Научная статья на тему 'Массовый дискурс проблематизации как основа общения на форумах электронных СМИ'

Массовый дискурс проблематизации как основа общения на форумах электронных СМИ Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
354
47
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ИНТЕРНЕТ-КОММУНИКАЦИЯ / ИНТЕРНЕТ-КОММЕНТАРИЙ / ДИСКУРС / ДИСКУРС ПРОБЛЕМАТИЗАЦИИ / БАЗОВЫЕ КОМПОНЕНТЫ ИНТЕРНЕТ-КОММЕНТАРИЯ / INTERNET COMMUNICATION / INTERNET COMMENTARY / DISCOURSE / DISCOURSE OF PROBLEMATIZATION / BASIC COMPONENTS OF INTERNET COMMENTARY

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Романтовский Александр Владимирович

Вопросы анализа жанра интернет-комментария к статьям электронных СМИ рассматриваются с позиции интегрального дискурсивного подхода. Последний предполагает наличие общности трех важнейших аспектов для выделения типа дискурса: социально-интеракционного, вербально-когнитивного и коммуникативно-стратегического. На основе принятых теоретических оснований предлагается частная вербально-когнитивная схема дискурса проблематизации, реализуемого в интернет-комментарии к новостным сообщениям. В результате анализа материала по предложенной схеме в рамках интернет-комментария были выделены непосредственно-реактивный, интерпретативно-оценочный и модально-разрешающий компоненты, избирательно комбинируемые в каждом отдельном посте, что демонстрируется на примерах наиболее распространенных вариантов.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Mass discourse of problematization as a basis of communication on forums of e-media

The article is devoted to the analysis of the Internet commentary to articles of electronic media from the perspective of an integral discursive approach. The latter presupposes a combination of three most important aspects for distinguishing the type of a discourse: social-interactive, verbal-cognitive and communicative-strategic. On the basis of accepted theoretical grounds, a private verbal-cognitive scheme of the discourse of problematization is proposed, which is implemented in the Internet commentary to news reports. As a result of the material analysis according to the proposed scheme, direct-reactive, interpretative-evaluative and modal-resolving components were singled out from the Internet commentary that are selectively combinable in each individual post as demonstrated by examples of the most common cases.

Текст научной работы на тему «Массовый дискурс проблематизации как основа общения на форумах электронных СМИ»

УДК 81'42

DOI 10.25513/2413-6182.2017.4.150-164

МАССОВЫЙ ДИСКУРС ПРОБЛЕМАТИЗАЦИИ КАК ОСНОВА ОБЩЕНИЯ НА ФОРУМАХ ЭЛЕКТРОННЫХ СМИ

А.В. Романтовский

Московский государственный лингвистический университет (Москва, Россия)

Аннотация: Вопросы анализа жанра интернет-комментария к статьям электронных СМИ рассматриваются с позиции интегрального дискурсивного подхода. Последний предполагает наличие общности трех важнейших аспектов для выделения типа дискурса: социально-интеракционного, вербально-ког-нитивного и коммуникативно-стратегического. На основе принятых теоретических оснований предлагается частная вербально-когнитивная схема дискурса проблематизации, реализуемого в интернет-комментарии к новостным сообщениям. В результате анализа материала по предложенной схеме в рамках интернет-комментария были выделены непосредственно-реактивный, интерпретативно-оценочный и модально-разрешающий компоненты, избирательно комбинируемые в каждом отдельном посте, что демонстрируется на примерах наиболее распространенных вариантов.

Ключевые слова: интернет-коммуникация, интернет-комментарий, дискурс, дискурс проблематизации, базовые компоненты интернет-комментария.

Для цитирования:

Романтовский А.В. Массовый дискурс проблематизации как основа общения на форумах электронных СМИ // Коммуникативные исследования. 2017. № 4 (14). С. 150-164. DOI: 10.25513/2413-6182.2017.4.150-164.

Сведения об авторе:

Романтовский Александр Владимирович, преподаватель кафедры русского языка как иностранного

Контактная информация:

Почтовый адрес: 119034, Россия, Москва, ул. Остоженка, 38 E-mail: romantalex@gmail.com Дата поступления статьи: 01.08.2017

© А.В. Романтовский, 2017

Исследования, посвященные языковым и коммуникативно-прагматическим особенностям текстов электронных СМИ, в настоящее время часто относят к направлению, получившему название медиалингвисти-ки. Безусловно, такие новообразования с составными частями «лингвистика», «лингво-» помогают обобщить научные труды по ряду признаков, однако, исследуя данную сферу общения, мы будем оперировать лингвистической и общенаучной терминологией вне привязки к конкретному направлению.

Попытаемся смоделировать коммуникацию СМИ и массового адресата новостных сообщений с помощью понятия дискурса проблематиза-ции. Перед тем как представить предлагаемую теоретическую модель, обратимся к существующим основаниям классификации актуальных речевых практик.

