Научная статья на тему 'Лексикографические аспекты гендерно-маркированных идиоматических выражений английского и русского языков'

Лексикографические аспекты гендерно-маркированных идиоматических выражений английского и русского языков Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
688
155
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ЛЕКСИКОГРАФИЯ / КЛАССИФИКАЦИЯ / ГЕНДЕР / ИДИОМА / ПОЛ / КЛАСС

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Еськова Надежда Николаевна

В статье рассматриваются гендерные различия в английских и русских идиоматических выражениях. Исследуется проблема дискриминации женщин в языковой сфере двух языков посредством использования лексикографических источников. Основной акцент сделан на том, что составление словарей гендерной направленности позволит избежать трудностей при переводе и будет способствовать более детальному изучению данного пласта идиом.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по языкознанию и литературоведению , автор научной работы — Еськова Надежда Николаевна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Лексикографические аспекты гендерно-маркированных идиоматических выражений английского и русского языков»

УДК 811.352.32

ЛЕКСИКОГРАФИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ГЕНДЕРНО-МАРКИРОВАННЫХ ИДИОМАТИЧЕСКИХ ВЫРАЖЕНИЙ АНГЛИЙСКОГО И РУССКОГО ЯЗЫКОВ

©2012

Еськова Н.Н.

Дагестанский государственный педагогический университет

В статье рассматриваются гендерные различия в английских и русских идиоматических выражениях. Исследуется проблема дискриминации женщин в языковой сфере двух языков посредством использования лексикографических источников. Основной акцент сделан на том, что составление словарей гендерной направленности позволит избежать трудностей при переводе и будет способствовать более детальному изучению данного пласта идиом.

The article considers gender differences in English and Russian idioms expressions. The author investigates the problem of the female discrimination in the language sphere by dint of the lexicographical sources. The author also places the emphasis on the fact that the compiling of the gender-marked dictionary will promote more detailed investigation of these kind idioms.

Ключевые слова: лексикография, классификация, гендер, идиома, пол, класс.

Keywords: lexicography, classification, gender, idiom, sex, class.

Термин «гендер», пришедший из английского языка и обозначающий грамматическую категорию рода, был перенесен в исследовательское поле других языков. Большинство ученых рассматривает как термин, который отражает социокультурную причину межполовых отношений, а не биологическую. Исследуя гендерные отношения в языке, следует изучить не только то, как «пол влияет на коммуникативное поведение и использование языка», но и «какими способами располагает язык для конструирования гендерной идентичности...» [2]. Существует ряд работ, в которых рассматриваются способы языкового маркирования гендерных оппозиций, среди которых можно выделить грамматику и лексику языка. В лингвистических работах особое внимание уделяют соотношению грамматической категории рода и природного, зафиксированного в значении лексических единиц, выявляющих биологические параметры человека. Лексический пласт языка, как в соотношении с грамматической категорией языка, так и автономно, может быть средством языковой интерпретации культурных смыслов гендера. Это, в свою очередь, подтверждает то, что лексический и грамматический фонд языка представляют первоочередную важность для исследования гендерных отношений.

Изучение идиоматических выражений с точки зрения гендерного аспекта важно для лингвистического исследования. Фразеологический пласт языка отражает национальную самобытность народа и культурно-исторические изменения, имеющие место в разные периоды развития общества. Идиоматические выражения имеют такие особенности развития, как фиксирование культурно важной информации на долгий период времени, так и быстрое реагирование на современное развитие общества. Все это способствует появлению новых идиоматических выражений в вербальной коммуникации социума. Идиоматические выражения представляют собой одно из средств языковой репрезентации культурно значимых концептов, указывающих на особенности и своеобразие их носителей, в частности, концепты «мужественности» и «женственности».

Настоящая статья представляет собой исследование одной из самых сложных и мало изученных проблем современной лингвистической науки - гендерно-маркированных идиоматических выражений двух языков. Эта проблема является предметом изучения исследователей в течение последних 20 лет, но многие вопросы остаются спорными и неизученными, в частности такое направление лингвистической гендерологии, как гендерная фразеология, а это требует дополнительных исследований.

В данный момент гендерные исследования ведутся в философии, социологии, социолингвистике, семиотике, этнографии, культурологии. Понятия «пол» и «гендер» могут быть рассмотрены в языкознании следующим образом: «природный пол является компонентом значения лексических единиц, воспроизводящих экзистенциальные параметры индивида», «гендер отражает одновременно процесс и результат встраивания индивида в социально и культурно обусловленную модель мужественности и женственности, принятую в данном обществе и на данном историческом этапе» [3]. Из приведенных определений видно, что термин «гендер» является более широким понятием и для его изучения необходимо исследовать большее количество феноменов языка, в отличие от его единиц, в семантику которых входит понятие «пол». Биологический пол образует половую принадлежность индивида -разделяя их на «класс мужчин» и «класс женщин» на основе физиологии. Гендер не только определяет индивида как носителя пола, но и идентифицирует позицию данного индивида в социальной иерархии. Немаловажным является и то, что понятие гендер с точки зрения «социальности» уже рассматривался, но изучение гендера как социокультурного конструктора, который относится к социальным отношениям, пока не наблюдается [4].

