Научная статья на тему '«Маршал воинствующих обновленцев»: деятельность митрополита Василия Кожина на Северном Кавказе после освобождения региона от гитлеровцев (февраль 1943 - февраль 1945 года)'

«Маршал воинствующих обновленцев»: деятельность митрополита Василия Кожина на Северном Кавказе после освобождения региона от гитлеровцев (февраль 1943 - февраль 1945 года) Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
111
14
Поделиться
Ключевые слова
РУССКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ / RUSSIAN ORTHODOX CHURCH / ОБНОВЛЕНЧЕСКИЙ РАСКОЛ / RENOVATIONIST SCHISM / ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА / GREAT PATRIOTIC WAR / ГОСУДАРСТВЕННО-КОНФЕССИОНАЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ / CHURCH-STATE RELATIONS / СЕВЕРНЫЙ КАВКАЗ / NORTH CAUCASUS / МИТРОПОЛИТ ВАСИЛИЙ КОЖИН / METROPOLITAN VASILY KOZHIN

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Шишкин Евгений Николаевич

Через призму деятельности одного из крупнейших представителей обновленческого раскола показаны изменения, происходившие в положении Русской православной церкви, ее отношениях с государством и отделившимися сообществами после переломных событий Великой Отечественной войны победы в Сталинградской битве и битве за Кавказ. Исследуются внутренние проблемы религиозных общин, эволюция конфессиональной политики советской власти и формы приспособления обновленческих иерархов к этим изменениям. В центре внимания меры по укреплению обновленчества, предпринятые перед выходом из раскола митрополитом Северо-Кавказским Василием Кожиным.

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Шишкин Евгений Николаевич

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

“Marshal of militant Renovationists”: Metropolitan Vasily Kozhin`s activities in the North Caucasus region after the liberation from the Nazis (February 1943 - February 1945)

Through the prism of the activity of one of the greatest representatives of the Renovationist schism the changes that took place in the position of the Russian Orthodox Church and its relations with the state and the separated communities after crucial events of the Great Patriotic War a victory in the Battle of Stalingrad and the Battle for the Caucasus are shown. The internal problems of religious communities, the evolution of religious policy of the Soviet government and the forms of Renovationist hierarchy adaptation to these changes are examined. The measures for Renovationism strengthening taken by the Metropolitan Vasily Kozhin before the departure from schism are in the focus of attention.

Текст научной работы на тему ««Маршал воинствующих обновленцев»: деятельность митрополита Василия Кожина на Северном Кавказе после освобождения региона от гитлеровцев (февраль 1943 - февраль 1945 года)»

Вестник Челябинского государственного университета. 2015. № 2 (357). История. Вып. 62. С. 108-116.

РЕЛИГИЯ. ОБЩЕСТВО. ВЛАСТЬ

УДК 27-9

ББК -3*63.3(235.7)

Е. Н. Шишкин

«МАРШАЛ ВОИНСТВУЮЩИХ ОБНОВЛЕНЦЕВ»: ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ МИТРОПОЛИТА ВАСИЛИЯ КОЖИНА НА СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ ПОСЛЕ ОСВОБОЖДЕНИЯ РЕГИОНА ОТ ГИТЛЕРОВЦЕВ (ФЕВРАЛЬ 1943 - ФЕВРАЛЬ 1945 ГОДА)

Через призму деятельности одного из крупнейших представителей обновленческого раскола показаны изменения, происходившие в положении Русской православной церкви, ее отношениях с государством и отделившимися сообществами после переломных событий Великой Отечественной войны -победы в Сталинградской битве и битве за Кавказ. Исследуются внутренние проблемы религиозных общин, эволюция конфессиональной политики советской власти и формы приспособления обновленческих иерархов к этим изменениям. В центре внимания - меры по укреплению обновленчества, предпринятые перед выходом из раскола митрополитом Северо-Кавказским Василием Кожиным.

Ключевые слова: Русская православная церковь; обновленческий раскол; Великая Отечественная война; государственно-конфессиональные отношения; Северный Кавказ; митрополит Василий Кожин.

Митрополит Северо-Кавказский Василий Кожин - одна из самых крупных и сложных фигур в истории обновленческого раскола Русской православной церкви. Его личность привлекает внимание многих современных исследовате-лей1, однако до настоящего времени именно обновленческий период его деятельности остается по-прежнему недостаточно изученным. В частности, в историографии не раскрыта роль Кожина в жизни церковных общин до восстановления православной иерархии на Северном Кавказе, его участие в работе Чрезвычайной Государственной Комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и борьба за сохранение обновленческих епархий юга России, которую он вел в 1944 г. вплоть до своего выхода из раскола. Этим вопросам, а также обстоятельствам воссоединения «ярого живоцерковника»2 с патриаршей Церковью посвящена данная статья, подготовленная на основе документов Государственного архива Российской Федерации, архива Московской Патриархии и ряда других источников.

1943 год Василий Кожин встретил в эвакуации в Кизляре. После освобождения Ставрополь-

1 См. Беглов, А. Л. Последний бой обновленцев...; Катаев, А. М. Последние годы обновленчества.; Маякова, И. А. Ермоген (Кожин Василий Иванович). и т. д.

2 Кузнецов, А. И. Обновленческий раскол в Русской Церкви. С. 449.

ского края он воочию столкнулся с результатами массовой легализации православных общин в оккупационный период. В феврале Кожин писал митрополиту Виталию (Введенскому): «Не могу скрыть от Вас того обстоятельства, что издание "Московской Патриархией" в 1942 году книги "Правда о религии в России" и газетные сообщения о пожертвованиях тихоновских иерархов создали такое представление, как будто обновленчество сходит с исторической сцены и потому замечается определенное тяготение среди верующих и духовенства к "сергиевщине". Борьба с тихоновщиной потребует от меня передвижения по митрополии»3.

