Научная статья на тему 'Мадарский Всадник, митраизм, тэнгрианство и героический эпос народов Внутренней Азии'

Мадарский Всадник, митраизм, тэнгрианство и героический эпос народов Внутренней Азии Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
329
105
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
МИТРАИЗМ / MITHRAISM / МАДАРСКИЙ ВСАДНИК / MADARA HORSEMAN / ТЭНГРИАНСТВО / КОЧЕВНИЧЕСКАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ / NOMADIC CIVILIZATION / ГЕРОИЧЕСКИЙ ЭПОС ГЭСЭР / HEROIC EPIC OF GESER / АХУРА-МАЗДА / ВОИНСКИЕ КУЛЬТЫ / WARRIORS CULTS / АРИЙСКО-ТУРАНСКАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ / ARYAN-TURANIAN CIVILIZATION / TENGRIAN NATIONAL FAITH / AHURA MAZDA

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Абаев Николай Вячеславович

В статье рассматривается вопрос о влиянии митраизма на символику Мадарского Всадника в Болгарии, о его значении в формировании тэнгрианства в национальной дохристианской религии протоболгар, а также в тибетской религии Бон и тэнгрианской религии протомонгольских и пратюркских народов, создавших кочевническую цивилизацию Евразии. Доказывается важная роль митраизма в становлении национальной тэнгрианской религии тюрко-монгольских народов, а также ее связь с героическим эпосом народов Центральной Азии. Автор выдвигает предположение, что именно протоболгары, сыгравшие важную роль в распространении митраизма в западной части Евразии (в частности в Европе), сумели переработать религию древних ираноязычных ариев, существовавшую до зороастризма, то есть «традиционный маздаизм» (от имени верховного божества Ахура-Мазды).

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Madara Horseman, Mithraism, Tengrism and a heroic epos of the peoples of Inner Asia

The article discusses the issue of the impact of Mithraism upon the symbolism of the Madara Horseman in Bulgaria and its role in shaping of Tengrism in the national pre-Christian religion of the Proto-Bulgarians, as well as in the Tibetan Bon religion and Tengrian religion of Proto-Mongol and Proto-Turkic peoples who created a nomadic civilization of Eurasia. The important role of Mithraism in the formation of the Tengrian national religion of Turkic-Mongolian peoples, as well as its relationship with the heroic eposes of the peoples of Central Asia. The author proposes that these Proto-Bulgarians, who played the important role in the spread of Mithraism in the western part of Eurasia, (particularly in Europe), could rework the religion of ancient Iran-speaking Aryas that had existed before Zoroaster’s religion of “traditional Mazdaism” (the name of the supreme deity Ahura Mazda).

Текст научной работы на тему «Мадарский Всадник, митраизм, тэнгрианство и героический эпос народов Внутренней Азии»

УДК 2-135.2 (497.2)

МАДАРСКИЙ ВСАДНИК, МИТРАИЗМ, ТЭНГРИАНСТВО И ГЕРОИЧЕСКИЙ ЭПОС НАРОДОВ ВНУТРЕННЕЙ АЗИИ

© Абаев Николай Вячеславович, доктор исторических наук, профессор, заведующий лабораторией цивилизационной геополитики Института Внутренней Азии Бурятского государственного университета.

Россия, 670000, г. Улан-Удэ, ул. Смолина, 24а. E-mail: kol-bugra@yandex.ru

В статье рассматривается вопрос о влиянии митраизма на символику Мадарского Всадника в Болгарии, о его значении в формировании тэнгрианства в национальной дохристианской религии про-тоболгар, а также в тибетской религии Бон и тэнгрианской религии протомонгольских и пратюрк-ских народов, создавших кочевническую цивилизацию Евразии. Доказывается важная роль мит-раизма в становлении национальной тэнгрианской религии тюрко-монгольских народов, а также ее связь с героическим эпосом народов Центральной Азии. Автор выдвигает предположение, что именно протоболгары, сыгравшие важную роль в распространении митраизма в западной части Евразии (в частности в Европе), сумели переработать религию древних ираноязычных ариев, существовавшую до зороастризма, то есть «традиционный маздаизм» (от имени верховного божества Ахура-Мазды).