Исследователи классифицируют виды коммуникации, опираясь на различные признаки общения: предметно-содержательные, когнитивные, стилистические, интенциональные и т. д. Зачастую учитываются и особенности социального взаимодействия коммуникантов.

Большой объяснительной силой в понимании особенностей дискурса обладает понятие «речемыслительного вектора» (П.В. Зернецкий). Именно в рамках этой теоретической модели следует рассматривать и упомянутую исследователем глобальную модальность коммуникации, выражаемую в дискурсе желания, долженствования, возможности [Зернец-кий 1990: 65-66]. Сильной стороной такого подхода, как нам представляется, является отбор ключевого речепорождающего фактора, имеющего психокогнитивную природу. Применимость его, однако, ограничивается, на наш взгляд, рамками институционального общения с его устойчивой глобальной модальностью (например, осуществлением контроля) или отдельными жанрами с четко выраженной главенствующей интенцией.

А.А. Романов избегает каких-либо дополнительных терминов и делит собственно коммуникацию на а) информационную, или познавательную; б) убеждающую, или аргументативную; в) экспрессивную, социально-ритуальную [Романов 1996: 16-18]. При всей строгой ясности такой схемы сомнения вызывает непересекаемость выделенных разновидностей, все три таксона так или иначе присутствуют в качестве локальных тактик в коммуникации, основанной на двух остальных.

Близки подобным классификациям и примеры типологии речевых жанров. Так, Т.В. Шмелева объединяет их в следующие таксоны: информативные, императивные, этикетные и оценочные жанры [Шмелева 1997: 91-97]. На уровне жанра с его устойчивыми текстопорождающими предписаниями, с нашей точки зрения, те же основания классификации выглядят более корректными, однако устанавливают общность жанров, не учитывая тенденции развития коммуникации в информационном обществе.

В работе Т.В. Анисимовой таксономическими единицами становятся именно дискурсы: информационные, убеждающие, эпидейктические, призывающие к действию [Анисимова 2000]. На основе данной классификации В.С. Григорьева, например, выделяет информационный, аргументативный, экспрессивный, социально-ритуальный дискурсы [Григорьева 2007: 27].

Как видно из обзора нескольких подходов, в классификациях исследователей обнаруживается постоянный набор видообразующих признаков коммуникации, которые мы бы обозначили как информативность, суггестивность, ритуальность. Но, судя по всему, подлинная ценность их выделения состоит не в дифференцирующем, а в интегрирующем потенциале: эти признаки характеризуют коммуникацию как таковую.

О.С. Иссерс, опираясь на жанровую классификацию, осветила речевые стратегии и тактики, лежащие в основе порождения русской речи [Иссерс 2008]. Этот аналитический подход, на наш взгляд, необходим на микроуровне дискурса как «речемыслительного вектора». Но прежде чем обращаться к микроуровню конкретных речевых действий, следует попытаться установить общие правила построения макроуровня.

Отмечая онтологическую и гносеологическую многомерность дискурса и опираясь главным образом на концепции П.В. Зернецкого (дискурс как речемыслительный вектор], И.П. Сусова (разграничение формально-семиотических, когнитивно-интерпретируемых, социально-интерактивных признаков дискурса [Сусов 1996]], В.И. Карасика (коммуникативная модель представления текста [Карасик 2002]], такими основаниями, на наш взгляд, должны стать:

1] особенности дискурса как части социокоммуникативного взаимодействия с пониманием социальных ролей коммуникантов и их глобальных (т. е. присущих не локальному речевому действию, а речевой практике в целом] интенций, с опорой на термин И.П. Сусова объединяемые под определением социально-интеракционных (интеракция коммуникантов в социуме];

2] особенности дискурса как речемыслительного процесса со свойственными ему вербализуемыми когнитивными схемами, получающие наименование вербально-когнитивных (когнитивные установки, стремящиеся к вербализации];

3] особенности дискурса как набора коммуникативных стратегий и тактик, адаптирующихся к развитию коммуникативного события, отраженные в термине коммуникативно-стратегические.

Легко заметить, что именуя тот или иной дискурс, исследователи акцентируют внимание преимущественно на каком-либо одном аспекте. Так, исследуя логико-философскую природу оценки и способы ее выражения в языке и речи, Н.Д. Арутюнова выделяет «аксиологический дискурс» [Арутюнова 1999: 198], в большей степени подчеркивая вторую обозначенную нами группу признаков дискурса.

С другой стороны, например, развивая методику обучения русскому языку специалистов инженерного профиля с их особым когнитивным стилем и специфическими коммуникативными стратегиями, Г.М. Лёвина оперирует понятием «инженерный дискурс» [Лёвина 2004], подчеркивая тем самым производность всех остальных групп признаков от первой -социально-интеракционной.

1. Начнем с первой группы вышеозначенных особенностей дискурса.

Считая публикации электронных СМИ текстами с коммуникативными установками информирования и воздействия, исследователи зачастую ограничиваются указанием на отдельные приемы и средства, причисляя их к глобальной стратегии «манипулирования» читательским восприятием. Избегая откровенно оценочного термина «манипулирование», в первую очередь попробуем уточнить, в чем состоит фундаментальная основа коммуникативной установки СМИ, прагматическая опора их воздействия на реципиентов массово-информационных сообщений.

