Научная статья на тему 'Люцернские мосты- музеи: опыт культурологического осмысления'

Люцернские мосты- музеи: опыт культурологического осмысления Текст научной статьи по специальности «Искусствоведение»

CC BY
305
35
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Область наук
Ключевые слова
MUSEUM ON THE BRIDGE / LUCERNE / SPREUERBRüCKE AND THE CHAPEL / THE PAINTINGS ON TRIANGULAR PANELS / THE CULTURAL PHENOMENON OF "DANCES OF DEATH" / K. MELLINGER / H / WEGMANN / COUNTER-REFORMATION IN SWITZERLAND / МУЗЕЙ НА МОСТУ / ЛЮЦЕРН / SPREUERBRüCKE И КАПЕЛЬБРЮККЕ / КАРТИНЫ НА ТРЕУГОЛЬНЫХ ПАНЕЛЯХ / КУЛЬТУРНЫЙ ФЕНОМЕН "ПЛЯСОК СМЕРТИ" / К. МЕГЛИНГЕР / Х. ВЭГМАНН / КОНТРРЕФОРМАЦИЯ В ШВЕЙЦАРИИ

Аннотация научной статьи по искусствоведению, автор научной работы — Сыченкова Лидия Алексеевна

В статье рассматривается деревянные крытые мосты Люцерна Spreuerbrücke и Капельбрюкке не только как исторические памятники, а как музеи с постоянной экспозицией картин, посвященных одной теме. Замысел статьи состоит в том, чтобы доказать, что картины на мостах выполняли и продолжают выполнять важную культурную и музейную функцию. Если в XVII-XVIII веках они выполняли функции просвещения, проповеди и оберега, одновременно, то в настоящее время они объединяют культурное пространство города, соединяют разные эпохи. Обновляющее историческое и социальное пространство, наполняют древние сюжеты новыми культурными смыслами. Ведущим подходом к исследованию данной проблемы является системно-культурный метод, который позволяет установить неожиданные культурные смыслы и определить музейную миссию люцернских музеев на мостах. Материалы статьи расширяют существующие представления о традиции создания необычных музеев в Европе.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

MOSTY- MUSEUMS: cultural understanding experience

The article discusses the wooden covered bridges of Lucerne Spreuerbrücke and the Chapel not only as historical monuments and museums with a permanent exhibition of paintings on one subject. The idea article is that to prove that the paintings on the bridges were made and continue to make important cultural and Museum function. If in the XVII-XVIII centuries, they performed the functions of education, preaching and talisman at the same time, currently they unite cultural space of the city, connecting different epochs. Update the historical and social space, filled with ancient stories of new cultural meanings. A leading approach to the study of this problem is systemic-cultural method that allows you to install unexpected cultural meanings and define the Museum's mission luzinski museums on the bridges. The article extend existing ideas about the tradition of creating unusual museums in Europe.

Текст научной работы на тему «Люцернские мосты- музеи: опыт культурологического осмысления»

УДК 069(1-21)+ 069.02:7

Л. А. Сыченкова

ЛЮЦЕРНСКИЕ МОСТЫ-МУЗЕИ:

ОПЫТ КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКОГО ОСМЫСЛЕНИЯ

В современной Европе немало новаторских музеев, которые стремятся привлечь посетителей оригинальными приемами. Сюжеты и оформление новаторских музеев своим замыслом буквально «сбивают с ног» посетителя, стремясь поразить его воображение. Но эта музейная традиция оказалась не новой и для старой Европы. Уже несколько сот лет назад в Европе возникли такие шокирующие художественные галереи одной темы в совершенно неподходящем для этой цели, на первый взгляд, пространстве. Эти галереи были размещены под сводами крытых мостов, и на протяжении уже нескольких веков продолжают выполнять функцию просвещения и проповеди одновременно.

Среди таких необычных галерей следует назвать своеобразную «постоянную экспозицию» Мельничного моста в швейцарском Люцерне. Если вы попадете в Люцерн, то обязательно пройдете по деревянному крытому Мельничному мосту Spreuerbrücke (Шпрой-ербрюкке), изображение которого встречается на всех буклетах из Швейцарии1. Мост является не только уникальным памятником позднего Средневековья, но и своеобразным музеем под крышей моста, поскольку он украшен 67 картинами швейцарского художника Каспара Меглингера2 на тему «Пляски смерти», созданными в период с 1626 по 1635 г. На деревянных треугольных панелях, украшающих мост, отражена история грехопадения человека и картины Страшного суда, ожидающего в конце жизни всякого грешника.

