Научная статья на тему 'Марксизм ХХ века: современные интерпретации'

Марксизм ХХ века: современные интерпретации Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

CC BY
1896
262
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
МАРКСИЗМ / MARXISM / ЛЕНИНИЗМ / LENINISM / СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИЯ / SOCIAL-DEMOCRACY / СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ / SOCIALIST REVOLUTION / ИНТЕРПРЕТАЦИЯ / INTERPRETATION / ЕСТЕСТВЕННО-ИСТОРИЧЕСКИЙ ПРОЦЕСС / NATURAL HISTORICAL PROCESS / СУБЪЕКТИВНЫЙ ФАКТОР / SUBJECTIVE FACTOR / МАРКСОВО НАСЛЕДИЕ / MARX''S HERITAGE / ПРИРОДА ЧЕЛОВЕКА / HUMAN NATURE / ОТЧУЖДЕНИЕ / ALIENATION / КОММУНИСТИЧЕСКОЕ ОБЩЕСТВО / COMMUNIST SOCIETY

Аннотация научной статьи по философии, этике, религиоведению, автор научной работы — Золотухина-Аболина Елена Всеволодовна, Золотухин Валерий Ефимович

Статья посвящена двухсотлетию Карла Маркса. В ней рассматриваются ключевые, на взгляд авторов, интерпретации, которые получило марксистское учение за прошедший период. Две политические интерпретации ленинская и социал-демократическая рассматриваются как две противоположные, несовместимые друг с другом стратегии достижения нового общества, два различных практических прочтения марксова наследия; третья интерпретация видится авторам как относящаяся к раскрытию не средств, а самой «марксистской телеологии», к философскому смыслу идей Карла Маркса. Авторы полагают, что оба практико-политических прочтения до определенной степени повлияли на текущую историю, сказались на жизни ряда поколений, но ни одна, ни другая, не привели к возникновению нового справедливого общественного строя. В то же время третья интерпретация, касающаяся философского смысла материалистического понимания истории, указывает на непреходящую ценность марксовых идей, которые выступают, по существу, как регулятивные.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Марксизм ХХ века: современные интерпретации»

НАУКА. МЕТОДОЛОГИЯ. ОБЩЕСТВО

К 200-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ К. МАРКСА

УДК 303.1

МАРКСИЗМ ХХ ВЕКА: СОВРЕМЕННЫЕ ИНТЕРПРЕТАЦИИ

Е.В. Золотухина-Аболина,

В.Е. Золотухин

DOI 10.18522/2072-0181-2018-93-1-45-50

В мае 2018 г. исполняется 200 лет Карлу Марксу. Его деятельность, развернувшаяся в 40-е годы XIX века, оказала и продолжает оказывать огромное влияние на духовную жизнь человечества, по-прежнему остается в центре оживленных дискуссий и неутихающих дебатов. Для России разговор о Марксе, возможно, даже более актуален, чем для иных стран, поскольку именно в нашей стране был совершен, хотя, к сожалению, и не в самом удачном варианте, огромный социальный эксперимент, вдохновленный марксизмом - социалистическая революция. Богатое марксово наследие, корпус текстов, созданных им на протяжении жизни, стали предметом многочисленных и разнообразных толкований. Во второй половине ХХ в. в интеллектуальных кругах стала популярной идея Умберто Эко об «открытом произведении», которое в сущности можно читать как угодно, сообразно пониманию читателя. Тексты Маркса в немалой степени были поняты именно как такое «открытое произведение», которое подвергается все более вариативным интерпретациям по мере того, как проходит время и обстоятельства вносят в жизнь свои коррективы. «Марксизмы» разного рода далеко отошли от идей самого Карла Маркса, развиваемых им в тандеме с Фридрихом Энгельсом, ибо всякий

Золотухина-Аболина Елена Всеволодовна - доктор философских наук, профессор Южного федерального университета, 344106, г. Ростов-на-Дону, ул. Б. Садовая, 105;

¡Золотухин Валерий Ефимович| - доктор философских наук, профессор Донского государственного технического университета, 344000, г Ростов-на-Дону, пл. Гагарина, 1.

«изм» - это всегда субъективное истолкование последователями идей «отца-основателя».

