Научная статья на тему 'Лингвопрагматический потенциал аббревиатурных антропонимов современной эпохи'

Лингвопрагматический потенциал аббревиатурных антропонимов современной эпохи Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
628
128
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
АББРЕВИАТУРНЫЕ АНТРОПОНИМЫ / КОММУНИКАТИВНЫЕ УСТАНОВКИ / ФУНКЦИИ АББРЕВИАТУР-АНТРОПОНИМОВ / АКРОНИМИЧЕСКИЕ АББРЕВИАТУРЫ-АНТРОПОНИМЫ / АББРЕВИАТУРНЫЕ АНТРОПОНИМЫ КАК СРЕДСТВО ЭКСПРЕССИИ / ABBREVIATION ANTHROPONYMS AND THEIR FUNCTIONS / COMMUNICATIVE SETTINGS / ACHRONYMIC ABBREVIATIONANTHROPONYMS / ABBREVIATION ANTHROPONYMS AS EXPRESSIVE MEANS

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Антонов Владимир Петрович

В статье анализируются аббревиатуры-антропонимы как одна из ярких отличительных особенностей русского языка рубежа XX–XXI вв. История их шла от сокращения личных имён (сигналов клеймения ремесленной продукции) до расцвета аббревиатурных псевдонимов в XIX – начале XX вв. и спада в середине ХХ в., когда такие слова перестали образовываться. Возрождение аббревиатурных антропонимов в современную эпоху имеет иные причины и носит другой характер. В статье анализируются коммуникативные установки создания подобных сокращений, выявляются выразительные их возможности, описываются приёмы вовлечения аббревиатур-антропонимов в речевые контексты, демонстрирующие их элокутивно-прагматический потенциал

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

LINGUAL-PRAGMATIC POTENTIAL OF ABBREVIATION ANTHROPONYMS OF MODERN PERIOD

The article deals with abbreviation–anthroponyms as one of the distinctive features of the Russian language at the border-line of the XX–XXI centuries. Their history started from the abbreviation of personal names (symbols of stamping the artisan products) to the blossom of abbreviation pseudonyms in the XIX and the beginning of XX centuries and their fall down in the middle of the XX century when such words stopped their formation. The revival of abbreviation anthroponyms in modern period is caused by different reasons and has a different character. The article analyses the communicative settings of the creation of such abbreviations, reveals their expressive possibilities, describes the methods of involving abbreviation-anthroponyms in speech contexts, demonstrating their elocutive-pragmatic potential

Текст научной работы на тему «Лингвопрагматический потенциал аббревиатурных антропонимов современной эпохи»

ЛИНГВОПРАГМАТИЧЕСКИЙ ПОТЕНЦИАЛ АББРЕВИАТУРНЫХ АНТРОПОНИМОВ СОВРЕМЕННОЙ ЭПОХИ

LINGUAL-PRAGMATIC POTENTIAL OF ABBREVIATION ANTHROPONYMS OF MODERN PERIOD

В.П. Антонов

V,P. Antonov

Аббревиатурные антропонимы, коммуникативные установки, функции аббревиатур-антропонимов, акронимические аббревиатуры-антропонимы, аббревиатурные антропонимы как средство экспрессии. В статье анализируются аббревиатуры-антропонимы как одна из ярких отличительных особенностей русского языка рубежа ХХ-ХХ1 вв. История их шла от сокращения личных имён (сигналов клеймения ремесленной продукции) до расцвета аббревиатурных псевдонимов в XIX - начале XX вв. и спада в середине XX в., когда такие слова перестали образовываться. Возрождение аббревиатурных антропонимов в современную эпоху имеет иные причины и носит другой характер. В статье анализируются коммуникативные установки создания подобных сокращений, выявляются выразительные их возможности, описываются приёмы вовлечения аббревиатур-антропонимов в речевые контексты, демонстрирующие ихэлокутивно-прагматический потенциал.

Abbreviation anthroponyms arid their functions, communicative settings, achronymic abbreviation-anthroponyms, abbreviation anthroponyms as expressive means.

