Научная статья на тему 'МАТЕРИАЛЫ ПО КРАНИОЛОГИИ НАСЕЛЕНИЯ СЕВЕРНОГО АЛТАЯ РАННЕГО ЖЕЛЕЗНОГО ВЕКА (каменская культура)'

МАТЕРИАЛЫ ПО КРАНИОЛОГИИ НАСЕЛЕНИЯ СЕВЕРНОГО АЛТАЯ РАННЕГО ЖЕЛЕЗНОГО ВЕКА (каменская культура) Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
451
83
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
краниологические материалы / могильники масляха 1 и 2 / каменская культура / антропологический тип

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Рыкун М. П.

Исследованы 38 мужских и 16 женских черепов из могильников Масляха 1 и 2 (Крутихинский район Алтайского края), относящихся к каменской археологической культуре и датируемых III-I вв. до н. э. Анализ краниологических материалов показал, что в указанный хронологический период на территории Северного Алтая проживало население европеоидного типа, но с заметным монголоидным компонентом. Европеоидный пласт может быть связан с протоевропейским типом, присутствующим в составе андроновского населения эпохи бронзы. Монголоидный компонент неоднороден: одна из его составных частей центрально-азиатского происхождения, другая таежного западно-сибирского. В этногенетическом отношении прослеживаются связи населения Каменской культуры с саксами, а также саргатскими и савромато-сарматскими группами.38 mens and 16 womens skulls obtained from the burials of

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Maslyakha 1 and 2 (Krutikha district, Altaj kraj) burial grounds have been investigated. The latter have been referred to the Kamenka archaeological culture and dated to the 3rd-1st centuries В.С. Аnalysis of the craniological materials showed that in the said chronological period the territory of North Altaj was inhabited by the Eurasian population in which a Mongoloid admixture could be traced. The Eurasian stratum is related to the proto-European type to be present in the Andronovo population of the Bronze Age. The Моngoloid admixture is heterogenous: one of its parts is of the Central Asian origin while the other is of the forest West Siberian origin. Following ethnogenetic relations, one can trace relationship of the Kamenka culture population with the Saks as well as with bearers of the Sargatka culture and Savromatae-Sarmatian groups.

Текст научной работы на тему «МАТЕРИАЛЫ ПО КРАНИОЛОГИИ НАСЕЛЕНИЯ СЕВЕРНОГО АЛТАЯ РАННЕГО ЖЕЛЕЗНОГО ВЕКА (каменская культура)»

МАТЕРИАЛЫ ПО КРАНИОЛОГИИ НАСЕЛЕНИЯ СЕВЕРНОГО АЛТАЯ РАННЕГО ЖЕЛЕЗНОГО ВЕКА

(каменская культура)1

М. П. Рыкун

38 men's and 16 women's skulls obtained from the burials of Maslyakha 1 and 2 (Krutikha district, Al-taj kraj) burial grounds have been investigated. The latter have been referred to the Kamenka archaeological culture and dated to the 3rd-1st centuries В.С. Analysis of the craniological materials showed that in the said chronological period the territory of North Altaj was inhabited by the Eurasian population in which a Mongoloid admixture could be traced. The Eurasian stratum is related to the proto-European type to be present in the Andronovo population of the Bronze Age. The Mongoloid admixture is heterogenous: one of its parts is of the Central Asian origin while the other is of the forest West Siberian origin. Following ethnogenetic relations, one can trace relationship of the Kamenka culture population with the Saks as well as with bearers of the Sargatka culture and Savromatae-Sarmatian groups.

Проблемы генезиса культур скифо-сибирской общности постоянно находятся в центре внимания исследователей. Широкое географическое распространение этих культур в евразийских степях с прилегающими к ним лесостепными, предгорными и горными массивами определило сложность протекавших здесь этногенетических процессов. Наряду с основными культурами скифо-сибирского мира выделяются такие, которые хотя и демонстрируют явные черты его влияния, но вместе с тем имеют ярко выраженную специфику [Мартынов, Алексеев, 1986].

Этногенетические процессы, происходившие на территории Верхнего Приобья в эпоху раннего железа, освещались прежде всего с привлечением данных по большереченской культуре. Соглашаясь с выделением и датировкой культуры в целом, исследователи по-разному рассматривают ее ареал, хронологию этапов, а также наличие локальных вариантов. Т. Н. Троицкая и А. П. Боро-довский [1994], считая памятники Новосибирского Приобья большереченскими, указывают на преемственность в развитии бийского и березовского этапов и удревняют последний до III-II вв. до н. э. А. П. Уманский [1986, с. 35] предлагает отделять большереченскую культуру от каменской и обращает внимание на то, что первая имеет местное происхождение, а вторая — "культура пришлых племен, ассимилировавших большереченцев". В. А. Могильников [1997] определяет большереченскую культуру (VIII-VI вв. до н. э.) как переходную от бронзы к железу, а сменившую ее культуру называет каменской и датирует второй половиной — концом VI — II-I вв. до н. э. Ю. П. Алехин [1990] культуры VII-VI вв. до н. э. считает переходными, а собственно большереченскую относит к VI вв. до н. э. и выделяет в ней три локальных варианта (староалейский, каменский, чумышско-ишимский). М. Т. Абдулганеев [1992] говорит о существовании двух культур — большереченской и каменской, причем последняя, с его точки зрения, тяготеет по некоторым особенностям к культурам Казахстана и Горного Алтая.