В стремлении «взять реванш» Кожин начинает активную деятельность в регионе. Итогом его «передвижений» стало присоединение 15 патриарших приходов, возрожденных в период оккупации, а также принятие под свое руководство 36 обновленческих приходов, открытых в его отсутствие4. К этому стоит добавить еще по два обновленческих прихода, открытых в Моздокском районе Северо-Осетинской5 и в Кабардино-Балкарской АССР6. Теперь его епархия насчитывала 68 приходов - в 5 раз больше, чем до немецкой

3 Кузнецов, А. И. Цит. соч. С. 585.

4 Беглов, А. Л. Последний бой обновленцев. С. 208.

5 Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). Ф. 6991. Оп. 2. Д. 14. Л. 89.

6 ГАРФ. Ф. 6991. Оп. 2. Д. 16. Л. 84.

оккупации (с 1938 по 1942 г. на Ставрополье было 11, а в автономных республиках Северного Кавказа - 2 обновленческих прихода).

Что касается «тихоновских» (патриарших) церквей на Ставрополье, в списке, составленном архиепископом Алексием (Сергеевым) в мае 1943 г. при посещении г. Ставрополя, значатся 63 прихода, из них 13 - без священников1. Не исключено, что эта цифра является неполной ввиду сжатых сроков получения информации (например, по данным ставропольского уполномоченного, в оккупационный период на территории края легализовались свыше 90 приходов «патриаршей ориентации»2). К ним стоит добавить еще 5 патриарших приходов в Кабардино-Балкарии3 и один в Моздокском районе Северной Осетии4. Все они до сентября 1943 г. оставались без своего епископа.

Ситуация, сложившаяся на тот момент в церковной жизни Ставрополья, ярко охарактеризована в письме настоятеля Крестовоздвижен-ской церкви станицы Кисловодской протоиерея Александра Богданова, направленном 30 апреля 1943 г. в Канцелярию Московской Патриархии: «Прошу довести до сведения Его Высокопреосвященства, Владыки Митрополита, следующее:

1) Положение православных церквей Орджо-никидзевского края очень печальное. У нас нет ни епископа, ни благочинного. Этим пользуется гражд. Василий Кожин и как обновленческий митрополит (здесь и далее отмечены подчеркивания красным карандашом в оригинале цитируемого документа, сделанные Местоблюстителем - Е. Ш.) захватывает одну церковь за другою. Духовенство прекращает молитвы за Владыку, Митрополита Сергия как патриаршего местоблюстителя и молится за Василия Кожина. Так он захватил в Пятигорске Михаило-Архангельскую церковь и кладбищенскую Лазаревскую церковь. В городе Кисловодске при помощи местного настоятеля прот. Константина Костюченко он захватил Пантелеимоновскую церковь и на Вербное воскресенье служил в ней литургию. Многие горожане отнеслись к этому отрицательно и теперь ходят из города молиться за 5-6 километров в нашу станичную Крестовоздвиженскую церковь. Кроме нашей церкви, не признали Василия Кожина, несмотря на его угрозы, три церкви в пригородах Пятигорска: в Новом Пятигорске, в

1 Архив Московской Патриархии (АМП). Ф. 1. Оп. 4. Д. 2153. Л. 12-14.

2 Шишкин, Е. Н., свящ. Легализация православных общин... С. 362.

3 ГАРФ. Ф. 6991. Оп. 2. Д. 16. Л. 84.

4 ГАРФ. Ф. 6991. Оп. 2. Д. 14. Л. 89.

пос. Свободы и в Горячеводске и 1 церковь в гор. Георгиевске.

2) Многие церкви не имеют антиминсов. Некоторые священники в селах служат литургию без антиминса. Этим также пользуется В. Кожин. Он дает таким церквам свои антиминсы и принуждает священников признать его власть.

3) Многие приходы не могут найти себе священника. Их нет. Этим тоже пользуется В. Кожин. Он рукополагает в такие приходы во священники кандидатов, совершенно не пригодных для пастырского служения.

4) Нет у нас св. мира для таинства миропомазания. Разбавили его елеем. Нет богослужебных книг, облачений, утвари. Развилось хищение этих предметов и спекуляция ими.

Таково положение нас - православных.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Обращаем свои взоры к Москве, к Владыке Митрополиту Сергию. Горячо молим за него Господа Бога и ожидаем его помощи и защиты нас, сирых»5.

Другой эпизод, относящийся к положению возрожденных патриарших приходов в Кабардино-Балкарии, отражает письмо членов церковного совета прохладненской общины Пятигорской епархии Ф. Кулеша, С. Волоха и М. Головчен-ского: «В виду захвата здания Никольской церкви г. Прохладного обновленческим благочинным Чмутовым православное население патриаршей ориентации лишено возможности собираться на общественное богослужение. Церковным Советом и группой верующих возбуждено ходатайство пред местной властью о предоставлении помещения для совершения богослужений, а потому церковный совет просит Вас, Ваше Блаженство, разрешить совершать богослужения в молитвенном доме. 24/УИ-43 г.». На документе -резолюция Местоблюстителя: «Бог да благословит. М. Сергий»6.

Последовавшее 8 сентября 1943 г. избрание митрополита Сергия Патриархом Московским и всея Руси стало мощным стимулом для массового выхода православных общин из раскола: «в Рождественском, Преградненском, Благодарнен-ском районах Ставропольского края верующие отказываются от обновленческих священников и, обращаясь к благочинному Сергиевских церквей, просят назначить к ним священников, признающих Патриарха Сергия»7, - так было доложено Сталину Карповым. Кроме того, на первом же

5 АМП. Ф. 1. Оп. 4. Д. 2153. Л. 46-47.

6 АМП. Ф. 1. Оп. 4. Д. 2153. Л. 48.

