Научная статья на тему 'Массовая культура в ее современных феноменах'

Массовая культура в ее современных феноменах Текст научной статьи по специальности «СМИ (медиа) и массовые коммуникации»

CC BY
13120
1068
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
МАССОВАЯ КУЛЬТУРА / МАССОВОЕ СОЗНАНИЕ / МАССОВОЕ ОБЩЕСТВО / МАССОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ / МАССОВАЯ КОММУНИКАЦИЯ

Аннотация научной статьи по СМИ (медиа) и массовым коммуникациям, автор научной работы — Туркина В.Г., Антонова Е.Л.

В статье рассматривается понятие массовой культуры в ее современных проявлениях и феноменах. Сложность и противоречивость данного феномена, размытые определения понятия, механизмы корреляции ее с иными формами культуры побуждают исследователей искать новые подходы и уточнять старые, в стремлении выработать общую дефиницию.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

MASS CULTURE IN ITS MODERN PHENOMENS

The article deals with the concept of mass culture in its modern manifestations and phenomena. The complexity and inconsistency of the phenomenon of mass culture, vague definitions of the concept, the mechanisms of its correlation with other forms of culture encourage researchers to look for new approaches and to clarify the old ones in an effort to develop a common definition.

Текст научной работы на тему «Массовая культура в ее современных феноменах»

УД 130.2

МАССОВАЯ КУЛЬТУРА В ЕЕ СОВРЕМЕННЫХ ФЕНОМЕНАХ

В.Г. Туркина1), Е.Л. Антонова2)

1,2)Белгородский государственный институт искусств и культуры 1)e-mail: veni_vedi_vika@mail.ru 2)e-mail: e-pi-fan@yandex.ru

В статье рассматривается понятие массовой культуры в ее современных проявлениях и феноменах. Сложность и противоречивость данного феномена, размытые определения понятия, механизмы корреляции ее с иными формами культуры побуждают исследователей искать новые подходы и уточнять старые, в стремлении выработать общую дефиницию.

Ключевые слова: массовая культура, массовое сознание, массовое общество, массовая информация, массовая коммуникация.

Современную культуру принято называть массовой культурой. Однако сложность и противоречивость данного феномена, размытые определения понятия, механизмы корреляции ее с иными формами культуры побуждают исследователей искать новые подходы и уточнять старые, в стремлении выработать общую дефиницию.

Необходимость дальнейшего углубления этого вопроса диктуется также и возрастающими коммуникативными потоками, растущей силой воздействия средств массовой информации, как образцов массовой культуры, которые способны сегодня формировать стереотипы восприятия и мировоззренческие стандарты, что может стать группой риска в информационном массовом обществе.

Само понятие «массовая культура» обязано своим появлением средствам массовой информации 30-40-х годов прошлого века. Тогда же произошло и закрепление этого термина в общественном сознании.

Те исследователи, которые занимались изучением огромного пласта культуры, производимой для широкой и непритязательной части населения, «породили» ставшие уже хрестоматийными и устоявшимися понятия «массовое искусство», «бульварная», «коммерческая», «рыночная», «низовая» культура (Т. Адорно), М. Маклюэн остроумно охарактеризовал массовую культуру как фольклор индустриального

человека, поставив тем самым ее на новый критический уровень осмысления [8].

Полисемантичность содержания рассматриваемого понятия не помешала исследователям быть единодушными в определении базовых черт массовой культуры. Она являет собой специфический культурно-социальный феномен, обладающий всеми признаками явления, то есть, генезисом, спецификой и возможными тенденциями развития и трансформации. Являясь мобильной и «отзывчивой» на требования сиюминутного момента, массовая культура способствует социализации и жизнеустойчивости субъекта в ненадежной и изменчивой социальной и культурной среде. Она способна формировать новые вкусы и стандарты поведения, удовлетворять художественные и эстетические потребности.

Определение массовой культуры претерпело несколько подходов к рассмотрению.

Ранний подход связывает массовую культуру и массовое общество. Причем второе выступает результатом развития индустриализации и урбанизации, уничтожающим традиционные типы культуры. Массовая культура в этом случае есть особый тип культуры, замещающий народную, традиционную. Это антипод народной и элитарной культуры. Критическое осмысление массовой культуры как проявления социального отчуждения, падения уровня культурных ценностей было свойственно таким мыслителям как М. Вебер, Э. Фромм, Р. Хоггарт. Нетрудно заключить, что оценка массовой культуры у этих ученых выглядит негативно.