Пол с позиции как социального подхода, так и биологического рассматривается либо как культурная специфика, либо как социальные отношения, но вопрос о сформированности самого понятия гендера ставится редко. Если мы не рассматриваем термин гендер как сформированный при помощи определенных средств при осуществлении определенных целей для использования определенных субъектов в определенных практиках, значит, мы формализованно объединяем мужчин и женщин в абстрактные однополые сообщества, не воспринимая качественные различия внутри каждого пола, и теряем нюансы социальной стратификации [4]. Изучение идиоматических выражений дает возможность понять социальный вес и значимость «позиций пола». С позиции данного подхода идиома определяет возможности и пути достижения социальной позиции, относящейся к полу. Данный подход может быть как нормативным, так и ненормативным, но он зачастую четко обозначен семантикой фразеологизма.

В статье решается задача выявления смыслов гендера в русской и английской фразеологии. Исследование проводилось на материале «Фразеологического словаря русского языка» под редакцией А. И. Молоткова и «Фразеологического англо-русского словаря» под редакцией А. В. Кунина. За пределами нашего исследования остались пословицы и поговорки, которые требуют отдельного тщательного изучения. Нами были проанализированы гендерно релевантные идиомы, полученные путем сплошной выработки. Гендерно релевантными считаются идиомы, в семантике или внутренней форме которых содержится указание на лицо определенного пола.

Вслед за классификацией И. В. Зыковой, составленной на материале английского языка, идиомы гендерно маркированного плана выражения в русском и английском языках могут быть представлены тремя основными группами: 1) антропометрические лексемы, существительные, обозначающие людей по признаку пола или возрасту; 2) термины родства; 3) антропометрические лексемы (имена собственные) [1]. С точки зрения Зыковой, первые две группы являются закрытыми системами, так как лексемы, входящие в них, являются фиксированными в языке, а третья группа является открытой. Гендерно маркированные лексемы последней группы допускают замены, обусловленные коммуникативной ситуацией, и, в свою очередь, круг лексем может быть расширен в связи с появлением новых общественных деятелей в различных областях жизни.

В состав проанализированных идиоматических выражений, выявленных нами и относящихся к первой группе, входят идиомы, обозначающие лиц мужского рода: соломенный вдовец; a man’s man - настоящий мужчина; мастер на все руки; play the man -

вести себя, поступать, как подобает мужчине; рыцарь печального образа; a knight in shining armour - рыцарь в сверкающих доспехах; a bad man - злодей, головорез, закоренелый преступник; рубаха-парень; сам себе хозяин; master of the situation - хозяин положения; master of one’s destiny - хозяин своей судьбы; как сапожник; best man - шафер, свидетель; ваш покорный слуга; при царе Горохе; the king can do no wrong - король не несет ответственность; a man about town - богатый повеса, прожигатель жизни; олух царя небесного; ladies’ man - дамский угодник, ловелас, кавалер; шут гороховый; the man of destiny

- избранник судьбы и идиомы - лиц женского пола: базарная баба; a fine lady — дамочка, женщина, корчащая из себя аристократку; кисейная барышня, a high kicker -легкомысленная девушка, вертихвостка; соломенная вдова, a grass widow - соломенная вдова; be one’s own mistress - быть хозяйкой своей судьбы; красная девица, golden girl -девушка, пользующаяся популярностью, успехом; glamour girl - красотка, шикарная девица; старая дева, bachelor girl - одинокая девушка, живущая самостоятельно, «холостячка»; царица небесная, the Queen of the Clory - царица небесная, Богодица; the bell of the ball - царица бала; подруга жизни, one’s young woman - возлюбленная. Идиомы первой группы образуют лексические гендерные оппозиции: вдовец — вдова; парень — девица, дева, барышня; царь - царица, man - woman, master - mistress, king-queen.

Термины родства второй группы выражены идиомами, обозначающими лиц мужского пола: ваш брат; наш брат; свой брат; ни сват, ни брат; half brother - сводный брат; sworn brother - сводный брат; папенькин сынок; mummy’s boy - маменькин сынок; the prodigal son - блудный сын; one’s young man - жених; и женского: бабушка ворожит; ваша сестра; молочная сестра; a full sister - родная сестра; маменькина дочка; по матушке; Христова невеста; a left-handed wife - морганатическая супруга; переезжая сваха; daughter of the soil — дочь земли, крестьянка. Во второй группе нами были выявлены гендерные оппозиции, относящиеся к семейно-родственным отношениям: брат - сестра; сват -сваха; сын - дочь; отец - мать, brother - sister, son - daughter.