7 «Русская Православная Церковь стала на правильный путь». С. 144.

заседании Священного Синода при Патриархе Московском и всея Руси, на следующий день после его интронизации - 13 сентября 1943 г. - был решен вопрос о замещении Ставропольской архиерейской кафедры. Архиепископом Ставропольским и Пятигорским стал бывший епископ Сталинградский Антоний (Романовский)1. С прибытием в Ставрополь православного архиерея обновленцы потеряли свое исключительное положение в регионе (с 1937 г., когда были арестованы архиепископ Краснодарский Софроний2 и архиепископ Пятигорский Мефодий3, до середины 1943 г. на Юге России существовала лишь раскольническая иерархия в лице митрополита Северокавказского Василия Кожина и архиепископа Краснодарского Владимира Иванова). Теперь процесс восстановления церковного единства приобрел здесь более ясную перспективу. Как результат в Ставропольском крае с сентября 1943 г. по январь 1944 г. из раскола вышло 8 приходов и еще 10 священников самостоятельно4.

Однако Кожин не собирался подавать прошение о переходе под омофор Патриарха Сергия и продолжал поддерживать тесные контакты с представителями местной власти. Несмотря на утверждение А. И. Кузнецова, что обновленцев игнорировали при составлении комиссий по расследованию преступлений гитлеровцев5, митрополит Василий в 1943 г. был членом Краевой Чрезвычайной Государственной Комиссии по расследованию немецко-фашистских злодеяний на Северном Кавказе6. Обобщенный акт об ущербе, причинённом церквам, и злодеяниях над духовенством был составлен краевой церковной комиссией во главе с Кожиным 20 октября 1943 г.7 Однако в это же время судьба обновленчества была окончательно решена - Председатель Совета по делам Русской Православной Церкви Г. Г. Карпов получил санкцию Сталина на ликвидацию обновленческого раскола8.

Для более детального изучения ситуации на месте, а также проверки деятельности и инструктажа только что вступивших в должность уполномоченных Совета в январе 1944 г. он командировал на Северный Кавказ одного из своих

1 ГАРФ. Ф. 6991. Оп. 2. Д. 2 а. Л. 1.

2 История иерархии Русской Православной Церкви. С. 166.

3 Дьячков А., прот. Высокопреосвященнейший Мефодий. С. 8.

4 ГАРФ. Ф. 6991. Оп. 2. Д. 16. Л. 88.

5 Кузнецов, А. И. Цит. соч. С. 578.

6 ГАРФ. Ф. 6991. Оп. 7. Д. 34. Л. 3.

7 ГАРФ. Ф. 7021. Оп. 17. Д. 296. Л. 12-13.

8 Чумаченко, Т. А. Советское государство и русская право-

славная церковь. С. 21.

инспекторов - Митина9. Как выяснилось, ставропольский уполномоченный Н. А. Чудин на тот момент еще даже не приступил к исполнению своих обязанностей. Кроме него и краснодарского уполномоченного Тиунова, Митин встретился также с В. Смоляром - уполномоченным по Кабардино-Балкарской АССР. Здесь же проявились первые признаки «нового курса» по отношению к обновленчеству: 17 января инспектор организовал в помещении Ставропольского Крайисполкома встречу с архиепископом Антонием (Романовским), а 21 января в Краснодарском Крайисполкоме встретился с епископом Фотием (Тапиро), - патриаршими архиереями региона.

Проигнорированный лидер кавказских обновленцев заметно встревожился и предпринял экстренные меры по сохранению своей епархии. 17 января 1944 г. он сам пришел в Крайисполком и «просил передать» Карпову свои доводы.

В первую очередь Василий Кожин заявил, что обновленцы своей работой 20 лет изживали «ре-акционерные элементы Тихоновской церкви» - и в этой фразе проскользнуло чувство человека, которого использовали в своих целях и выбросили, как ненужную вещь. Пытаясь смягчить картину распада обновленческой структуры, он сводил этот процесс к тому, что во время оккупации некоторые обновленцы «перешли как предатели в Тихоновскую церковь»10. Интересно, что в такой постановке вопроса «предателями» оказывались не те обновленцы, которые мимикрировали на время немецкой оккупации, а те, которые после освобождения Северного Кавказа остались в патриаршей Церкви. Красноречиво умалчивал обновленческий идеолог и о тех пастырях, которые вышли из раскола за четыре месяца, прошедших с момента избрания Патриарха Сергия. Едва ли Кожин добросовестно заблуждался - ведь сразу после оккупации он сам же объяснял «тяготение» верующих и духовенства в патриаршую Церковь совсем другими причинами. Однако теперь митрополит Василий надеялся переломить ситуацию уже испытанным способом «политического доноса»11.

В завершение он попытался обосновать необходимость сохранения обновленчества хотя бы в своей епархии: дескать, «Ставропольский край -не Ярославская область». В этом сравнении содержался прозрачный намек на опубликованное в свежем номере Журнала Московской Патриархии сообщение о принятии в церковное общение

9 ГАРФ. Ф. 6991. Оп. 2. Д. 2. Л. 4 об.

10 ГАРФ. Ф. 6991. Оп. 2. Д. 16. Л. 89.

11 Беглов, А. Л. Цит. соч. С. 21.