Рассуждая о влиянии массмедиа на массового адресата и прослеживая механизмы декодирования медийных сообщений, Стюарт Холл полемизирует с Л. Альтюссером и отмечает, что его теория экрана (screen theory] центральную роль отводит самому тексту, т. е. полисемиотическому (вербальному, визуальному, аудиальному] знаковому комплексу, который передает некое идеологическое сообщение.

По мнению С. Холла, важнее всего в процессе массово-информационной коммуникации не идеологическая эффективность знаковой репрезентации, не идеологическая проблематика, которой оперирует дискурс, и не социальные, политические или исторические практики, через которые данная проблематика манифестируется. Важнее всего продуктивность сообщения, которая выражается в способности медиатекста поставить адресата-зрителя на позицию непроблематичных, некритичных идентификации / узнавания реальности [Hall 1980: 159].

Словосочетание «проблематичные события» Стюарт Холл, анализирующий деятельность СМИ, употребляет в своих работах неоднократно, подчеркивая, что изначальную выборку проблематичного, т. е. преимущественно заслуживающего внимания, поставляют нам сами масс-медиа: «Конституируя "правила" той или иной социальной практики, активно чередуя различные ракурсы отображения реальности, предлагая схемы и коды, которые обозначают различные социальные сферы и проблематичные (требующие внимания] события в сочетании с интерпретирующими их контекстами, СМИ помогают нам не только узнавать больше о "мире", но и формировать чувственное представление о нем» [Hall 1977: 341].

Итак, СМИ стремятся поставить адресата (зрителя, слушателя или читателя] медиатекста на позицию непроблематичных, некритичных идентификации / узнавания реальности.

Наряду с практикой информирования, выстроенного согласно вышеупомянутой базовой стратегии, электронное пространство массмедиа втягивает адресата в массовое комментирование, которое проходит на интернет-форумах СМИ.

Если в социальных сетях и блогах автор комментария способен самостоятельно выбрать стратегию первичного поликодового воплощения того фрагмента действительности, который он затем комментирует, то на форумах отдельный комментарий-пост соотнесен прежде всего (но не единственно] с текстом новости. Каковы же вербальные механизмы реализации подобного массового комментирования?

Освещая событие определенным образом, предлагая коммуникативный макроакт новостного сообщения, СМИ создают релевантное для обсуждения денотативное пространство. Очерчивая денотативное пространство события, СМИ инициируют процесс его коммуникативного «достраивания» на форуме. Согласно концепции А.Д. Шмелёва, «фрагмент внеязы-ковой действительности», актуализируемый говорящим и непосредственно соотносимый с высказыванием, можно назвать «релевантным денотативным пространством» с его особенной конфигурацией референтов и ценностными установками. Денотативное пространство может полностью совпадать с представлениями говорящего о реальном положении вещей в мире, а может содержать и пропозициональные структуры потенциального, вероятного или желаемого развития событий. В этом случае используются типичные для русского языка «модальные операторы, показатели контрфактичности, возможности или необходимости». А.Д. Шмелёв называет их «миропорождающими операторами», действующими «в рамках любого речевого акта, отличного от простого сообщения» (вопросы, просьбы, рекомендации, прогнозы и т. д.] [Шмелёв 2002: 36-44].

Учитывая, что современные массмедиа в силу развитой общественной рефлексии об их функциях и «манипулятивных» стратегиях не обладают непререкаемым авторитетом и адресату-потребителю отводится всё больше медийных ролей (в обсуждении, комментировании, реалити-шоу с их медийной драматизацией «реальной жизни», Twitter с его девизом «Что происходит?»], следует признать, что именно адресату, отдельной языковой личности, в конечном итоге достается центральная функция индикатора проблематичности / непроблематичности события.

2. Переходя к вопросам когнитивной составляющей, особенностям дискурса как речемыслительного вектора, следует отметить, что уже встретившееся нам понятие проблематизации весьма широко применяется в науке, по-разному выкристаллизовывается как термин в различных дисциплинах. Оно появляется в работах М. Фуко, одного из самых известных теоретиков дискурса: «Проблематизация - это совокупность дискурсивных и недискурсивных практик, вводящих нечто в игру истинного и ложного и конституирующих эту игру в качестве объекта мысли (будь то в

форме морального размышления, научного познания, политического анализа и т. д.]» [Фуко 1996: 312].

На наш взгляд, особый аналитико-практический потенциал содержится в том, как М. Фуко философски широко определяет «проблемати-зацию» через «игру». Уточняя французского дискурсолога, можно было бы сказать, что проблематизация - это «игра» (в общефилософском смысле этого понятия, разработанного, например, Й. Хёйзингой в его «Homo ludens»), основой которой служит постановка под сомнение правил иных «игр».

