Научная статья на тему 'Личная история В. А. Морозовой. Мотивы благотворительной и общественной деятельности'

Личная история В. А. Морозовой. Мотивы благотворительной и общественной деятельности Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
492
75
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ЖЕНСКОЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО / МОСКОВСКОЕ КУПЕЧЕСТВО / БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТЬ / ГЕНДЕР / ПРАВОСЛАВИЕ / ДЕТСТВО / ТРАДИЦИЯ / ФИЛАНТРОПИЯ / ПРОБЛЕМА ОТЦОВ И ДЕТЕЙ / FEMALE ENTREPRENEURSHIP / MOSCOW MERCHANTS / CHARITY / GENDER / ORTHODOXY / CHILDHOOD / THEATRE / TRADITION / PHILANTHROPY / GENERATION GAP

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Дубровина Анна Викторовна

Статья посвящена изучению причин благотворительной активности известной общественной деятельницы В. А. Морозовой (1848-1917), участвовавшей во многих начинаниях московского городского управления по развитию системы народного образования, улучшению быта рабочих, созданию сети медицинских учреждений. Автор приходит к выводу, что мотивы благотворительной деятельности Морозовой нужно искать, изучая различные личные влияния на предпринимательницу, анализируя этапы формирования ее мировоззрения.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Personal history of V. A. Morozova: motives of charitable and social activities

The article is devoted to the investigation of charity motives of a well known public character Varvara Morozova who participated in many initiatives of Moscow urban council concerning the development of the popular schooling system, the improvement workers life, the setting up the medical offi ce system. The author concludes that Morozova's charity motives have to be searched by exploring private diff erent infl uences on the lady entrepreneur and by analyzing the stages of forming her world-view.

Текст научной работы на тему «Личная история В. А. Морозовой. Мотивы благотворительной и общественной деятельности»

Вестник ПСТГУ

II: История. История Русской Православной Церкви.

2011. Вып. 4 (41). С. 44-52

Личная история В. А. Морозовой. Мотивы благотворительной

И ОБЩЕСТВЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ А. В. Дубровина

Статья посвящена изучению причин благотворительной активности известной общественной деятельницы В. А. Морозовой (1848—1917), участвовавшей во многих начинаниях московского городского управления по развитию системы народного образования, улучшению быта рабочих, созданию сети медицинских учреждений. Автор приходит к выводу, что мотивы благотворительной деятельности Морозовой нужно искать, изучая различные личные влияния на предпринимательницу, анализируя этапы формирования ее мировоззрения.

Все больший интерес в работах современных исследователей приобретает изучение предпринимательства, общественной деятельности и благотворительности женщин дореволюционной России1. Варвара Алексеевна Морозова — одна из наиболее примечательных представительниц московского купечества конца XIX — начала XX в. Ее модель общественного поведения показывает, как на практике осуществлялось взаимодействие тогдашней интеллигенции, входившей в близкий круг общения Варвары Алексеевны2, и представителей «просвещенного купечества». Конечно, общественная инициатива Морозовой была необычной для рубежа веков, ведь до нее женщины в Москве не играли столь важной роли в истории городской благотворительности. Однако нельзя не отметить, что определенные шаги в этом направлении стали заметны с 1860-х гг. среди юных девушек дворянского и купеческого происхождения. Как утверждают современные исследовательницы этого вопроса В. В. Пономарёва и Л. Б. Хо-

1 Думова Н. Г Московские меценаты. М., 1992; Ульянова Г. Н. Благотворительность московских предпринимателей 1860—1914. М., 1999; Ульянова Г. Н. Благотворительность в Российской империи, XIX — начало XX века. М., 2005; ДжоффеМ., ЛинденмейерА. Дочери, жены и партнеры: женщины московской деловой элиты // Купеческая Москва. Образы ушедшей буржуазии. М., 2007; Гражданская идентичность и сфера общественной деятельности в Российской империи. Вторая половина XIX — начало ХХ века / Отв. ред. Б. Пиетров-Эннкер, Г. Н. Ульянова. М., 2007.