Ключевые слова: митраизм, Мадарский Всадник, тэнгрианство, кочевническая цивилизация, героический эпос Гэсэр, Ахура-Мазда, воинские культы, арийско-туранская цивилизация.

MADARA HORSEMAN, MITHRAISM, TENGRISM AND A HEROIC EPOS OF THE PEOPLES OF INNER ASIA

Abaev Nickolai V., DPhil in History, Professor, Head of the Laboratory of civilization geopolitics, Institute of Inner Asia, Buryat State University.

24a Smolina St., Ulan-Ude, 670000 Russia. E-mail: kol-bugra@yandex.ru

The article discusses the issue of the impact of Mithraism upon the symbolism of the Madara Horseman in Bulgaria and its role in shaping of Tengrism in the national pre-Christian religion of the Proto-Bulgarians, as well as in the Tibetan Bon religion and Tengrian religion of Proto-Mongol and Proto-Turkic peoples who created a nomadic civilization of Eurasia. The important role of Mithraism in the formation of the Tengrian national religion of Turkic-Mongolian peoples, as well as its relationship with the heroic eposes of the peoples of Central Asia. The author proposes that these Proto-Bulgarians, who played the important role in the spread of Mithraism in the western part of Eurasia, (particularly in Europe), could rework the religion of ancient Iran-speaking Aryas that had existed before Zoroaster's religion of "traditional Mazdaism" (the name of the supreme deity Ahura Mazda).

Keywords: Mithraism, Madara Horseman, Tengrian national faith, nomadic civilization, heroic epic of Geser, Ahura Mazda, warriors cults, Aryan-Turanian civilization.

Проблему этнокультурных и этногенетических взаимосвязей между сибирскими скифо-ариями и первыми тюрко-туранцами невозможно решить без рассмотрения вопроса об отношении так называемой религии ариев, в частности митраизма и зороастризма, к тюрко-монгольскому тэнгрианству и героическому эпосу кочевнических народов Внутренней и Центральной Азии. Как пишет С. Г. Кляш-торный, культ Неба как Верховного Божества был присущ «едва ли не всем древним кочевникам Центральной Азии независимо от этнической принадлежности» [8, с. 18].

На основе анализа рунических надписей С. Г. Кляшторный приводит много примеров того, что именно Тэнгри ниспосылал благодать или «приказывал», побуждал к созданию и воссозданию государства тюрков. Само государство именуется в енисейской рунике «божественный эль». Йол-тэнгри - это путь, по которому кут (души) постоянно находятся в пути, и который связывает Верхний и Средний миры, также, как каганы, обращаясь к Небу с вопросами и мольбами осуществляют обратную связь Среднего мира с Верхним [8, с. 8-91]. Здесь полностью отражен тэнгрианский концепт Пути Творца - Ак Жол, Йол Тэнгри, Айыы Суола и т.д. [13, с. 229]. Говоря об общих основаниях тэн-грианско-евразийской цивилизации, С. Г. Кляшторный отмечает: «Рассказывают же о них рунические каменные стелы Монголии, греческая эпиграфика дунайской Мадары и Мовзес Каганкатваци, албанский историограф» [8, с. 18].

Рассматривая теснейшие этнокультурные и религиозные связи между сибирскими скифо-ариями, монголоязычными племенами Приангарья и Прибайкалья, а также западными евразийцами, мы уже отмечали, что самые северные монголы - бурятские булагаты - имеют гунно-булгарское происхождение и в этноконфессиональном отношении тесно связаны не только с венграми (считается, что они пришли в Европу вместе с западными гуннами в IV в. н.э.), но и с болгарами, которые, вероятно, первыми привнесли в Европу тэнгрианскую религию (Тангра), а также культ Митры, имя которого следует возводить к названию древнейшего солнечного божества скифо-саков и прототюрков -недаром в тюркских языках батор-багатур передается словом «маадар» (ср. тув. - «маадыр», бур.-монг. - «баатор», скифо-арийский - «богатур», рус. - «богатырь»), которое вошло в имя гуннского правителя-шаньюя Батора-Тенрикута (бур.-монг. Модэ//Модунь).