бывшего обновленческого митрополита Кор-нилия (Попова)1. На Северном Кавказе, как утверждал Кожин, наоборот - «рост патриаршей церкви кроме вреда ничего не дает». По его мысли, она лишь объединяла «изменников родины», способствовала «антиколхозному настроению» и т. п.2 Заимствованные из арсенала 1930-х гг. аргументы выглядели явным анахронизмом. Сам Митин счел необходимым обратить внимание своего руководства на то, что «председатели колхозов и работники с/советов обращаются к духовенству с просьбой выступить перед верующими-колхозниками с призывом усилить выход на работу в колхозах. Духовенство эти предложения охотно выполняет (причем по донесениям предколхозов в результате обращений духовенства значительно увеличивается процент выхода колхозников на работу)»3. Можно было бы допустить, что председатели колхозов обращались с такой просьбой к священникам-обновленцам, но еще до беседы с Кожиным инспектор выяснял у возглавлявшего патриаршие приходы Ставропольской епархии архиепископа Антония (Романовского) вопрос о патриотической деятельности духовенства, и среди прочего ему было сказано: «В сельских местностях священники в своих проповедях призывают верующих к усилению работы в колхозах, тем самым оказывая помощь родине в разгроме немецких захватчиков»4.

Если первоиерарх А. И. Введенский, видя отчаянное положение обновленчества к началу года, пребывал в растерянности5, то северокавказский митрополит не думал сдаваться - в последующие месяцы он самостоятельно предпринял активные шаги по укреплению своих пошатнувшихся позиций. В частности, на Ставрополье, где он был «в большой дружбе и единомыслии» с уполномо-ченным6, неоднократно блокировались кадровые решения архиепископа Антония (Романовского), затрагивавшие интересы обновленцев. Например, в марте 1944 г. Н. А. Чудин снял с регистрации священника, назначенного архиепископом в село Курсавку. Регулярно получая информацию от Василия Кожина, он мотивировал свое решение тем, что, «по его данным», этот приход обновленческий. Г. Г. Карпов отметил сообщение Чудина и подписал на полях отчета: «Допускать

1 Акт о воссоединении. С. 10-11.

2 ГАРФ. Ф. 6991. Оп. 2. Д. 16. Л. 89.

3 ГАРФ. Ф. 6991. Оп. 2. Д. 16. Л. 89 об.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

4 ГАРФ. Ф. 6991. Оп. 2. Д. 16. Л. 88.

5 Чумаченко, Т. А. Государство, православная церковь, верующие. С. 47.

6 АМП. Ф. 1. Оп. 4. Д. 2158. Л. 72 об.

можно в том случае, когда не возражают верующие обновленцы»7.

Также бдительно охранялись интересы обновленцев и в Дагестанской АССР. Например, в Махачкале, где местные власти в ответ на массовые ходатайства верующих ограничивались фиктивным устным разрешением богослужений8, в середине апреля 1944 г. молитвенные собрания патриаршей общины были окончательно запрещены. Однако эта мера не распространилась на обновленцев. Патриарший священнослужитель архимандрит Иоанн (Мирошников) спустя пару месяцев сообщал управляющему делами Московской Патриархии протопресвитеру Николаю Колчицкому, что они «служат и радуются, что меня выдворили это все сделано происком их, как мне сказали в (2 спец) (взято в скобки в оригинале письма - Е. Ш. ) что у нас одно течение должно быть, что у нас есть обновленцы, поэтому нам и не дают служить.»9.

В другом письме отец Иоанн более подробно останавливался на обстоятельствах данного запрета: на третий день после ночной пасхальной службы, собравшей около 7000 человек, «меня призывал уполномоченный Рихирев и приказал воздержаться от службы, А ночью приехала машина <.> и привезла меня к начальнику Эгепею (по-видимому, здесь употреблен эвфемизм, подразумевающий руководителя местных органов госбезопасности, по созвучию с прежней аббревиатурой «ОГПУ» - Е. Ш.), где силой взяли с меня подписку о выезде с Махачкала в Хасавьюрт»10. В контексте этой ночной поездки всплывает имя обновленческого протоиерея Федора Животкова: «Я вступился с Животковым, и он предлагал мне присоединиться к ним, я категорически отказался. Вот он и восстал против меня.»11. Интересно, что «клевету Животкова перед властью» патриарший священник объяснял «приказом митрополита обновленческого Александра Кожина»12 (в данной контаминации фамилия северокавказского обновленческого митрополита по ошибке соединена с именем его Первоиерарха - Е. Ш.).

Осенью того же года республиканский совнарком поддержал ходатайство обновленцев13, однако на положительном заключении СНК появилась резолюция Г. Г. Карпова: «т. Иванову./ Не рассматривать и сообщить СНК, что заяв-

7 ГАРФ. Ф. 6991. Оп. 2. Д. 14. Л. 83.

8 АМП. Ф. 1. Оп. 4. Д. 2154. Л. 52 об.

9 АМП. Ф. 1. Оп. 4. Д. 2154. Л. 52 об.

10 АМП. Ф. 1. Оп. 4. Д. 2158. Л. 63 об.-64.

11 АМП. Ф. 1. Оп. 4. Д. 2158. Л. 64.

12 АМП. Ф. 1. Оп. 4. Д. 2158. Л. 63 об.

13 ГАРФ. Ф. 6991. Оп. 1. Д. 10. Л. 77.

ления об обновл<енческих> церквах не будут рассматриваться»1. Ситуация получила неожиданное развитие: узнав от представителей власти

0 мотивах отказа, протоиерей Животков принял рукоположение от архиепископа Антония и к началу 1945 г. зарегистрировал свою общину в качестве патриаршей2. Вскоре по настоянию уполномоченного архимандрит Иоанн (Мирошников) был выдворен из Дагестана.