Таким образом, многокомпонентность большереченской культуры является общепризнанной среди археологов. С середины 60-х гг. некоторые исследователи говорят о формировании в лесостепном Приобье в эпоху раннего железа особой культуры, отличной от большереченской [Завиту-хина 1961, 1968; Уманский, 1966]. Она была названа каменской [Уманский, 1980] и датирована VI-I вв. до н. э. [Могильников, 1997, с. 3-8, 108-109]. Каменская культура "включает в себя местный большереченский компонент и пришлый с запада суперстрат, связанный с саками Казахстана и савромато-сарматами. При этом удельный вес пришельцев и их воздействие на местное население в большей мере были выражены в степных и лесостепных районах левобережного Приобья и в лесостепи правобережья Оби, в частности, по р. Чулым... В V-IV вв. до н. э. добавляются небольшие группы кочевников Южного Приуралья, а в конце IV-III вв. до н. э. происходит новый приток сако-усуньского этнического и культурного компонентов" [Могильников, 1997, с. 5, 7].

1 Работа выполнена в рамках проекта № 98-06-80131, финансируемого РФФИ.

О сложности антропологического состава и происхождения населения Верхнего Приобья в эпоху раннего железа свидетельствуют и данные палеоантропологии. Первая их сводка по скифскому времени Алтая была составлена Г. Ф. Дебецем. Основываясь на немногочисленных материалах, он отметил своеобразие племен Верхней Оби и высказал предположение о преобладании брахии долихокранных форм европеоидного ствола в середине I тыс. до н. э. в предгорной и горной областях Алтая [Дебец, 1948, с. 143]. В. П. Алексеев, рассматривая горизонтальную уплощен-ность лицевого скелета черепов скифского времени из этих областей Алтая, обратил внимание на то, что материалы из предгорий "отличаются от других европеоидных серий того же времени только несколько меньшим выступанием носа. Внутри европеоидной расы они сближаются с брахи-кранными вариантами, зафиксированными среди европейских сарматов и среднеазиатских саков. Наличие монголоидной примеси здесь возможно, но недоказуемо" [Алексеев, 1958, с. 45]. В горной зоне Алтая в это время обнаруживается влияние монголоидных элементов центральноазиатского происхождения. Рассматривая палеоантропологические материалы из лесостепной полосы, он добавил данные по нескольким черепам большереченской культуры (с. Ордынское) и указал на их смешанный характер, что подтверждало предположение о факте "смешения европеоидных и низ-колицых монголоидных форм на границе степной и лесной областей Алтая" [Там же, с. 48].

В. А. Дремов [1970], анализируя новые данные (серия черепов из могильников у сел Новый Шарап и Ордынского) по бийскому этапу большереченской культуры, отметил, что часть черепов несет в себе и европеоидный, и монголоидный компоненты и представляет собой смешанную группу. Истоки европеоидного компонента исследователь видел в местном древнем населении палеоевропейского типа, а происхождение монголоидного связывал как с низколицыми монголоидами таежной зоны Западной Сибири эпохи неолита, так и с монголоидами центральноазиатского генезиса I тыс. до н. э. [Там же, с. 105-107].

В результате интенсивных археологических работ в Верхнем Приобье в руки антропологов попал превосходный материал из крупных могильников, введение в оборот которого позволит прояснить многие моменты этногенеза носителей древних культур данного региона и сопредельных территорий.

В 1979 и 1982 гг. Алтайской археологической экспедицией Института археологии АН СССР и Барнаульского пединститута под руководством В. А. Могильникова и А. П. Уманского были проведены раскопки могильников Масляха 1 и 2, расположенных в 200 м друг от друга в районе с. Мас-ляха Крутихинского района Алтайского края. Авторами раскопок эти могильники отнесены к кругу памятников каменской культуры, которая локализована вдоль р. Оби и по ее притокам примерно от г. Барнаула до устья р. Уени, и датированы III-II — началом I в. до н. э. [Могильников, 1997, с. 15-30; Уманский, 1980, с. 52].

В данной работе анализируются краниологические серии из Масляхи 1 (34 мужских и 13 женских взрослых черепов) и Масляхи 2 (четыре мужских и три женских). Малочисленность палеоантрополо-гических находок из Масляхи 2, территориальная близость могильников, их единая хронологическая и культурная принадлежность [Могильников, 1997], а также внешнее морфологическое сходство исследуемых черепов дают основания для объединения этих серий. Суммарная выборка состоит из 38 мужских и 16 женских взрослых черепов разной степени сохранности (табл. 1).

Исследуемые черепа (как мужские, так и женские) характеризуются средними величинами продольного и большими величинами поперечного диаметра, по форме брахикранные. При средней высоте они по высотно-продольным пропорциям — ортокранные, по высотно-поперечным — тапейнокранные. Лоб средней ширины, весьма наклонный, надпереносье умеренно развито.