На фоне роскошной природы и прекрасного вида города у любого туриста, попавшего на мост, не обремененного знанием средневековой истории и истории искусства, встреча с мрачными сюжетами может вызвать недоумение и растерянность. Сюжеты картин создают контраст с городским ландшафтом, искрящимся жизнью и оптимизмом. Природа вокруг играет изумительными красками: чистейшая голубая вода, сверкающие шпили соборов и черепичные крыши домов, теплое и уютное дерево моста, яркие цветы. Все олицетворяет жизнь, и вдруг на фоне этого великолепия неожиданно появляется напоминание о смерти. Невольно возникают вопросы. Первый вопрос: привыкли ли жители

1 Мост Шпройербрюкке (Spreuerbrücke) в Люцерне давно уже стал символом сказочной альпийской страны в центре Европы. Первый мост на этом месте был построен в Люцерне еще в XIII столетии. Шпройербрюкке пересекает реку Ройс под углом в самом центре старого города и соединяет площадь Мюленплац с улицей Пфистергассе (около 400 м к западу от железнодорожного вокзала). Мост соединял площадь Мюленплац на правом берегу и мельницы, установленные в стремнине. На левый берег мост был перекинут лишь в 1408 г. Источники утверждают, что мост получил название Мельничного (или Мякинного) потому, что в средние века только с него разрешалось сбрасывать в реку Ройс мякину и листву, то есть отходы мельничного и маслобойного производства. В результате паводка в 1566 г. мост был практически полностью разрушен, но в короткое время отстроен заново. На оконечности моста возвели хранилище для зерна. В середине моста пристроена малюсенькая часовенка.

2 Каспар Меглингер, Meglinger (1595-1670), швейцарский художник. — См.: FüssliJ. C. Geschichte des besten Künstler in der Schweiz: nebst ihren Bildnissen. Zürich, 1770. Bd 3. S. 69 f.

Люцерна, проходя каждый день по мосту, к созерцанию этих картин? Второй вопрос: для чего жители Люцерна решили сохранить в XVII в. память о далекой чуме XIV в.?

Илл. 1. Мельничный мост в Люцерне

Глядя на то, с каким будничным выражением лиц, на которых нет следов потрясения или страха, жители Люцерна проходят по мосту, понимаешь, что, вероятно, для них картины Каспара Меглингера3 давно превратились в историческую декорацию, подобную фасадам домов, раскрашенным сюжетными картинами. А вот ответ на второй вопрос требует «погружения» в историю не только Швейцарии, но и всей Западной Европы эпохи позднего Средневековья.

Итак, синтетический культурный феномен «Плясок смерти» возник в XIV в., после ряда эпидемий чумы, охватившей всю Европу. В начале XIV в. чума, или, как ее называли в народе, черная смерть, свирепствовала по всей Европе. По подсчетам историков, от этой страшной болезни с 1348 г. за два десятилетия погибло 60 млн человек, для некоторых регионов Европы это составляло от трети до половины населения. В меньших масштабах пандемия повторилась в 1361 г. («Вторая чума»), в 1369 г. («Третья чума») и еще несколько раз. По словам французского медиевиста Ж. Дюби4, чума «за несколько десятилетий изменили образ жизни всего западного мира»5. Черная смерть стала сюжетом иконографии на тему «Плясок смерти»6. После чумы радикальным образом изменилось отношение средневековых людей к жизни и смерти. Они стали ценить жизнь и все земные

3 Существует книга: Танец смерти на Muhlenbruke в Люцерне. Eglin, Люцерн, 1893. Отцифро-ванное издание хранится в государственной библиотеки Дюссельдорфа. — См.: http://digital.ub.uni-duesseldorf.de/ihd/content/pageview/2766813

4 Дюби Жорж (1919-1996) — французский историк-медиевист, принадлежал к школе «Анналов», в сферу его научных интересов входили изучение ментальности, структуры феодального общества, истории женщин.

5 Дюби Ж. Вместо предисловия // История частной жизни. Т. 2: Европа от феодализма до Ренессанса. (2015). М., 2015. С. 7.

6 В немецких землях этот сюжет получил название Totentanz, во французских—Danse macabre, в итальянских—Danza macabra, в испанских—Danza de la muerte, в английском варианте — Dance of Death. — См.: Реутин М. Пляски смерти // Словарь средневековой культуры. М., 2003. С. 360.

блага, которые можно от нее получить. Богатство перестало быть презираемым, люди стремились к роскоши и удовольствиям7.