2 Из истории московских библиотек. Вып. 4. История библиотеки—читальни им. И. С. Тургенева в документах и воспоминаниях. М., 2004; Кизеветтер А. А. На рубеже двух столетий: Воспоминания. 1881—1914. М., 1997; Морозова М. К. Мои воспоминания // Наше наследие. 1991. № 6 и др.

рошилова, «и сами девушки, и их видение мира менялись, как менялось и время: они становились всё более активными, больше размышляли об окружающем. Их мир давно не ограничивался домом; рамки семьи сделались тесными для них»3. Однако под влиянием каких процессов происходили эти изменения? Нам представляется, что изучение этой проблемы на примере личной истории Морозовой позволяет более детально ответить на эти вопросы.

Варвара Алексеевна Морозова (в девичестве Хлудова) родилась 3 ноября 1848 г. в Москве в семье известного предпринимателя Алексея Ивановича Хлудова. Представители этого рода происходили из экономических крестьян деревни Акатово Высоцкой волости Егорьевского уезда Рязанской губернии. Дед Варвары — Иван Иванович — приехал в Москву после французского нашествия, начав в столице торговое дело. Отец Варвары — Алексей Иванович — совместно с братьями руководил предприятием, которое занималось хлопковой торговлей и производством хлопчатобумажной ткани.

В годы взросления Варвары отец активно делал карьеру (в день коронации Александра II Хлудов представлял московское купечество, будучи его старшиной), жизнь дочери его интересовала мало. Варвара очень тяжело переживала свое одиночество: ее мать скончалась, когда девочке было только 6 лет, сестры были старше и вскоре вышли замуж, а с гувернанткой были сложные и напряженные отношения. Однако определенное влияние Алексей Иванович на дочь все же оказал. Вполне возможно, что любовь к чтению книг Варвара унаследовала именно от отца, который, будучи старообрядцем, собирал и хранил у себя старопечатные книги и рукописи4.

Варвара, как и все дети, вышедшие из купеческих семей, часто посещавших церковные богослужения5, хорошо знала Евангелие, что, в свою очередь, способствовало формированию нравственных ориентиров с юных лет: «Решительно все мои старания сделаться человеком (выделено мною. — А. Д.) остались тщетны. Несмотря на то, что я читаю каждый вечер Евангелие и при чтении его чувствую раскаяние и желание исправиться, на другой же день я делаюсь такою же злою, самолюбивою девчонкой. Осуждаю, выхожу из себя, бранюсь... Но отчего же такое разнообразие мыслей, как не от слабости характера!»6. Однако она толковала Священное Писание скорее в духе современных популярных общественных теорий. Евангелие должно было научить ее стать Человеком, независимой сильной личностью, стремящейся оказать помощь и поддержку более слабым и неимущим. Как и многим молодым людям, Варваре было свойственно стрем-

3 Пономарёва В. В., Хорошилова Л. Б. Русское женское образование в XVIII — начале ХХ в.: приобретения и потери // Мир истории. 2000. № 4. [Электронный ресурс]. URL: http://www. teUur.ru/~historia/archive/06-00/women.htm (дата обращения: 01.08.2011).

4 Правда, дети воспитывались в православной вере, поскольку мать была православной. Отец впоследствии тоже вышел из раскола. Правда, при этом старообрядческие книги он в семье не оставил, передав их в Никольский единоверческий монастырь.

5 О роли церковной жизни в быте купечества см.: Ульянова Г. Н. Религиозные верования и ритуалы в жизни московского купечества // Купеческая Москва. Образы ушедшей буржуазии. М., 2007. По дневнику Морозовой видно, что она еженедельно участвует в богослужениях.

6 Дневник Варвары Алексеевны Морозовой, урожденной Хлудовой // Варвара Алексеевна Морозова: на благо просвещения Москвы. М., 2008. Т. 1. С. 41.

ление к славе: «Мне часто приходит мысль, что я существо не совсем обыкновенное и непременно должна отличить себя чем-нибудь необыкновенным, как, например, спасти свое отечество и т. под.»,7 — пишет о себе молодая девушка, полная желания и планов посвятить свою жизнь общественной деятельности.

