscow, 2002].

6. Fedotova N.N. Krizis identichnosti v usloviyakh globalizatsii. // Chelovek. - 2003. - №6 [Fedotova N.N. (2003) 'Crisis of identity in conditions of globalization' // Person. № 6].

7. Kulturnoye mnogoobraziye, konflikt i plyuralizm. M., 2000 i dr. [See: Cultural variety, conflict and pluralism. Moscow, 2000, etc.].

8. Lun Yui. 13:23 / Konfutsiy. Uroki mudrosti. M., 2004. [Lun Yui. (2004) 13:23 / Confucius. Lessons of wisdom. Moscow].

9. Kuzyk B.N., Titarenko M.L. Kitay - Rossiya - 2050: strategiya sorazvitiya. M., 2006. 417s. [Kuzyk B.N., Titarenko M.L. (2006) China - Russia - 2050: strategy of co-development. Moscow].

10. Kastels M. Mogushchestvo samobytnosti. // Novaya postindustrialnaya volna na Zapade: Antologiya / Pod.red. V.L. Inozemtseva. M., 1999. [Kastels M. (1999) The power of originality // New post-industrial wave in the West: Anthology. / Ed. V.L. Inozemtseva, Moscow].

11. Mcluhan M. Ponimaniye media: vneshniye rasshireniya cheloveka. Per. Nikolayeva V. M., 2003. [Mcluhan M. (2003) Understanding media: The Extensions of Man. Translated V. Nikolayeva, Moscow]

12. KagarlitskiiB.Y. Politologiya revolutsii. M., Algoritm, 2007. 576 s. (Leviy marsh) [Kagarlitskii B. Y. (2007) Political science of revolution. Moscow]

13. PanarinA. Opasnosti i riski globalizatsii // Nash sovremennik. 2001, № 1, s. 166-190; Strelkova I. Globalizatsiya obrazovaniya: mesto i rol Rossii // Nash sovremennik. 2001, № 4, s. 226-240; [Panarin A. (2001) 'Dangers and risks of globalization' // Our contemporary, № 1, pp. 166-190; Strelkova I. (2001) Globalization of education: place and role of Russia. Pp. 226-240].

14. Tsyt. po: Petrova M.L. Kontsept "svoy - chuzhoy" v zhurnalistike i literature Rossii i Frantsii na rubezhe XX - XXI vv. Diss. na soiskaniye uchenoy stepeni kand. filol. nauk: 10.01.10. M., 2006. RGB OD, 61:06-10/508 [Cited from: Petrova M.L. (2006) Concept "one's - other's" in journalism and literature of Russia and France on the border of XX - XXI centuries. Dissertation for the degree of Doctor of filology. Moscow, RGB OD, 61:06-10/508].

15. Bibler V.S. Ot naukoucheniya - k logike kultury. Dva filosofskikh vvedeniya v dvadtsat perviy vek. M., 1991. [Biber V.S. (1991) From science-studies to the logics of culture. Two philosophical introductions in XXI century. Moscow].

16. Lotman Y.M. Besedy o russkoy kulture. SPb., 1994. [Lotman Y.M. (1994) Discussions about Russian culture. Saint Petersburg].

17. Malygina I.V. Etnokulturnaya identichnost: ontologiya, morfologiya, dinamika. Avtoreferat na soiskaniye uchenoi stepeni doktora filosofskikh nauk. M., 2005 [Malygina I.V. (2005) Ethnocultural identity: onthology, morphology, dynamics. Abstract of dissertation for the degree of doctor of philosophy. Moscow].

18. Sm.: Astafyeva O.N. Etnicheskaya kultura v informatsionno-kommunikativnom prostranstve global-iziruyushchegosya mira: riski i alternativy budushchego. // Kulturnoye raznoobraziye, razvitiye i globalizatsiya / Pod red. K. Razlogova i dr. M., 2003. - S. 46 [See Astafyeva O.N. (2003) 'Ethnic culture in info-communicational space of globalizing world: risks and alternatives of the future' // Cultural diversity, development and globalization / Ed. K. Razlogov, Moscow, p, 46].

19. Yung K.G. Arkhetip i simvol. M., 1991. [Yung K.G. (1991) Archetype and symbol. Moscow].

20. Federalnaya tselevaya programma "Ukrepleniye edinstva rossiyskoy natsii i etnokulturnoye razvitiye nar-odov Rossii (2014 - 2020 gody)". [Online] Available - http://base.garant.ru/70439260/#ixzz3HcHvdlxZ [Federal special program "Strengthening of unity of Russian nation and ethno cultural development of Russian peoples (2014 - 2020)". [Online] Availiable: http://base.garant.ru/70439260/#ixzz3HcHvdlxZ].

21. Kirillina N.B. Media kultura: ot moderna k postmodernizmu. M., 2005. [Kirillina N.B. (2005) Media culture: from modern to postmodernism. Moscow].

22. Shilina M.G. Media kommunikatsiya: tendentsii transformatsii. Noviye paradigmy issledovaniy massovykh kommunikatsiy // Teoriya SMI i massovoy kommunikatsii. 2009, №3. [Shilina M.G. (2009) 'Media communication; tendencies of transformation'. // Theory of mass media and mass communications. № 3.]

23. Luman N. Media kommunikatsii. Perevod s nemetskogo: A. Glukhov, O. Nikiforov. M., Logos, 2005. [Luman N. (2005) Media communications. Translated from German: A. Glukhov, O. Nikiforov. Moscow].

24. Ter-Minasova S.G. Yazyk i mezhkulturniye kommunikatsii. M., 2000. [Ter-Minasova S.G. (2000) Language andinterculturalcommunications. Moscow].

25. Postanovleniye Pravitelstva RF ot 20 avgusta 2013 g. №718 "O federalnoy tselevoy programme "Ukrepleniye edinstva rossiyskoy natsii i etnokulturnoye razvitiye narodov Rossii (2014 - 2020 gody)" (s izmeneniyami i dopolneniyami). Internet resurs: http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/70339260/. [Resolution of the Government of Russian Federation from 20th of August, 2013, №718 "About federal special program "Strengthening of unity of Russian nation and ethnocultural development of Russian peoples (2014 - 2020)" (with changes and additions)". [Online) Availiable: http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/70339260/].

26. Tsyt. po: FedorovA.V., NovikovaA.A. Media obrazovaniye v vedushchikh stranakh Zapada. Taganrog: Kuchma, 2005. [Cited from: Fedorov A.V., Novikova A.A. (2005) Media education in leading countries of the West. Taganrog].

27. Syzdykova Zh. S. Bolshoy Blizhniy Vostok v globalnoy politike // III Mezhdunarodniy congress "Globalis-tika". Tezisy dokladov. M., 2013 [Syzdykova Zh. S. (2013) 'Big Middle East in Global Policy' // III International Congress "Globalistics". Thesis of reports. Moscow].

28. SharkovF.I. Kommunikologiya: osnovy teorii kommunikatsii. [Sharkov F.I. (2013) Communicology: foundations of the theory of communication.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.