Иконография «Пляски смерти» в Люцерне является одним из самых больших подобных циклов, созданных на территории Европы. С начала XV в. «Пляска смерти» стала все чаще и чаще воспроизводиться не только в живописи, но и в скульптуре, в резьбе из дерева, на коврах и (с 1485 г.) в книжных иллюстрациях. На протяжении веков образы Totentanz неоднократно воспроизводились в акварели, литографии, фотографии, а также на медных пластинках. Эти сюжеты украшали фризы церквей и фасады домов. Они появлялись в лавках города в виде оловянных и фарфоровых статуэток. Из Франции любовь к изображениям и стихотворным объяснениям «Пляски смерти» перешла в Англию, а затем в Испанию. Особенно сильно эта тема привилась в немецких землях.

Сложилось несколько известных циклов «Пляски смерти»8. В швейцарском Базеле и немецком Любеке сюжет «Пляски смерти» прочно вписался в городское пространство. В немецких землях особенно известны любекская «пляска смерти» (нем. Lübecker Totentanz) — монументальный живописный фриз, украшавший церковь Святой Марии (Мариен-кирхе) в Любеке. Он был создан около 1463 г. и обычно приписывается художнику Бернту Нотке9. Тексты любекской «Пляски смерти» издавались в виде блочных книг — Blockbuch, причем четыре раза: в 1489, 1520, 1550 и в 1634 гг. Первые две книги вышли в свет в Любеке, две другие — в Копенгагене. На тему плясок смерти были созданы гравюрные серии Г. Гольбейна, А. Дюрера, Ги Маршана, Метеуса Мариана и др. В 1524-1526 гг. Ганс Гольбейн исполнил серию рисунков «Образы смерти» (известных под названием «Пляска смерти»), представляющих собой аллегорический комментарий к немецкой действительности эпохи Великой крестьянской войны. На нее походили картины в церкви пре-дикаторов в Страсбурге, а также картины, написанные Н. Мануэлем10 (в первой половине XV в.) на стенах кладбища в монастыре того же ордена в Берне. Вообще, братья этого ордена считали, по-видимому, подобные картины немаловажным пособием для достижения своей цели — внушения религиозного страха слушателям и обращения грешников на истинный путь.

7 Свидетельством изменений в ментальности людей позднего Средневековья стали гравюры и картины на тему «Плясок смерти». Появились такие изображения, на которых умирающие пытаются захватить на тот свет мешки с золотом и сундуки с драгоценностями...

8 Известно, что многие из созданных в Средние века изображений «Плясок смерти» до настоящего времени не сохранились, они погибли или были сильно повреждены в результате войн, пожаров. Например, фреска в кладбище Святых Невинных в Париже (1424 до 1425 гг.), древнейшая из самых старых немецких изображений «Пляски смерти» (начала XIV в.) стенная живопись в бывшем Клингентальском монастыре близ Базеля и др.

9 Нотке Бернт (нем. Bernt Notke, ок. 1435—ок. 1509), немецкий художник и скульптор. Наиболее известна его «Пляска смерти» (1463) в любекской Мариенкирхе, была разрушена во время Второй мировой войны, сохранилась только довоенная черно-белая фотография. Авторские версии этой работы в Стокгольме и в церкви Св. Николая в Таллине сохранились, как и его алтарь, там же, в церкви Св. Духа. — См. о нем: роман немецкого историка искусства, журналистки и писательницы Ренаты Крюгер (1934-2016) «Башни на горизонте» (Krüger R. Türme am Horizont. Roman über den Lübecker Maler Bernt Notke. Übersetzung ins Estnische. 1982); MändAnu. Bernt Notke—uuen-duste ja traditsioonide vahel // Bernt Notke—Between Innovation and Tradition: Exhibition in the Nigu-liste Museum. Tallinn, 2010; Bruns Alken. Lübecker Lebensläufe. Neumünster: Wachholtz, 1993; Eimer Gerhard. Bernt Notke: das Wirken eines niederdeutschen Künstlers im Ostseeraum. Bonn, 1985.

10 Никлаус Мануэль по прозвищу Дёйч (Дойч) (нем. Niklaus Manuel Deutsch) (предположительно 1484 - 1530) швейцарский живописец, график, поэт, памфлетист и чиновник. Наряду с Голь -бейном он считается самым значимым представителем Ренессанса в Швейцарии.

Илл. 2. Пляски смерти на панелях моста Шпройербрюкке художника Каспара Меглингера

Известно, что «Пляска смерти» — синтетический культурный феномен, который нашел отражение в обрядах поминовения усопших, в изобразительном искусстве, музыке11 и поэзии12, а в XX в. это сюжет был осмыслен в театре и кино13. Тема «Пляска смерти» стала сквозным сюжетом в европейской культуре, ее актуальность сохраняется и в наше время. Прочитывать, расшифровывать смысл «Пляски смерти» можно не только послойно, но в каждую эпоху по-разному.

