Научная статья на тему 'Лингвистическая терминология «Нового времени»: разрыв теории и практики или «Новая» парадигма?'

Лингвистическая терминология «Нового времени»: разрыв теории и практики или «Новая» парадигма? Текст научной статьи по специальности «Языкознание»

CC BY
139
68
Поделиться
Ключевые слова
НОВАЯ ЛИНГВИСТИЧЕСКАЯ ТЕРМИНОЛОГИЯ / СЛОВАРЬ ЛИНГВИСТИЧЕСКИХ ТЕРМИНОВ / НАУЧНАЯ ТРАДИЦИЯ

Аннотация научной статьи по языкознанию, автор научной работы — Шарифуллин Борис Яхиевич

В статье предлагается к обсуждению проблема совершенствования терминологического аппарата современной лингвистики. Проведенный автором анализ языка научных публикаций последних десятилетий, в том числе примеров неоправданного терминотворчества, убеждает в необходимости создания нового словаря лингвистических терминов, соответствующего современному уровню развития науки.

Текст научной работы на тему «Лингвистическая терминология «Нового времени»: разрыв теории и практики или «Новая» парадигма?»

Полагаем, что упорядочение метаязыка наук о слове невозможно без теоретического осмысления самого феномена филологии, вне работы над обобщающими и систематизирующими сочинениями типа «Введение в современную филологию».

Список литературы

1. Брокгауз, Ф. А. Энциклопедический словарь : в 86 т. / Ф. А. Брокгауз, И. А. Ефрон. М. : Терра, 2001.

2. Брокмейер, Й. Нарратив: проблемы и обещания одной альтернативной парадигмы / Й. Брокмейер, Р. Харре // Вопр. философии. 2000. № 3. С. 29-42.

3. Булюбаш, Б. Нарратив между наукой и образованием // Знание — сила. 2009. № 1. С. 15-21.

4. Даль, В. И. Толковый словарь живого великорусского языка : в 4 т. М. : Рус. яз., 1978-1980.

5. Степанов, Ю. С. Филология // Русский язык.

Энциклопедия. 2-е изд., перераб. и доп. М. : Большая Российская энциклопедия ; Дрофа, 1998. С. 592.

6. Тюпа, В. И. Чеховское повествование и современная нарратология // Известия РАН. Сер. лит. и яз. 2010. Т. 69. № 4. С. 22-27.

7. Яновский, Н. М. Новый словотолкователь,

расположенный по алфавиту содержащий: разные в Российском языке встречающиеся иностранные речения и Технические термины, значение которых не всякому известно, каковы суть между прочими: Астрономические, Математические,

Медицинские, Анатомические, Химические, Юридические, Коммерческие, Горные, Музыкальные, Военные, Артиллерийские, Фортификационные, Морские и многие другие, означающие Придворные, Гражданские и Военные чины, достоинства, должности и проч. как древних, так и нынешних времен. Ч. 3. От О до 0. СПб. : Имп. Акад. наук, 1806. 1322 стб., III с.

Вестник Челябинского государственного университета. 2011. № 24 (239).

Филология. Искусствоведение. Вып. 57. С. 52-54.

Б. Я. Шарифуллин

ЛИНГВИСТИЧЕСКАЯ ТЕРМИНОЛОГИЯ «НОВОГО ВРЕМЕНИ»: РАЗРЫВ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ ИЛИ «НОВАЯ» ПАРАДИГМА?

В статье предлагается к обсуждению проблема совершенствования терминологического аппарата современной лингвистики. Проведенный автором анализ языка научных публикаций последних десятилетий, в том числе примеров неоправданного терминотворчества, убеждает в необходимости создания нового словаря лингвистических терминов, соответствующего современному уровню развития науки.

Ключевые слова: новая лингвистическая терминология, словарь лингвистических терминов, научная традиция.

Стало настолько уже популярным в «широких» кругах российских лингвистов мнение, что мы существуем ныне в «парадигме лингвистики XXI века» (впрочем, я тоже так полагаю, но с оговорками — см. мою статью «Пролегомены и провокации в лингвистику XXI века» [7]), что во многих лингвистических публикациях, особенно молодых ученых, стало «хорошим тоном» создавать и соответствующую «новой парадигме» «новую терминологию». В принципе, ничего в этом плохого нет: история нашего отечественного языкознания демонстрирует и не такие «феномены» (ничего не буду говорить о «новом учении о языке»

Н. Я. Марра и его специфической «терминологии» — это совсем иная «история»).