Вообще проблематизация континуума - это неотъемлемая часть любой познавательной деятельности, поэтому данное понятие упоминается в науковедческих работах К. Поппера, Т. Куна, И. Лакатоса. Т. Кун отмечает: «Научное знание часто растет путем проблематизации наблюдений или подгонки теорий. Проблематизация и подгонка - обычная составная часть нормального исследования в эмпирической науке» [Кун 2003: 557].

Как отметил психолог Ю.В. Громыко, в отечественной научной традиции термин «проблематизация» был разработан в московском методологическом кружке во второй половине 1970-х гг. при анализе и реконструкции спора И. Лакатоса, Т. Куна и К. Поппера о научной парадигме, научной программе (http://www.Hvejournalxom/inbox/?viewusermsg_recvd).

Таким образом, как нам представляется, данный термин уместно употреблять для обозначения вербально-когнитивной стратегии, порождаемой постановкой проблем, в частности на основе вновь поступившей информации. Чтобы проиллюстрировать возможности построения схемы вербально-когнитивной стратегии, порядка следования типов речемыс-лительных операций в рамках дискурса, обратимся к примеру. Т.В. Васильева и О.А. Ускова, исследуя «дискурс виртуальных профессиональных сообществ», в которых обсуждаются проблемы инженерных решений, обнаруживают особую «структуру дискуссии»: «1] запрос информации / обозначение темы - инициатор; 2] информирование - участники дискуссии; 3] аргументация - участники дискуссии; 4] уточнение информации -участники дискуссии; 5] обмен мнениями - участники дискуссии; 6] итог - участники дискуссии; 7] завершение дискуссии - инициатор» [Васильева, Ускова 2016: 20].

Представляя дискурс проблематизации, реализуемый в жанре интернет-комментариев на форумах СМИ, в виде несколько упрощенной и в известной степени условной схемы вербально-когнитивной стратегии, разобьем ее на элементы.

Восприятие информации и выделение топиков (Что заслуживает внимания?]

Резонанс информации в картине мира (это заслуживает внимания, поскольку...!]

Формирование перспективной модели (Что теперь будет и/или что с этим делать?]

Формирование про-позиционально-мо-дальных классификаторов (Как это понимать и оценивать? Что это на самом деле?]

Переходы от блока к блоку, как видно на схеме, замыкаются в некий цикл, который, однако, носит условный характер и демонстрирует «идеальный» вариант реализации схемы, при котором автор интернет-комментария эксплицирует все обозначенные этапы проблематизации. После этапа формирования перспективной модели цикл замыкается, поскольку продуценту комментария остается ждать развития событий и, вновь столкнувшись с новостным сообщением, соотносить свои прогнозы с тем, как демонстрируют продолжение «сюжета» СМИ. Схема является результатом как априорной теоретизации на основе обращения к моделям массовой коммуникации, так и промежуточным итогом анализа речевого материала (2 258 интернет-комментариев], который помог скорректировать исследовательский подход.

Итак, судя по значимости в философских и науковедческих работах, проблематизация - одна из базовых вербально-когнитивных стратегий и поэтому в той или иной степени может реализовываться в совершенно разных жанрах. Что касается характера проблематизации в том массовом «сиюминутном» варианте, который культивируют новости электронных СМИ, то данная верабально-когнитивная стратегия становится основой построения дискурса, становящегося прямым выражением спонтанного акта восприятия, интерпретации ситуации и реакции на новостное сообщение.

3. Говоря о третьей составляющей порождения дискурса как продукта коммуникативных стратегий и тактик, сосредоточимся на его языковой реализации. Наметим основные языковые особенности, влияющие на реализацию дискурса в виртуальной среде общения, в частности в интернет-форумах.

Так, «тексты, продуцируемые пользователями, заданы КСВ (конструктивно-стилевым вектором] разговорности», «отличаются повышен-

ной эмоциональной окрашенностью, что характерно для виртуального общения» [Васильева, Ускова 2016: 20].

Интернет-комментарий назван «реактивным» жанром с ярко выраженной «оценочно-императивной» направленностью [Стексова 2014].

Н.В. Кузнецова в русле дискурсивного анализа выделяет минимальную единицу коммуникативного взаимодействия в треде, т. е. ветке обсуждения: «В аспекте коммуникативного взаимодействия участников на микроуровне тред в интернет-форуме разделяется на функционально-прагматические единицы - инициальные и реактивные речевые шаги, каждая пара которых образует интеракцию» [Кузнецова 2008: 10]. Интеракция, осуществляемая непосредственно с текстом новости, реализуется в интернет-комментариях первого уровня.

В.А. Митягина справедливо рассматривает интернет-комментарий прежде всего как коммуникативное действие, избирая для выделения его дифференциальных признаков следующие исследовательские параметры:

- доминанта цели, ценности, традиции или эмоции как интенцио-нальная программа действия;

- рациональность / спонтанность как реактивная основа действия;

- ориентированность на согласование, иллокуцию или перлокуцию как координационная характеристика;

- перформативность / неперформативность как фактологичность действия;

- личная / статусная маркированность как показатель диапазона индивида в рамках совершаемого действия;

- вербализованность / невербализованность как семиотическая характеристика [Митягина 2012: 190-192]. Данный подход позволяет учитывать множество факторов на микроуровне коммуникативного хода, однако требует дополнения анализом макроуровня дискурса.