Среди политических деятелей и мыслителей, полагавших себя марксистами, мы можем увидеть Г.В. Плеханова и В.И. Ленина, Бернштейна и Каутского, Сталина, Троцкого и Мао-Цзе-Дуна, а также «левых марксистов» Д. Лукача и К. Корша. Идеи Маркса оказали влияние на К. Мангейма и Э. Блоха, на ранний персонализм Э. Мунье и Франкфуртскую школу. Нельзя сбрасывать со счетов и советскую философию разных лет, а также философию восточноевропейских и западноевропейских коммунистов. Разброс толкований велик. Мы хотели бы из обилия мнений выделить три, которые представляются нам наиболее значимыми, причем две выделяемые позиции относятся к стратегическим и тактическим способам достижения нового общества, а третья - содержательно, на базе марксовых текстов, раскрывает генеральную цель всего марксистского учения - радикальное улучшение жизни людей. Предметом нашего небольшого обзора будут ленинизм, западная социал-демократия и понимание Маркса как гуманиста (Э. Фромм).

Но прежде о том, что остается от марксизма сегодня, во втором десятилетии XXI в.?

90-е годы прошлого столетия, когда социалистический эксперимент был прерван, а Совет-

Elena Zolotukhina - Southern Federal University, Bol-shaya Sadovaya Street, Rostov-on-Don, 344106;

|Valeriy Zolotukhin| - Don State Technic University, 1, Gagarin Street, Rostov-on-Don, 344000.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

ский Союз рухнул, на идеи Маркса обрушился шквал критики, при которой претензии за несовершенство наличного социального устройства предъявлялись давно почившему гению. Напрасное бурление. Вплоть до сегодняшнего дня, за который Маркс, разумеется, не в ответе, вполне актуальными остаются следующие важнейшие сюжеты размышлений Маркса:

- критика капитализма, раскрывающая глубинные противоречия индустриального рыночного общества, описание внутренней логики его развития, анализ разных форм отчуждения, сопровождающих и прошлые эпохи, и буржуазный строй;

- создание материалистического понимания истории, которое вовсе не сводится в чисто экономическим событиям, но показывает сложное соотношение объективных и субъективных факторов исторического развития, взаимодействие в нем стихийных и сознательных моментов. С точки зрения Маркса, роль человеческой субъективности, сознания и воли повышается в ходе истории, они способны активно влиять на характер естественно-исторического процесса, что собственно, и проявляется в осмысленной подготовке революции;

- выстраивание периодизации истории. Конечно, с этой периодизацией можно не соглашаться и строить другую, но не стоит забывать, что Маркс дал не только знаменитую «пятичленку» с формациями от первобытнообщинного до коммунистического строя. Он выдвинул и триадическое строение истории: период до возникновения частной собственности, огромный период господства частной собственности и коммунизм как возвращение общественной собственности на качественно новом уровне;

- анализ фетишистского сознания, разоблачение «объективных иллюзий», господствующих над людьми при капитализме;

- формирование коммунистических идеалов как идеалов максимального свободного развития человека.

Это лишь малая часть, конспективное изложение тех грандиозных идей, которые развернуты в работах Маркса и не теряют значимости до сих пор. Однако, возможно, что наиболее привлекательной для сторонников, последователей и единомышленников великого мыслителя и деятеля была именно практическая сторона его учения - предсказание и подготовка пролетарской революции. Он не только заявил, что объяснять мир мало и надо его изменять, но

и сам принялся за политическую работу подготовки революции в Европе - за организацию партии, отслеживание событий, содействие делу пролетариата. Его проекты не «повисли в воздухе», не остались утопической фантазией, а очень быстро стали обретать плоть и кровь. Это, несомненно, привлекало, возбуждало умы, звало к действию. Было ли здесь противоречие? В чем-то, да. С одной стороны, Маркс заявляет, что переход к новой ступени общественной жизни возможен только при высочайшем уровне производства, при его онаучивании, при относительно равном высоком развитии всех европейских стран, с другой - надеется на возможную победу пролетариата прямо в XIX веке и всемерно способствует революционной линии. Маркс был не только ученым, он был страстным человеком, ему хотелось видеть практические плоды его теории. Практика, реальная политическая борьба, пошаговое приближение нового строя - вот что звало за собой его партийных сторонников. Поэтому, когда Маркса не стало, а история пошла дальше, принося с собой новые актуальные задачи, на первый план вышел вопрос о том, как именно, где, когда надо помочь истории родить совершенное общество - коммунизм. Отсюда радикальные расхождения, диаметрально противоположные версии, серьезный пересмотр тех позиций, которые были заявлены в работах классиков марксизма. Этим версиям трудно давать однозначную оценку, потому что историю невозможно переиграть, все произошло, как произошло. Сколько бы мы ни строили иных версий, в прошлом все останется на своих местах. В любом случае и большевистский, и социал-демократический пути были творческим перепрочтением Маркса, хотя векторы этих противоположных истолкований были разными.