Существуют разные трактовки происхождения иконографического сюжета «Пляски смерти» в европейском искусстве. Версии происхождения феномена «Пляски смерти» принадлежат известным историкам искусства и медиевистам, культурологам — Э. Малю, Й. Хейзинге, Ж. Делюмо, Ф. Арьесу, Ж. Дюби, М. Вовелю и др. Между концепциями данных исследователей существует момент преемственности идей. Так, французский медиевист второй половинный XX в. Жан Делюмо14 признавал справедливым утверждение

11 В музыке на тему «Пляски смерти», начиная с XV века и по настоящее время, создано десятки произведений: Ф. Шуберта - Клаудиуса, «Смерть и девушка (Das Mädhen und der Todt) (1817)», Ф. Листа (1849), К. Сен-Санса (1874), М. Мусоргского «Песни и пляски смерти» (1875-1877),

A. Шёнберга (1914), А. Онеггера, оратория «Пляска смерти» (1938), Ф. Мартена, опера «Пляска смерти в Базеле» (1943), Д. Шостаковича, ор. 67 (1944), Ю. Килпинен, сюита «Пляска смерти», op. 84, Фр. Магле, симфоническая сюита «Кортеж и пляска смерти» на текст Хенрика, принца-консорта Датского (2009) и т. д.

12 В литературе цикл «Пляски смерти» представлен произведениями: Г. Гёте. Баллада «Пляска смерти» (1815), Ж. Бодлера (1857), Р.М. Рильке (стихотворение «Пляска смерти», 1907 года), Г. Мей-ринке (1908), А. Стриндберга, Х.Х. Янна (1931), Э. фон Хорвата (1932), Б. Брехта (1948), А. Блока,

B. Брюсова, Б. Келлермана, Н. Геймана, В. Пикуля и др.

13 В XX в. сюжет входит в кино. Первым был создан немой художественный фильм «Пляска смерти» А. Волкова (1916), затем появились фильмы: «Пляска смерти» О. Рипперта (1919), «Правила игры» (фр. La Règle du jeu) Ж. Ренуара (1939), «Седьмая печать» И. Бергмана (1956), «Рим» Ф. Феллини (1972) и др.

14 Делюмо Ж. Танцы мертвецов и пляска смерти // Грех и страх: Формирование чувства вины в цивилизации Запада (XIII-XVIII вв.). Екатеринбург, 2003. С. 92-147 (URL: http :// www. ec- dejavu. net/d/Dance_Delumeau. html).

своего предшественника — французского искусствоведа начала XX в. Эмиля Маля15 о том, что «„Пляски смерти" были своего рода проповедями»16. В то же время можно отметить значительные расхождения в трактовке смыслового предназначения «Плясок смерти»17.

Почему именно этот сюжет стал темой для оформления треугольных деревянных панелей для моста Шпройербрюкке? Картины на мосту были установлены для того, чтобы напомнить людям о хрупкости жизни. Изображения на панелях моста Шпройербрюкке художника Каспара Меглингера является одной из поздних версий трактовки темы «Пляски смерти», созданной уже в первой половине XVII в., когда ужасы чумы стали казаться не такими страшными, но сохранились в памяти нескольких поколений. В этих картинах появилась другая стилистика, в отличие от гравюрных лаконичных листков со стихами. Изображения К. Меглингера — это яркая живописная картина, но с включением уже установившегося к тому времени в европейской художественной традиции персонифицированного образа смерти. Изображения на панелях также сопровождают назидательные подписи. Живописное решение этих картин лишило их устрашающей силы воздействия, и, тем не менее, на фоне цветущего города они служили постоянным напоминанием о бренности жизни горожанам и гостям. В этом смысле К. Меглингер развивал идею Г. Гольбейна-младшего. Серия, созданная немецким гравером, помогала проникнуться пониманием глубокой философской мысли о том, что смерть не только одинаково нещадно сражает человека, каковы ни были бы его возраст и общественное положение, но и представить, что смерть может явиться нежданно среди житейских забот и наслаждений.