И.Г. Сидорова связывает интернет-комментарий с особым типом языковой личности: «Жанр интернет-комментарий обусловлен аффективными коммуникативными действиями частно-публичной языковой личности, которые выражаются в кооперативной и деструктивной стратегиях, направленных на самовыражение языковой личности и возможность выражения личной позиции человека как члена социального интернет-сообщества, формирующего общественное мнение» [Сидорова 2014: 179]. Нам представляется важным именно последний тезис о самовыражении отдельной языковой личности в рамках формирования общественного мнения, т. е. коллективной картины реальности, корректируемой на основе поступления новой информации от СМИ.

И.В. Савельева интерпретирует жанр интернет-комментария к статьям электронных СМИ как политический комментарий в «лингвоперсоно-логическом» ракурсе. Она рассматривает интернет-комментарий как «вто-

ричный текст», порождаемый в соответствии с глобальными стратегиями - «холистической» и «элементаристской» [Савельева 2015]. Выделяемые стратегии сосредоточены на когнитивно-интерпретационных предпочтениях авторов комментариев и способны уточнить модель массового дискурса проблематизации.

Отметим также аксиологическую составляющую языковой реализации данного дискурса. Релевантное денотативное пространство обсуждения, расширяющее релевантное денотативное пространство текста новостного сообщения, предстает именно сквозь призму аксиологических оппозиций. Коммуникативное действие пользователя - это обязательный выбор в рамках данной оппозиции.

Суммируя вышеперечисленные дифференциальные признаки выделяемого дискурса, мы используем рабочий термин «дискурс проблема-тизации» в качестве теоретического и методологического инструмента исследования жанра интернет-комментария к статьям электронных СМИ.

Безусловно, мы не предлагаем сводить всё многообразие интернет-комментариев к единой схеме, однако следует учесть, что на макроуровне данной модели дискурса объяснимы также троллинг, спам, флуд, флейм и прочие явления девиантного коммуникативного поведения, пренебрегающего теми или иными постулатами кооперативного общения. Прагматически обусловленное несоответствие комментария теме основной публикации свидетельствует о том, что содержание текста новости расценивается комментатором как непроблематичное, причем как с точки зрения идентификации / узнавания реальности, так и с точки зрения вызываемого интереса. При этом коммуникативная площадка форума используется как полигон для реализации иных интенций. Фактически, де-виантность - это коммуникативный шум, предстающий активным «умолчанием» предложенной новости.

Посты первого уровня обращены к тексту СМИ. Обратимся в первую очередь к ним, оставляя за пределами рассмотрения динамику постов второго уровня, т. е. тех, что обращены к комментариям. Для демонстрации наиболее типичных для интернет-комментария первого уровня вариаций коммуникативных ходов приведем один из самых комплектных в данном отношении примеров (иллюстративный материал взят из [Романтовский 2016]]:

Борис Камаев: Вот это даа!!! Наверное самое трудное в ихней работе, это донести эти миллионы зарплаты до дому. Сколько же весит один миллион, подскажите кто держал миллион в руках. Что то не слышно, уменьшили ли такие работники свою зарплату на 10% , как сделал это Путин. и главное налог такой же аж 13 %, сумма то какая оёёй! ??

Разберем реплику с точки зрения пропозиционально-модального и коммуникативного содержания.

Первая фраза представляет собой типичный коммуникативный ход когнитивно-эмоциональной реакции на событие. В данном случае в нем сливается два вида эмоций: удивление и возмущение.

Присутствует и такой важный содержательный компонент дискурса проблематизации, как конструкции выделения релевантной, ключевой для пользователя информации: самое трудное - это донести эти миллионы зарплаты до дому; и главное налог такой же аж 13 %.

Пост также содержит и коммуникативный ход выяснения недостающей пользователю релевантной информации. Вводя его в комментарий, автор очерчивает круг интересного лично ему: Сколько же весит один миллион, подскажите кто держал миллион в руках. При этом прослеживается связь двух предложений: чтобы ясно определить масштаб самого трудного, нужно ответить на поставленный вопрос. Таким образом, типизированные речевые акты эмоциональной реакции (так называемый экспрессив], утверждения (констатив], запроса информации (ро-гатив] представляют собой смену коммуникативных ходов когнитивно-эмоциональной реакции на событие, выделения релевантной информации, настоятельной потребности в ее довыяснении. Используются и такие маркеры осмысления ситуации, как языковые средства выражения категорий эвиденциальности и эпистемической модальности: наверное, что-то не слышно.