Ленинская интерпретация марксизма. Для В.И. Ленина именно революция -единственное средство перехода к новому обществу. Он яростно борется с любыми попытками обойтись полумерами, совершить частичные преобразование общества, оставшись в рамках прежнего строя. Исходя из представления об империализме как капитализме в стадии загнивания и умирания, Ленин планирует мировую революцию в европейских странах, запальником которой должна стать Россия, страдающая под двойным гнетом: феодальным и буржуазным. С его точки зрения, революция может совершиться сначала в одной стране, а потом быть экспортирована за рубеж. Ленин пересматривает идеи Маркса

о необходимости экономического вызревания революции, складывания ее естественных условий и провозглашает господство политики над экономикой, акцентируя роль субъективного фактора. Сознательность - важнейший, с его точки зрения, приводной ремень и осуществления переворота, и созидания нового строя. При этом старый мир отрицается радикально. Вслед за классиками марксизма Ленин говорит о необходимости слома буржуазной государственной машины: сначала надо очистить место, лишь потом созидать новые отношения. Идеалом, который осуществится в будущем, для Ленина первоначально выступает полная отмена государства, но на первых порах она выливается в диктатуру пролетариата - авангарда трудящихся и эксплуатируемых. «У Маркса, -пишет Ленин, - нет и капельки утопизма в том смысле, что он сочинял, сфантазировал "новое" общество. Нет, он изучает, как естественноисторический процесс, рождение нового общества из старого, переходные формы от второго к первому... Об уничтожении чиновничества сразу, повсюду, до конца не может быть речи. Это - утопия. Но разбить сразу старую чиновничью машину и тотчас же начать строить новую, позволяющую постепенно сводить на нет всякое чиновничество, это не утопия, это - опыт» [1]. Тем не менее, по ходу событий образ нового общества в работах Ленина выстраивается как образ государственного социализма с монополией во всех сферах, жесткой централизацией и планированием, без допущения спонтанности. Насилие Ленин считает необходимым и неизбежным фактором революции. Его не останавливает вопрос «цены революции». Вся духовная жизнь для Ленина -сугубо классова и партийна, что хорошо выразилось в Заключении к его работе «Материализм и эмпириокритицизм»: «За гносеологической схоластикой эмпириокритицизма, - пишет Ленин, - нельзя не видеть борьбы партий в философии, борьбы, которая в последнем счете выражает тенденции и идеологию враждебных классов современного общества. Новейшая философия так же партийна, как и две тысячи лет тому назад» [2]. Осуществить руководство радикальной перестройкой социальной жизни призвана, согласно Ленину (вслед за Марксом) - коммунистическая партия, мозговой и волевой центр всей революционной работы. Именно она способна вносить сознательность в тредюнионистское рабочее движение, часто готовое идти на уступки капиталистам.

Диктатура пролетариата превращается у Ленина в диктатуру партии.

Опыт Советского Союза показал, что в ленинской интерпретации было много нереалистического. Например, советская бюрократия оказалась ничем не лучше любой другой, а мобилизационная экономика не заменила естественных экономических стимулов развития.

Вторая политико-экономическая интерпретация марксова учения предпринята европейской социал-демократией, которая знаменита, прежде всего, историческими именами Э. Бернштейна и К. Каутского. Э. Берштейн, в частности, в работах 90-х годов XIX в. подвергает критике классический марксизм, стремясь показать, что прогноз Маркса относительно скорой поляризации бедности и богатства не оправдался. «На склоне своих дней, - пишет Э. Бернштейн, - Энгельс в предисловии к "Классовой борьбе" признал без оговорок ошибку, которую он и Маркс сделали при оценке сроков социального и политического развития» [3, с. 34]. Охотное признание того, что классики марксизма поспешили, свидетельствует в данном случае о том, что Бернштейну революция отнюдь не виделась единственным и главным средством преобразования общества. Бороться за лучшее, полагал он, надо внутри капитализма. Главное - развитие у рабочих культуры, навыков демократической деятельности. Путь к лучшему обществу лежит в русле «демократического социализма», демократическое давление масс преобразит капитализм (отсюда лозунг «движение - все, конечная цель -ничто»). Развитие кооперации, согласно Э. Бернштейну, - генеральный путь превращения антагонистического эксплуататорского общества в общество социалистическое. «Самым точным определением социализма будет во всяком случае то, которое исходит из мысли о кооперации, так как этим одновременно выразится отношение как хозяйственное, так и правовое», - пишет он [3, с. 106-107]. В этом случае в единстве должны выступить потребительская кооперация, профсоюзы и демократическое государство, контролирующее процессы распределения прибыли.