Наиболее критично к феномену массовой культуры и массового общества относился Х. Ортега-и-Гассет [12]. Общество в концепции великого испанца выглядит как некая общность меньшинства и массы. Масса - это, по мнению философа, средние люди, набор индивидов без особых отличий. Масса - это порождение цивилизации и быстрой урбанизации, возникшая под давлением индустриальной необходимости и узкой профессиональной специализации.

Характеристика человека-массы у Оргеги-и-Гассета критична и полна иронии. Человек-масса - это тот, кто не ощущает в бебе никакого дара, он чувствует то же, что и остальная часть общества, он рад это чувствовать и ощущать, что он «как все» [12]. Негативное отношение к массам и массовой культуре испанский философ проявляет в оценке

влияния массы на общую культуру, трагедию которой он видит в растущем потребительском отношении к последней. Как сторонник элитарной культуры, Ортега критикует массу за то, что та давит все непохожее, личностное, высокое, создавая продукты массового потребления.

Культуру, считает Ортега-и-Гассет, всегда создавало культурное меньшинство, что и позволяло культуре оставаться высоким, классическим образцом и исторической ценностью. У массы нет культурного потенциала, что существенно ослабляет современное общество.

Массовый человек «выпрыгнул на сцену истории», не имея традиционного уклада, и лишенный традиционных ценностей. Это может привести к краху культуры, считал Х. Ортега-и-Гассет. С ностальгической грустью Ортега констатирует, что «герои исчезли, остался хор» [12, с. 144].

Эти идеи Ортеги во многом перекликаются с представлениями о массовом обществе А. Швейцера, который с тревогой писал, что в современном мире быстрыми темпами идет самоуничтожение культуры, а также призывал каждого повернуть свою жизнь на путь этики добра и культуры. Знаменитое выражение А. Швейцера «XXI век будет или веком культуры, или его не будет вообще» сегодня звучит как манифест.

Подобной негативной оценки массовой культуры также придерживались представители Франкфуртской школы, считавшие, что массовая культура порождает конформизм, поддерживающий потребителя этой культуры в инфантильном состоянии, неспособного критично осваивать действительность и поэтому находящегося под угрозой манипуляции сознанием. Базовым понятием Франкфуртской школы стало понятие культурной индустрии, как результата воздействия конформизма, манипуляции и массовой культуры. Об этом писали Теодор Адорно и Макс Хоркхаймер [18, с. 90].

Сторонники другого взгляда (подхода) на феномен массовой культуры видят в ней порождение умонастроений представителей индустриального общества. Она есть порождение урбанизации и промышленного развития. Ее характерными чертами выступает особое отношение к предметам массового спроса, массовая репродукция этих предметов, их стандартизация и стереотипизация с помощью

современных технических средств. Кроме того, налицо смена семантического наполнения, иными словами ценностного содержания предметов и явлений культуры. Массовая культура имеет важный признак: она производится постоянно, ежедневно и массово, что делает массовую культуру принадлежностью всех, то есть, доступной и поставляемой с помощью средств массовой коммуникации [4, с. 37].

Д. Белл рассматривал массовую культуру как способ организации обыденного сознания в постиндустриальном, информационном, обществе Массовая культура, считает автор, есть особым образом организованная система знаков, языка между членами информационного общества, с помощью которого достигается консенсус и взаимопонимание между всеми членами этого общества [2, с. 96].

Критическими признаками массы по Д. Беллу выступают конформизм, потеря индивидуальности и безответственность этого «недифференцированного множества», как Белл характеризует массу, в отличие от структурированного класса. Вторым признаком массы у Белла выступает ее необразованность и невежественность, третьим -борократизированность как общества, так и решений, которые принимает меньшинство для исполнения их большинством, то есть массой. Налицо отсутствие личностных характеристик и свойств индивида.

Актуальным является подход, рассматривающий массовую культуру с точки зрения массового потребления, что в нашем когнитивном контексте представляется важным. Превращение массовой культуры в культуру потребления пришлось на 60-е годы прошлого столетия, когда невиданными темпами росло массовое производство товаров.

