Научная статья на тему 'Лексические проблемы перевода православных богослужебных текстов на русский язык'

Лексические проблемы перевода православных богослужебных текстов на русский язык Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY-NC-ND
887
129
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ORTHODOXWORSHIP / ГРЕЧЕСКИЙ ОРИГИНАЛ / THE GREEK ORIGINAL / ЦЕРКОВНОСЛАВЯНСКИЙ ТЕКСТ / CHURCH SLAVONIC TEXT / CHURCH SLAVONIC WORDS IN RUSSIAN / "ЛОЖНЫЕ ДРУЗЬЯ ПЕРЕВОДЧИКА" / "TRANSLATOR'S FALSE FRIENDS" / КОННОТАЦИИ / CONNOTATIONS / ОККАЗИОНАЛИЗМЫ / OCCASIONAL WORDS / ПРАВОСЛАВНОЕ БОГОСЛУЖЕНИЕ / СЛАВЯНИЗМЫ

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Сушкова Ирина Валерьевна

Статья посвящена переводу богослужебных текстов на русский язык. На примере трех переводов Вечерни рассматриваются такие лексические проблемы перевода, как соответствие и несоответствие церковнославянского текста греческому оригиналу, передача случаев неоднозначности оригинала, выбор между переводом и сохранением церковнославянского слова, «ложные друзья переводчика», перевод славянизмов со сниженными или ироническими коннотациями, перевод посредством окказионализмов.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The lexical problems of translating the orthodox liturgical texts into Modern Russian

The article is devoted to the translation of the Orthodox liturgical texts into modern Russian. Such lexical problems as adequacy or inadequacy of the Church Slavonic text and the Greek original, rendering of the cases of ambiguity in the original, the choice between translating or preserving the Church Slavonic word, "translator's false friends", translation of the Church Slavonic words with some connotations in Russian, traslation by means of nonce words are discussed on the example of three Russian translations of the Vespers.

Текст научной работы на тему «Лексические проблемы перевода православных богослужебных текстов на русский язык»

И.В. Сушкова

Лексические проблемы перевода православных богослужебные текстов на русский язык

Статья посвящена переводу богослужебных текстов на русский язык. На примере трех переводов Вечерни рассматриваются такие лексические проблемы перевода, как соответствие и несоответствие церковнославянского текста греческому оригиналу, передача случаев неоднозначности оригинала, выбор между переводом и сохранением церковнославянского слова, «ложные друзья переводчика», перевод славянизмов со сниженными или ироническими коннотациями, перевод посредством окказионализмов.

Ключевые слова: православное богослужение, греческий оригинал, церковнославянский текст, славянизмы, «ложные друзья переводчика», коннотации, окказионализмы.

Перевод Библии и богослужебный: текстов отличается от любого другого, главное, содержанием этих текстов, и требования к его качеству поэтому не только филологические, но и богословские: «Конечно, все переводы богослужебный: текстов должны быть филологически достаточно вышеренныти и точными, но прежде всего они должны быть богословски адекватными. Это означает, что переводчики должны очень хорошо понимать церковную традицию, они должны хорошо ее знать и богословски правильно выражать. При этом все богослужебные тексты еще не должны терять при переводе свою молит-венность»1.

Перевод богослужебные текстов - не просто перевод с греческого оригинала на русский язык. Между греческим и русским стоит еще церковнославянский перевод2.На протяжении всей истории Православия в России служили по церковнославянским богослужебным книгам, и в большинстве храмов богослужение до сих пор совершается на церковнославянском языке. Поэтому, даже переводя с греческого, переводчики вынуждены учитывать и церковнославянский текст, столь распространенный и известный в Русской православной церкви. При этом для Русской православной церкви всегда быши традиционными правка, замена непонятныгх слов и выражений3.

© Сушкова И.В., 2010

Проблемы перевода с церковнославянского языка на русский в России (с конца XIX в.) рассмотрены в книге А. Г. Кравец-кого и А. А. Плетневой4.