The article deals with abbreviation-anthroponyms as one of the distinctive features of the Russian language at the border-line of the XX-XXI centuries. Their history started from the abbreviation of personal names (symbols of stamping the artisan products) to the blossom of abbreviation pseudonyms in the XIX and the beginning of XX centuries and their fall down in the middle of the XX century when such words stopped their formation. The revival of abbreviation anthroponyms in modern period is caused by different reasons and has a different character. The article analyses the communicative settings of the creation of such abbreviations, reveals their expressive possibilities, describes the methods of involvingabbreviation-anthroponyms in speech contexts, demonstrating their elocutive-pragmatic potential.

Стык последних двух столетий по отношению к языковым изменениям можно без преувеличения называть эпохой активной и разнообразной аббревиации. Аббревиатуры как своеобразная система языковых знаков (кодов) привлекает внимание многих лингвистов (Земская, 1992,1994,1996 и др.; Николина, 1997; Актуальные проблемы русистики, 1998; Антонов, 1998, 2000, 2004 и др.; Шапошников, 1998; Костомаров, 1999; Валгина, 2001; Липатов, 1984, 2001; Янко-Триницкая, 2001; Лейчик, 2002; Тихонов, 2002; Федосеева, 2004; Стахеева, 2008; Ильясова, Амири, 2009; Юдина, 2010 и др.).

Создание аббревиатур связано с разными коммуникативными намерениями говорящих и пишущих, которые опираются на деривационные механизмы языка и в то же время непосредственно обусловлены ими. Изучение особенностей деривационных механизмов языка позволило Е.А. Земской

выделить такие функции словообразования как собственно номинативная, конструктивная, компрес-сивная, экспрессивная и стилистическая [Земская, 1992, с. 8]. Анализ действия деривационных функций в сфере аббревиации показывает, что коммуникативными установками порождения аббревиатур являются четыре из них: 1) необходимость создания новых номинаций; 2) сокращение (сжатие) многословных наименований; 3) выражение личностного отношения к именуемому явлению, предмету, факту и их оценка; 4) стилистическая маркировка нового обозначаемого явления (иначе необходимость «согласовать свой способ выражения с определённой сферой речи, областью общения» [Там же]). Аббревиатуры, таким образом, неспособны лишь «изменить синтаксическое построение речи», т. е. выполнять конструктивную функцию.

Все отмеченные коммуникативные установки

(правда, с некоторыми вариациями) в той или иной мере характеризуют подгруппу аббревиатурных антропонимов, которые вновь активно стали образовываться с конца прошлого века (ВНЕ - Борис Николаевич Ельцин, БАБ - Борис Абрамович Березовский, ЧВС - Черномырдин Виктор Степанович, ЮМА - Юрий Михайлович Антонов, АБ - Алла Борисовна (Пугачёва), БГ- Борис Гребенщиков и др.).

Аббревиатуры-антропонимы не являются в русском языке чем-то абсолютно новым. По утверждению Д.И. Алексеева, они берут своё начало в глубокой древности, когда инициальные сокращения личных имён использовались в качестве внекон-текстных надписей-символов для клеймения ремесленной продукции (глиняных, каменных, металлических и иных изделий, монет, воинских знаков отличия, печатей, гербов и пр.) [Алексеев, 1968, с. 66-67]. История зарождения и развития внекон-текстовых сокращений - от инициальных (буквенного клейма на изделиях XII в.) до расцвета аббревиатурных псевдонимов (XIX - начало XX вв.) подробно описана в монографии Д.И. Алексеева «Сокращённые слова в русском языке» [Алексеев, 1979, с. 24-77,108-112,127-132; и др.].

Д.И. Алексеев пишет, что в течение XIX и в начале XX века систематически создавались аббревиатуры-псевдонимы, структурное разнообразие которых свидетельствовало об изобретательности и лингвистической виртуозности их авторов. В качестве иллюстрации лингвист приводит примеры из словаря псевдонимов И.Ф. Масанова: Анче (Днтон Павлович Чехов), Энное {Н.Ф. Бунакое), Л.И. Брович (С.Ф. Либрович), Веэмич (S.A. Мазурке-вич) и т. д. [Алексеев, 1968, с. 67]. Далее лингвист замечает, что после революции аббревиатурные псевдонимы не становятся более массовыми, но и не исчезают. Но в середине XX века в связи с тем, что выступление в печати под псевдонимом стало большой редкостью, аббревиатурные антропонимы не возникают [Там же].