Производные массовой культуры, ее ценностные артефакты, выполняют роль маркеров комфорта, удобства, престижа, социальной стабильности и личных достижений. На выполнение этой функции масскульта работает целая индустрия удовлетворения перечисленных потребностей. Маркетизация продуктов массовой культуры служит здесь принципом формирования образа жизни. Можно сказать, что культурные продукты и достижения стали продуктом, который продается и покупается. В эту сферу вовлеченными оказываются даже результаты научного и художественного творчества, превращающиеся, по Марксу, в товар. Товаром становятся и средства массовой информации,

аудиовизуальные средства: кино, телевизионные передачи, печатная продукция, и так далее, поскольку их потребляет огромная, массовая аудитория - зрители, сидящие у телевизоров, в кинотеатрах, на стадионах в зрительных залах.

Продолжая эту мысль, можно обратиться к работе М. Хевеши «Толпа. Масса. Политика: историко-философский анализ» [16]. Автор считал, что общество массового потребления, как его называет автор, всеобщего благоденствия, породило современное понимание этого феномена. В обществе с усредненным образом жизни произошла стандартизация и стереотипизация вкусов, привычек, образа мыслей. Усреднение образа жизни привело к распространению средств массовой коммуникации и информации, что повлекло за собой формирование универсального массового человека. Он наличествует в независимости от уровня благосостояния, социального статуса и образования, ведь информация, поступающая из СМИ доступна всем. Такая современная форма жизни, оказывается, считает Хевеши, слишком сложной для постижения, и человек выстраивает усредненную модель, некий шаблон восприятия, что чревато опасностью манипуляции массовым сознанием [16, с. 112-134].

Массовая культура середины прошлого века содержательным образом отличается от современной массовой культуры конца XX -начала XXI века. Коллаж и эклектика - вообще признаки состояния современного общества. Это не могло не затронуть и культуру в ее проявлениях и вариациях. «Все сочетается со всем» - таков девиз современного общества, и проявляется он во всех течениях современной жизни, от моды до культурных трендов. Границы между социокультурными группами, множественными культурными практиками размыты, критерии их классификации и определения также с трудом поддаются четкому определению.

Своим современным состоянием культура обязана средствам массовой информации и коммуникации, считают многие исследователи, среди которых надо особо выделить М. Маклюэна [8]. Канадский исследователь считал, что современное состояние массовой культуры вызвано отходом от принципов Галактики Гуттенберга, то есть книжно-письменной культуры. Современное восприятие мира происходит на качественно новой основе - многомерном восприятии мира с помощью

электронно-коммуникативных средств, то есть замещении печатно-книжных знаков радиотелевизионными средствами коммуникации. Это приводит к относительно быстрому и легкому приобщению масс к достижениям культуры, формируя определенные идеалы и принципы проживания. На этом построена также и концептуализация массовой культуры М. Кастельсом, который сводит значение масскульта к организации массового сознания в информационном обществе как способа коммуникации и результата широкой профессиональной работы с социально и культурно значимой информацией [6].

Российский исследователь Л.А. Орнатская рассматривает массовую культуру сквозь призму современного постмодернизма. Мир сегодня, считает автор, перестал существовать как нечто целое и логично выстроенное. Он является зрителю, потребителю информации как цепь картинок, разговаривает на разных языках и существует в разных пространственно-временных рамках. Массовая культура сделала возможным существование человека в разных ипостасях, в разных местах, в разном времени, нарушая былые представления человека об устоявшемся физическом мире: далекое становится близким, а непонятное понятным. За это нам необходимо благодарить средства массовой коммуникации и информации [11, с. 129].

Похожее по содержанию определение массовой культуры мы встречаем у К.Э Разлогова, видного специалиста в области теле- и кинокоммуникаций, а также философа и культуролога: «Массовая культура обычно определяется как культурная продукция (В самом широком смысле слова - от произведения искусства до потребительских товаров и кулинарии), создаваемая и распространяемая профессионалами в расчете на потребление на коммерческой основе широкими массами людей вне зависимости от социального положения, пола, возраста, национальности и т.д.» [14, с. 6].

Возникновение массовой культуры означало не только введение еще одного типа и варианта культуры, но и изменение самого типа функционирования культуры. Своим содержанием и принципами функционирования массовая культура тесно взаимодействует с другими сторонами социальной регуляции в обществе.