Идиоматические выражения третьей группы представлены антропометрическими лексемами, которые представлены мужскими именами собственными: Каинова печать; Judas kiss - поцелуй Иуды; тришкин кафтан; в костюме Адама; показать кузькину мать; Фома неверующий; Саврас без узды; John Raw - новобранец; Jack Sprat - карлик; женскими именами: в костюме Евы; Mother Bunch - гадалка, a Hallelujar girl - девушка из армии спасения; Христова невеста; ариаднина нить.

Нами была выявлена четвертая группа идиоматических выражений гендерного плана содержания. Идиомы, которые относятся к тому или иному социальному полу в зависимости от биологического пола. Например, идиомы to give birth - родить ребёнка или to be pregnant - быть беременной или русский эквивалент быть в интересном положении сочетаются только со словами, имеющими признаки женского рода. В некоторых случаях идиоматические выражения основаны на имидже женщины и связаны с концептами женского труда: рождение и воспитание детей, приготовление пищи и выполнение домашней работы и т. п. Если эти идиомы используются для проекции на референта-мужчину, оценивая его деятельность в сфере бизнеса и политики, то можно наблюдать усиление эмоциональных оценок. Например: child’s play

— детские игры, half-baked — незрелый, неопытный. Исходя из этого, мы можем прийти к выводу, что если оценочные признаки, относящиеся к референту-женщине, переносятся на референта-мужчину, то зачастую они имеют негативную эмоциональную оценку. В свою очередь, если оценочные признаки референта-мужчины относятся к женщине, то эмоциональная оценка из нейтральной переходит в положительную.

Выражение behave like a man и behave like a woman одинаковые по своим поверхностным и глубинным структурам, но различны по эмоциональным оценкам. При употреблении в речи первой идиомы поведение будет расцениваться положительно, в то время как употребление второй идиомы несет негативное эмоциональное отношение по отношению к лицам мужского пола. В тех случаях, когда о мужчине говорят, что он думает, дерется как женщина, девчонка, то это равносильно оскорблению, как в русском, так и в английском языке. Таким образом, при исследовании гендерно-маркированных идиом необходимо знать, кто, а вернее, представитель какого пола является субъектом действия, так как действия мужчины или женщины будут рассмотрены по-разному.

Идиоматические выражения, обозначающие представителей традиционно мужских

или женских профессий, выражены следующим образом в русском и английском языке: морской волк - моряк; a brass hat - старший офицер; золотых дел мастер - ювелир; a plain-clothes man - сыщик; a solar before the mast - простой матрос; old salt - бывалый моряк, старый матрос; женские профессии: a dry nurse - няня; классная дама -воспитательниц; a wet nurse - кормилица. В каждом языке существует свой способ профессиональной номинации. Так, например, в русском языке «половая» сема может быть обозначена следующим образом: учитель — учительница, журналист -журналистка, актер — актриса. Несколько иначе это происходит в английском языке, половая сема почти всегда скрыта: writer, scholar. Такие названия профессий как chairman

— председатель, fireman — пожарный с явно выраженной мужской принадлежностью, заменяются на - chairperson - председательствующее лицо, fire protector - защитник от огня.

Исследование показало, что, несмотря на наличие идиоматических выражений, употребляемых как для обозначения лиц мужского, так и женского пола, идиомы мужской направленности обладают большей активностью в составе существительных, что, несомненно, указывает на андроцентричный характер гендерно маркированного плана выражения.

Проблема изучения гендерной лингвистики и в частности гендерной фразеологии в современной лингвистике является актуальной, что подтверждает необходимость детального рассмотрения вопроса. Изучение языка невозможно без обращения к лексикографическим источникам. Это своего рода сложившаяся лингвистическая традиция, хотя многие ученые-лингвисты считают, что лексикографические источники не дают да и не могут дать однозначных ответов на большинство вопросов, относящихся к гендерной тематике. Мы, в свою очередь, готовы не согласиться с данным утверждением. С нашей точки зрения изучение лингвистической гендерологии и, в частности, фразеологии с позиции лексикографии даст более полное понимание данной отрасли языка, ведь современная языковая культура наиболее зримо отражена в теории и практике современной лексикографии [6]. Изучение и составление словарей гендерной направленности позволяет определить некоторые новые свойства гендерных характеристик на уровне языка и на уровне его употребления. В частности, исследование, проведенное нами на материале ряда лексикографических источников, показало, что есть различия в семантике гендерно-маркированных идиом и частотности их употребления.