Как показывают наши наблюдения и языковой материал, через полвека аббревиатурные антропонимы вновь активизировались, но их очередное рождение обусловлено уже иными причинами. Если истоки аббревиатур-антропонимов были связаны с необходимостью клеймения ремесленной продукции посредством внеконтекстных надписей-символов для указания её производителей (авто-

ров) или обозначения в виде символов-меток (инициальных сокращений) личных вещей, а расцвет их обусловлен сознательным придумыванием, но уже в условиях контекстного употребления (в переписке, газетно-журнальных публикациях, художественных произведениях) с целью утаивания настоящего имени - создания псевдонима, то в настоящее время коммуникативные установки образования аббревиатурных антропонимов самые разные.

Основная цель создания в наше время аббревиатур-антропонимов, как и любых других типов аббревиатур и сложносокращений, - это, как правило, вторичная номинация, которая используется в текстах, прежде всего публицистических, в сочетании со структурно полными антропонимами:

Оценки работы ВВП меняются, но ключевое слово, которым люди по-прежнему руководствуются в этих оценках, за 12 лет осталось прежним - «надежда». ... На вопрос социологов «Почему многие люди доверяют Владимиру Путину?» большинство опрошенных (41 %) в августе ответили так: «Люди надеются, что Путин в дальнейшем справится с проблемами страны» (АиФ. 2012. № 40). (Здесь и далее выделения полужирным курсивом в иллюстративном материале наши. - В.А.)

Лишь спустя полтора месяца после смерти Борис Березовский наконец обрёл своё последнее пристанище! <„> За девять дней до смерти БАБ написал новое завещание. Однако его дела находятся в беспорядке и разбираться с ними придётся государству (Тайны звёзд. 2013. № 22).

Продюсер Евгений Фридлянд, со рвением и неослабным постоянством создающий новые проекты, сидя в своём кабинете, вздыхает: «Любой намёк на серьёзность теперь обречён, спрос есть только на лубок, на трэш, на кич». <...> Фридлянд имеет дело с вероломным рынком всю сознательную жизнь... но ничего не попишешь, надо подстраиваться, и ЕФ почти торжественно ставит мне песню новоиспечённого дуэта «Иван-да-Марья», где барышня, само собой, хохотушка, а паренёк-гармонист якобы ходок, дружащий со стаканом (Собеседник. 2013. № 22).

Безусловно то, что аббревиация есть один из способов сокращения (сжатия, компрессии) многословных наименований; этой же цели служат и аббревиатуры-антропонимы (МБХ - Михаил Борисович Ходорковский, ВВЖ- Владимир больфович

Жириновский, группа БиС-Бикбаев и Соколовский, ЛиЛо - /7иидеей Лохан и др.), демонстрируя действие закона речевой экономии (иначе - экономии речевых усилий). Такая конденсированность языковых форм служит также целям экономии печатной площади, особенно газетной и журнальной, вследствие чего аббревиатуры частотно функционируют в публицистических текстах.

Н.С. Валгина, говоря об экономичности аббревиатур как языковых форм, замечает, что особенно ярко данное свойство проявляют «аббревиатурные образования, приобретающие постоянную форму наименований - существительных, способных подчиняться нормам грамматики» [Валгина, 2001, с. 19]. Замечание верное, но к ним, как известно, относятся лишь аббревиатуры-акронимы (аббревиатуры звукового подтипа) [Алексеев, 1979, с. 10; Нем-ченко, 1985, с. 19, 24]. См., помимо примеров, приведённых ранее, ещё некоторые из таких акроними-ческих аббревиатур-антропонимов: ДАМ (Дмитрий /Анатольевич Медведев), ЮВА (Юрий Владимирович .Андропов), МАФ (Михаил Лрдович Файнзиль-берг, художник, старший брат И. Ильфа), ТАТ (Татьяна Анатольевна Тарасова) и др.

Полагаем, что список аббревиатур-акронимов ограничивается не только их звуковым подтипом, к ним следует отнести также слоговую и смешанную (звуко-слоговую) разновидности. Проиллюстрируем сказанное примерами из нашего списка аббревиатурных антропонимов.

Тут он нарвался на Карабаса-Барабаса, только без бороды и жутко доброго: МихВаса - Михаила Васильевича Хвастунова, завотделом науки, тоже выпускника МВТУ (КП. 2013. № 21-т).