Массовая культура породила множество специфических средств выражения и воплощения. Одним из них на наш взгляд выступает

медиакультура, как симбиоз расширяющейся системы массовых коммуникаций и усложняющихся социальных связей.

Современная эпоха манифестирует расширение пространства культуры. Это происходит в социальном контенте, в личных связях и отношениях, в образе и стиле жизни. Научно-технические открытия стимулируют технологические изменения в производстве, социальной сфере, культурном производстве, а также развитие нового информационного мышления существенно расширяющего пространство культуры, все более трансформирующегося в медиапространство культуры.

Медиакультура - это результат развития массового общества, массового потребления и массовой культуры. Ее ключевым признаком является погруженность в пространство. Если понимать пространство как множество объектов, между которыми существуют многочисленные структурные связи, отношения, а также свойства протяженности, дискретности, координации структурных элементов, то пространство медиакультуры также должно характеризоваться подобными признаками. В качестве звеньев этих структурных связей исследователи называют средства массовой информации, телевидение, радиовещание, печатные издания, сеть Интернет и т.п. Медиакультура, таким образом, демонстрирует медиаторные возможности, выступая посредником между различными ветвями социума.

Медиакультура, как ее определяет О.Н. Астафьева, не абстрактное понятие, а синтез культуры производства, культуры передачи и потребления информации. Она оказывается тесно связанной с множественными информационными потоками, обрушивающимися на человека современного массового общества [1]. Кроме того, медиакультура может выступать индикатором уровня развития личности, ее способности воспринимать, анализировать и оценивать информацию, уметь ею пользоваться, а также владеть навыками усвоения новых знаний.

Современная медиакультура - это каналы распространения стандартных норм и образцов поведения, социально одобряемых и потому тиражируемых. Многочисленные телепередачи, телеграмм-каналы, сетевые видеоролики демонстрируют образцы для подражания и копирования. Кинопродукция тиражирует образцы обыденной жизни так,

что у зрителя, выключающего телевизор или выходящего из кинотеатра, подчас создается иллюзия продолжения киносюжета в рамках улицы, на которой стоит дом или кинотеатр. Весь мир оказывается «пропущенным сквозь фильтр культурной индустрии» [18, с. 90], этой путеводной звезды массовой культуры.

События, транслированные массмедийными средствами, обретают мифологическую силу и означаемость. Человек воспринимает мир таким, каким его демонстрируют средства массовой информации. Потребитель этой продукции не только воспринимает ее как данность, но и производит ее через свои перцепции, то есть становится создателем культурной продукции. Как пишет М. Хоркхаймер, «системе присуща необходимость не спускать глаз с потребителя», чтобы последний постоянно являлся объектом культуриндустрии [18, с. 90].

Существенной чертой медиакультуры является то, что все ее продукты направлены на удовлетворение гедонистических потребностей, что, по мнению Т. Адорно, приводит к неизбежному одухотворению развлечения, поскольку человеку приятна потребляемая информация [18, с. 90]. В этом таится не только противоречие, но и опасность, поскольку человек не задумывается о качестве потребляемого и смысле продукта. Это чревато исчезновением критики, экспертизы и рационального отношения к массмедийному продукту [18, с. 90].

Таким образом, медиакультура является системным, целостным явлением в мире массовой культуры. Она обеспечивает консолидацию и унификацию устойчивых направлений развития культуры вообще и массовой культуры в частности. Кроме того, средствами массовой информации медиакультура приобщает индивида к социальной и культурной жизни, способствует его становлению в различных социальных ролях.

Отличительными свойствами медиакультуры мы называем высокую информационную емкость, массовость, доступность, скорость трансляции, перцептивные возможности, а также легкость и убедительность подачи и отражения поступаемой информации. Перечисленные возможности и характеристики медиакультуры, как производной от массовой культуры, свидетельствуют о ее высокой социальной емкости и потенциале. На сегодня медиакультура выступает

как состоявшийся социальный и культурный институт постиндустриального общества и информационной культуры

Частью культуры массового общества выступает также аудиовизуальная культура - порождение и транспонента экранной, информационно-медийной культуры. Многогранность восприятия аудиовизуальной культуры мотивировала исследователей массовой культуры обратить внимание на исходные посылки такой рефлексии. Более того, налицо тенденция к рассмотрению аудиовизуальной культуры как феномена массового сознания.