Наконец, реплика пользователя завершается придающим ей симметричный характер коммуникативным ходом когнитивно-эмоционального вывода, выраженного тем же типом речевого акта, что и инициирующий коммуникативный ход. Первая фраза в реплике максимально дейк-тична, она, безусловно, лучше подходит для манифестации первичной когнитивно-эмоциональной реакции. Завершающая фраза реплики наряду с эмоциональным резонансом содержит явно выраженную пропозицию -огромный размер суммы.

Анализ собранного материала позволяет свести вышеприведенную вербально-когнитивную схему дискурса проблематизации к трем коммуникативно-смысловым компонентам в структуре интернет-комментария:

1] непосредственно-реактивный компонент;

2] интерпретативно-оценочный компонент;

3] модально-разрешающий компонент.

Первый компонент отражает непосредственную когнитивно-эмоциональную реакцию пользователя на описанные в тексте новости события. Второй компонент демонстрирует в рамках коммуникативного хода личностное осмысление события, его соотнесение с картиной мира и ценностными установками коммуниканта. Третий компонент встраивается в коммуникативный ход, предлагая перспективу развития событий в том или ином модальном ключе: возможности, желательности, долженствования и т. д.

Приведем примеры, которые демонстрируют наиболее типичные модели комментирующих постов на форумах СМИ:

Уы1у Кы^впод: Ох, как страшно! - непосредственно-реактивный компонент в чистом виде. Комментатору, безусловно, не страшно, но она не стремится вербализовать интерпретативно-оценочную составляющую, ограничиваясь междометным, в сущности, ответом.

Юрий Вячеславович: Ооо! Опять угрозы в сторону России!

Междометие создает эффект спонтанности и устности, первая часть - непосредственно-реактивный компонент. За ним следует акт пропозициональной отнесенности события - угрозы, интерпретативно-оце-ночный компонент.

УаШт БИырОу: Как-то скромненько. Всего в два раза больше чем у обамы - интерпретативно-оценочный компонент в чистом виде, развернутый, с привлечением дополнительного эталона оценки.

Ирина Горскова: Захотели стать "Хиросимами"? - комментарий целиком состоит из модально-разрешающего компонента, соотносящего событие из текста новости с возможным его развитием.

мимо проходил: похоже, действительно война будет .. главный продукт америкосов - доллАры - в этом примере модально-разрешающий компонент предшествует интерпретативно-оценочному.

ХвпотогрИ: Вообще не понимаю зачем МИД контактирует с марионетками, которые ничего не решают - в этом случае, как нам представляется, вышеназванные компоненты выражены синкретично, автор поста интерпретирует события сквозь субъективную модальность «непонимания», которая маркирует нежелательность повторения события в будущем.

Алексей Хромов: В РЖД - не всё хорошо. Прежде всего в финансовой сфере. Необходима оптимизация управленческого аппарата - за интер-претативно-оценочным компонентом с отрицательной оценкой следует модально-разрешающий в максимально объективированной категоричной форме.

Вариантов комбинирования трех базовых компонентов с учетом формы и степени экспликации, а также синкретизации может быть очень много.

Возможность строгой классификации встречающихся реализаций общей схемы в разбираемом случае выглядит сомнительной, как и целесообразность статистического подсчета. Виды комбинаций способны варьироваться в весьма широком диапазоне в зависимости от характера публикации, коммуникативных предпочтений комментаторов.

Предложенная схема, безусловно, осложняется коммуникативным взаимодействием участников форума, а также деструктивными отклонениями в коммуникативном поведении партнеров по общению. При этом, как кажется, взгляд с позиций дискурса проблематизации способствует развитию методологии анализа сложного коммуникативного взаимо-

действия массмедиа и их аудитории с учетом необходимого набора релевантных факторов: социально-интеракционного, вербально-когнитивно-го и коммуникативно-стратегического.

Итак, в понятие массового дискурса проблематизации, который разворачивается в комментариях на интернет-форумах СМИ, мы включаем следующие аспекты приведенной выше вербально-когнитивной схемы процесса постановки проблем: непосредственная вербально выраженная когнитивно-эмоциональная реакция на информацию; процесс отделения главного, заслуживающего внимания от второстепенного; процесс постановки проблем; спонтанная оценка и интерпретация описанного события и его участников; предложения выхода из ситуации или прогноза развития событий в совокупности различных модальных вариаций. Предложенная рабочая схема и соотношение выделенных компонентов требуют дальнейшего изучения и корректировки.

Список литературы

Анисимова Т.В. Типология жанров деловой речи (риторический аспект): автореф.

дис. ... д-ра филол. наук. Краснодар, 2000. 46 с. Арутюнова Н.Д. Язык и мир человека. 2-е изд., испр. М.: Языки русской культуры, 1999. 896 с.