Идеи К. Каутского шли в том же русле: революция должна совершиться в рамках демократического парламентаризма. Политический и военный переворот он считает бессмысленным насилием. Свое негативное отношение к ленинскому истолкованию марксизма К. Каутский выразил в целом ряде работ,

в числе которых «Диктатура пролетариата», «Терроризм и коммунизм». «От демократии к государственному рабству» и др.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

С точки зрения социал-демократов, при переходе к новому типу общества необходим мировоззренческий плюрализм, свободный обмен мнениями, многообразие философских взглядов. Правомерны многочисленные интерпретации марксизма, каждая страна может и должна разрабатывать свой марксизм. Социал-демократические мыслители негативно относились к гегелевской диалектике, уводящей исследователя от конкретных реалий. Они считали, что не стоит преувеличивать роль субъективного фактора (общественной необходимости надо следовать, а не навязывать ей ничего), строго разделяли науку и этику, полагая, что не дело науки высказывать суждения о должном. Так или иначе, мнения двух лагерей марксистов радикально разошлись. Оглядываясь назад, мы можем сегодня сказать, что социал-демократическое движение наряду с объективными экономическими процессами, сыграло свою роль в смягчении эксплуатации. Но капитализм не превратился в новое, справедливое, демократическое общество, где для всех были бы созданы наилучшие условия. Обе интерпретации марксизма могли лишь прочертить желаемые траектории, оказать влияние на жизнь нескольких поколений, но «естественно-исторический процесс», описанный Марксом, следует по какому-то иному пути, который не соответствует ни одному, ни другому пониманию.

Третья интерпретация марксизма, которую мы хотели бы здесь затронуть, интерпретация собственно философская, не связанная прямо с политическими и экономическими стратегиями создания коммунистического общества. Это понимание Маркса как гуманиста, как мыслителя, который интересен не только и не столько своими практическими проектами, сколько своей общей оценкой и пониманием человеческой природы, оригинальной и эвристически ценной трактовкой путей человеческой истории. И это наследие непреходяще, оно по сути неисчерпаемо и не отвергается течением времени, а, напротив, способно раскрывать с ходом истории все новые и новые свои ракурсы. Вопрос о Марксе-гуманисте обсуждался в знаменитом споре о «двух Марксах», где молодой Маркс-гуманист противостоял зрелому Марксу -экономисту и прагматику, политическому бойцу. Однако Маркс все же один - от юности и до ухода из жизни, это Маркс-борец за освобо-

ждение человека от гнетущего его социального отчуждения, за возвращение человеку человеческого.

В «Экономическо-философских рукописях 1844 года», впервые увидевших свет почти через век, молодой Маркс создал очерк драматической истории человечества, при которой прекрасная деятельная сущность человека проходит через исторически неизбежный процесс отчуждения. Человек -универсальное существо, он способен формировать действительность по меркам любого вида, в том числе по законам красоты, его опредмеченный труд создает все богатство промышленности. Однако тот же человек вынужден в силу логики исторического процесса пребывать веками и тысячелетиями в отчуждении и от собственной творческой сущности, и от продукта своего труда. Люди отчуждаются друг от друга, становятся эксплуататорами и эксплуатируемыми, отчужденный труд «является для рабочего чем-то внешним, не принадлежащим к его сущности» [4], у людей отнята их родовая жизнь. И поскольку отчужденный труд и частная собственность - две стороны одной медали, Маркс пишет, что сама история приводит к устранению и того, и другого - в силу развития деятельности самого человека. Самоотчуждение - не рок, его упразднение будет равно гуманизму, сущность человека может быть присвоена всесторонним образом. Собственно, эти идеи и поставлены в «Капитале» на историко-экономический фундамент, в нем прослеживаются механизмы, благодаря которым человечество идет к снятию отчуждения.