Медиакультура и ее частное аудиовизуальное направление получают своего исследователя в конце шестидесятых годов прошлого столетия. Основной темой исследований служило представление о перцептивно-художественной доминанте медиакультурной среды, содержательной частью которой выступают развлекательность, бытовой уровень восприятия и утилитарность, эстетическая образность, возможность личностной интерпретации и художественно-смыслового восприятия [17].

Аудиовизуальная культура - это также пространство формирования, хранения, трансляции особого культурного опыта. Она развивается с помощью визуальных каналов коммуникации. Это многозначный феномен, рассмотреть который в рамках небольшого исследования представляется достаточно сложным. Однако мы отметим некоторые его фундаментальные характеристики и свойства. Аудиовизуальная культура обладает важнейшим, на наш взгляд, свойством проявления себя при помощи видимых символов, заключенных в жестах, ритуалах, обрядах, видимых действиях, звуках, сценариях жизненных сюжетов, происходящих в естественных и/или искусственных декорациях.

Важнейшей характеристикой аудиовизуальной культуры является ее антропологический характер, поскольку она проявляет себя с помощью перцептуальных данных, составляющих чувственный опыт индивида, и через культурные факты, доступные воспринимающему сознанию.

Кроме того, - это культура зрения, поэтому носит двойственный характер. С одной стороны, она изучает визуальные артефакты, которые можно «увидеть» и осмыслить: архитектурные сооружения, музейные

ценности. С другой стороны, визуальная культура проявляет себя с помощью фото-, кино-, видео-, аудиотекстов и технологий.

В контексте нашего рассуждения мы обратили внимание на вторую составляющую визуальной культуры, поскольку аудиовизуальность находит себя, прежде всего, в экранной культуре. Искусство экрана (аудиовизуальное искусство) - это синтез всех искусств. Оно воплотило в себе культуру непосредственной коммуникации, вербальной и невербальной, а также книжную, письменную культуру. Можно сказать, что аудиовизуальная культура - это новое парадигмальное направление в массовой современной культуре.

Современная культура, считают исследователи, обусловлена отнюдь не философией и творениями искусства. В ее основе лежат наука и техника [7, с. 156]. В исследованиях можно встретить различные вариации определения современной культуры: киберкультура, информационная культура, экранная культура, аудиовизуальная культура.

Исследователи аудиовизуальной культуры проводят генетическое рассмотрение изучаемого феномена. Исторически экранная, аудиовизуальная, культура развивалась как гармоничное соединение художественного текста и наложенной на него визуальной «картинки». Экранная культура в таком ракурсе понималась как система запечатленных культурных ценностей, передаваемых с помощью технических средств экрана. Главной задачей того периода развития экранной культуры было запечатлеть, сохранить, передать культурные ценности. То есть, экранная культура выступала как духовный фактор развития общества, способ хранения знания и информации.

Последние десятилетия прошлого века сформировали иные качественные характеристики экранной культуры. Если старая концепция культуры основывалась на преемственности, то новая - на многообразии. Для прежней культуры ценностью выступала традиция, современное проявление экранной культуры выступает за синкретизм [2, с. 264].

Последние десятилетия прошлого века превратили экранную культуру в пространство производства социальной мифологии. Произведения экранной культуры формируют пространство непрекращающегося диалога экранного героя со зрителем, вопределенной степени формируя его миропонимание, выступая

механизмом манипуляции индивидуальным и общественным сознанием. Экранные образы существуют по законам построения мифа. Они поселяются в сознании человека и существуют в нем на основе безоговорочного доверия, воспринимаясь не разумом, рационально, а «сердцем», на эмоционально-чувственном уровне, то есть фактически бессознательно.

Экран формирует эталонные образцы, иллюзорную реальность, обращенную и в прошлое («золотые дни», «золотой век»), и в настоящее, и будущее, не оставляя зрителю возможности критической рациональной рефлексии. В этом экранная культура выступает подлинным средством манипуляции массовым сознанием. Немецкий режиссер В. Вендерс заметил, что фильмы формируют мировоззрение человека, «их нельзя выбросить из головы и души» [3].