Эта идея общественного служения Варвары тесно связана с ее увлечением театром. Театр привлекает Варвару не только игрой актеров, перевоплощением, зрелищностью, но своей общественной ролью: «Вчера я была в театре и видела пьесу, которая сильно меня поразила. Все, что я мечтала о великом и прекрасном, олицетворило в этой пьесе. Тут я увидела сближение разных классов. Барин подает руку мужику и садится с ним рядом, девушка жертвует своим счастием для спокойствия своей матери. Тут доказывается, что всякий должен сам собой располагать, а не поклоняться произволу. О, русские женщины, несчастные существа, осужденные на постоянное раболепство!»8.

В результате увлечения театром и благодаря чтению современной литературы Варвара начинает искать положительные примеры на страницах книг, литературные герои и их программы становятся частью ее жизненных ценностей9. Определенной вехой в развитии мировоззрения Варвары становится ее знакомство с работами В. Г. Белинского: «.последнее время я все больше читаю Белинского. Вчера, когда я легла, то вдруг мне свет представился в такой отвратительной картине, и люди так мне казались ничтожны, что я стала рыдать»10.

Под влиянием модной литературы меняется воззрение девушки на роль женщины в семье. В 14,5 лет Варя смотрела на семейную жизнь традиционно и оптимистично. Но уже через год обнаружились серьезные перемены в ее воззрениях. Она стала опасаться, что не сможет найти достойного человека, умного, волевого, который заставит ее развиваться. А именно такой союз двух умных людей, способных воспитывать друг друга, мог, по ее мнению, быть по-настоящему гармоничным. Это ставит перед Варварой вопрос о предпочтении общественного служения счастью в браке и материнстве: «.выйти замуж, будут дети и вот назначение женщины кончено. Неужели только? Нет, женщина может многое сделать кроме замужества, она может помогать бедным не только вещественно, но и морально, она скорее может направить их, вразумить, мужчина этого не может сделать, он слишком груб, женщина же гораздо мягче, терпеливее»11.

Варвара критикует привычные порядки сватовства, существующие в купеческой среде, выбор родителями жениха и невесты. Она считает такую традицию безответственной. Особенно ярко эта ситуация проявляется в истории ее собственного замужества. В начале 1865 г. Варвара узнает от мужа своей сестры — Петра Николаевича Ланина — о желании Абрама Абрамовича Морозова посвататься за нее. Мысль о браке с едва знакомым человеком ее явно тяготит.

7 Дневник Варвары Алексеевны Морозовой... С. 90.

8 Там же. С. 101-102.

9 Там же. С. 65. Интересно обратить внимание, что русская драматургия очень критична по отношению к русскому купечеству и практически не создает положительных образов купцов (см.: Левандовская А. А., Левандовский А. А. «Темное царство»: купец-предприниматель и его литературные образы // Отечественная история. 2002. № 1. С. 146-158).

10 Там же. С. 86.

11 Там же. С. 57.

Она долго не решается дать Морозову положительный ответ, мечется, пишет ему письмо о невозможности брака, однако в итоге все же выходит замуж12. В браке с Абрамом Морозовым она прожила 13 лет (с 1868), родив ему трех сыновей: Михаила (1870), Ивана (1871), Арсения (1874).

При этом практически с первых же лет семейной жизни она стала заниматься благотворительностью, муж поддерживал ее в этом начинании. В 1873 г. Морозова открыла в Москве начальное училище, а в 1877 г. при нем — ремесленное училище для неимущих детей. С 1881 г. она становится попечительницей 2-го Рогожского начального женского училища. Впрочем, благотворительная практика Морозовой в 1870-е — начале 1880-х гг. находится в русле купеческой традиции, она не является самостоятельной. Но, во-первых, в финансовом отношении Морозова зависела от мужа, во-вторых, ее система взглядов на филантропическую деятельность только формировалась.