В современных исследованиях о «Пляске смерти» практически не встречается попыток интерпретации изображения цикла на Мельничном мосту, но косвенно в них можно найти объяснения появления этих картин. Известно, что в «Плясках смерти» нашла отражение вера средневековых людей в магическую силу этих изображений. По мнению российского культуролога и философа М. Реутина, «„Пляска смерти" имела истоки не только в ортодоксально-церковной, но и в ритуально-фольклорной культуре18... Смерть уходит своими корнями в знаковость фетиша, сама „Пляска смерти" магична»19. Отдавая дань эпидемии, город документировал кистью художника мрачную процедуру. «Когда эпидемия возвращалась, документ предъявлялся. Написанные на стене фрески становились городским оберегом, и прежде всего они защищали изображенных на них лиц»20. Таким образом, можно считать, что галерея на Мельничном мосту выполняла своего рода защитные функции для города.

Однако в люцернском варианте есть некоторый нюанс. Обычно в европейских городах «Пляска смерти» для магических целей «наносилась на пространные, отовсюду видные плоскости». В картинах же на панелях моста Шпройербрюкке художника Каспара

15 Маль Эмиль, Émile Male (1862-1954), один из первых французских историков искусства, член Французской академии, директор Académie de France в Риме. Исследовал искусство средневековой Франции. — См.: Male E. L'art religieux de la fin du Moyen âge en France: Etude sur l'iconographie du moyen âge et sur les sources d'inspiration. Paris, 1908.

16 Делюмо Ж. Историк и его религия // Французский ежегодник 2004. M., 2004 http://annuaire-fr. narod.ru/statji/Delumo-2004.html

17 См.: Сыченкова Л. А. 1) Иконография «Пляски смерти». Одна историческая параллель // Вестник Международного института им. А. А. Богданова. 2001. № 4 (8). С. 75-88; 2) История западноевропейской культуры в российской культурологии. Казань, 2015. С. 107-134.

18 РеутинМ.Ю. Тема «Пляски смерти в европейской культуре» // Arbor mundi. Мировое дерево. (2001). Comparative Studies in Culture International Journal. Вып. 8. С. 26.

19 Там же. С. 27.

20 Там же. С. 28.

Меглингера мы имеем дело с изображениями, доступными для всех, но видными не отовсюду, поскольку заключено в пространство, скрытое под крышей моста. Это сделано, вероятно, с той целью, чтобы, с одной стороны, люди не забывали о смерти, но, с другой стороны, чтобы образ смерти не заслонял чересчур сияющей жизни Люцерна. В то же время, слегка припрятанный магический документ у жителей Люцерна имелся в наличии и мог быть «предъявлен» в случае нового нашествия чумы. Люцернский цикл «Пляски смерти» на мосту чудом сохранился, хотя ему угрожали пожары и наводнения.

Другой не менее знаменитый мост в Люцерне — мост Капельбрюкке. Это старейший в Европе мост, построенный в XIV в. В XVII в. своды моста украсили двусторонние треугольные картины на дереве художника Ханса Хайнриха Вэгманна21. В 1606 г. вместе со своими четырьмя сыновьями Х. Вэгманн начал работу над эскизами картин для Капельбрюкке. Первоначально картин было 158, после укорачивания моста их осталось 111 (снятые картины, разумеется, были сохранены). Деревянные панели 150-181 см шириной и 85-95 см высотой состоят из трех-пяти досок, в большинстве сосновых, лишь несколько панелей сделаны из липы и клена.

Илл. 3. Мост Капельбрюкке

Мост был столь богато декорирован отнюдь не только из любви к красоте. Для понимания смысла этих изображений необходимо обратиться к истории города. Люцерн сыграл свою роль в истории швейцарской Реформации и Контрреформации. Картины появились на мосту во времена Контрреформации, когда Люцерн подтверждал свою верность

21 Вэгманн Ганс Генрих (Hans Heinrich Wägmann) (1527-1628), художник-католик, живописец, художник по стеклу, рисовальщик, миниатюрист и картограф, работавший в Швейцарии. В 1582 г. переехал в Люцерн.—См. о нем: Thöne F. Hans Heinrich Wägmann als Zeichner. Ein Beitrag zur Luzerner Zeichenkunst und Malerei von Wägmann bis Storer // Schweizerisches Institut für Kunstwissenschaften, Jahresbericht und Jahrbuch, 1966. S. 108-153; Horat HKlöti Th. Die Luzernerkarte von Hans Heinrich Wägmann und Renward Cysat 1597-1613 // Der Geschichtsfreund. 1986. №. 139. S. 47-100; Klöti Th. Die älteste Karte des Kantons Luzern von Hans Heinrich Wägmann und Renward Cysat, 1597-1613: die Originalzeichnung und die Nachbildungen. Cartographica Helvetica, 1990.