Физрук Виктор Васильевич по прозванью Вин-вас, маленький, крепенький и очень бодрый, всё кричал на неё: «Тихонова! Что висишь, как сарделька! Мышцами, мышцами работай!» (Т.В. Устинова. Дом-фантом в приданое. 2005).

Суд первой инстанции оправдал комика, вспомнив о свободе выражения мнения, но ЗиЗу это не убедило, и он подал ещё один иск - теперь уже в парижский апелляционный суд (Тайны звёзд. 2010. № 43). (См.: ЗиЗ <- Зимедин Язид Зидан.)

Отметим, что в словаре Лингвистических терминов О.С. Ахмановой акронимы интерпретируются широко: здесь к ним относятся все инициальные разновидности аббревиатур. См.: а) «Акро-

ним... То же, что аббревиатура (во 2 знач.)» [Ахма-нова, 2007, с. 36]; б) «Аббревиатура... 2. (инициальный тип сложносокращённых слов, акроним)» [Там же, с. 27]. Причём для аббревиатуры-акронима звукового подтипа в этом источнике предлагается свой термин - «акрофонетическая аббревиатура» [Там же, с. 36].

Выражение личностного отношения к именуемому лицу и его оценка - ещё одно предназначение антропонимических сокращений, например: ЕБН (Ельцин Борис Николаевич), БЛЯ (Болдин, Лукин, Явлинский). Подобные аббревиатуры Е.А. Земская характеризует как нецензурные. Так, по поводу второго сокращения она пишет: «Встречается и нецензурная аббревиатура, порождаемая перестановкой фамилий лидеров: БЛЯ. Эта аббревиатура была использована телеведущим А. Карауловым в передаче "Момент истины" (27.12.93)» [Земская, 1996, с. 121]. Речь здесь идёт о метатезном употреблении первых трёх элементов ещё недавно широко известного омоакронима ЯБЛоко (или ЯБЛОКО и Яблоко). О сути термина «омоакроним» см. в работах: [Липатов, 1984, с. 51; Липатов, 2001, с. 37]. Такого же характера перестановка элементов произошла и в аббревиатуре ЕБН (ср.: с более частотным употреблением варианта данной аббревиатуры БНЕ). Обратим внимание на то, что в энциклопедическом словаре-справочнике «Культура речи» аббревиатура ЕБН относится к какэмфатону (греч. kakemphatos - плохо звучащий) - стилистическому приёму (или речевому недочёту), заключающемуся в таком стечении звуков или слогов при образовании слов, которое вызывает нежелательные, часто грубые, непристойные ассоциации, т. к. омофони-чески напоминает наименования соответствующих реалий [Кузнецов, Иванов, 2003, с. 233]. Термин образован на основе нем. obszön - неприличный, непристойный, скабрёзный, сальный; ср. также сквер-нословный [см.: Культура русской речи, 2003, с. 381]. Как выразительное средство аббревиатурные антропонимы и их производные намеренно употребляются в юмористических и сатирических контекстах, например:

Не знают покоя и летописцы «эпохи развитого ВВП» - политологи, социологи, экономисты и журналисты. Вот и теперь, накануне отъезда Владимира Владимировича (16 августа), они собрались, чтобы привычно обсудить первые итоги

первых 100 дней второго путинского президентства (14 августа) (Собеседник. 2004. № 30).

От источника из Думы поступила достоверная информация, что на предстоящих выборах в Госдуму тройку лидеров от «Единой России» возглавит Ф. Киркоров. В знак благодарности Филя сменил отчество на Едросович (анекдот) (ср.: «Единая Россия» -> ЕдРо -> Едросович).

Р.К. Дроздов, анализируя функционирование аббревиатурных образований в текстах СМИ, приходит к выводу, что аббревиатуры, выполняя в текстах средств массовой информации номинативную и компрессивную функции, являются важным средством экспрессивизации речи [Дроздов, 2011, с. 222]. Такое заключение делается им на основании проведённого анализа способов и приёмов языковой игры в аббревиации, успешно функционирующих, по его словам, в языке современных СМИ [Там же, с. 218]. Наши наблюдения и фактический материал, как и факты, приведённые в работе Р.К. Дроздова, подтверждают мысль Е.А. Земской, высказанную лингвистом в конце прошлого века, о расцвете языковой игры в аббревиатурном словообразовании: «В современном языке аббревиация нередко используется не только как средство официальной номинации, но и как средство экспрессии, художественной выразительности» [Земская, 1996, с. 121].