Лицо средней высоты и ширины, мезопрозопное, в вертикальной плоскости мезогнатное. Орбиты широкие и невысокие, по пропорциям — хамеконхные у мужчин, мезоконхные у женщин. Нос в среднем некрупный, средней высоты и ширины, для мужчин характерна мезориния, для женщин — лепториния. Передненосовая ость развита хорошо, нижний край грушевидного отверстия преимущественно антропинной формы, нередко встречается инфантильная. Угол выступания носа на мужских черепах средней величины (27,5°), на женских относительно больше (25,3°).

Судя по величинам углов горизонтальной профилировки лицевого скелета, наблюдается некоторая уплощенность лица на уровне орбит, но относительно большая его профилированность в подносовой части. При этом клыковая ямка небольших размеров, что не позволяет говорить о сильной горизонтальной профилировке лица в целом (см. табл. 1).

Т а б л и ц а 1

Средние размеры и указатели черепов из могильников Масляха 1 и 2

Признаки, их номера по Мартину или условные обозначения Масляха 1 Масляха 2 Суммарно

Мужской Женский Мужской Женский Мужской Женский

H" n s X n s * n * n * n s * n s

1. Продольный диаметр 177,6 22 8,3 178,2 10 5,6 178,5 2 - - 177,7 24 8,0 178,2 10 5,6

8. Поперечный диаметр 145,0 19 4,9 142,1 9 5,1 148,3 4 - - 145,6 23 4,6 142,2 10 4,8

17. Высотный диаметр (ba-b) 133,0 8 4,9 126,3 7 4,6 133,0 2 - - 133,0 10 4,6 126,3 7 4,6

20. Высотный диаметр (po-b) 113,6 19 4,4 109,1 7 6,3 115,0 2 - - 113,7 21 4,2 109,0 8 5,8

8:1. Черепной указатель 81,9 18 4,6 80,2 8 4,7 83,4 2 - - 82,0 20 4,3 80,2 8 4,7

17:1. Высотно-продольный указатель от ba. 74,5 8 3,6 72,0 6 4,7 74,5 2 - - 74,5 10 3,2 72,0 6 4,7

20:1. Высотно-продольный указатель от po. 63,9 19 3,6 60,8 5 4,4 64,5 2 - - 64,0 21 3,4 60,8 5 4,4

17:8. Высотно-поперечный указатель от ba. 92,3 7 4,7 88,7 6 4,4 89,3 2 - - 91,6 9 4,4 88,7 6 4,4

20:8. Высотно-поперечный указатель от po. 78,4 18 3,0 76,0 5 4,3 77,2 2 - - 78,2 20 2,9 75,9 6 3,8

5. Длина основания черепа 103,8 8 7,1 96,0 6 4,7 98,0 2 - - 102,6 10 6,7 96,0 6 4,7

11. Ширина основания черепа 130,2 19 6,2 121,6 7 6,7 133,0 2 - - 130,5 21 6,1 122,1 8 6,4

9. Наименьшая ширина лба 97,5 26 5,6 92,4 10 3,4 92,5 2 - - 97,1 28 5,6 93,1 11 3,9

10. Наибольшая ширина лба 123,6 28 3,4 112,6 7 2,4 126,0 3 - - 123,8 31 3,5 113,5 8 3,5

9:8. Лобно-поперечный указатель 67,6 18 3,6 60,3 7 7,5 62,00 2 - - 67,0 20 3,8 61,5 8 7,7

9:10. Лобный указатель 79,2 26 3,9 83,6 6 2,5 75,8 2 - - 79,0 28 3,9 83,5 7 2,3

29. Лобная хорда 109,7 28 4,6 107,4 9 3,6 112,0 2 - - 109,9 30 4,6 107,4 9 3,6

Sub. Np. Высота изгиба лба 25,7 28 2,3 25,3 9 2,1 24,1 2 - - 25,6 30 2,5 25,3 9 2,1

Sub. Np:29. Указатель выпуклости лба 23,5 28 2,2 23,6 9 2,1 21,4 2 - - 23,3 30 2,3 23,6 9 2,1

Sub. 9. Высота лобной кости над наименьшей 18,4 26 2,6 19,8 10 3,5 14,5 2 - - 18,1 28 2,7 19,6 11 3,4

шириной

Угол поперечного изгиба лба 138,8 26 4,0 133,9 10 6,5 145,2 2 - - 139,2 28 4,2 134,5 11 6,5

32. Угол профиля лба от п. 80,7 15 4,4 80,3 7 5,2 79,0 2 - - 80,5 17 4,2 80,3 7 5,2

GM/FH. Угол профиля лба от д. 73,8 15 3,0 73,6 7 5,2 70,5 2 - - 73,4 17 3,1 73,6 7 5,2

Надпереносье(1-6) 3,3 30 - 2,4 11 - 3,7 3 - - 3,3 33 - 2,4 11 -

12. Ширина затылка 113,6 23 5,2 107,7 9 4,5 116,5 2 108,7 3 113,8 25 5,0 107,9 12 4,3