Тем временем, в мае 1944 г. митрополит Василий Кожин лично посетил Северо-Осетин-скую АССР. Необходимость своего присутствия он объяснял местному уполномоченному, как и ранее инспектору Митину, заботой об «усилении патриотической деятельности церквей»3. Заметна была его активность и в соседней Кабардинской АССР - В. Смоляр сообщал, что «Василий Кожин <.> ориентирует брать храмы у верующих патриаршей ориентации с боем»4. В качестве примера реализации подобной стратегии он приводил ситуацию в станице Екатериноградской, куда 3 июня прибыл назначенный Кожиным священник К. Рождественский. Сначала новый «настоятель» пытался убедить прихожан, что «между обновленцами и старой церковью никакой разницы нет». Не получив таким образом желаемого результата, он добился от начинавшей формироваться общины «принятия его священником, потому что он имеет духовный сан, назначения его председателем церковного совета, потому что никто не хотел быть на этой должности, председателем ревизионной комиссии, потому что он в прошлом бухгалтер, казначеем - потому что он "знает счет деньгам", завхозом церковного совета - потому что он знает ремонтно-строительное дело и т. д.». В ответ на замечание уполномоченного Рождественский просто предложил передать ему храм «персонально в ведение», заверив: «а я уж сам организую общину, создам актив, отремонтирую храм и при необходимости выполню все ваши указания»5.

По схожему сценарию развивались события за Большим Кавказским Хребтом - на территории Азербайджана. Несмотря на то, что Патриархия в мае 1944 г. получила ходатайство бакинцев о назначении к ним православного священника6, Кожин в июне 1944 г. направил туда своего священника Свидерского, который организовал группу верующих для открытия обновленческой церкви.

1 ГАРФ. Ф. 6991. Оп. 1. Д. 10. Л. 21.

2 ГАРФ. Ф. 6991. Оп. 1. Д. 11; Оп. 2. Д. 20. Л. 33.

3 ГАРФ. Ф. 6991. Оп. 2. Д. 14. Л. 91.

4 ГАРФ. Ф. 6991. Оп. 2. Д. 14. Л. 145.

5 ГАРФ. Ф. 6991. Оп. 2. Д. 14. Л. 146.

6 АМП. Ф. 1. Оп. 4. Д. 2154. Л. 38-42.

Однако перенять инициативу ему не удалось: республиканский Совнарком ходатайство обновленцев в лице Свидерского отклонил и предоставил организацию прихода патриаршей общине7.

На Востоке Кавказа - за Тереком и в При-каспии - церковно-религиозная ситуация была иной. Эти районы не подвергались немецкой оккупации и богослужения по-прежнему носили нелегальный характер. В условиях наступившей относительной религиозной свободы промедление с регистрацией патриарших общин и духовенства провоцировало рост общественного недовольства. Наличие действующих зарегистрированных обновленческих приходов в Грозном и Владикавказе обостряло эту проблему.

22 июня 1944 г. архиепископ Антоний подал Патриаршему Местоблюстителю рапорт о ситуации на востоке Кавказа: «Во вверенных моему управлению городах: Орджоникидзе (Владикавказ), Грозный, Махач-Кала (Петровск) и Баку организованы и открыты православные общины патриаршего течения, но общины и <.> (неразборчиво - Е. Ш.) не регистрируются и богослужения в них не совершаются исключительно лишь потому, что нет принципиального согласия на открытие общин в указанных городах из Москвы - из Высшаго Церковнаго Совета при Совнаркоме, поэтому покорнейше прошу Ваше Высокопреосвященство, с первой возможностью, доложить о вышеизложенном Высшему Совету и испросить у него разрешения на скорейшее открытие общин, которыя являются единственными в названных городах и крайне необходимыми, и о последующем меня уведомить»8.

В Совете по делам РПЦ к августу 1944 г. сформировалось представление о способах ликвидации обновленческого раскола. Поскольку 87 % обновленческих приходов в стране находились на Северном Кавказе, решение этой проблемы было бы возможно, по мнению Г. Г. Карпова, при условии воссоединения с Русской православной церковью епархий Кожина и Иванова. На кустовом совещании в Ростове-на-Дону9 3 августа 1944 г заместитель председателя Совета А. Зайцев озвучил уполномоченным в южных регионах рекомендацию «действовать не снизу, а сверху»10. В докладной записке председателя Совета на имя И. Сталина, В. М. Молотова и Л. П. Берии от 15 августа 1944 г. за № 98/с предлагались конкретные меры по ускорению процесса распада

7 АМП. Ф. 1. Оп. 4. Д. 2157. Л. 42.

8 АМП. Ф. 1. Оп. 4. Д. 2154. Л. 65.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

9 Государственный архив Ростовской области (ГАРО). Ф. 3737. Оп. 2. Д. 507. Л. 168.

10 ГАРФ. Ф. 6991. Оп. 1. Д. 10. Л. 33.

обновленчества: «Ставропольский митрополит Василий Кожин и Краснодарский архиепископ Владимир Иванов могут обратиться к оставшемуся обновленческому духовенству с обращением

0 разрыве связей с митрополитом Александром Введенским на почве его аморального поведения и с рекомендацией последовать их примеру и перейти в патриаршую церковь»1.

Однако Г. Г. Карпов избегал открытого давления на лидеров раскола и всячески подчеркивал, что распад обновленчества проходит без участия советской власти и является сугубо внутрицер-ковным делом2.

Подобная тактика уже к октябрю 1944 г. дала свои результаты. Уполномоченный Н. А. Чу-дин сообщал в Совет, что после Ростовского совещания он «между прочим, окольным путем, щупал почву» о переходе всех обновленческих приходов Ставропольского края «в патриаршее течение», и Кожин ответил ему: «Я, конечно, не возражал бы, тем более не возражал, если бы я остался руководителем патриарших церквей на Ставрополье. Обновленчество в неясном положении. Как Введенский решает о нас, я не знаю. Но если это будет в интересах государства, т. е. наш переход в патриаршество, то готов это сделать хоть сегодня»3.

Всего к 1 октября 1944 г. под управлением Кожина было 45 приходов, в том числе 39 - в Ставропольском крае4, 3 - в Северо-Осетинской АССР, 2 - в Кабардино-Балкарской АССР, и один в Грозном. Для сравнения, на Ставрополье тогда же насчитывалось около 100 патриарших приходов, в Кабардино-Балкарии - 5, и лишь на Тереке действовал единственный патриарший приход в Моздокском районе5.