Новая лингвистическая терминология, которая соответствовала бы реалиям нового взгляда на язык в целом и на конкретные языки (в историческом аспекте тоже, между прочим) — формируется, это факт, от которого не убежит даже самый «замшелый» русист (таких, наверно, уже и не осталось почти). И такая терминология, безусловно, крайне необходима — прежде всего, в лексикографической ее «легализации». Такая «легализация» и «нормализация» тоже, а значит, и признание со стороны нашего лингвистического сообщества новых терминов необходима уже потому, что в публикациях последнего, условно говоря, десятилетия, наблюдается «двойственная» ситуация, иногда забавная, но чаще нет.

С одной стороны, до сих пор в студенческих, да и в кандидатских работах ссылаются даже не на «Словарь лингвистических терминов» О. С. Ахмановой [1] (для своего времени — очень, можно сказать, «передовой», в нем, например, были впервые истолкованы термины и понятия структурной лингвистики), а на «Словарь-справочник» Д. Э. Розенталя и М. А. Теленковой, переживший много переизданий, но так и оставшийся на уровне 60-х годов прошлого столетия.

С другой стороны — довольно бурное и местами даже «буйное» «терминотворчество» со стороны нашей молодой «лингвистической поросли». Приведу только несколько примеров из авторефератов кандидатских диссертаций последних лет, кои мне пришлось рецензировать, а некоторые — и оппонировать (о докторских — молчу, дабы не обидеть их авторов).

Пример первый: «когнитологический».

«Прототипическая ситуация» и «прототипический объект» (О. А. Башкирцева, Иркутск, 2011). Все бы хорошо, но вот примеры «терминологических обозначений»: прототипический утес, прототипический холм, прототипическая кочка и пр.

Пример второй: «речежанроведческий».

«Инвектема» (О. В. Саржина, Томск, 2005). В кемеровской лингвистической школе, к которой принадлежит О. В. Саржина, вообще любят «термины» такого рода — например, «игрема» (А. Г Антипов).

Пример третий: «обычный».

«Лингвистическая детерминология» (Н. В. Цепелева, Кемерово, 2011). Вообще-то, воспринимается как «лишение лингвистики ее терминологии»...

Конечно, создание НОВОГО «Словаря лингвистических терминов» — одна из дезидера-тив нашего времени. Реальное наличие и частая вроде публикация и ре-публикация «энциклопедических» словарей и справочников типа «Языкознание» (под ред. В. И. Ярцевой — тоже где-то устаревшее уже — год 1990, хотя есть и переиздания — но «стереотипные» [12]), положения не спасают. Даже такие авторитетные и мною уважаемые энциклопедические словари вроде «Культура русской речи» (под ред. А. П. Сковородникова и др. [3]).

Дело в том, во-первых, что это не СПЕЦИАЛЬНЫЕ терминологические словари, а во-вторых, в них представлены определения уже сложившихся лингвистических (чаще риторических) понятий, из новых же — те понятия, которые сами по себе весьма неоднозначны («языко-

вая игра», «языковая агрессия» и пр.), и потому требуют специальной ТЕРМИНОЛОГИЧЕСКОЙ интерпретации. Этого пока нет, хотя и автор данной статьи тоже пытался что-то там сотворить.

Так что новый «Словарь лингвистических терминов», отвечающий и новым реалиям в развитии нашей лингвистики,— необходим, кто будет спорить.

Но — как известно, от «необходимости» до «реальности» — не один даже шаг, а в нашем случае — может, и несколько шагов. Что мы и наблюдаем в современном — не лингвистическом, а «терминоведческом» пространстве. В теоретическом отношении у нас все вроде хорошо: активно и бурно развиваются когнитивная и коммуникативная лингвистика (некоторые мои замечания и предложения по поводу последней см., например, [6; 8]), исследования в области «речежанроведения» уже «зашкаливают», свидетельство чему — множество региональных и даже центральных публикаций, авторы которых либо «клонируют» «модель речевых жанров» Т. В. Шмелевой [9], предложенную ею еще в начале 90-х гг. прошлого столетия (впоследствии она от такого прямолинейного понимания речевого жанра отказалась [10] — но кто из студентов и аспирантов об этом знает?), либо, опираясь уже на «новые» понятия типа «гипержанр» (введенный К. Ф. Седовым, но никак им не определенный [4]), начинают анализировать множество самых разных коммуникативных событий в «жестких рамках» придуманного ими же «гипержанра». Например, «поздравления» [5]. Или, например, «деловые переговоры» [2].