Наружный затылочный бугор (0-5) 1,0 29 - 0,9 11 - 0,3 4 1,0 2 0,9 33 - 0,8 13 -

Сосцевидный отросток(1-3) 1,69 34 - 1,4 11 - 2,0 4 1,0 3 1,9 38 - 1,3 14 -

Форма черепа, %:

ovoides 48,4 15 - 71,4 15 - 75,0 3 - - 51,4 18 - 45,4 5 -

ellipsoides 22,6 7 - 19,0 4 - - - - - 20,0 7 - 36,4 4 -

pentagonoides - - - 4,8 1 - - - - - - - - 9,1 1 -

sphenoides 22,6 7 - 4,8 1 - 25,0 1 - - 22,9 8 - 9,1 1 -

sphaeroides 6,4 2 - - - - - - - - 5,7 2 - - - -

140. Длина основания лица 1 99,0 7 5,0 1 95,7 6 5,1 | 101,5 2 - - 99,6 9 4,7 95,7 | 6 5,1

Продолжение т а б л

Признаки, их номера по Мартину или условные обозначения Масляха 1 Масляха 2 Суммарно

Мужской Женский Мужской Женский Мужской Женский

Г n s Т n s Г n f n jf n s Г n s

40:5. Указатель выступания лица 98,1 6 2,9 99,7 6 54,5 103,6 2 - - 99,5 8 3,8 99,7 6 5,5

43. Верхняя ширина лица 108,2 25 4,5 103,4 11 4,7 108,0 2 106,0 1 108,2 27 4,4 103,6 12 4,5

46. Средняя ширина лица 99,2 27 6,0 94,1 11 3,9 97,0 2 93,0 1 99,1 29 5,8 94,0 12 3,8

45. Скуловой диаметр 137,6 15 7,3 128,5 4 6,4 142,0 1 128,0 1 137,9 16 7,2 128,4 5 5,6

45:8. Поперечный фацио-церебральный указа- ТС» П U 95,7 14 4,6 90,3 4 6,2 95,3 1 89,5 1 95,6 15 4,4 90,1 5 5,4

1 С J 1 D 9:45. Лобно-скуловой указатель 70,7 14 3,7 71,2 4 3,4 64,1 1 78,1 1 70,3 15 4,0 72,6 5 4,2

48. Верхняя высота лица 71,4 22 4,3 68,6 11 3,7 68,0 2 - - 71,1 24 4,2 68,6 11 4,0

47. Полная высота лица 117,4 11 7,0 108,5 4 4,4 115,0 1 - - 117,2 12 6,7 108,5 4 4,4

48:17. Вертикальный фацио-церебральный ука-

затель 53,0 7 3,5 54,2 6 3,1 51,2 2 - - 52,6 9 3,2 54,2 6 3,1

48:45. Верхний лицевой указатель 51,4 13 4,0 53,4 4 2,5 47,9 1 - - 51,2 14 4,0 53,4 4 2,5

47:45. Общий лицевой указатель 86,3 10 5,4 85,7 2 4,2 - - - - 86,3 10 5,4 85,7 2 4,2

72. Общий лицевой угол 83,4 14 3,2 82,4 7 3,9 79,5 2 - - 82,9 16 3,3 82,4 7 3,9

73. Средний лицевой угол 84,6 14 3,0 84,9 7 4,1 81,0 2 - - 84,1 16 3,0 84,8 7 4,1

74. Угол альвеолярной части 77,3 14 4,4 75,5 7 5,2 74,4 2 - - 76,9 16 4,4 75,5 7 5,2

43(1). Биорбитальная ширина 101,3 25 4,4 95,5 9 4,2 101,3 2 - - 101,3 27 4,3 95,5 9 4,2

Высота назиона над биорбитальной шириной 16,7 25 2,3 15,6 9 2,3 14,0 2 - - 16,5 27 2,3 15,6 9 2,3

77. Назо-малярный угол 143,6 25 4,4 143,9 9 5,6 149,1 2 - - 144,0 27 4,4 143,8 9 5,6

zm'-zm'. Зиго-максиллярная ширина 97,0 22 5,5 92,8 11 3,8 96,9 2 - - 97,0 24 5,2 92,8 11 3,8

Высота субспинале над зиго-максиллярной ши-

риной 23,4 20 3,2 22,2 11 3,7 22,5 2 - - 23,3 22 3,1 22,2 11 3,7

?zm'. Зиго-максиллярный угол 128,6 20 4,9 129,1 11 6,2 130,3 2 - - 128,7 22 4,8 129,1 11 6,2

51. Ширина орбиты от mf. 43,1 21 1,9 41,3 11 2,1 43,9 2 - - 43,1 23 1,9 41,3 11 2,1

51а. Ширина орбиты от d. 41,1 22 1,8 39,2 10 2,0 42,6 1 - - 41,2 23 1,8 39,2 10 2,0

52. Высота орбиты 32,7 27 1,8 32,4 12 0,9 32,9 2 - - 32,7 29 1,8 32,4 12 0,9

52:51. Орбитный указатель от mf. 76,0 21 5,4 78,9 11 3,9 75,0 2 - - 75,9 23 5,3 78,9 11 3,9

52:51а. Орбитный указатель от d. 80,0 22 5,0 82,9 10 3,9 74,4 1 - - 79,8 23 5,0 82,9 10 3,9

55. Высота носа 52,3 22 2,4 50,4 11 2,3 50,0 2 - - 52,1 24 2,4 50,4 11 2,3

54. Ширина носа 24,7 23 1,8 23,8 10 1,4 24,4 3 - - 24,6 26 1,7 23,8 10 1,4

54:55. Носовой указатель 47,1 20 4,1 47,2 10 3,6 49,7 2 - - 47,3 22 4,0 42,2 10 3,6