В нашем арсенале имеются разные приёмы вовлечения в языковую игру аббревиатурного антро-понимного материала. Но прежде чем говорить о них, сделаем замечание по поводу интерпретации некоторых примеров, приведённых в статье Р.К. Дроздова. В частности, к первому пункту способов и приёмов языковой игры в аббревиации -псевдомотивации с помощью графического выделения, наряду с примерами типа Единая Россия У Ела всех, Качество поГОСТило и ушло?, автором приводятся и многие примеры, не имеющие отношения к аббревиатурам, например: Куда пойти помУЧИТЬСЯ?, ГЛУПОтворчество (о нелепых законах, принятых Думой), Быстро ГРИППируем-ся (материал о методах борьбы с гриппом) и др. [Дроздов, 2011, с. 218-219]. Такого же рода немотивированные иллюстрации встречаем и к «другому типу языковой игры, построенной на использовании прописной буквы - графическое выделение в контаминированных образованиях». Если следующие иллюстрации: «СМИшные разборки», ДЭБиль-

ная ситуация, ГИБДЦлое дело и некоторые другие - не вызывают сомнений в мотивированности их применения к данному пункту, то такие примеры, как СКВЕРная история (ср. сквер), Верь в СВЕТ-лое (ср. сеет), МИМОобразование (ср. мимо) и др. [Там же, с. 219], к языковой игре в сфере аббревиации отношения не имеют. Не видим ничего игрового и в точечном оформлении аббревиатуры Б.Г. -Борис Гребенщиков [Там же, с. 221]. Ср. здесь же с весьма удачно найденным автором статьи точечным оформлением аббревиатур с игровыми целями: Е.сли Государство Экспериментирует (название материала о плюсах и минусах ЕГЭ).

Теперь приведём наш иллюстративный материал, который также демонстрирует вовлечение аббревиатур-антропонимов в разные контексты с целями игры со словом. Весьма показательным в этом плане являются следующие контексты.

Здесь он станет своим в доску, станет гостем на всех кремлёвских банкетах, научится называть друзей уменьшительными именами: Вова, Дима (или Димуля)... И ему, конечно, тоже дадут удобное, простое и понятное имя - начало от Же-рара + конец от Депардье - получится Жёпардье, а ласково Жёпа (Собеседник. 2013. № 1).

Аффигенный доктор (заголовок заметки об американском актёре Бен Аффлеке, получившем степень почётного доктора изящных искусств в университете Брауна) (Жизнь. 2013. № 22).

- Получил вчера эсэмэску. Смотрю - подпись: Ал. Вас. Мае. Звоню: «Здравствуйте, Александр Васильевич!»

- А мне вчера звонит Юлсолгус. Это моя подруга из Казахстана. Отвечаю: «Привет, Юлсолгус. Это Гуссолюл» (ТВ. Первый канал. «Время». 24.12.2006. Из сюжета о 60-летии А.В. Маслякова). (Ср.: Юлсолгус-Юлий Соломонович Гусман.)

Мы как-то собрались летом на отдыхе на море и решили, если вдруг кто-то перестанет шутить, кто-то петь, кто-то играть, организовать общество с ограниченной ответственностью и назвать его по фамилиям организаторов - Хазанова, Пугачёвой и Галкина - Хапуга (ТВ. Первый канал. «Достояние Республики. Филипп Киркоров». 29.04.12).

Советская власть... породила моду на «революционные» имена для младенцев. В итоге глупости [в сфере имянаречения] меньше не стало. Как

в «Собачьем сердце», домком по календарю выбирал варианты: Стачка, Баррикада и т. д. Дальше -больше: додумались сокращать популярные лозунги: например, имя Даздраперма - это «Да здравствует Первое мая!». Возможно, родители надеялись, что с таким именем дочке будет проще сделать карьеру по партийной линии. Но это всё равно что назвать сына Медведпутом в надежде, что когда-нибудь он возглавит «Единую Россию». Ни один Придеспар или Тролебузина на пушечный выстрел не приближались к Политбюро (Аргументы неделк 2013. № 12. Из статьи «Свинарь и Хрюкин снова вместе». См. подзаголовок в статье «Как и почему наши граждане меняют фамилию?»).