Очень хорошо о гуманистической природе философии Маркса пишет Э. Фромм. В работе «Из плена иллюзий» (1962) [5] он говорит о Марксе и о Фрейде как о творцах современной эпохи и подчеркивает, что Марксу было свойственно сомнение, критический взгляд на мир, стремление избавить от иллюзий людей, которые находятся в их плену. Маркс, как и Фрейд, верил в могущество истины, полагая, что в мире есть базисная упорядоченность, которую необходимо изучать, а истина в этом случае выступает орудием изменений. Гуманизм Маркса состоит в том, что каждый человек представляет для него все человечество, и ничто человеческое ему не чуждо.

В работе «Концепция человека у Маркса» Фромм, прежде всего, критикует тех авторов, которые пытаются представить

Маркса вульгарным материалистом, утверждающим абсолютный приоритет плоско понятых экономических интересов. «.главная забота Маркса, - пишет Фромм. - освободить человеческую личность, помочь человеку преодолеть утраченную гармонию с природой и другими людьми; .философия Маркса - это скорее духовный экзистенциализм (на секуляризированном языке) и именно ввиду своей духовной сущности он не совпадает, а противостоит материалистической практике и материалистической философии нашего века» [6, с. 377]. Фромм высоко оценивает понимание К. Марксом природы человека как деятельной и продуктивной и подчеркивает, что богатство человека Маркс понимает не как обладание, не как материальное накопление, а как стремление ко всей полноте человеческих проявлений, при котором собственное осуществление выступает ка внутренняя необходимость. Для Маркса важно освободить человека от постоянной заботы о материальном обеспечении, потому что лишь тогда могут вполне развернуться присущие человеку силы. «.центральное место в творчестве Маркса, - отмечает Фромм. - занимает проблема превращения отчужденного бессмысленного труда в свободный. творческий труд (а не увеличение оплаты за отчужденный труд со стороны индивидуального или абстрактного капиталиста)» [6, с. 394].

Именно самовоплощение человека, осуществление его сущностных сил стоит у Маркса во главе угла, его интересует полноценная реализация возможностей жизни, что роднит его со Спинозой и Гете, Шиллером и Гегелем. Кроме того, Маркса волнует освобождение всего человечества, а не одного только рабочего класса. Социализм Маркса, - говорит Фромм, - имеет много общего с великими гуманистическими религиями, его атеистическая борьба - это борьба не столько с Богом, сколько с кумирами: «Атеизм Маркса - это наиболее прогрессивная форма рациональной мистики» [6, с. 406].

Фактически Фромм говорит о Марксе как о создателе и разработчике ряда социокультурных «регулятивных идей», которые могут воплощаться в жизнь в разное время и разными способами, но всегда остаются линией горизонта, к которой надо стремиться. Маркс -созидатель идеалов, человек, сформулировавший важнейшие ценности, связанные с глубинными потенциями и интенциями человечества. В этом смысле его значение было и остается очень большим.

Разумеется, мы можем сегодня упрекнуть Маркса в том, что он, вероятно, слишком оптимистически относился к человеческой природе, как бы сбрасывая со счетов то, что религия называет «греховностью человеческого рода», приписывая жадность, жестокость или жажду власти исключительно длительной ситуации отчуждения. Он верил в то, что социалистическое, коммунистическое переустройство общества исправит многие пороки и недостатки человека. Но так или иначе он высоко поднял для нас планку, до которой еще нужно дотянуться. Будем ему за это признательны.

ЛИТЕРАТУРА

1. Ленин В.И. Государство и революция // В.И. Ленин. Полн. собр. соч. Т. 33. М.: Изд-во Политической литературы, 1974. 433 с. С. 48.

2. Ленин В.И. Материализм и эмпириокритицизм // В.И. Ленин Полн. собр. соч. Т. 18. М.: Изд-во политической литературы, 1973. С. 380.

3. Бернштейн Э. Условия возможности социализма и задачи социал-демократии. СПб.: Типография А.А. Гольдберга, 1906. 240 с.

4. Маркс К. Экономическо-философские рукописи 1844 г. // К. Маркс, Ф. Энгельс. Из ранних произведений М.: Государственное изд-во политической лит-ры, 1956. С. 563.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

5. Фромм Э. Из плена иллюзий // Э. Фромм. Душа человека М.: Республика, 1992. С. 299-374.

6. Фромм Э. Концепция человека у Маркса // Э. Фромм. Душа человека. М.: Республика, 1992. С. 375-415.

REFERENCES

1. Lenin V.I. Gosudarstvo i revolyutsiya [State and

revolution]. In: V.I. Lenin. Poln. sobr. Soch. [Full. Collection Works]. Vol. 33. Moscow, Publishing House of Political literature, 1974, 433 p., p. 48.