На территории Болгарии, возле города Шумен, расположен высеченный высоко в скале барельеф так называемого Мадарского Всадника. Под сенью распростертых крыльев птицы в сопровождении собаки шествуют конь под Владетелем, по одной из версий на нем изображен хан Тервел, по другой - фракийский бог. По нашей же версии болгарский богатырь символически изображает обобщенный образ центрально-азиатского эпического героя-батора, воплощающего в себе черты Солнечного Небесного воинского божества Митры. Официально памятник датируют 6-7 вв. н.э.

В этом смысле Болгария и символика ее «Мадарского Всадника» имеют огромное значение для выявления внутреннего духовно-культурного единства и целостности тэнгрианской цивилизации, обусловившей и внутреннее единство всей Евразийской Мегацивилизации, во многом спаянной общностью тэнгрианских ценностей. В основе этой символики лежит общеевразийский феномен Тэнгри-Тангара, тесно связанный с «кочевнической», то есть пастушеской цивилизацией. Тюрко-монголь-ское название этого феномена - «Вечное Синее Небо» Тэнгри (бур.-монг. «Тэнгери», тув. «Дээр, Ку-дай-Дээр», другие тюрские варианты имени - «Хан-Тигир», «Хан-Тенгир», «Тегир», «Хан-Тигр» и др.), его болгарский аналог - Тангара. Они одинаково емко и полно воплощают в себе все безграничное поле понятий - универсальный космический Закон (или Путь) функционирования, развития и синергетического взаимодействия трех основных вселенских сил или сущностей - «Небо» - «Земля» - «Человек». Наиболее простым вариантом перевода теонима Тэнгри-Тангара является «Бог Небесный», «Отец Небесный», «Небо-Отец».

Древние болгары, как легитимные во всех отношениях наследники этой арийско-туранской цивилизации, смогли сохранить и донести до Европы многие достижения шумерской, бактрийской, со-гдианской, среднеазиатской эллинистической и скифо-сибирской, арийской цивилизаций, как например: календарь, астрономию, астрологию, руническую письменность, традиции кочевнической политической культуры и государственности, но самое главное - митраизм [1], первоначально возникший в архаической индо-иранской традиции и соединившийся с древнешумерским тэнгрианством, одним из верховных божеств которого был, как показал болгарский автор А. Илиев, Дингир-Тэнгир [7].

Об очень архаических тотемических корнях самого имени «Митра» и воинского титула багатур свидетельствует корнеслово «тур», обозначающее дикого быка, который был обожествленным тотемным предком скифо-ариев и гуннов, позже стал божеством-покровителем воинской касты, а также военизированных тайных религиозных обществ надэтнического (межплеменного, «общенационального») характера, в которых практиковались особые эзотерические (то есть недоступные для непосвященных) культы сугубо военных божеств и специальные приемы и методы ведения рукопашного боя, искусство стрельбы из лука, фехтования и другие военно-прикладные искусства.

Наряду с культом Митры, тесно связанным с тюрко-монгольским культом героя-багатура, большое распространение среди членов тайных военных союзов и обществ как восточных скифов и других ираноязычных номадов центра Евразии, так и тюрко-монголов, получил специфический воинский культ огнедышащего Небесного Змея-Дракона. Еще Г. Н. Потанин, характеризуя одно из верховных божеств алтайцев - Кайракан (тув. «Хайыракан»), популярное у многих других тюрко-монгольских народов Саяно-Алтая, Центральной и Северо-Восточной Азии (тувинцев, монголов, бурят, калмыков, саха-якутов и др.), как небесного бога-громовника [12, с. 37-325], отмечал, что камлание с бубном есть «представление грозового явления, звуки барабана есть подражание небесному грому» [12, с. 37].