Приближался Поместный Собор 1945 г. На второй день Предсоборного Совещания - 22 ноября 1944 г. - обновленческий архиепископ Краснодарский Владимир Иванов сообщил Местоблюстителю митрополиту Алексию о разрыве молитвенного общения с Александром Введенским и ответной телеграммой был приглашен в Москву.

26 декабря открылась зимняя сессия Священного Синода с участием архиепископа Ставропольского и Пятигорского Антония (Романовского)6.

27 декабря Краснодарский обновленческий архи-

1 Опубл.: Шкаровский, М. В. Обновленческое движение. С. 86-87.

2 Шишкин, Е. Н., свящ. Ликвидация обновленческого раскола. С. 320.

3 ГАРФ. Ф. 6991. Оп. 1. Д. 10. Л. 33.

4 ГАРФ. Ф. 6991. Оп. 1. Д. 10. Л. 32.

5 ГАРФ. Ф. 6991. Оп. 2. Д. 14. Л. 89.

6 ГАРФ. Ф. 6991. Оп. 2. Д. 2 а. Л. 123.

епископ Владимир Иванов обратился в Патриархию с просьбой о принятии его в лоно Русской православной церкви вместе с епархией. 28 декабря Синод принял положительное постановление по данному вопросу7. 29 декабря архиепископу Антонию было передано письмо бывшего обновленческого Первоиерарха - архиепископа Виталия (Введенского) - Кожину с призывом выйти из раскола, где упоминался и пример Иванова8.

Прибыв в Ставрополь, архиепископ Антоний сразу предложил Кожину встретиться. В ответной записке тот попросил времени обдумать вопрос9, после чего пошел к уполномоченному. Ознакомив его с полученными бумагами, Кожин заявил: «Я чувствую, что вопрос о воссоединении назрел. Не имея никаких указаний от Александра Введенского, видимо, придется предпринимать меры мне самому. Какие указания последуют от Вас как уполномоченного». Чудин ответил: «В дела воссоединения мы не вмешиваемся, и поэтому никаких указаний дать не имею возможности. Однако если вопрос поднят о воссоединении, то, на мой взгляд, препятствовать этому не следует»10.

10 января в назначенное Кожиным время архиепископ Антоний пришел к нему домой. После беседы обновленческий митрополит обещал передать ему свое послание патриаршему Местоблюстителю, что и сделал 18 января. Правда, «покаянным» это обращение едва ли можно было назвать: 14 лет своего пребывания в расколе митрополит Василий называл временем «беспорочной деятельности на благо Русской православной церкви» и в этой связи просил сохранить за ним епископский сан и находившиеся в его подчинении приходы11. Кроме того, в беседе с уполномоченным он заявил: «Я вынужден поступить так. Я нахожусь на склоне лет, и другого мне ничего не остается сделать. Уйти в заштат к детям на обременение не могу. Однако настоящие взгляды мои не соответствуют тому, что изложено в настоящем письме. Двадцатилетнее пребывание в обновленчестве не прошло для меня бесследно. Были времена, я шел на закрытие церквей. По своему образованию я не могу стать мракобесом. Я всегда сообразовался с обстановкой и никогда не шел в разрез с советской властью <...> Сейчас мы - обновленцы - остались без руля и ветрил. Мы существуем. Но, задумываясь о своем существовании, я часто задаю вопрос: хорошо

7 ГАРФ. Ф. 6991. Оп. 2. Д. 2 а. Л. 130.

8 ГАРФ. Ф. 6991. Оп. 1. Д. 12. Л. 103 об.

9 ГАРФ. Ф. 6991. Оп. 1. Д. 12. Л. 104.

10 ГАРФ. Ф. 6991. Оп. 1. Д. 12. Л. 103.

11 См.: Шишкин, Е. Н., свящ. Ликвидация обновленческого раскола. С. 325-326.

ли, плохо ли наше существование, - ни откуда я могу знать. Поэтому, если обстановка требует воссоединения, я иду на это, но желательно было остаться в Ставрополе, чтобы по-прежнему в интересах государства я смог бы провести все по церковной линии, что потребует государство»1.

1 февраля 1945 г. Священный Синод рассмотрел заявление митрополита Василия Кожина и постановил принять его в лоно Православной церкви в сане протоиерея. Вопрос «о дальнейшем использовании его для работы в Православной церкви» был оставлен на усмотрение архиепископа Ставропольского и Пятигорского Анто-ния2. 11 февраля архиепископ Антоний направил ставропольскому уполномоченному телеграмму: «Василию Ивановичу нужно ожидать моего приезда»3.

Далее, как сообщают источники, «в один из воскресных дней Кожин отслужил литургию в последний раз как архиерей, и за литургией поминал первоиерарха. По окончании литургии он разоблачился и, одев облачение священника, сказал небольшое слово о том, что он порывает с обновленчеством и будет просить Высокопреосвященного архиепископа Антония удостоить его принятия в лоно святой Церкви. От сана митрополита он отказывается и отныне считает себя протоиереем, то есть пастырем, носящим сан, который он имел до уклонения в обновленчество. После этого он отслужил молебен общий с многолетием Святейшему Патриарху Алексию и законному священноначалию. По окончании всего пошел к архиепископу Антонию и принес покаяние.»4. Чин воссоединения ставропольских обновленцев с патриаршей Церковью состоялся во вторник, 27 февраля в Андреевском соборе города Ставрополя5.

В своем выступлении, упомянув о церковных разделениях довоенного времени, Кожин гово-

1 ГАРФ. Ф. 6991. Оп. 1. Д. 12. Л. 107.

2 ГАРФ. Ф. 6991. Оп. 2. Д. 34 а. Л. 1.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

3 ГАРФ. Ф. 6991. Оп. 1. Д. 12. Л. 108.