Расцвет благотворительной деятельности Морозовой приходится на период ее жизни, последовавший после смерти мужа, тяжело болевшего в конце жизни и умершего в 1882 г. Пожертвования Морозовой в последующие годы касались, в основном, просветительских и медицинских учреждений. Определяя причины этих общественных инициатив, выделим следующие группы фактов. Во-первых, это ценности гуманистической литературы 1860-х гг., причудливо переплетавшиеся с христианскими ценностями, все еще остававшимися в семье. Во-вторых, обстоятельства ухода из жизни матери и мужа, умерших от тяжелых болезней13. В-третьих, определенное влияние оказывал опыт управления огромным промышленным предприятием, заставлявший заботиться о тех, кто способствовал формированию капиталов, — рабочих14. В-четвертых, очень сильным было влияние на Морозову московских либеральных кругов, группировавшихся вокруг редакции газеты «Русские ведомости», редактором которой был В. М. Соболевский, ставший гражданским мужем Морозовой после смерти Абрама Морозова15.

Как верно подметил В. В. Немирович-Данченко: Морозова не только «...была близка с профессором, главным редактором популярнейшей в России газеты, но, может быть, даже строила всю свою жизнь во вкусе благородного сдержанного тона этой газеты»16. О том, каковы были идеи и направления данного издательства, достаточно четко и ясно написал сотрудник «Русских ведомостей» С. Елпатьевский к 50-летнему юбилею газеты в 1913 г.17: «.и сам Соболевский, и люди, собиравшиеся около «Русских ведомостей», были, так сказать, шестидесятники — семидесятники, люди, сложившиеся под влиянием 60-х годов и проявившие себя в 70-х и 80-х годах. Они защищали все то, что завоевали 60-е годы, и на что продолжались неустанные атаки врагов — суд, земство, печать, женское

12 Дневник Варвары Алексеевны Морозовой... С. 81-82, 114-115, 133.

13 Мать Морозовой умерла от рака. Муж скончался от прогрессивного паралича (болезни, на последней стадии которой, больные страдают психическими отклонениями).

14 По завещанию А. А. Морозова, до совершеннолетия детей именно она управляла всем имуществом мужа; прежде всего Тверской мануфактурой.

15 От Соболевского у Морозовой родилось два ребенка: Глеб (1886) и Ольга (1887).

16 Немирович-Данченко В. В. Из прошлого. М., 2003. С. 89.

17 Русские ведомости (1863-1913): Сб. статей. М., 1913. С. 143-144.

равноправие, свободу вероисповедания. И приняли, и проводили в жизнь то новое, что несло народничество». Елпатьевский обратил особое внимание, что «Русские ведомости» всегда оставались беспартийной газетой, но при этом многие партии «выросли», сформировали свою теоретическую основу под влиянием этой газеты. «И «Русские ведомости» всегда были органом, по-преимуществу, русской интеллигенции, никогда не укладывавшейся в одну партию и находившей в «Русских ведомостях» отклик на все то, чем жила русская интеллигенция за последние тридцать лет.

Вспоминая личность самого Соболевского, Елпатьевский указал на то, что Василий Михайлович был не лишен чувства скептицизма, которое распространялась на многие стороны русской жизни, но «в своем скептическом отношении к русской действительности, он как-то обходил народ.... Я знал, с каким живым интересом... относится он ко всему новому, живому, сильному, что поднималось в народе, к проявившейся в низах тяге к книге и к образованию, к более активному участию крестьянства в земстве, к новым вспыхнувшим формам самодеятельности в деревне. И я понял, что вопрос о народе, о духовном и экономическом подъеме его благосостояния для Соболевского был. и решением государственного вопроса, основной и конечной целью, к которой должна быть направлена деятельность интеллигенции, в чью сторону должна быть направлена русская государственная жизнь».