Именно протоболгары, сыгравшие важную роль в распространении митраизма в западной части Евразии, в частности в Европе, сумели переработать религию древних ираноязычных ариев, существовавшую до зороастризма (ее называют еще «традиционным маздаизмом» - от имени верховного божества Ахура-Мазды), в соответствии с религиозно-культурными традициями евразийского кочевничества, преобразовав одно из его самых своеобразных направлений - митраизм - до такой степени,

что он практически стал самостоятельной религией, тесно связанной с древними воинскими культами тюрко-монгольских пастушеских народов и с тюрко-монгольской формой тэнгризма-тангризма, как религиозной основой арийско-туранской цивилизации.

Эта специфическая кочевническая форма митраизма является, на наш взгляд, не только западной ветвью тэнгрианства и зороастризма, оказавшей огромное влияние на христианство, но и важной составной частью тюрко-монгольского и евразийского тэнгрианства, имеющего общие корни с древнейшей религией сибирских, саяно-алтайских скифо-ариев и теле-уйгуров (известное во многих источниках «племя богатырей», от «багатур»//«бога-тур»//«богатырь», то есть «Небесный Бык»), про-тохакасских азов и чиков (саков) - первоначального хорско-гурского субстрата, создавшего арийско-туранскую цивилизацию, как этнокультурное ядро всей центральной евразийской мегацивилизации.

Еще 10 тыс. лет назад племя богатырей двинулось со своей исторической родины в бассейне р. Тарим на север, на Алтай и далее по Саяно-Алтайскому нагорью дошло до Байкала, в результате чего и сложилась туранская, тюрко-монгольская общность Внутренней Азии. В этногенетическом и этнокультурном отношении эта прародина северных саяно-алтайских тюрко-монголов была тесно связана с Тибетом и Древней Бактрией, название которой в свете вышеизложенного мы можем этимологизировать как «Багатурия», то есть «Страна богатырей». Один из этих богатырей и изображен на Мадарском памятнике, который представляет собой центрально-азиатского батора в образе солнечного божества, о чем свидетельствует нимб (аура) вокруг его головы, ныне разрушенный.

Именно Древняя Бактрия, которая находилась на территории к югу от Памира и к северу от Индии, к западу от Тибета и к востоку от Ирана и Месопотамии, где возникла шумерская цивилизация, сыграла исключительно важную роль как ключевого аккумулирующего, трансляционного и передаточного центра между разными этническими культурами Передней, Средней, Южной и Внутренней Азии. В свое время Б. И. Кузнецов и Л. Н. Гумилев уже высказывали предположение, что до-буддийская национальная религия тибетцев Бон, в сущности представляющая собой этнокультурный вариант митраизма, получила распространение также и у арийско-туранских предков древних монголов и бурят, в результате чего традиции митраизма стали распространяться в Центральной и Восточной Азии [4, с. 31-38; 10, с. 72-90; 5].

На расшифрованной древней тибетской географической карте была обнаружена «страна Олмо», что является ни чем иным, как Эламом, под которым имелся в виду Иран времен Ахеменидов; на этой карте был также обнаружен город Пасаргады, в котором родился Шенраб, основоположник тибетской религии Бон, который согласно бонской традиции пришел с Запада, где и находился этот город. Удалось также установить, что начало возникновения бонского учения относится ко времени завоевания персами Мидии и Вавилона (эти эпизоды есть в тибетских источниках), то есть к периоду правления Кира II. Согласно тибетским источникам, которые корректируются древними иранскими, бонское учение в Иране было почти полностью уничтожено Ксерксом (V в. до н.э.), которого тибетцы называют Кхриши, а также Шрихарша (др.-перс. «Хшаярша»). Удалось также разобрать один факт из биографии Шенраба, в которой говорится о том, что это сочинение было первоначально составлено в Эламе, где оно и было записано финикийскими буквами [5, с. 89-101; 4, с. 31-38; 10, с. 72-90].