Васильева Т.В., Ускова О.А. Особенности виртуального профессионального общения: стилевое пространство профессиональных социолектов // Филологические науки. 2016. № 5. С. 13-21. Григорьева В. С. Дискурс как элемент коммуникативного процесса: прагмалингви-стический и когнитивный аспекты: монография. Тамбов: Изд-во Тамб. гос. техн. ун-та, 2007. 288 с. Зернецкий П.В. Четырехмерное пространство речевой деятельности // Язык, дискурс, личность. Тверь: Твер. гос. ун-т, 1990. С. 60-68. Иссерс О.С. Коммуникативные стратегии и тактики русской речи. 5-е изд. М.:

Изд-во ЛКИ, 2008. 288 с. Карасик В.И. Языковой круг: личность, концепты, дискурс. Волгоград: Перемена,

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

2002. 477 с.

Кузнецова Н.В. Структура и стилистика языковых средств в текстах интернет-

форумов: автореф. дис. ... канд. филол. наук. Тюмень, 2008. 26 с. Кун Т. Структура научных революций: пер. с англ. / сост. В.Ю. Кузнецов. М.: ACT,

2003. 605 с.

ЛёвинаГ.М. Обучение иностранцев русскому инженерному дискурсу: дис. ... д-ра

пед. наук. М., 2004. 369 с. Митягина В.А. Интернет-комментарий как коммуникативное действие // Жанры и типы текста в научном и медийном дискурсе: межвуз. сб. науч. тр. Вып. 10 / отв. ред. А.Г. Пастухов. Орёл: ОГИИК: Горизонт, 2012. С. 188-197. Романов А.А. Управленческая коммуникация. Тверь: Тверьэнерго, 1996. 240 с. Романтовский А. В. Коммуникация в интернет-форумах: дискурс проблематиза-ции (на материале интернет-комментариев к статьям электронных СМИ): дис. ... канд. филол. наук. М., 2016. 219 с.

Савельева И.В. Вариативность стратегий текстовосприятия и текстопорождения: лингвоперсонологический аспект (на материале текстов политических интернет-комментариев): монография. Кемерово, 2015. 228 с.

Сидорова И.Г. Коммуникативно-прагматические характеристики жанров персонального интернет-дискурса (сайт, блог, социальная сеть, комментарий): дис. ... канд. филол. наук. Волгоград, 2014. 249 с.

Стексова Т.И. Комментарий как речевой жанр и его вариативность // Жанры речи. 2014. № 1-2 (9-10). С. 81-88.

Сусов И.П. Деятельность, сознание, дискурс и языковая система // Языковое общение: Процессы и единицы: межвуз. сб. науч. тр. Калинин, 1988. С. 7-13.

Фуко М. Археология знания. Киев: Ника-Центр, 1996. 416 с.

Шмелёв А.Д. Русский язык и внеязыковая действительность. М.: Языки славянской культуры, 2002. 496 с.

Шмелева Т.В. Модель речевого жанра // Жанры речи: сб. науч. ст. Саратов, 1997. С. 88-98.

Hall S. Recent developments in theories of language and ideology: A critical note // Culture, media, language / Ed. S. Hall. London: Hutchinson, 1980. P. 157-162.

Hall S. Culture, the media and the "ideological effect" // Mass communication and society / Eds. J. Curran, M. Gurevitch & J. Wollacott. London: Open University: Edward Arnold, 1977. P. 315-348.

References

Anisimova, T.V. (2000), Tipologiya zhanrov delovoi rechi (ritoricheskii aspekt) [Typology of business communication genres (rhetorical aspect)], Author's abstract, Krasnodar, 46 p. (in Russian)

Arutyunova, N.D. (1999), Yazyk i mir cheloveka [Language and the world of a human], 2nd ed., Moscow, Yazyki russkoi kul'tury Publ., 896 p. (in Russian)

Foucault, M. (1996), The Archaeology of Knowledge, Kyiv, Nika-Tsentr Publ., 416 p. (in Russian)

Grigorieva, V.S. (2007), Diskurs kak element kommunikativnogo protsessa: pragma-lingvisticheskii i kognitivnyi aspekty [Discourse as an element of the communicative process: pragmalinguistic and cognitive aspects], Monograph, Tambov, Tambov Technical State University Publ., 288 p. (in Russian)

Hall, S. (1980), Recent developments in theories of language and ideology: A critical note. Hall, S. (Ed.) Culture, media, language. London, Hutchinson Publ., 1980, pp. 157-162.

Hall, S. (1977), Culture, the media and the "ideological effect". Curran, J. Gurevitch, M., Wollacott, J. (Eds.) Mass communication and society, London, Open University, Edward Arnold, pp. 315-348.