Освещая разнообразные сферы русской жизни, «Русские ведомости» постоянно останавливались на таких темах, как рабочий вопрос и проблема народного образования. По мнению специалиста, «газета выдвинула программу законодательных мер, призванных регламентировать эксплуатацию труда рабочих. “Русские ведомости” предложили разработать и ввести специальное законодательство с целью ограничить применение детского и женского труда, улучшить санитарные условия труда и жизни рабочих, ввести специальное страхование на случай получения производственных травм. Значительное внимание уделялось обучению малолетних, работающих на фабриках»18. Газета пристально следила за всем тем, что касалось народного образования, многие из статей на эту тему печатались на первой полосе. Редакция считала, что начальное образование должно стать монополией земской школы и быть всеобщим, обучение в средних и высших учебных заведениях должно быть доступным для всех желающих, при этом необходимо ограничить количество часов по «классическим» предметам, главным образом древним языкам, не допускать «переутомления учащихся», делать упор на реальное образование, взять все лучшее из европейской образовательной системы и культуры, при этом уделять особое внимание знакомству учащихся с родной литературой, ходом ее развития, подкрепляя это историческими знаниями, что могло бы послужить развитию у учащихся «правильного русского самосознания в частности»19.

18 Локшин А. Е. Газета «Русские ведомости» в общественной жизни России в период политической реакции 80-х — начала 90-х годов XIX века. Автореф. дисс. ... канд. ист. наук. М., 1982. С. 123.

19 Русские ведомости. 1890. № 279.

Нельзя утверждать, что благотворительность Морозовой в сфере образования была прямым следствием влияния Соболевского и его друзей-единомышленников. Скорее здесь следует говорить о взаимовлиянии. Варвара Алексеевна обладала, прежде всего, практическими сведениями о начальных и специальных учебных заведениях, в которых она была попечительницей. Ей приходилось близко общаться с учителями, директорами училищ, она знала проблему в лицо, самостоятельно решая многие организационные вопросы. Так, Морозова добилась различных льгот для выпускников ремесленного училища20, устроила общежитие для учащихся, пригласила к преподаванию хороших педагогов21. Она старалась оснастить свое детище всеми необходимыми техническими новинками, в том числе зарубежного производства; заботилась о благоустройстве, настояв на проведении в нем электричества22 и канализации23. В училище удалось накопить более 1500 предметов, которые, будучи систематически подобраны в три коллекции, дали возможность составить небольшой музей пособий для преподавания прикладных предметов. Эти коллекции выставлялись на различных выставках и удостаивались там наград24.

Во 2-м Рогожском женском училище Морозова пошла на педагогический эксперимент, сделав попытку создать школьный коллектив из женщин. Причем учительницами были представительницы разных сословий; многие приезжали из провинции, будучи выпускницами Ярославской, Владимирской и Тверской гимназий25. Впрочем, заведовал училищем законоучитель П. Смирнов, дьякон церкви Рождества Богородицы в Кулишках, окончивший курс в Московской духовной семинарии. Ему помогали учитель пения А. Н. Рубцов (имел свидетельство Московской консерватории) и учитель рисования И. Т. Чернецов (окончил курс в Строгановском училище).

Наиболее масштабным шагом благотворительной программы Морозовой стало софинансирование медицинских проектов Московского университета. К началу 1870-х гг. клиники медицинского факультета были разбросаны по Москве и располагались на Рождественке, Страстном бульваре и Никитской улице. В 1873 г. профессор И. Н. Новацкий высказал идею о продаже зданий клиник в центре Москвы с целью строительства клинической базы на новом месте, не в центре. Совет университета отклонил проект из-за отсутствия средств. Вер-

20 Окончившим полный курс в ремесленном училище давались звания мастера и подмастерья и право прохождения воинской службы по 2-му разряду (ЦИАМ. Ф. 179. Оп. 21. Д. 1961. Л. 60-60 об.).

21 Например, Н. В. Ронжин, который получил инженерно-механическое образование в Императорском техническом училище, преподавал в ремесленных классах черчение и механику, а затем стал заведующим училищем и мастерскими. Среди выпускников училища, оставшихся преподавать в нем, — В. А. Шмурнов.

22 ЦИАМ. Ф. 179. Оп. 21. Д. 1961. Л. 184.

23 Там же. Оп. 11. Д. 961. Л. 17-17 об.

24 Диплом 2-го разряда на Всероссийской художественно-промышленной выставке, большая медаль на Юбилейной выставке Общества поощрения трудолюбия (1888) «за строго выдержанную систему преподавания ремесел, за очень хорошие успехи, достигаемые школою по ремеслам, за предоставление на выставку полных коллекций по преподаванию всех частей программ классов» (Там же. Оп. 21 Д. 1961. Л. 14-15).