Таким образом, культ Митры, существовавший в древней религиозно-мифологической традиции индо-иранцев до их разделения, в результате взаимодействия с кочевническими этносами центральной части Евразии и с тибетцами, трансформировался в особое религиозное направление, которое оказало огромное влияние на национальную религию прототюркских народов и прамонголов, фактически став народной этноконфессиональной традицией гуннов-хунну, древних тюрков, бурят-монголов, уйгуров и др. При этом огромную посредническую роль в этом процессе сыграл героический эпос кочевнических народов Центральной Азии, в частности эпос Гэсэр, который получил распространение как у древних тибетцев, так и у предков бурят-монголов и тувинцев. В результате этого «Гэсэриада» стала подлинным первоисточником тэнгрианско-митраистского мировоззрения и подобно Библии или Корану сыграла роль Священного Канона, в котором в особой мифо-поэтической форме отразились религиозные, философские, этические, космологические и психологические принципы древнейшей религии ариев, тюрко-монгольского тэнгрианства, тибетского Бон и древнеболгар-ской религии Тангара.

В результате наших исследований и анализа символики Мадарского Всадника были также обнаружены и выявлены тесные этнокультурные связи бурят-монгольского племени булагатов с прото-болгарами, а у древних хакасских азов - с болгарской династией Асеней (тюрко-монгольское Ашина) и с именем хана Аспаруха. В 681 г. византийский император Константин IV, разгромленный войска-

ми хана Аспаруха (680-700) недалеко от устья Дуная, подписал договор, по которому был вынужден платить годовой налог болгарскому хану. Этот факт является официальным признанием существования нового болгарского государства называемого «Первым болгарским царством» [9, с. 145].

Ввиду этого мы считаем, что изображение льва, поверженного Мадарским Всадником, на барельефе (под ногами его коня) символизирует титул византийского императора, то есть басилевса, который получил болгарский хан. А его поражение символизирует летящее на уровне головы всадника гибридное существо с крыльями в виде мифической собако-птицы Симаргл («Симург»), сочетающей в себе черты птицы и собаки или птицы и льва, которая изображена правее головы всадника [9, с. 139-143].

Таким образом, Мадарский Всадник свидетельствует о сложных, многообразных и длительных связях между протоболгарами и другими народами Евразии - фракийцами, славянами, тибетцами, шумерами, ираноязычными ариями, сибирскими скифо-ариями и азами, предками современных хакасов, бурят-монголами и др. Например, еще во фракийский период на территории современной Болгарии существовали артефакты, глиняные сосуды, на которых изображены такие символы древнеарий-ской и тэнгрианской религии, как свастика и тэнгрианский крест.

Эта концепция нашла убедительное подтверждение в публикациях болгарских авторов Р. Ней-ковой, Н. Колева, А. Илиева, Г. Бакалова и Г. Владимирова, очень обоснованно утверждающих, что история болгар, как «державотворного индо-европейского народа», может быть описана еще с глубокой древности (1 тыс. до н.э.) [3, с. 2; 7]. По их мнению, прародина болгар находится в Центральной Азии, в районе гор Памира и Гиндукуша, в стране, которая в индийских источниках названа Балхара, а в греческих - Бактрия. Еще на самых ранних этапах своей истории протоболгары интенсивно взаимодействовали с древними индийцами, китайцами, мидянами, шумерийцами, персами (иранцами), прототюрками, скифо-ариями (саками). Предки современных болгар во главе с ханом Кубратом создали тэнгрианскую государственность в Восточной Европе в VII в. н.э. А вообще присутствие болгар в Европе относится к 165 г. н.э., хотя большинство европейских историков утверждает, что болгары пришли в Европу вместе с гуннами в IV в. н.э. И именно болгары впервые начали распространять тэнгрианство и митраизм в западной части Евразии, они же привнесли в Европу самый древний шу-мерийский календарь [3; 6; 11].

Многие исследователи истории Северного Кавказа, в частности Дагестана, считают, что дагестанские гунны были частью савирских племен или частью сабиров//савиров и барсилов, в свою очередь принадлежавших к болгарским племенам. Однако достоверно установлено, что Прародина самих савиров (савыр//сабир//сибир//Шибир//Сумер//Сумеру//Сумбер//Шумер) находится в Сибири, точнее - в горной части Юго-Западной Сибири, то есть Алтае-Саянском нагорье, где располагалась Священная Гора древних ариев (племена скифо-саков) Сумеру (бур.-монг. «Сумбер-Уула»); севернее и западнее находилась Протоуральская родина угров, сыгравших важную роль в этногенезе западных гуннов, в частности предков современных венгров - аваров (кит. жужань//жуань-жуань; бур.-монг. Могэ+лу=Моголюй, родоначальник жужаней, имя которого переводится как «Змей-Дракон»). Мого-люй считается также прародителем Чингис-Хана.