Нижний край грушевидного отверстия, %:

anthropina 55,2 16 - 72,7 8 - 66,7 2 100 1 58,1 18 - 75,0 9 -

infantilis 41,4 12 - 18,2 12 - 33,3 1 - - 41,9 13 - 16,7 2 -

ЮББае ргаепаБа^Б 3,4 1 - 9,1 1 - - - - - - - - 8,3 1 -

Передненосовая ость (1-5) 3,1 25 - 2,8 10 - 2,0 2 - - 3,0 27 - 2,8 10 -

Окончание табл. 1

Признаки, их номера по Мартину или условные обозначения Масляха 1 Масляха 2 Суммарно

Мужской Женский Мужской Женский Мужской Женский

т п Б X п Б I п * п X п Б X п Б

75. Угол наклона носовых костей 55,1 13 5,5 59,0 6 4,1 57,0 1 - - 55,2 14 5,3 59,0 6 4,1

75(1). Угол выступания носа 27,8 16 3,3 25,3 7 2,3 22,0 1 - - 27,5 17 3,5 25,3 7 2,3

ЭО. Симотическая ширина 7,80 19 2,5 7,39 7 2,2 7,80 1 - - 7,80 20 2,5 7,39 7 2,2

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

ЭЭ. Симотическая высота 4,18 19 1,2 4,28 7 1,5 3,20 1 - - 4,13 20 1,2 4,28 7 1,5

ЭЭ:ЭО. Симотический указатель 55,4 19 10,8 58,2 7 12,2 41,0 1 - - 54,7 20 11,0 58,2 7 12,2

?Э. Симотический угол 85,2 19 11,0 82,8 7 13,0 101,3 1 - - 86,0 20 11,2 82,8 7 13,0

ОС. Дакриальная ширина 22,10 16 2,6 21,67 7 2,8 - - - - 22,1 16 2,6 21,8 7 2,8

ОЭ. Дакриальная высота 11,24 16 1,8 11,43 7 1,8 - - - - 11,24 16 1,8 11,4 7 1,8

ОЭ:ОО. Дакриальный указатель 51,0 16 7,0 53,1 7 8,4 - - - - 51,0 16 7,0 53,1 7 8,4

?й. Дакриальный угол 89,4 16 7,8 87,2 7 9,4 - - - - 89,4 16 7,8 87,2 7 9,4

РО. Глубина клыковой ямки 3,93 23 1,6 3,58 10 1,2 4,70 3 - - 4,02 26 1,6 3,59 11 1,2

62. Длина неба 46,2 16 2,9 44,6 8 3,7 42,5 2 - - 45,8 18 3,0 44,6 8 3,7

63. Ширина неба 41,2 19 2,9 38,6 10 1,1 37,5 2 40,0 1 40,8 21 3,0 38,7 11 1,2

63:62. Небный указатель 89,9 16 6,9 86,7 8 9,7 88,4 1 - - 89,8 17 6,7 86,7 8 9,7

68(1). Длина нижней челюсти от мыщелков 104,8 28 6,5 100,6 8 8,2 105,8 4 103,0 2 104,9 32 6,2 101,1 10 7,3

68. Длина нижней челюсти от углов 81,8 29 5,1 78,4 9 6,5 79,5 4 78,5 2 81,5 33 4,9 78,4 11 5,9

65. Мыщелковая ширина 121,4 26 6,2 113,1 7 4,8 118,8 4 113,0 2 121,0 30 5,9 113,1 9 4,6

66. Угловая ширина 104,2 29 8,4 97,1 8 5,5 104,5 4 92,0 2 104,2 33 8,0 96,1 10 5,4

70. Высота ветви 59,6 29 4,4 53,8 9 5,1 58,0 4 46,0 2 59,4 33 4,4 52,4 11 5,6

71а. Наименьшая ширина ветви 35,7 31 2,6 34,4 11 2,5 34,8 4 34,5 2 35,6 35 2,5 34,5 13 2,7

67. Передняя ширина нижней челюсти 46,7 28 2,3 45,1 10 4,2 47,8 4 46,0 2 46,8 32 2,5 45,2 12 3,9

69. Высота симфиза 34,5 30 2,9 31,7 10 3,6 34,3 4 30,0 2 34,4 34 2,8 31,4 12 3,4

69(1). Высота тела 33,1 29 3,4 29,9 10 3,3 32,3 4 31,3 3 33,0 33 3,2 30,2 13 3,1

69(3). Толщина тела 13,0 29 1,5 12,5 10 1,4 13,3 4 13,3 3 13,0 33 1,5 12,5 13 1,3

79. Угол ветви 117,3 29 6,8 119,4 9 6,7 121,5 4 124,5 2 117,8 33 6,8 120,4 11 6,8

?С'. Угол выступания подбородка 67,3 30 5,7 66,3 10 10,0 64,8 4 58,5 2 67,0 34 5,7 65,0 12 9,6

Для женской серии также характерна несколько большая уплощенность лица на уровне орбит, но в сочетании с большим выступанием носовых костей и с более высоким переносьем, лицевой скелет женских черепов выглядит более европеоидным по строению, нежели мужских.