25 Ведомость о московских городских начальных училищах. С. 211.

нуться к идее Совет смог лишь в 1882 г., когда В. А. Морозова и Е. В. Пасхалова пожертвовали крупные суммы денег на устройство акушерской и психиатрической клиник. Варвара Алексеевна внесла средства на строительство клиники для душевнобольных на 60 кроватей26. Как утверждает В. П. Власов, решение Морозовой употребить средства, оставшиеся после смерти мужа, на строительство психиатрической больницы было принято благодаря совету известного невропатолога и психиатра А. Я. Кожевникова27.

В 1884 г. Городская дума предоставила университету бесплатно в полную собственность большой участок земли площадью в 40 тысяч квадратных сажен на Девичьем поле. Из государственного казначейства на строительство клиник было выделено около 2 млн 150 тыс. рублей взамен зданий университетских клиник на Рождественке28.

Приблизительно в это же время В. А. Морозова заявила в Правление университета, что она приобрела на Девичьем поле, в ближайшем соседстве с землей, пожертвованной университету, дачу г-жи Олсуфьевой, площадью 13 тыс. квадратных саженей, с тем чтобы построить на этом участке клинику для ду-шевнобольных29. Для постройки здания психиатрической лечебницы Морозова пригласила К. М. Быковского, который к тому времени получил звание академика архитектуры и был избран на должность архитектора Московского университета.

Закладка новой психиатрической клиники была совершена весной 1885 г. В начале января 1887 г. эта клиника — «первая в длинном ряду своих младших сестер» — была открыта для приема больных30.

Больница была оборудована по последнему слову науки, в ней было проведено электричество, устроены ватерклозеты. Среди процедур для пациентов были предусмотрены такие, как лечение холодной водой, занятия на свежем воздухе, в том числе в огороде. В больнице было два отделения — мужское и женское, имелись столовая, спальные, изоляторы и др.31

В 1891 г. А. Я. Кожевников организовал при клинике приют для больных с хроническими неврологическими болезнями, нуждающихся в длительном наблюдении, на что получил по 25 тыс. от В. А. Морозовой и Е. В. Пасхаловой32.

В целом можно сказать, что инициатива Морозовой сформировала устойчивый интерес к благотворительности в сфере медицины у московских пред-

26 Клинический городок на Девичьем поле. 1897 год: Альбом / Под ред. А. М. Сточика. М., 1997. С. 5—6. См. также: Бахтина З. И. Клинический городок на Девичьем поле — памятник меценатства и благотворительности // Морозовы и Москва. М., 1998.

27 Власов П. В. Благотворительность и милосердие в России. М., 1997. С. 293.

28 Там же. С. 292. При пожертвовании Дума оговорила следующие условия: 1) клиники должны быть устроены на 600 кроватей, часть которых обязательно должна была функционировать и в летнее время; 2) клиники должны быть выстроены в течение ближайших 5 лет (первое из их условий было впоследствии видоизменено Думой).

29 Клинический городок. С. 8. Общая сумма благотворительного взноса Морозовой составила 450 тыс. рублей, что приблизительно равняется личному капиталу Морозовой по завещанию от мужа.

30 Там же. С. 13.

31 Там же. С. 79.

32 Власов П. В. Указ. соч. С. 295.

принимателей. По ее пути пошли такие известные московские хозяева, как М. А. Хлудов, К. Т. Солдатенков, так же, как и женщины-меценатки, вроде Ю. И. Базановой. Впрочем, и сама Варвара Алексеевна продолжала действовать в этом направлении.