католической церкви. В 1568 г. Люцерн вошел в так называемый золотой союз22 семи кантонов — Швиц, Ури, Унтервальден, Фрейбург, Золотурн и Цуг Члены союза обязывались защищать в своих кантонах католицизм даже силой оружия. Межконфессиональные противоречия оказались в Швейцарии настолько сильными, что едва не привели к расколу конфедерации. В последние годы Тридцатилетней войны началось падение цен на сельские товары. Все это привело в 1653 г. к крупнейшей в швейцарской истории крестьянской войне. Поражение повстанцев привело к повсеместному наступлению городов на автономные права деревенских общин, стало началом фактически полного исключения крестьянства из политической жизни конфедерации. Рухнула былая идентификация свободного швейцарца с крестьянином, нашедшая столь широкое отражение в искусстве и литературе. В XVII в. крестьянин все чаще предстает в них бедным, грубым, туповатым, становится объектом насмешек23.

Расписные панели на мосту играли, таким образом, воспитательную и пропагандистскую роль. В основе сюжетов — поучительные эпизоды из истории Швейцарии с акцентом на контрреформацию и жития покровителей Люцерна Св. Леодегара (St. Leodegar) и Св. Маурициуса (St. Mauritius). Проходя по мосту, пешеход поневоле приобщался к католичеству и проникался патриотическим духом. Поскольку большинство сюжетов связано с войнами и мученичеством, цикл производит довольно мрачное впечатление. Почти во всех сценах царит насилие. Мы видим казни, битвы, мертвые тела, оружие, в картинах доминирует красный цвет знамен и крови. Для того чтобы зрители-пешеходы не ошиблись в определении и истолковании сюжетов, каждая картина сопровождается несколькими стихотворными строчками, поясняющими и дополняющими изображение и страхующими картины от неверного понимания. Каждая картина снабжена порядковым номером и украшена по краям гербами спонсоров — представителей городской знати.

Илл.4. В картинах доминирует красный цвет знамен и крови

22 Союз швейцарских кантонов был назван золотым, потому что первые буквы в письменном тексте договора были позолочены.

23 См.: Володарский В. М. Швейцария в XVI—первой половине XVII в. // История Средних веков. Учебник для вузов / под ред. С. П. Карпова. М., 2005. Т. 2. С. 124-144.

Илл. 5. Каждая картина сопровождается несколькими стихотворными строчками

До 1993 г. в основном конструкция моста состояла из довольно древних элементов, которым сотни лет. В ночь на 18 августа 1993 г. произошла трагедия — Капельбрюкке загорелся, предположительно от непогашенной сигареты. Огонь уничтожил большую часть моста (какую именно, сейчас можно узнать по более светлому дереву), в том числе 78 из 111 картин. Часть картин удалось отреставрировать, безнадежно утраченные картины заменили теми подлинниками, которые были удалены с моста во время его укорачивания в XIX в., но полностью урон от пожара возместить не удалось. Мост был отреставрирован очень быстро: уже в апреле 1994 г. он был вновь открыт для пешеходов, а отреставрированные картины заняли свое место в 1998 г. Реставрация моста стоила более 2 млн американских долларов. Проходя по мосту, мы замечаем на месте некоторых картин пустые панели24. До сих пор ведутся горячие споры о том, стоит ли заполнить места сгоревших картин копиями.

Оба люцернских моста — Мельничный мост (Шпройербрюкке) и мост Капельбрюкке— уникальны, поскольку больше нигде в мире не встречается мостов-музеев с художественными галереями под деревянными крышами. Эти мосты соединяют не только два берега реки, две части города, но и объединяют культурное пространство города, соединяют разные эпохи. Экспозиции в этих галереях постоянны, но время и обновляющееся историческое и социальное пространство наполняют древние сюжеты новыми культурными

24 Капельбрюкке—это старейший в Европе мост, построенный в XIV в. Своим названием мост обязан стоящей на берегу капелле Святого Петра. В те времена этот знаменитый мост был намного длиннее и начинался буквально от часовни. Правда, со временем его периодически укорачивали и ремонтировали, иногда заменяли подгнившие бревна. В 1566 г. в результате наводнения мост был в значительной степени разрушен, а затем восстановлен.

смыслами. Каждая культурная эпоха прочитывает эти картины по-своему. Равным образом, как тема «Плясок смерти», так и тема национальной истории Швейцарии в современной истории получают новый подтекст. Тема «Плясок смерти», возникнув в XIV в., стала частью европейской культурной традиции. На эту тему продолжают писать литературные произведения, симфонии, снимать фильмы25. «В прошлом появление этой темы указывало на кризисное состояние скрытого страха и беспокойства, возвращение „Плясок смерти" в искусство и исторические науки — показатель перемен в общественном настроении — грозное предзнаменование, выражение мрачных предчувствий»26. Однажды возникнув в европейском искусстве, персонифицированный образ смерти в виде скелета позднее был упрощен и стилизован. Изображение смерти в виде черепа с костями стало знаком предупреждения об опасности. Тема «Плясок смерти» в таком виде широко растиражирована и в современной культуре27.