Современная экранная культура отличается от традиционной не только социальным конструированием реальности, называемым нами социальной мифологией, но и используемыми технологиями, видеотехническими эффектами и компьютерной графикой. Это также является современной характеристикой экранной культуры. Однако она зачастую имеет негативный эффект, поскольку техническая составляющая может замещать высокохудожественность текста (сюжета, идеи). Спецэффекты могут прикрывать отсутствие режиссерской и актерской работы. Здесь мы имеем дело с так называемой поп-культурой, как частным случаем массовой культуры. Это по большинству своему коммерческие проекты, поэтому эмоционально чувственные аспекты продукта заменяются рыночной востребованностью, и саспенсом, то есть художественным приемом, погружающим потребителя в состояние тревожности, ожидания и неопределенности.

Экранная культура - это новый способ мироощущения, связанный с специфическими средствами передачи информации. Г.Тард называл общество экранной культуры эрой публики, лишенной концентрации внимания.

Основными типичными признаками современной экранной культуры можно назвать следующие:

- современная экранная культура формирует социальную отчужденность, управляя сознанием и поведением потребителя. Экранные сюжеты, независимо от жанра (художественные или

документально-публицистические), порождают ощущение публичности, зрелищности, снижая эффект сопричастия и приватности происходящего;

- современная экранная культура не имеет национального колорита и национальной идеи. Она - интернациональна, что представляет риски для национальной культуры. Произведения экранной культуры, созданные как продукт коммерческого влияния западной культуры, не несут когнитивного, идентификационного смысла, формируя мифологическую среду манипуляции сознанием.

Однако вышесказанное не означает, что экранная культура представляет собой «зло» и угрозу для культурного кода человечества, поскольку существуют признанные шедевры экранного творчества, способные регенерировать культурную ткань современного общества.

К. Ясперс справедливо отмечал, что масса возникает там, где исчезает способность критически мыслить, где исчезают культурные и национальные корни народа Как писал Карл Ясперс, массы возникают там, где люди лишены своего подлинного мира, корней, почвы [19, с. 143].

Современная экранная культура способна создавать мощные экранные артефакты, она основывается на солидной технической телевизионной, компьютерной технике отображения информации.

Яркой формой аудиовизуальной культуры выступает телевидение, которое расширяет до общепланетарных размеров пространство и время, оно вездесуще, проникает в каждый дом, имеет способность учитывать интересы подавляющего большинства зрителей, современные технические свойства телевидения создают возможность интерактивного общения.

Анализ телевидения как части аудиовизуальной культуры приводят к следующим выводам:

- телевидение существует синхронно и непосредственно влияет на чувственный мир зрителя;

- оно оперативно и информативно, во многом адекватно и объективно способно оценивать ситуации и доносить их до реципиента, не теряя при этом своей мифологичности.

Телевидение выступает специфической формой социального бытия, формируя вокруг человека онтологическую структуру, в которую оказываются включенными визуальные зримые образы, информационная

картина мира, особый язык, детерминирующий систему мышления человека эпохи постмодерна, ибо речь идет именно о нем.

Телевизионный текст содержит в себе особые коды-языки, в которых воплощены вербальные тексты ведущих, журналистов, участников коммуникационного процесса, визуальные образы-картинки и сюжеты, мозаичная символика теле сигнала и сам зритель. М. Маклюэн писал, что телевидение выступает технологическим продолжением органов человеческого тела. По Маклюэну, телевидение генерирует особую интеракцию с мифологическими формами восприятия окружающего мира, что определяет идеологию постмодерна [9].

В рамках этой идеологии, телевидение способствует превращению культуры в коллаж случайным образом подобранных символов и образов, на основании которых происходит объединение людей на принципах общности развлечений, идей и взглядов, а также новых ценностей, меняющих границы традиционных форм культуры и познания

Рассуждение о современной аудиовизуальной культуре было бы неполным без рассмотрения новейших тенденций развития аудиовизуальной культуры. К числу таковых исследователи относят расширение сферы интерактивности, под которой В.Ф. Познин подразумевает «взаимодействие пользователя с произведением экранного искусства». Это различные компьютерные симуляции, обучающие программы, сайты Всемирной паутины. «Мало того, - пишет автор, - и в художественном экранном творчестве все чаще встречаются попытки подключить зрителя к более активному участию в развитии сюжета» [13, с. 425-428].