Гендерно важным является не только включение в состав словарной статьи определенных функциональных характеристик, но и «отрицательного языкового материала», о котором упоминал Л. В. ГЦерба: «Это языковой материал как бы с пометкой «так не говорят», которая реализуется в замечаниях старших - для ребенка и в насмешках среды для взрослых. В подлинной языковой жизни он не только не опасен, но играет огромную роль в выработке языковой системы у членов данного языкового коллектива» [8]. Данное утверждение смело можно отнести к гендерным характеристикам. Э. Пиирайнен дает типологическое описание фразеологических единиц с позиции гендерных отношений, выделяя три основные группы недостатков маркировки гендерных характеристик в лексикографических источниках. Во-первых, это отсутствие указаний на гендерные ограничения. Во-вторых, неадекватные стилистические пометы. В-третьих, наличие иллюстративных примеров, имеющих явно искусственный характер [5]. Рассмотрение и учет данных замечаний, несомненно, важно для носителей данного языка, но в еще большей мере для иностранцев по той причине, что в отличие от носителей языка они не могут в полной мере апеллировать к собственному языковому чутью и вкусу. В свою очередь, это подтверждает то, что составление словарей гендерной направленности, а в нашем случае это словарь гендерно-маркирован-ных идиоматических выражений, позволит избежать подобного рода трудностей и внести свой вклад в изучение такой практически не изученной отрасли языка, как гендерно-маркированные идиоматические выражения. Лексикографическая интерпретация гендерно-маркированных идиоматических выражений отражает сумму мужских и женских деталей, бытовых и культурных мелочей, указывающих на определенную атмосферу восприятия мужчин и женщин на фоне эксплицитно обозначенных позиций и признаков для представителей каждого из полов. Данный способ интерпретации гендерно-маркированных идиоматических выражений, несомненно, позволит

избежать трудностей при переводе и будет способствовать более полному и глубокому пониманию данного пласта идиом.

Подводя итог, необходимо подчеркнуть, что изучение гендера с позиции лексикографии не только важно, но и необходимо, по мнению А. В. Кирилиной, «как в стереотипах, фиксируемых в языком, так и в речевом поведении индивидов, осознающих себя лицами определенного пола, с другой -испытывающих определенное давление аксиологически не нейтральных структур языка, отражающих видение гендера» [2].

Язык есть не только средство коммуникации. В нем отражены окружающий мир индивида и культура. Все это является причиной формирования у человека присущего только ему видения того, как устроен мир и каким он должен быть. При каждодневном использовании языка мы не только говорим, учим, повторяем, но и запоминаем наше видение того, каким должны быть мужчины и женщины, социум. Те слова, которые мы используем в своей речи, передаются от поколения к поколению и несут определенный смысл: за каждым словом стоит предмет, вещь или понятие, отношение к ним. Произнося слова, употребляя в своей речи идиоматические выражения, мы отражаем этим заложенную в них культуру и вновь напоминаем себе, что и как должно быть.

В каждой языковой культуре есть языковые стереотипы и шаблоны. Зачастую мы их не замечаем, не воспринимаем как что-то существенное по причине того, что это является для нас чем-то очевидным, естественным. При лексикографической интерпретации гендерно-маркированных идиоматических выражений происходит разделение идиом на мужские и женские. Наиболее четко выявляется то, что считается типично мужским или типично женским, а это, в свою очередь, позволяет избежать ошибок, как с позиции языковой культуры общения, так и культуры народа изучаемого языка в целом.

Примечания

1. Зыкова И. В. Специфика гендерной маркированности английских идиом // Доклады Второй международ. конф. «Гендер, язык, культура, коммуникация». М. : МГЛУ, 2002. С. 150-152. 2. Кирилина А. В. Гендерные исследования в отечественной лингвистике: проблемы, связанные с бурным развитием // Доклады Второй

международ. конф. «Гендер: язык, культура, коммуникация». М. : МГЛУ, 2002. С. 5-13. 3. Кирилина А. В. О применении понятия гендера в русскоязычном лингвистическом описании. М. : МГЛУ, 2000. 4. Першай А. Гендерные исследования // Семантика гендера во фразеологии как полевая структура. № 7-8. Харьков, 2002. С. 236-249. 5. Пиирайнен Э. Образный язык: межкультурные и типологические аспекты. М., 2005. 6. Уваров В. Д. Лексикография и наука // Переводная учебная лексикография. М., 1979. С. 3. 7. Шахмайкин А. М. Проблема лингвистического статуса категории рода // Актуальные проблемы современной русистики. Диахрония и синхрония. М. : МГУ, 1996. С. 226-273. 8. ГЦерба Л. В. Опыт общей теории лексикографии // Языковая система и речевая деятельность. Л.: Наука, 1974. С. 265-303.

Статья поступила в редакцию 13.11.2012 г.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.