Послесловие. Изображения мостов на буклетах из Швейцарии лежали у меня под стеклом на письменном столе с 1972 г., когда я училась в школе. Вглядываясь в яркие картинки буклетов, мне хотелось узнать, а что же находится внутри восьмигранных серых башен на воде и что скрыто под крышей моста. Изображения деревянных панелей, украшавших мост изнутри, в те времена особо не рекламировались. Много позднее меня увлек сюжет «Плясок смерти» с гравюр Г. Гольбейна. Особое впечатление произвели картины Матеуса Мариана28, которые встречались в книге культуролога И. И. Иоффе29 «Мистерия и опера»

25 В «Декамероне» (1352-1354) итальянского писателя Джованни Боккаччо, пережившего чуму, говорится, что для некоторых людей были характерны «открытое злоупотребление вином и развлечениями, дебоши и песни на улицах, всевозможное удовлетворение страсти, смех и шутки по поводу самых прискорбных событий». Английский писатель Даниель Дефо в историческом романе «Дневник чумного года» (1722), описывая чуму в Лондоне 1665 г., пишет, что «в городе происходили всевозможные преступления, скандалы и эксцессы». Во время марсельской чумы 1720 г «среди населения наблюдались всеобщие излишества, лихорадочная распущенность и ужасающее растление». С другой стороны, отмечались случаи, когда люди кончали жизнь самоубийством, сами ложились в могилы. Так, Ж. Делюмо цитирует лекаря из испанской Малаги: «Эта зараза вызвала небывалые ужасы. Одна женщина заживо погребла себя, чтобы не умирать вместе со скотом. Мужчина, похоронив свою дочь, сколотил себе гроб и лег в него рядом с гробом дочери...». Значительное место описанию чумы также уделено в романе «Обручённые» итальянского писателя Алессандро Мандзони (1785-1873).

26 РеутинМ.Ю. Тема «Пляски смерти в европейской культуре». С. 46.

27 Изображение черепа с костями встречается на татуировках, оно стало эмблемой в одежде: от байкеровских бандан, кепок, курток, футболок до нижнего белья. Причем, такие эмблемы проникли на костюм всех возрастов: от взрослых до младенцев. Такая популярность свидетельствует, вероятно, о глубоко сидящем страхе и одновременно попытках «заигрывать» со смертью. Современный феномен такого переосмысления «Плясок смерти» требует серьезного культурологического изучения, но это тема для другого самостоятельного исследования.

28 Маттеус Мериан Старший, Matthaus Merian Alte (the Elder) (1593-1650)—швейцарский гравер, книгоиздатель, родоначальник династии художников, отец Марии Себиллы Мариан (1647-1717), женщины-путешественницы, исследовательницы и художницы. М. Себилла стала одной из трех героинь знаменитой книги американско-канадского историка, культуролога, медиевиста Натали Зе-мон Дэвис (Natalie Zemon Davis; 1928 г.р.) «Дамы на обочине. Три женских портрета XVII века» (М., 1999) (Women on the Margins: Three Seventeenth-century Lives. Cambridge, 1995). Книга Н. Дэвис произвела на меня в 1999 г очень сильное впечатление презентацией совершенно непривычных образов женщин, которые до этого времени были неинтересны ни историкам, ни культурологам.

29 Иоффе Иеремия Исаевич (1888-1947)—советский искусствовед, музыковед, культуролог. В 1933-1938 гг. преподавал на историческом факультете Ленинградского университета, с 1942 г. заведовал кафедрой искусствоведения, профессор. Доктор искусствоведения (1940, диссертация «Синтетическая история искусств»). Основные труды: «Мистерия и опера (Немецкое искусство XVI-XVIII вв.)» (1937), «Культура и стиль. Система и принципы социологии искусств» (1927),

(1937). Непосредственное знакомство с редким изданием гравюр Матеуса Мариана на тему «Плясок смерти»30, сохранившееся в редком фонде Научной библиотеки Казанского университета, помогало понять, с какими источниками работал И. Иоффе в фондах Государственного Эрмитажа. Сопоставление гравюр, антикварной книги XVIII в. и интерпретации И. Иоффе позволило установить, что еще в 1937 г. советскому культурологу удалось выйти на передовые рубежи мировой науки31. Все эти «пазлы», которые осмысливались мною в разное время по отдельности, наконец сошлись: летом 2014 г. мне удалось увидеть эти мосты. Картинка с письменного стола «ожила» и приобрела новое значение, так возник замысел этой статьи.