2. Lenin V.I. Materializm i empiriokrititsizm. In: V.I. Lenin. Poln. sobr. Soch. [Full. Collection Works]. Vol. 18. Moscow, Publishing House of Political literature, 1973, p. 380.

3. Bernshteyn E. Usloviya vozmozhnosti sotsial-izma i zadachi sotsial-demokratii [The conditions of the possibility of socialism and the tasks of social democracy]. St.-Petersburg, Printing House of A. A. Goldberg, 1906, 240 p.

4. Marx K. Ekonomichesko-filosofskie rukopisi 1844 g. [Economic and philosophical manuscripts of 1844]. In: K. Marx, F. Engels. Iz rannikh proizvedeniy [From the early works of M.: State publishing house

of political science]. Moscow, Publishing House of Political literature, 1956, p. 563.

5. Fromm E. Iz plena illyuziy [From the captivity of illusions]. In: E. Fromm. Dusha cheloveka [The soul of man]. Moscow, Respublika, 1992, pp. 299-374.

6. Fromm E. Kontseptsiya cheloveka u Marksa [The Concept of man at Marx]. In: E. Fromm. Dusha cheloveka [The soul of man]. Moscow, Respublika, 1992, pp. 375-415.

28 января 2018 г.

УДК 338.431.4

ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ К. МАРКСА -ПАРАДИГМА ИССЛЕДОВАНИЯ СОВРЕМЕННЫХ АГРАРНЫХ

ОТНОШЕНИЙ

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В.Н. Овчинников

DOI 10.18522/2072-0181-2018-93-1-50-54

Обращаясь в канун 200-летия со дня рождения Карла Маркса к его великому научному наследию, всё более чётко понимаешь, что творческий гений учёного не только создал системно-функциональную модель современного ему общества, выявив его эксплуататорский характер, но и сформулировал научно-мировоззренческие подходы к научному познанию, а также разработал методологические ключи для выявления экономической природы сегодняшних явлений и процессов и опосредующих их отношений.

Действительно, выявив двойственный характер труда, воплощённого в товаре, разработав трудовую теорию стоимости и применив её к стоимости товара «рабочая сила», а также исследуя механизм действия закона прибавочной стоимости в единстве и преемственности фаз её воспроизводственного цикла, Карл Маркс вскрыл экономическую природу общественного строя производства и построил систему взаимоотношений субъектов производственного, торгового, земельного и ссудного капиталов при распределении прибавочной стоимости, созданной трудом наёмного рабочего капиталистического предприятия.

Однако не меньшую эвристическую ценность представляет его методологически чёткое разделение капитала на капитал-собственность и капитал-функцию, а также персонифицированное закрепление этого методологического ключа в распределительных компетенциях соб-

Овчинников Виктор Николаевич - доктор экономических наук, профессор, заведующий отделом Северо-Кавказского научно-исследовательского института экономических и социальных проблем Южного федерального университета, 344006, г. Ростов-на-Дону, ул. Б. Садовая, 105/42, e-mail: viktor.ov@inbox.ru.

ственника капитала и владельца - хозяйствующего субъекта (капиталиста-арендатора, предпринимателя, функционирующего на основе имущественного найма), соответственно, выполняющих различные социальные роли в системе общественного воспроизводства.

Их функциональные роли разделены в деятельности разных субъектов системы отношений присвоения. В марксовой схеме отношений аграрного строя буржуазного общества им соответствует земельный аристократ-латифундист и капиталист-арендатор, реально осуществляющий функцию хозяина-предпринимателя.

Конструктивное использование этих методологических подходов Карл Маркс гениально продемонстрировал на примере исследования экономической природы земельной ренты ( в частности, абсолютной ренты) - одного из наиболее сложных феноменов общества «всеобщего товарного характера».

При этом, рассматривая в системе «присвоение - отчуждение» позиции собственника земли и владельца (на основе аренды) - хозяйствующего на земле субъекта, важно обратить внимание на различие их ролей на «входе» (по поводу условий производства) и на «выходе» (по поводу его результатов) из производственно-хозяйственной системы.

Собственник земельного капитала (земельный аристократ) также может быть одновременно и хозяйствующим субъектом, осуществляющим индивидуальное воспроизводст-

Viktor Ovchinnikov - Southern Federal University, 105/42, Bolshaya Sadovaya Street, Rostov-on-Don, 344006, e-mail: viktor.ov@inbox.ru.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.