Наконец, нельзя не сказать ещё об одном функциональном назначении рассматриваемой группы аббревиатурных образований - стилистической. Напомним, что, по замечанию Е.А. Земской, дериваты, рождающиеся в рамках стилистического словообразования, необходимы для того, чтобы «согласовать свой способ выражения с определённой сферой речи, областью общения» [Земская, 1992, с. 8], то есть для выполнения стилистической функции.

К этой группе образований из корпуса наших примеров отнесём немногочисленные усечения типа Горби, Ходор, Жирик, Зюга, (дедушка) Зю, образованные пугём сокращения (усечения) производящих их антропонимов по аббревиатурному принципу. Сфера употребления подобных словечек - речь просторечная, жаргонная. Они являются производными от соответствующих однокоренных слов, сохраняют их семантику, но отличаются от своих про-тивочленов явно и ярко выраженной стилистической маркированностью.

Итак, в сфере современной аббревиации происходят самые разные процессы, обусловленные коммуникативными установками говорящих и пишущих. Важнейшая из таких установок - «создание более коротких, чем соотносительное словосочетание, номинаций» [Земская, 1996, с. 120].

Современная аббревиация, как в целом и само словообразование, характеризуется ярко выраженной антропоцентрической направленностью. Антропоцентризм в словообразовании в нашем понимании - это не только использование в качестве базовых основ для создания новообразований имён лиц [Там же, 1996, с. 138], но ещё и ярко выраженное проявление личностного начала в процессах де-

ривации. И то и другое, как демонстрирует наш языковой - и прежде всего окказиональный - материал, присуще аббревиатурным антропонимам.

Аббревиатуры-антропонимы выполняют в языке и речи разнообразные функции: компрессивную, экспрессивную, номинативную, стилистическую. Они вовлекаются авторами в разные контексты и приёмы игры со словом, которые демонстрируют их высокий элокутивно-прагматический потенциал: аббревиатурные антропонимы, как и обычные аббревиатуры, способны придать контексту их употребления дополнительные коннотативные смыслы, породить каламбуры, служить средством создания шутки, иронии, сарказма и т. д.

8 пабв не встретишь БАБа, а только в элитном клубе (НТВ. «Центральное телевидение». 26.09.10).

СШАкашвили впадает в истерику? (АиФ. 2006. № 40).

- Дмитрий Анатольевич, недавно вы очень подробно говорили о проблемах жилищно-коммунального хозяйства. Поэтому я не буду спрашивать о ЖКХ, а спрошу об МБХ-о Михаиле Борисовиче Ходорковском (НТВ. «Сегодня». 23.12.10).

Аббревиатурные антропонимы создаются в наше время не только в целях компрессивной номинации (ЧВС, ВВП, ДАМ), но и с установкой на словотворчество (СерьГа - Сергей Голанин; БиС - дуэт Дм. Бикбаев и Вл. Соколовский), языковую игру: Рыбкин начал с дедушки Ленина, а кончил Б А Буш-кой (МК. 2003. 8 июля). (В публикации газеты речь идёт о политическом деятеле И.П. Рыбкине, сменившем левокоммунистические взгляды (дедушка Ленин) на правооппозиционные (БАБушка).)

Библиографический описок

1. Алексеев Д.И. Создание новых словообразовательных способов (аббревиация) // Русский язык и советское общество. Словообразование современного русского литературного языка. М.: Наука, 1968. С. 66-99.

2. Алексеев Д.И. Сокращённые слова в русском языке. Саратов: Изд-во Саратовского ун-та, 1979. 328 с.

3. Антонов В.П. «Аббревиатурный взрыв» последней четверти XX века как свидетельство «духа живого русского языка» // Актуальные проблемы русистики: материалы Всероссийской науч-

ной конференции, посвящённой 80-летию со дня рождения Д.И. Алексеева. Самара, 1998. С. 37-39.

4. Антонов В.П. Аббревиатуры-неологизмы в региональных СМИ // Материалы III Регионального научного семинара по проблемам семантики языка и речевой деятельности. Иркутск, 2000. С. 94-104.

5. Антонов В.П. О некоторых особенностях современной аббревиации // Вестник Хакасского государственного университета им. Н.Ф. Ка-танова. Сер. 5: Филология: Языкознание. 2004. Вып. 6. С. 28-36.

6. Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. Изд. 4-е, стереотип. М.: КомКнига, 2007. 576 с.