Информация о статье Автор: Сыченкова Лидия Алексеевна — д-р ист. наук, доцент, Казанский (Приволжский) федеральный университет, Казань, Российская Федерация, l.sichenkova@yandex.ru. Заглавие: Люцернские мосты-мызеи: опыт культурологического осмысления. Абстракт: В статье рассматриваются деревянные крытые мосты Люцерна Шпройер-брюкке и Капельбрюкке не только как исторические памятники, но и как музеи с постоянной экспозицией картин, посвященных одной теме. Замысел статьи состоит в том, чтобы доказать: картины на мостах выполняли и продолжают выполнять важную культурную и музейную функцию. Если в XVII-XVIII вв. они выполняли функции просвещения, проповеди и оберега одновременно, то в настоящее время они объединяют культурное пространство города, соединяют разные эпохи. Обновляющееся историческое и социальное пространство наполняет древние сюжеты новыми культурными смыслами. Ведущим подходом к исследованию данной проблемы является системно-культурный метод, который позволяет установить неожиданные культурные смыслы и определить музейную миссию люцернских музеев на мостах. Материалы статьи расширяют существующие представления о традиции создания необычных музеев в Европе.

Ключевые слова: музей на мосту; Люцерн; Шпройербрюкке и Капельбрюкке; картины на треугольных панелях; культурный феномен «Плясок смерти»; К. Меглингер; X. Вэг-манн; Контрреформация в Швейцарии.

Information on article Author: Sychenkova Lydia Alekseevna—Doctor of History, Associate Professor, Kazan (Volga Region) Federal University, Kazan, Russian Federation, l.sichenkova@yandex.ru.

«Синтетическая история искусств. Введение в историю художественного мышления» (1933), «Синтетическое изучение искусства и звуковое кино» (1937) и др.

30 Книга называется: La danse des morts, comme elle est dépeinte dans la louable et célebre ville de Basle, pour servir de miroir de la nature humaine. Pius II, Pope, 1405-1464. 1789. Sur L'original De Feu Mr. Matthieu Merian. On Y A Jout+® Une Description De La Ville De Basle Et Des Vers A Chaque Figure. Todten Tanz, Wie Dersebe In Der by Merian, Matthaeus. А Вasele ^es Jean Rodolfhe Im. Hoff, 1744. Витиеватое название можно перевести следующим образом: «Тапец мертвых, как это изображается в похвальном и знаменитом городе Базеле, чтобы служить зеркалом человеческой природы, нарисованное и выгравированной па оригинальном огпе г-пом Матьё Мерианом». В настоящее время это антикварное издание оцифровано Королевским колледжем врачей, в Лопдопе. — См. https://archive.org/stream/b24990097#page/78/mode/2up; Сьюзан Dunleavy. Коллекция библейской литературы (URL: http://www. dodedans. com/Ebasel-chovin.htm).

31 К сожалению, его «открытие» пе было заслуженно оцепепо в отечественной пауке, а в силу понятных обстоятельств пе было известно зарубежным медиевистам.—См.: Сыченкова Л. А. «Дорогие ошибки» советской культурологи: штрихи к портрету И. И. Иоффе (1888-1947) // Обсерватория культуры. 2007. № 2. С. 82-90.

Title: Lucerne bridges-museums: experience of cultural understanding. Abstract: The article discusses the wooden covered bridges of Lucerne Spreuerbrucke and Kapellbrucke not only as historical monuments and museums with a permanent exhibition of paintings devoted to one subject. The idea of the article is to prove that the paintings on the bridges were made to and continue to perform important cultural and museum function. If in the 17-18th centuries, they performed the functions of education, preaching and talisman at the same time, currently they unite cultural space of the city, connecting different epochs. Updated historical and social space fills ancient stories with new cultural meanings. A leading approach to the study of this problem is systemic-cultural method that allows you to reveal unexpected cultural meanings and define the museum mission of Lucerne museums on the bridges. The article extends the existing ideas about the tradition of creating unusual museums in Europe. Key words: museum on the bridge; Lucerne; Spreuerbrucke and Kapellbrucke; the paintings on triangular panels; the cultural phenomenon of "dances of death"; K. Mellinger; H. Wegmann; Counter-reformation in Switzerland.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.