XXI век продолжил интегрировать любительское творчество в профессиональное, которое происходит с помощью современных средств коммуникации: мобильных телефонов и любительских видеокамер видеоматериалы которых часто попадают на каналы телевидения и интернет каналы вроде You tube. Подобные видеоматериалы быстро завоевывают глобальное телевещание, а их авторы становятся глобальными корреспондентами, влияющими на социальное благополучие целых стран, народов, континентов, правительств. Камеры мобильных телефонов запечатлевают террористические акты, авиакатастрофы, стихийные бедствия и природные катаклизмы, акты вандализма и милосердия и так далее. Если представить себе техническое

качество камер современных мобильных телефонов, то нетрудно догадаться, что число общественных корреспондентов и репортеров будет только расти и популяризироваться, влияя на информационный контент.

Цифровые технологии существенно трансформируют аудиовизуальную культуру, превращая ее в решающий факт современного общественного развития, формирования массового сознания и массовой культуры. Современная аудиовизуальная культура служит не только способом фиксации культурной и социальной информации. Она транслирует культурные достижения общества и выступает реальной альтернативой традиционной гуттенберговой культуре, культуре письма и речи. Семиотически представляя собой сочетание вербальных знаков с визуальными «картинками»-символами, аудиовизуальная культура превратилась в феномен, сформировавший новый тип восприятия и отражения культурной информации, давая невероятный по силе воспитательный, образовательный и мировоззренческий эффект.

Достижения аудиовизуальной культуры, такие как кино, телевидение, компьютерные технологии видео и мультимедийные телекоммуникации, сегодня создают новые формы коммуникации -интерактивные, дистанционные, сжимающие информацию до нужного формата и доступные подавляющему большинству жителей в планетарном масштабе

Современная массовая культура проявляет себя в тенденциях, описанных А.В. Захаровым. Она ориентирована с его точки зрения на агрессивную экспансию визуальных форм культуры, теснящих культуру книжную. Телевизионные и сетевые компьютерные потоки формируют качественно новые горизонты и режимы восприятия информации. Информационный образ трансформируется от печатного, книжного к зримому, визуальному. Он считывается зримо и мгновенно, воздействую на дорефлективном уровне. А.В. Захаров приводит пример визуальных искусств начала XX века в виде плакатов, фотографий, даже кино. Образы, формируемые этими видами художественного производства, отталкивались от печатного слова, позиционировались как его зримая репрезентация. Современный же образ, формируемый в эпоху массового общества, конструируется как перформанс, зрелище, по законам,

выявленным еще Г. Дебором. «Массовое общество становится обществом глазеющим», утверждает А.В. Захаров [5, с. 15]. Оно основывается на восприятии перцептуальных образов, то есть визуальных и слуховых. Эра Гуттенберга клонится к закату. Книжная культура оказывается невостребованной. Современному поколению она не важна, поскольку оно ориентируется на визуальное восприятие.

Еще одной тенденцией Захаров считает сращивание СМИ с проявлениями массового сознания. «Четвертая власть, - пишет автор, -из метафоры превратилась в силу, могущественную и реальную» [5, с. 15].

Таким образом, глобальная система массовых коммуникаций способствует стиранию имманентных культурных различий, формируя новые идеологии, стирая и нивелируя старые. Происходит попытка манипуляции общественным сознанием с превращением его в массовое [5, с. 15]. Активная информатизация современного общества способствует формированию информационно-массового общества. Это исследователи признают как свершившийся факт

Исследователи также определяют эпоху массового общества как «постиндустриальное общество», «информационную эпоху», кто-то видит в ней «постмодернистскую ситуацию», период «постмодернизационной революции» или «глобализации». Кроме того, предлагаются дополнительные определения: «вневременное время», «период информационного капитализма», «время пост-постмодернизма» [10, с. 11].

В первой четверти XXI века эта составляющая стала гораздо более значимой, чем в конце XX в. и на рубеже веков. Как уточнял известный аналитик в области теорий информационного общества Ф. Уэбстер, «мы живем в медианагруженном обществе. Информационное влияние на нас гораздо тоньше, оно проникает гораздо глубже, чем кажется поначалу [15, с. 28].