Issers, O.S. (2008), Kommunikativnye strategii i taktiki russkoi rechi [Communicative Strategies and Tactics of Russian Speech], 5th ed., Mosow, LKI Publ., 288 p. (in Russian)

Karasik, V.I. (2002), Yazykovoi krug: lichnost', kontsepty, diskurs [Language Circle: Personality, Concepts, Discourse], Volgograd, Peremena Publ., 477 p. (in Russian)

Kun, T. (2003), Struktura nauchnykh revolyutsii [Structure of scientific revolutions], Moscow, AST Publ., 605 p. (in Russian)

Kuznetsova, N.V. (2008), Struktura i stilistika yazykovykh sredstv v tekstakh internet-forumov [Structure and stylistics of language means in the texts of Internet forums], Author's abstract, Tyumen, 26 p. (in Russian) Lyovina, G.M. (2004), Obuchenie inostrantsev russkomu inzhenernomu diskursu [Teaching Russian engineering discourse to foreign students], Dissertation, Moscow, 369 p. (in Russian)

Mityagina, V.A. (2012), Internet-kommentarii kak kommunikativnoe deistvie [Internet commentary as communicative action]. Zhanry i tipy teksta v nauchnom i medii-nom diskurse [Genres and types of a text in scientific and media discourse], collected articles, Iss. 10, Orel, OGIIK Publ., Gorizont Publ., pp. 188-197. (in Russian) Romanov, A.A. (1996), Upravlencheskaya kommunikatsiya [Managerial communication], Tver, Tverenergo Publ., 240 p. (in Russian) Romantovskii, A.V. (2016), Kommunikatsiya v internet-forumakh: diskurs problemati-zatsii (na materiale internet-kommentariev k stat'yam elektronnykh SMI [Communication in Internet forums: discourse ofproblematization (on the material of Internet commentaries to the articles of electronic mass media], Dissertation, Moscow, 219 p. (in Russian) Savelieva, I.V. (2015), Variativnost' strategii tekstovospriyatiya i tekstoporozhdeniya: lingvopersonologicheskii aspekt (na materiale tekstov politicheskikh internet-kommentariev) [Variability of text perception and text generation strategies: the linguistic and perersonological aspect (based on political online comments)], Monograph, Kemerovo, 228 p. (in Russian) Shmelyov, A.D. (2002), Russkii yazyk i vneyazykovaya deistvitel'nost' [Russian language and extralinguistic reality], Moscow, Yazyki slavyanskoi kul'tury Publ., 496 p. (in Russian)

Shmeleva, T.V. (1997), Model' rechevogo zhanra [Model of speech genre]. Zhanry re-

chi [Speech Genres], collected articles, Saratov, pp. 88-98. (in Russian) Sidorova, I.G. (2014), Kommunikativno-pragmaticheskie kharakteristiki zhanrov per-sonal'nogo internet-diskursa (sait, blog sotsial'naya set', kommentarii) [Communicative and pragmatic characteristics of the genres of personal Internet discourse (site, blog, social network, comment)], Dissertation, Volgograd, 249 p. (in Russian)

Steksova, T.I. (2014), Comment as a speech genre and its variability. Speech Genres,

Iss. 1-2 (9-10), pp. 81-88. (in Russian) Susov, I.P. (1988), Deyatel'nost', soznanie, diskurs i yazykovaya sistema [Activity, Consciousness, Discourse and Language System]. Yazykovoe obshchenie: Prot-sessy i edinitsy [Language Communication: Processes and Units], collected articles, Kalinin, pp. 7-13. (in Russian) Vasilieva, T.V., Uskova, O.A. (2016), Osobennosti virtual'nogo professional'nogo ob-shcheniya: stilevoe prostranstvo professional'nykh sotsiolektov [Pecularities of virtual professional communication: style space of professional social dialects. Filologicheskie nauki [Philological sciences], No. 5, pp. 13-21. (in Russian) Zernetskii, P.V. (1990), Chetyrekhmernoe prostranstvo rechevoi deyatel'nosti [Four-dimensional space of speech activity]. Yazyk, diskurs, lichnost' [Language, discourse, person], Tver, Tver State University Publ., pp. 60-68. (in Russian)

MASS DISCOURSE OF PROBLEMATIZATION AS A BASIS OF COMMUNICATION ON FORUMS OF E-MEDIA

A.V. Romantovskiy

Moscow State Linguistic University (Moscow, Russia)

Abstract: The article is devoted to the analysis of the Internet commentary to articles of electronic media from the perspective of an integral discursive approach. The latter presupposes a combination of three most important aspects for distinguishing the type of a discourse: social-interactive, verbal-cognitive and communicative-strategic. On the basis of accepted theoretical grounds, a private verbal-cognitive scheme of the discourse of problematization is proposed, which is implemented in the Internet commentary to news reports. As a result of the material analysis according to the proposed scheme, direct-reactive, interpretative-evaluative and modal-resolving components were singled out from the Internet commentary that are selectively combinable in each individual post as demonstrated by examples of the most common cases.

Key words: Internet communication, Internet commentary, discourse, discourse of problematization, basic components of Internet commentary.

For citation:

Romantovskiy, A.V. (2017), Mass discourse of problematization as a basis of communication on forums of e-media. Communication Studies, No. 4 (14), pp. 150-164. DOI: 10.25513/2413-6182.2017.4.150-164. (in Russian)

About the author:

Romantovskiy Alexander Vladimirovich, Lecturer at the Chair of Russian as a Foreign Language

Corresponding author:

Postal address: 38, Ostozhenka ul., Moscow, 119034, Russia E-mail: romantalex@gmail.com

Received: August 1, 2017

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.