4 Кузнецов, А. И. Цит. соч. С. 599.

5 АМП. Ф. 1. Оп. 4. Д. 2155. Л. 2; ГАРФ. Ф. 6991. Оп. 1. Д. 36.

Л. 25.

рил: «Для простого народа и рядовых священников, живших тогда в провинции, очень было трудно разобраться в этих течениях и группировках. Когда был созван собор 1923 года, мы пошли за ним. В наших глазах он был авторитетен, на нем было одних епископов-монахов старого поставления больше 40 человек, а всего больше 218 духовенства и мирян.

Мы веруем в единую, святую, соборную и апостольскую церковь. Собор 1923 г. имел все признаки каноничного, православного собора. Таковым его признавали и восточные патриархи, вошедшие в молитвенно-каноническое общение с иерархией, возглавившей Русскую православную церковь после избрания на соборе 1923 г. Так прошло после этих событий почти 22 года. Но вот собор 1945 г. выбирает святейшего патриарха Алексия. Собор этот в наших глазах является вполне авторитетным, каноничным. И мы увидели, что, наоборот, обновленческая иерархия и вообще все это течение, является раскольнической группировкой.

Раз мы признаем соборное устроение церкви, то мы обязаны подчиняться собору 1945 г., ибо соборность является одним из главных признаков православия. Поэтому мы, собравшиеся здесь, просим Вас, дорогой Владыко, простить нам грех нашего пребывания в обновленческом расколе, простить и принять нас всех с нашими приходами в молитвенно-каноническое общение с общей нашей матерью, Русской православной церковью под верховным водительством Святейшего Отца нашего Алексия, Патриарха Московского и всея Руси и быть для нас нашим правящим архиепископом Ставропольским и Пятигорским»6.

Так завершилась обновленческая эпопея человека, которого Первоиерарх Александр Введенский прочил себе в преемники7. Спустя год он был рукоположен в епископа Казанского и Татарстанского, затем до своей смерти в августе 1954 г. занимал различные архиерейские кафедры Русской православной церкви.

6 ГАРФ. Ф. 6991. Оп. 1. Д. 36. Л. 26-27.

7 Катаев, А. М. Последние годы обновленчества.

Библиографический список

1. Акт о воссоединении обновленческого епископа Корнилия (Попова) // Журн. Моск. патриархии. 1943. № 4. С. 10-11.

2. Беглов, А. Л. Последний бой обновленцев // Альфа и Омега. 2004. № 2 (40). С. 205-214.

3. Дьячков, А., прот. Высокопреосвященнейший Мефодий, архиепископ Пятигорский и Буден-новский (1883-1937) // Живонос. источник. 2006. № 2 (14). С. 8.

4. История иерархии Русской Православной Церкви : комментированные списки иерархов по епископским кафедрам с 862 г. М. : ПСТГУ, 2006. 926 с.

5. Катаев, А. М. Последние годы обновленчества в контексте государственно-церковных отношений в 1943-1945 гг. [Электронный ресурс] // Приход. Православ. экон. вестн. 2006. № 4, 5. URL : http://www.anti-raskol.ru/pages/1245, http://www.anti-raskol.ru/pages/1246 (дата обращения: 27.05.2014).

6. Кузнецов, А. И. Обновленческий раскол в Русской Церкви // «Обновленческий» раскол : материалы для церковно-исторической и канонической характеристики). М. : О-во любителей церков. истории : Изд-во Крутиц. подворья, 2002. С. 129-606.

7. Маякова, И. А. Ермоген (Кожин Василий Иванович) // Православная энциклопедия. Т. 18. М. : Православ. энцикл., 2008. С. 658-660.

8. «Русская Православная Церковь стала на правильный путь» : доклад. зап. Председателя Совета по делам Русской Православной Церкви при СНК СССР Г. Г. Карпова И. В. Сталину. 1943-1946 гг. // Ист. арх. 1994. № 3. С. 139-148.

9. Чумаченко, Т. А. Государство, православная церковь, верующие. 1941-1961 гг. М. : АИРО-ХХ, 1999. 248 с.

10. Чумаченко, Т. А. Советское государство и русская православная церковь в 1941-1961 гг. // Религиоведение : науч.-теорет. журн. 2002. № 1. С. 14-38.

11. Шишкин, Е. Н., свящ. Легализация православных общин Северного Кавказа и Кубани в условиях гитлеровской оккупации // Православие в истории и культуре Северного Кавказа : материалы VI Международных Свято-Игнатиевских чтений. Вып. I. Ставрополь : Издат. центр Ставропол. православ. духов. семинарии, 2014. С. 357-364.

12. Шишкин, Е. Н., свящ. Ликвидация обновленческого раскола Русской Православной Церкви в свете данных региональной истории Северного Кавказа // Проблемы и перспективы исследования церковной истории Северного Кавказа : Материалы IV Свято-Игнатиевских чтений. Вып. II. Ставрополь : Издат. центр Ставропол. православ. духов. семинарии, 2012. С. 305-332.

13. Шкаровский, М. В. Обновленческое движение в Русской Православной Церкви ХХ века. СПб. : Нестор, 1999. 100 с.

Сведения об авторе

Шишкин Евгений Николаевич - священник, секретарь Ученого совета Ставропольской православной духовной семинарии.

EvgeniyNSh@yandex.ru

Bulletin of Chelyabinsk State University. 2015. № 2 (357). History. Issue 62. P. 108-116.

"MARSHAL OF MILITANT RENOVATIONISTS": METROPOLITAN VASILY KOZHINS ACTIVITIES IN THE NORTH CAUCASUS REGION AFTER THE LIBERATION FROM THE NAZIS (FEBRUARY 1943 - FEBRUARY 1945)

E. N. Shishkin

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

The priest, a Secretary of the Academic Council of the Stavropol Orthodox Theological Seminary.