Закат постмодернизма и бурное развитие технологий обусловили требование нового способа мышления, которое может предложить вместо разрушенной постмодерном классической рациональности, низвергнутых этических принципов что-то радикально новое. Это заставляет задуматься о будущем состоянии массовой культуры, которая переживает в настоящий момент переходный период. Его сущность заключается в

том, что новые информационные и телекоммуникационные технологии, изменившие не только количество потребляемой информации, но и заметно повлиявшие на качество жизни, превратились в существенную составляющую современной массовой культуры.

Список литературы

1.Астафьева, О.Н. Медиалогия как синтез наук: в объективе - изменяющаяся социокультурная реальность // Культурологический журнал. - №. 1. - 2013(11). -URL: http://www.cr-joumal.ru/rus/joumals.

2.Белл, Д. Грядущее постиндустриальное общество. - М. : Academia, 2004. - 788 с.

3.Вендерс, В. «Я - туристический агент» // Искусство кино. - 2003. - № 4. - URL: http://kinoart.ru/ ar-chive/2003/04/n4-article26.

4.Зак, М.Х. Кино: личность и личное. - М. : Искусство, 1980. - 200 с.

5.Захаров, А.В. Массовое общество и культура в России // Вопросы философии. -

2003. - №9. - С. 15.

6.Кастельс, М. Информационная эпоха: экономика, общество, культура. - М. : ГУ ВШЭ, 2000. - 608 с.

7.Козловски, П. Культура постмодерна. - М. : Республика, 1997. - 240 с.

8.Маклюэн, М. Галактика Гуттенберга: становление человека печатающего. - М. : Академический Проект: Фонд «Мир», 2005. - 217 с.

9.Маклюэн, М. Понимание Медиа: Внешние расширения человека. - М. : Кучково поле, 2011. - 464 с.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

10. Можейко, М.А. Модерн - постмодерн - пост-постмодерн: коммуникативная парадигма в современной философии искусства // Актуальные проблемы мировой художественной культуры : материалы межд. научн. конф. (Гродно, 23-24 марта 2006 г.) : в 2 ч. - Ч. 1. - Гродно, 2006. - С.11.

11.Орнатская, Л.А. Массовая культура и «дух эпохи» // Серия «Symposium», Российская массовая культура конца XX века. - Вып. 15 / Материалы круглого стола 4 декабря 2001 г. - СПб. : Санкт-Петербургское философское общество, 2001. -С. 129.

12.Ортега-и-Гассет, Х. Восстание масс. - М. : АСТ, 2002. - 506 с.

13. Познин, В.Ф. Экранное творчество: современные тенденции // Вестник Тамбовского университета. Серия: Гуманитарные науки. - 2008. - №. 7. - С. 425-428.

14.Разлогов, К.Э. Феномен массовой культуры // Культура, традиции, образование. -М. : Изд-во НИИ культуры, 1990. - Вып.1. - 263 с.

15.Уэбстер, Ф. Теории информационного общества. - М. : Аспект Пресс, 2004. -400 с.

16.Хевеши, М.А. Толпа, массы, политика: историко-философский очерк. - М. : ИФ РАН, 2001. - 223 с.

17.Хилько, Н.Ф. Экранная культура: медиасистемы и технологии. - Омск, 2003. -102 с.

18.Хоркхаймер, М., Адорно, Т. Культурная индустрия. Просвещение как способ обмана масс. - М. : Ad Marginem, 2016. - 104 с.

19.Ясперс, К. Духовная ситуация времени // Ясперс К. Смысл и назначение истории. -М. : Политиздат, 1991. - 527 с.

MASS CULTURE IN ITS MODERN PHENOMENS

V.G. Turkina1), E.L. Antonova2)

^Belgorod State Institute of Arts and Culture 1)e-mail: veni_vedi_vika@mail.ru 2)e-mail: e-pi-fan@yandex.ru

The article deals with the concept of mass culture in its modern manifestations and phenomena. The complexity and inconsistency of the phenomenon of mass culture, vague definitions of the concept, the mechanisms of its correlation with other forms of culture encourage researchers to look for new approaches and to clarify the old ones in an effort to develop a common definition.

Keywords: mass culture, mass consciousness, mass society, mass information, mass communication.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.