В средние века эта территория к востоку и западу от Уральских гор в персидских и арабских источниках называлась «Ибир-Шибир», где под «Шибир» подразумевались индоевропейские предки «сибирских скифов» в широком смысле (то есть скифо-саки, тохары, согдийцы и т.д.), в том числе те, которые ушли в Хорезм, Ариану-Иран, Причерноморье, Тибет (так называемые хоры) и Индию (ин-доскифское племя Будды Сакья-муни), и их преимущественно номадическая часть, после грандиозного геополитического раскола на «Иран» и «Туран» ставшая общим «предком» тюрко-монголов (туранцев). А под «Ибир» подразумевались авары, фракийцы, древние евреи (Hebrew, потомки Авраама) и др.

При этом вплоть до эпохи гуннов-хунну (с начала III в. до н.э.) все эти этносы и суперэтносы в антропологическом смысле были индоевропейцами (кавказоидами), а незначительная монголоид-ность была привнесена гуннами-хунну и древними кыргызами (в основном с юга, где происходило более интенсивное смешение западных и восточных гуннов, усилившееся после разгрома Империи Хунну); в эпоху Сяньби (протомонголы) эта монголоидная примесь стала усиливаться еще больше, в результате чего в регионе сложился специфический смешанный расовый тип. Усилению монголоид-ности способствовало также продвижение саяно-алтайских прототюрков и прамонголов далее на Восток, Северо-Восток и Дальний Восток, в процессе которого происходила антропологическая «тунгусизация» этих этносов, обусловленная смешением с тунгусо-маньчжурскими, палеоазиатскими и другими монголоидными народами Северо-Восточной Азии. Поэтому у протоболгар, которые дви-

гались из Внутренней Азии в противоположном, то есть в западном, направлении «монгольский ген» имеется в небольшом количестве - не более 3%, что соответствует общей генетической картине у русских и других восточных славян.

Литература

1. Абаев Н. В. Культ священных гор и тэнгрианский эпос бурят-монголов. - Иркутск, 2015.

2. Аbaeva L. Religious indentity of indigenous peoples in Central Asia and Siberia in the modern time. -Karadeniz: Black Sea, 2013. - Vol.19.

3. Бакалов Г., Владимиров Г. Болгары. Съединение то прависилата (Единство права и силы). - София: ТанграТанНакРа ИК, 2013.

4. Гумилев Л. Н. Древнемонгольская религия / Доклады Географического общества СССР. - Л., 1968. -

Вып.5.

5. Гумилев Л. Н., Кузнецов Б. И. Две традиции древнетибетской картографии // Вестник ЛГУ. - 1969. -

№24.

6. Илиев А. Л. Тангра и болгары // Тенгрианство и эпическое наследие народов Евразии: истоки и современность // Материалы 4-ой Междунар. науч.-практ. конф., 9-10 октября 2013. - Улан-Батор, 2013.

7. Илиев А. Эпос Гильгамеша как источник мифологического и исторического доказательства существования шумерского бога Нин-Дингир, прадеда Тэнгрианства // Материалы 5-ой Междунар. науч.-практ. конф., 20-25 сентября 2015, Варна (Болгария). - София: БЪДНИК, 2015.

8. Кляшторный С. Г. Древнетюркские племенные союзы и государства Великой Степи / Кляштор-ный С. Г., Савинов Д. Г. Степные империи Евразии. - СПб., 1994.

9. Коваль А. С. Симаргл или Василевс (Посланник между небом и землей) // Материалы 5-ой Междунар. науч.-практ. конф., 20-25 сентября 2015, Варна (Болгария). - София: БЪДНИК, 2015.

10. Кузнецов Б. И., Гумилев Л. Н. Бон (древняя тибетская религия) // Доклады Географического общества СССР. - Л., 1971. - Вып.15.