Through the prism of the activity of one of the greatest representatives of the Renovationist schism the changes that took place in the position of the Russian Orthodox Church and its relations with the state and the separated communities after crucial events of the Great Patriotic War - a victory in the Battle of Stalingrad and the Battle for the Caucasus are shown. The internal problems of religious communities, the evolution of religious policy of the Soviet government and the forms of Renovationist hierarchy adaptation to these changes are examined. The measures for Renovationism strengthening taken by the Metropolitan Vasily Kozhin before the departure from schism are in the focus of attention.

Keywords: The Russian Orthodox Church; renovationist schism; the Great Patriotic War; church-state relations; the North Caucasus; Metropolitan Vasily Kozhin.

References

1. "Akt o vossoedinenii obnovlencheskogo episkopa Komilija (Popova)" (1943) [=The Act of Renovationist bishop Cornelius (Popov) reunification], in: Zhurn. Mosk. patriarhii. № 4. S. 10-11. (in Russ.).

2. Beglov, A. L. (2004) "Poslednij boj obnovlencev" [=The last battle of the Renovators], in: Al'fa i Omega. № 2 (40). S. 205-214. (in Russ.).

3. D'jachkov, A., prot. (2006) "Vysokopreosvjashhennejshij Mefodij, arhiepiskop Pjatigorskij i Buden-novskij (1883-1937)" [=His Eminence Methodios, the Archbishop of Pyatigorsk and Budennovsk (18831937)], in: Zhivonos. istochnik. № 2 (14). S. 8. (in Russ.).

4. Istorija ierarhii Russkoj Pravoslavnoj Cerkvi : kommentirovannye spiski ierarhov po episkopskim kafedram s 862 g. (2006) [=The History of the Russian Orthodox Church hierarchy: Commented lists of hierarchy Bishops Sees since 862]. M. : PSTGU. 926 s. (in Russ.).

5. Kataev, A. M. (2006) Poslednie gody obnovlenchestva v kontekste gosudarstvenno-cerkovnyh ot-noshenij v 1943-1945 gg. [=The last years of Renovationism in the context of church-state relations in the years 1943-1945] [Jelektronnyj resurs], in: Prihod. Pravoslav. jekon. vestn. № 4, 5. URL : http://www.anti-raskol.ru/pages/1245, http://www.anti-raskol.ru/pages/1246 (data obrashhenija: 27.05.2014). (in Russ.).

6. Kuznecov, A. I. (2002) "Obnovlencheskij raskol v Russkoj Cerkvi" [=Renovationist schism in the Russian Church], in: «Obnovlencheskij» raskol : materialy dlja cerkovno-istoricheskoj i kanonicheskoj hara-kteristiki). M. : O-vo ljubitelej cerkov. istorii : Izd-vo Krutic. podvor'ja. S. 129-606. (in Russ.).

7. Majakova, I. A. (2008) "Ermogen (Kozhin Vasilij Ivanovich)" [=Ermogen (Kozhin Vasiliy)], in: Pravoslavnaja jenciklopedija. T. 18. M. : Pravoslav. jencikl. S. 658-660. (in Russ.).

8. "«Russkaja Pravoslavnaja Cerkov' stala na pravil'nyj put'» : doklad. zap. Predsedatelja Soveta po delam Russkoj Pravoslavnoj Cerkvi pri SNK SSSR G. G. Karpova I. V. Stalinu. 1943-1946 gg." (1994) [="The Russian Orthodox Church took the right way": the Reports of the Chairman of the Council for the Russian Orthodox Church in SNK G.G. Karpov to Stalin. 1943-1946], in: 1st. arh. № 3. S. 139-148. (in Russ).

9. Chumachenko, T. A. (1999) Gosudarstvo, pravoslavnaja cerkov', verujushhie. 1941-1961 gg. [=The Government, the Orthodox Church and the believers. 1941-1961]. M. : AIRO-HH. 248 s. (in Russ.).

10. Chumachenko, T. A. (2002)"Sovetskoe gosudarstvo i russkaja pravoslavnaja cerkov' v 1941-1961 gg." [=The Soviet government and the Russian Orthodox Church in the period of 1941-1961], in: Religiove-denie : nauch.-teoret. zhurn. № 1. S. 14-38. (in Russ.).

11. Shishkin, E. N., svjashh. (2014) "Legalizacija pravoslavnyh obshhin Severnogo Kavkaza i Kuba-ni v uslovijah gitlerovskoj okkupacii" [=Legalization of the Orthodox communities of the North Caucasus and the Kuban under Nazi occupation], in: Pravoslavie v istorii i kul'ture Severnogo Kavkaza : materialy VI Mezhdunarodnyh Svjato-Ignatievskih chtenij. Vyp. I. Stavropol' : Izdat. centr Stavropol. pravoslav. duhov. seminarii. S. 357-364. (in Russ.).

12. Shishkin, E. N., svjashh. (2012) "Likvidacija obnovlencheskogo raskola Russkoj Pravoslavnoj Cerkvi v svete dannyh regional'noj istorii Severnogo Kavkaza" [=Liquidation of the Renovationist schism within the Russian Orthodox Church in the light of the regional history of the North Caucasus], in: Problemy iper-spektivy issledovanija cerkovnoj istorii Severnogo Kavkaza : Materialy IV Svjato-Ignatievskih chtenij. Vyp. II. Stavropol' : Izdat. centr Stavropol. pravoslav. duhov. seminarii. S. 305-332. (in Russ.).

13. Shkarovskij, M. V. (1999) Obnovlencheskoe dvizhenie v Russkoj Pravoslavnoj Cerkvi HH veka [=Renovationist movement in the Russian Orthodox Church of the twentieth century]. SPb. : Nestor. 100 s. (in Russ.).