Т а б л и ц а 2

Коэффициенты Л. Пенроза между краниологической серией из могильников Масляха 1 и 2

и привлекаемыми для сравнения группами

_Мужские черепа_

Группы с«2 Сн2 Со2

Большереченская культура (Новый Шарап, [Дремов, 1970] 0,656 0,685 0,036

Ордынское)

Алтай предгорный (скифское время) [Алексеев, Гохман, 1984] 0,264 0,276 0,015

Алтай горный (скифское время) " 0,350 0,480 0,159

Центральная и Восточная Тува (скифское [Алексеев, 1960] 0,246 0,253 0,008

время)

Тагарская культура (Минусинская котловина) [Козинцев, 1977] 0,318 0,364 0,056

Тагаро-таштыкский этап (Минусинская котловина) 0,350 0,377 0,033

Таштыкская культура (Минусинская котловина) » 0,527 0,536 0,011

Саргатская культура:

Приисетье [Акимова, 1972] 0,428 0,500 0,087

Приишимье " 0,188 0,216 0,034

Прииртышье " 0,240 0,245 0,005

Савроматы:

Нижнее Поволжье и Приуралье [Тот, Фирштейн, 1970] 0,237 0,339 0,125

Западный Казахстан [Гинзбург, Трофимова, 1972] 0,357 0,441 0,103

Сарматы:

Приуралье (Старые Киишки) [Акимова, 1968] 0,327 0,333 0,007

Уральская группа (сборная) [Тот, Фирштейн, 1970] 0,329 0,445 0,141

Саратовская группа (ранний этап) 0,312 0,358 0,056

(средний этап) 0,346 0,455 0,133

(поздний этап) 0,509 0,509 0,000

Скифы (Николаевка-Казацкое) [Кондукторова, 1979] 0,656 0,659 0,003

Саки:

Приаралье (ранние) [Гинзбург, Трофимова, 1972] 0,294 0,721 0,520

(поздние) 0,286 0,377 0,111

Киргизия (суммарно) 0,262 0,265 0,003

Кенкольский могильник 0,280 0,281 0,001

Восточный Казахстан [Гинзбург, 1956] 0,435 0,653 0,266

Усуни (Восточный Казахстан) 0,298 0,300 0,003

В целом мужские и женские черепа сходны по основным пропорциям и размерам. Однако фиксируются некоторые специфические черты в строении мужских и женских черепов. Так, в женской серии верхний лицевой указатель несколько выше, т. е. по форме лицевой скелет женских черепов более узкий. Ряд различий наблюдается в строении переносья: средняя ширина носовых костей и переносья в мужской группе сочетается с относительно небольшей их высотой, а в женской группе высота переносья относительно его ширины несколько выше (см. табл. 1). В целом дакри-альный и симотический углы и указатели имеют средние значения, по которым исследуемые черепа занимают промежуточное положение между европеоидными и монголоидными вариантами.

При вычислении указателей уплощенности лицевого скелета выяснилось, что мужская выборка действительно выглядит более монголоидной, чем женская. Значения УЛС у мужчин (40,8) выше, чем у женщин (28,9). Но по соотношению лицевого и мозгового отделов, наоборот, женские черепа являются более монголоидными, чем мужские (ПФЦ соответственно 94,4 и 92,7). При подсчете условной доли монголоидного элемента значения выравниваются, хотя по-прежнему доля пос-леднего в мужской группе выше, чем в женской (УДМЭ мужчин — 34,6 %, женщин — 29,9 %). Таким образом, мужская и женская выборки с полным основанием могут быть отнесены к кругу европеоидных форм, но фиксируется небольшая примесь монголоидных особенностей.

Для определения этногенетических связей населения Северного Алтая, оставившего могильник Масляха, интересно сопоставить данную серию по сумме признаков с краниологическими материа-

лами из могильников скифского типа раннего железного века (табл. 2). Cравнение проводилось по 15 линейным и шести уг-ловым признакам по методу Пенроза — Кнусс-мана. На основе полученных коэффициентов отчетливо выявляются группы как близкие к серии из Масляхи, так и отличающиеся от нее. Наиболее близкими по значению Он2 оказались черепа из погребений скифского времени Центральной и Восточной Тувы (Ок2 = 0,246), предгорного Алтая (Ок2 = 0,264), а также серии саргат-ской культуры (Прииртышье, Приишимье) (в среднем Ор2 = 0,285), савроматов Нижнего Поволжья и Приуралья (в среднем Ор2 = 0,297). Небольшие морфологические различия фиксируются между масляхинской серией и черепами саков (в среднем Ор2 = 0,311), особенно из могильников Киргизии (см. табл. 2). Более велики различия между черепами из Масляхи и сарматскими, а также тагарски-ми и тагаро-таштыкскими сериями из Минусинской котловины. Наибольшие расхождения обнаруживаются с сарматами (саратовская группа позднего этапа), таштыкской группой (Минусинская котловина) и особенно с черепами из погребений бийского этапа большереченской культуры (Новый Ша-рап, Ордынское) и скифов (могильник Николаевка-Казацкое).