11. Нейкова Р. «Не унижайте наших богов...» // Тенгрианство и эпическое наследие народов Евразии: истоки и современность: материалы 4-ой Междунар. науч.-практ. конф., 9-10 октября 2013. - Улан-Батор, 2013.

12. Потанин Г. Н. Очерки Северо-Западной Монголии. - СПб., 1881.

13. Федорова Л. В. Сакральное в идеологии евразийства: автореф. дис. ... канд. полит. наук. - М., 2013.

References

1. Abaev N. V. Kul't svyashchennykh gor i tengrianskii epos buryat-mongolov [The Cult of Sacred Mountains and Tengrian Epos of Buryat-Mongols]. Irkutsk, 2015.

2. Abaeva L. Religious Indentity of Indigenous Peoples in Central Asia and Siberia in the Modern Time. Karadeniz: Black Sea, 2013. V. 19.

3. Bakalov G., Vladimirov G. Bolgary. S"edinenie topravisilata [Bulgarians. Unity of Law and Force]. Sofiya: TangraTanNakRa IK, 2013. (in Bulg.)

4. Gumilev L. N. Drevnemongol'skaya religiya [Ancient Mongolian Religion]. Doklady Geograficheskogo ob-shchestva SSSR - Reports of the USSR Geographical Society. Leningrad, 1968. V. 5.

5. Gumilev L. N., Kuznetsov B. I. Dve traditsii drevnetibetskoi kartografii [Two Traditions of Ancient Tibetan Mapping]. Vestnik Leningradskogo gosudarstvennogo universiteta - Bulletin of Leningrad State University. 1969. No. 24.

6. Iliev A. L. Tangra i bolgary [Tangra and Bulgarians]. Tengrianstvo i epicheskoe nasledie narodov Evrazii: istoki i sovremennost' - Tengrianism and Epic Heritage of Eurasia Peoples: Origins and Modernity. Proc. 4th Int. sci. and pract. conf. (October 9-10, 2013). Ulaanbaatar, 2013.

7. Iliev A. Epos Gil'gamesha kak istochnik mifologicheskogo i istoricheskogo dokazatel'stva sushche-stvovaniya shumerskogo boga Nin-Dingir, pradeda Tengrianstva [Gilgamesh Epos as a Source of Mythological and Historical Proof of Existence the Sumerian God Ning Dingir, Tengrianstva's Grandfather]. Proc. 5th Int. sci. and pract. conf. September 20-25, 2015, Varna (Bulgaria). Sofia: B"DNIK, 2015.

8. Klyashtornyi S. G. Drevnetyurkskie plemennye soyuzy i gosudarstva Velikoi Stepi [Ancient Tribal Unions and the Great Steppe States]. Klyashtornyi S. G., Savinov D. G. Stepnye imperii Evrazii - Steppe Empires of Eurasia. St Petersburg, 1994.

9. Koval' A. S. Simargl ili Vasilevs [Messenger between Heaven and the Earth]. Proc. 5th Int. sci. and pract. conf. September 20-25, 2015, Varna (Bulgaria). Sofia: B"DNIK, 2015.

10. Kuznetsov B. I., Gumilev L. N. Bon (drevnyaya tibetskaya religiya) [Beaune (Ancient Tibetan Religion)]. Doklady Geograficheskogo obshchestva SSSR - Reports of the USSR Geographical Society. Leningrad, 1971. V. 15.

11. Neikova R. «Ne unizhaite nashikh bogov...» ["Do not Humiliate Our Gods ..."]. Tengrianstvo i epicheskoe nasledie narodov Evrazii: istoki i sovremennost' - Tengrianism and Epic Heritage of Eurasia Peoples: Origins and Modernity. Proc. 4th Int. sci. and pract. conf. (October 9-10, 2013). Ulaanbaatar, 2013.

12. Potanin G. N. Ocherki Severo-ZapadnoiMongolii [Essays of the North-Western Mongolia]. St Petersburg, 1881.

13. Fedorova L. V. Sakral'noe v ideologii evraziistva: avtoref. dis. ... kand. polit. nauk [Religious Ideology of Eurasianism. Author's abstract of Cand. political sci. diss.]. Moscow, 2013.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.