Еще одна актуальная сейчас область — юрислингвистика и связанные с нею проблемы лингвистической экспертизы (см. сборники «Юрислингвистика», в коих и я публиковался [11]). Опять же: теория (лингвистические проблемы права и правовые проблемы нашего языка) и практика (как все это отразить в «идеальной лингвистической экспертизе»). Будучи членом «Гильдии лингвистов-экспертов по документационным и информационным спорам» (ГЛЭДИС), могу с полным убеждением, основываясь и на своем опыте проведения лингвистических экспертиз, заявить: разрыв между «теорией» (как бы «языка») и «практикой» («речевой действительностью») весьма значителен. Значит, опять, как говаривал в свое время В. И. Ульянов, надо начинать с начала: определиться, в конце концов, что такое есть «язык» и что такое «речь», учитывая многозначность смыслов и того и другого понятия. Проблематика «языка»

и «речи», осознанная уже, кажется, давно и для лингвистики ХХ века подтвержденная незыблемым авторитетом Ф. де Соссюра, как видим, «перекочевывает» и в лингвистику XXI века. И здесь остается еще много вопросов, а также поставленных и не поставленных пока еще задач. Работы в этом отношении — «целая куча». Например, чем различаются «языковая» и «речевая агрессия»? «Языковой» и «речевой портрет личности»? И вообще — «языковая» и «речевая личность»?

В качестве resume.

Еще раз хочу подчеркнуть, что меня настораживают те негативные «терминологические» тенденции в нашей текущей лингвистике, о которых я упоминал ранее. Мы рискуем снова оказаться в таком «лингвистическом пространстве», в котором будут устроены свои жесткие «терминологические» требования.

Что делать?

Предлагаю такой ответ на вечный этот вопрос: всему нашему лингвистическому сообществу — провести общий научный мониторинг и исследование текущих лингвистических публикаций с одной задачей: создать НОВЫЙ терминологический лингвистический словарь. Идея не очень вероятная, но возможная.

Ave, Caesar, morituri te salutant!

Список литературы

1. Ахманова, О. С. Словарь лингвистических терминов. М. : Наука, 1969. 608 с.

2. Гече , Ж. Деловые переговоры в лингвопрагматическом аспекте (на материале русско-венгерских переговоров) : автореф. дис. ... канд. филол. наук. М., 2007. 22 с.

3. Культура русской речи: энциклопедический словарь-справочник / под ред. Л. Ю. Иванова, А. П. Сковородникова, Н. Е. Ширяева. М. : Флинта, 2003. 840 с.

4. Седов, К. Ф. Человек в жанровом пространстве повседневной коммуникации // Антология речевых жанров. М. : Лабиринт, 2007. С. 7-38.

5. Сухотерина, Т. П. «Поздравление» как гипержанр естественной письменной русской речи : автореф. ... дис. канд. филол. наук. Кемерово, 2007. 24 с.

6. Шарифуллин, Б. Я. Гипержанровые сценарии речевой коммуникации // Русский язык: Теория. История. Риторика. Методика : материалы чтений памяти проф. Р. Т. Гриб. Вып. 4. Красноярск, 2004. С. 45-50.

7. Шарифуллин, Б. Я. Пролегомены и провокации в лингвистику XXI века // Теоретические и прикладные аспекты современной филологии : материалы XII Филологических чтений им. проф. Р. Т. Гриб. Вып. 7. Красноярск, 2007. С. 112-121.

8. Шарифуллин, Б. Я. Речевая коммуникация: еще раз о «лингвистике и теории общения» // Коммуникативная парадигма российского образования : материалы Всерос. науч.-практ. конф.

Ч. 1. Красноярск, 2007. С. 261-263.

9. Шмелева, Т. В. Модель речевого жанра // Жанры речи. Саратов, 1997. С. 88-98.

10. Шмелева, Т. В. Жанроведение? Генристи-ка? Генология? // Антология речевых жанров. М., 2007. С. 62-67.

11. Юрислингвистика: межвуз. сб. науч. тр. Вып. 1-10. Барнаул: Алтайский ун-т, 1999-2009.

12. Языкознание. Большой энциклопедический словарь / гл. ред. В. Н. Ярцева. М. : Большая Рос. энциклопедия, 1998 (первое издание — М., 1990).