Как видим, население, оставившее могильник Масляха, таксономически сближается в первую очередь с сериями европеоидного типа, но с заметным монголоидным компонентом; на черепах этих серий наблюдается некоторая уплощенность лица и пониженный угол выступания носа. Исследуемая серия дистанцируется от групп, в составе которых наблюдается явное преобладание европеоидных черт.

При анализе антропологических материалов с помощью многомерной статистики по 20 основным признакам (табл. 3) видно, что наибольшие значения по фактору 1 свойственны сериям, в которых преобладают высокие черепа с крупным лицом, высоким носом, крупными орбитами и более наклонным лбом. По фактору 2 максимальные значения приходятся на длинные черепа в сочетании с высоким переносьем (по симотической и дакриальной высоте), сильно выступающим носом и профилированным лицом, особенно на уровне орбит (см. табл. 3).

Расположение исследуемых групп в корреляционном поле I и II главных компонент показывает, что группа из Масляхи занимает примерно срединное положение по отношению как к европеоидным сериям, так и к тем, в составе которых фиксируется более или менее отчетливо примесь монголоидного компонента (рис.).

Европеоидная основа масляхинской серии во многом аналогична европеоидному компоненту, преобладающему в составе сакских групп, а также савромато-сарматских и саргат-ских популяций. Подобный европеоидный пласт фиксируется и в составе населения Тувы скифского времени. Обращает на себя внимание то, что монголоидный компонент масляхинской серии, сближающий ее опять-таки с сакскими группами и саргатскими выборками, видимо, неоднороден. Поэтому масляхинская популяция занимает в поле главных компонент промежуточное положение между теми группами, мон-голоидность в составе которых может быть цен-тральноазиатского происхождения (Горный Алтай [Алексеев, 1954, 1958]), и теми, монголоидный компонент в составе которых увязывается с низколицым монголоидным типом (Новый Ша-рап, Ордынское [Дремов, 1970]).

Следует отметить, что между большереченской группой бийского этапа (Новый Шарап, Ордынское) и масляхинской серией имеются существенные различия. Так, масляхинские черепа брахикранные и высокие, лицо шире и выше, наблюдается и дисгармоничное строение горизонтального профиля лицевого скелета, который в масляхинской группе уплощен на уровне орбит, но намного сильнее профилирован

Т а б л и ц а 3

Величины факторных нагрузок.

Мужские черепа

Признаки Фактор 1 Фактор 2

1. Продольный диаметр 0 120 0 786

8. Поперечный диаметр 0 032 -0 319

17. Высотный диаметр 0 786 0 192

5. Длина основания черепа 0 730 0 554

9. Наименьшая ширина лба 0 084 0 467

45. Скуловой диаметр 0 619 -0 ,201

40. Длина основания лица 0 356 0 359

48. Верхняя высота лица 0 859 0 103

55. Высота носа 0 794 -0 021

54. Ширина носа 0 522 -0 ,248

51. Ширина орбиты 0 512 0 283

52. Высота орбиты 0 689 0 192

SS. Симотическая высота 0 091 0 823

DC. Дакриальная ширина -0 ,134 0 012

DS. Дакриальная высота 0 047 0 602

32. Угол профиля лба от п. -0 ,637 -0 100

72. Общий лицевой угол 0 479 0 223

75(1). Угол выступания носа -0 ,317 0 757

77. Назо-малярный угол -0 ,114 -0 ,895

^т'. Зиго-максиллярный 0 463 -0 ,252

угол

Собственные значения (X) 5 051 4 178

Общая дисперсия, % 25,30 20,90

-3 5 .15 J31 D S ;) 3 t

Рис. Расположение мужских серий раннего железа в пространстве I и II главных компонент.

в подносовой части. Однако в целом морфологическое строение тех и других черепов не позволяет говорить о том, что отмеченные различия обусловлены генетическим фактором; скорее всего, это связано с малочисленностью серии из Нового Шарапа и Ордынского.

Таким образом, серия черепов из погребений могильника Масляха 1 и 2 характеризуется как европеоидная, с заметной примесью монголоидного компонента. Европеоидный пласт масляхин-ской популяции может быть связан с протоевропейским типом, присутствующим в составе андро-новского населения эпохи бронзы. Монголоидный компонент, судя по имеющимся данным, неоднороден. Одна из его составных частей центрально-азиатского происхождения, другая — таежного западносибирского. Данное наблюдение согласуется с выводами В. П. Алексеева [1961] и В. А. Дремова [1970, 1997] о влиянии монголоидных популяций на местное европеоидное население лесостепного Приобья уже с эпохи неолита. Первоначально фиксируется влияние низколицего монголоидного населения из таежной зоны Западной Сибири, затем, в I тыс. до н. э., обнаруживается напластование центральноазиатского монголоидного компонента.

Выявляемые направления генетических связей североалтайского населения, говорящие о его родстве с саками, особенно из Киргизии, а также с саргатскими и савромато-сарматскими группам, и во многом согласуются с данными археологии, свидетельствующими о том, что каменская культура сформировалась в результате наложения пришлого сакского населения на местный больше-реченский субстрат, а также о проникновении в III-II вв. до н. э. саргатцев из Барабы [Могильников, 1997]. Имеющиеся материалы позволяют предполагать и существование определенных этногене-тических связей между населением Северного Алтая и племенами Центральной и Восточной Тувы скифского времени. Однако вопрос о характере этих связей может быть решен только с учетом новых данных.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Литература

Абдулганеев М. Т. Бийский этап (хронологические рамки и содержание понятия) // Материалы к изучению прошлого Горного Алтая. Горно-Алтайск: ХНИИЯЛИ, 1992. С. 91-105.