7. Валгина Н.С. Активные процессы в современном русском языке. М.: Логос, 2001. 304 с.

8. Дроздов Р.К. К вопросу об использовании аббревиатурных образований втекстахСМИ // Вестник КГПУ им. В.П. Астафьева. 2011. № 4. С. 217-222.

9. Земская Е.А. Аббревиация как средство экспрессии // Вопросы слово- и формообразования в индоевропейских языках: Семантика и функционирование: сб. ст. / под ред. З.И. Резановой. Томск, 1994. Ч. 1. С. 50-54.

10. Земская Е.А. Активные процессы современного словопроизводства // Русский язык конца XX столетия (1985-1995). М.: Наука, 1996. С. 90-141.

11. Земская Е.А. Словообразование как деятельность. М.: Высшая школа, 1992. 220 с.

12. Иванов Л.Ю. Инвективная лексика или оскорбительная лексика // Культура русской речи: энциклопедический словарь-справочник / под ред. Л.Ю. Иванова, А.П. Сковородникова, Е.Н. Ширяева и др. М.: Флинта: Наука, 2003. С. 209-210.

13. Ильясова С.В., Амири Л.П. Игра с аббревиатурами // Ильясова С.В., Амири Л.П. Языковая игра в коммуникативном пространстве СМИ и рекламы. М.: Флинта: Наука, 2009. С. 77-81.

14. Костомаров В.Г. Языковой вкус эпохи. Из наблюдений над речевой практикой масс-медиа. Изд. третье, испр. и доп. СПб.: Златоуст, 1999. 320 с.

15. Кузнецов А.А., Иванов Л.Ю. Какэмфатон // Культура русской речи: энциклопедический словарь-справочник / под ред. Л.Ю. Иванова, А.П. Сковородникова, Е.Н. Ширяева и др. М.: Флинта: Наука, 2003. С. 233.

16. Культура русской речи: энциклопедический словарь-справочник / под ред. Л.Ю. Иванова, А.П. Сковородникова, Е.Н. Ширяева и др. М.: Флинта: Наука, 2003. 840 с.

17. Лейчик В.М. Пиар и другие аббревиатуры // Русская речь. 2002. № 5. С. 40-44.

18. Липатов А.Т. Омонимия и аббревиация // Филологические науки. 1984. № 3. С. 5-56.

19. Липатов А.Т. Омоакронимы как важный индикатор лексикализации аббревиатур // Актуальные проблемы языка и литературы на рубеже веков: материалы Всероссийской конференции (25-27 сентября 2001 г., Абакан). Абакан: Изд-во ХГУ им. Н.Ф. Катанова, 2001. С. 36-39.

20. Немченко В.Н. Основные понятия словообразования в терминах: краткий словарь-справочник. Красноярск: Изд-во Краснояр. ун-та, 1985. 208 с.

21. Николина H.A. Активные процессы в современном русском языке // Русский язык, культура, история: сб. материалов II Научной конференции лингвистов, литературоведов, фольклористов (22-23 февраля 1996 года, Москва). М., 1997. Ч. 1. С. 220-223.

22. Словарь иностранных слов. 13-е изд., стереотип. М.: Рус. яз., 1986. 608 с.

23. Стахеева A.B. (Федосеева A.B.)Аббревиация: Словопроизводство и словотворчество (на материале русского языка конца XX - начала XXI века): дис.... канд. филол. наук. Ростов н/Д, 2008.

24. Тихонов А.Н. Основные изменения в словообразовательной системе современного русского языка // Тихонов А.Н. Современный русский язык (Морфемика. Словообразование. Морфология). М.: 2002. С. 183-191.

25. Федосеева A.B. Игра с именем собственным в языке газеты: возможности аббревиации БАБ и другие // Журналистика: информационное пространство. 2004. № 5. С. 20-23.

26. Шапошников В.Н. Русская речь 1990-х: Современная Россия в языковом отображении. М.: МАЛП, 1998. 243 с.

27. Шмелёва Т.В. Инвектива // Культура русской речи: Энциклопедический словарь-справочник / под ред. Л.Ю. Иванова, А.П. Сковородникова, Е.Н. Ширяева и др. М.: Флинта: Наука, 2003. С. 209.

28. Янко-Триницкая H.A. Словообразование в современном русском языке. М,: Индрик, 2001. 504 с.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.