В 1898 г. она стала первой, кто откликнулся на призыв проф. Л. Л. Левшина к созданию онкологической больницы. В конце XIX в. в Москве не было специальных учреждений, где могло бы проводиться лечение, диагностирование, научное изучение онкологических заболеваний, не было даже такого места, в котором больные, обреченные на тяжкие мучения и смерть, могли бы получить должный уход. Профессор Левшин писал: «Среди грандиозных клинических институтов г. Москвы недостает особой, специальной лечебницы для одержимых раком и другими злокачественными опухолями, в которой можно было бы путем наблюдений при постели больных научных исследований разрабатывать вопрос о причине. страданий и изыскивать средства для радикального излечения этого страшного недуга. Давно и неоднократно я обращался в печати к благотворителям с указанием вопиющей необходимости устройства подобного учреждения. Я разъяснял, что ужасные стоны день и ночь этих мучеников и зловоние... делают пребывание таких больных совершенно невозможным в семье... Мои воззвания имели успех, и в настоящее время мне посчастливилось получить обещание крупных пожертвований, которые ныне уже несколько превысили 200 тыс. руб. серебром. Относящиеся к этим суммам документы я имел честь показывать вашему превосходительству»33. 150 тыс. рублей из этих средств было получено профессором от Морозовых, которые заверили Левшина, что означенная сумма будет внесена до начала строительных работ, а также выдвинули следующие условия Московскому городскому управлению: «Имеем честь уведомить вас, что мы, нижеподписавшиеся, обязуемся внести вперед, до начала строительных работ сего 1898 г., равными частями всю сумму, в 150 тысяч рублей серебром на сооружение и заведение лечебницы-приюта... При условии, если означенному учреждению будет присвоено название “лечебница-приют имени Морозовых” и если при этом Московское городское самоуправление решит принять на свой счет содержание не менее 50 человек обоего пола»34. Институт был открыт в 1903 г. Пожизненным директором института был назначен Левшин35. Лечебница оказывала помощь нуждающимся любого сословия и вероисповедания. Само учреждение было научным центром, где происходило теоретическое и практическое изучение онкологических заболеваний медиками, а пациенты получали должный уход и лечение в соответствии с возможностями и последними достижениями медицинской науки. При этом безнадежно больных в некоторых случаях оставляли в приюте. Финансирование работы института осуществлялось из городских средств.

Таким образом, можно сказать, что пожертвования Морозовой на создание лечебниц на Девичьем поле, во-первых, оказались необычайно своевременны-

33 ЦИАМ. Ф. 418. Оп. 405. Д. 172. Л. 22.

34 Там же. Л. 34

35 Там же. Л. 2. См. также: Отчет о состоянии и действиях императорского Московского университете за 1905 год. М., 1906. С. 258-263.

ми для медицинского факультета Московского университета, позволив его профессуре поставить вопрос о создании клинической базы университета на новом месте. Во-вторых, после успешного завершения первой части проекта Морозова продолжала активно помогать созданным лечебным заведениям.

В целом, личная история Варвары Алексеевны Морозовой представляет собой интересный пример поведения представительницы московских купеческих кругов. В деятельности В. А. Морозовой переплетаются традиционные христианские ценности и либеральная программа модернизации московской городской жизни в сфере науки и просвещения — и то, и другое связано с влиянием на нее ближайшего окружения. Особо отличает предпринимательницу чуткость и отзывчивость на новые теории и веяния. Но восприятие В. А. Морозовой этих теорий и веяний, в свою очередь, обусловлено традиционными ценностями русской культуры, своеобразным носителем которой во второй половине XIX в. оставалось русское купечество, имеющее крестьянские корни.

Ключевые слова: женское предпринимательство, московское купечество, благотворительность, гендер, Православие, детство, традиция, филантропия, проблема отцов и детей.

Personal history of V. A. Morozova:

MOTIVES OF CHARITABLE AND SOCIAL ACTIVITIES BY A. Dubrovina

The article is devoted to the investigation of charity motives of a well known public character Varvara Morozova who participated in many initiatives of Moscow urban council concerning the development of the popular schooling system, the improvement workers life, the setting up the medical office system. The author concludes that Morozova’s charity motives have to be searched by exploring private different influences on the lady entrepreneur and by analyzing the stages of forming her world-view.

Keywords: female entrepreneurship, Moscow merchants, charity, gender, Orthodoxy, childhood, theatre, tradition, philanthropy, generation gap.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.