Акимова М. С. Антропология древнего населения Приуралья. М.: Наука, 1968. 120 с. Акимова М. С. Антропология населения лесостепной полосы Западной Сибири в эпоху раннего железа // Памятники Южного Приуралья и Западной Сибири савроматского времени. М.: Наука, 1972. С. 150-154.

Алексеев В. П. Палеоантропология лесных племен Северного Алтая // КСИЭ. 1954. Вып. 21. С. 63-69.

Алексеев В. П. Палеоантропология Алтая эпохи железа // Советская антропология. 1958. № 1. С. 549.

Сшфы + Сердаы. Волга, Авннив Ташгык* * н Сарматы, Е-олга гтоздние Саврсмать- Чандстан ! Тетар л л ; i А Сарызтй. Волга, спсдмис 1 Пр ^^-Сарматит Урал ^Т 'савроыеты, приуралье | ^ Тагаро-гаштык

Шврап Сшщ NrHln • Сищ Прнцтя псидмис

Сариощ Пъвданьа * 4maü Саргат Грлнртышаг ф ¡ГТИДЧИНЬ-А Нй[гпл ^^ Гуна • Сар-л П|н*лшимь= # Cz г Прнарглье pa-ii-bir \ *Саш Юдрпиии. Unit

Г.лргй-. 9 пуни. Лнгааи •ллтас-оС.,ый

Прнис-етае

■ Саш. ка»*ствн

Алексеев В. П. Материалы к палеоантропологии Западной Тувы // Труды Тувинской комплексной ар-хеолого-этнографической экспедиции. М.; Л.: АН СССР, 1960. Т. 1. С. 284-316.

Алексеев В. П. Палеоантропология Алтае-Саянско-го нагорья в эпохи неолита и бронзы // ТИЭ (нов. сер.). 1961. Т. XXI. С. 107-206.

Алексеев В. П., Гохман И. И. Антропология Азиатской части СССР. М.: Наука, 1984. 207 с.

Алехин Ю. П. Лесостепной Алтай в V-I вв. до н. э. Автореф. дис. ... канд. ист. наук. Кемерово: Кем. ун-т, 1990. 17 с.

Гинзбург В. В. Древнее население восточных и центральных районов Казахской ССР по антропологическим данным // Антропологический сборник, 1. ТИЭ, т. 33. 1956. С. 238-298.

Гинзбург В. В., Трофимова Т. А. Палеоантропология Средней Азии. М.: Наука, 1972. 372 с.

Дебец Г. Ф. Палеоантропология СССР // ТИЭ. М.; Л., 1948. Т. IV. 392 с.

Дремов В. А. Материалы к антропологии большереченской культуры // Известия лаборатории археологических исследований. Кемерово, 1970. Вып. 2. С. 99-108.

Дремов В. А. Население Верхнего Приобья в эпоху бронзы (антропологический очерк). Томск: Том. ун-т, 1997. 264 с.

Завитухина М. П. Могильник времени ранних кочевников близ г. Бийска // Археологический сборник Государственного Эрмитажа. Л., 1961. Вып. 3. С. 98-108.

Завитухина М. П. Ордынские курганы V-IV вв. до н. э. (о культуре скифского времени в Новосибирской области) // Археологический сборник Государственного Эрмитажа. Л., 1968. Вып. 10. С. 28-34.

Козинцев А. Г. Антропологический состав и происхождение населения тагарской культуры. Л.: Наука, 1977. 143 с.

Кондукторова Т. С. Физический тип людей Нижнего Приднестровья на рубеже нашей эры. М.: Наука, 1979. 128 с.

Мартынов А. И., Алексеев В. П. История и палеоантропология скифо-сибирского мира. Кемерово: Кем. ун-т, 1986. 144 с.

Могильников В. А. Население Верхнего Приобья в середине — второй половине I тысячелетия до н. э. М.: ИА РАН, 1997. 195 с.

Тот Т. А., Фирштейн Б. В. Антропологические данные к вопросу о великом переселении народов // Авары и сарматы. Л.: Наука, 1970. С. 69-201.

Троицкая Т. Н., Бородовский А. П. Большереченская культура лесостепного Приобья. Новосибирск: Наука, 1994. 184 с.

Уманский А. П. Новые памятники раннежелезного века в Верхнем Приобье // Тез. докл. Пленума Института археологии. М., 1966. С. 109-114.

Уманский А. П. О культурной и этнической принадлежности курганов раннежелезного века в лесостепном Алтае // Барнаулу 250 лет: Тез. докл. и сообщ. к науч. конф. Барнаул: Алт. ун-т, 1980. С. 50-53.

Уманский А. П. К вопросу о периодизации большереченской культуры // Скифская эпоха Алтая. Барнаул: Алт. ун-т, 1986. С. 31-35.

Томск, Томский государственный университет

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.