С одной стороны, церковнославянский язык хорошо приспособлен для передачи греческих текстов. Как пишет Г. Лант, «формальные структуры церковнославянского и греческого языков очень близки по всем основным признакам. Части речи, в общем, одни и те же <...>. В синтаксисе тоже обнаруживаются параллели, и даже правила построения слов очень схожи. Эти языки настолько близки, что во многих случаях вполне естественно выглядел бы дословный перевод»5. С другой стороны, при переводе возникают трудности: «В целом при таком совпадении грамматических форм и категорий двух языков можно ожидать перевода в высшей степени точного, до буквальности. На самом деле эти ожидания часто не оправдываются: языковые структуры совпадают, но, конечно, не во всех подробностях. Иногда переводчику приходилось отойти от буквальности, чтобы соблюсти синтаксис и семантику церковнославянского языка»6.

История перевода Библии на русский язык подробно описана И. А. Чистовичем7. Подобного исследования о переводе богослужебных текстов пока не создано, поскольку он не завершен. Однако основные службы переведены: сейчас вышли в свет 6 томов переводов православного богослужения8.

Как церковнославянский перевод для богослужения, так и Синодальный перевод для Библии (однако все же в меньшей степени) представляет собой основу для новых переводов, по крайней мере, на уровне ключевых слов. Это относится к переводам, продолжающим уже существующую традицию, а не порывающим с ней. С. С. Аверинцев пишет: «.мне было чуждо желание во что бы то ни стало отойти от Синодального перевода как можно дальше. Русская религиозная лексика столь существенно сформирована им (и еще больше, конечно, славянским переводом), что без резкого разрыва с прошлым, которого я по моим убеждениям не мог желать, невозможно заново перечеканивать обозначения для некоторого набора ключевых понятий. С другой стороны, есть случаи, когда мне казалось, что я должен изменить очень привычную передачу греческого слова»9.

Кроме того, богослужебные тексты предназначены не только для домашнего чтения. В храме их читают нараспев или поют, а все присутствующие воспринимают их на слух. Однако есть возможность использовать книжечки с параллельными

церковнославянским и русским текстами, что помогает восприятию богослужения. Председатель Отдела внешних церковных связей Московского патриархата епископ Волоколамский Иларион (Алфеев) сказал в интервью газете «НГ Религии»: «... Необходимо, чтобы у нас в храмах в свободном доступе для использования за богослужением имелись тексты на славянском языке с параллельным русским переводом хотя бы основных служб: литургии, вечерни и утрени, всенощного бдения. В таком случае каждый желающий мог бы следить за ходом службы по переводу»10.

При переводе важно не только тождество информации, сообщаемой в тексте оригинала и переводе, но и средства передачи этой информации. Как пишет Я. И. Рецкер, задача переводчика - «передать средствами другого языка целостно и точно содержание подлинника, сохранив его стилистические и экспрессивные особенности»11. Перевод древних текстов (в т.ч. и христианского богослужения) особенно сложен из-за удаленности оригинала от нас по времени. «Это каждый раз - напоминание об особенно трудных обязанностях, заставляющее сильнее напрячься в усилии если не преодолеть, так уменьшить расстояние между словом Библии и нашим, таким поздним, словом (для начала перечувствовав это расстояни-е)»12 - эти слова С. С. Аверинцева, переводчика многих книг Библии на русский язык, уместны и по отношению к переводу богослужения. В целом перевод богослужения тесно связан с переводом Библии: в богослужении содержится много прямых и косвенных библейских цитат; понятия Библии и богослужения общие.

В этой работе мы рассмотрим лексические проблемы перевода православных богослужебных текстов на примере Вечерни. Вечерня - это церковная служба, содержащаяся в богослужебных книгах «Служебник»13 и «Часослов» (неполностью). Она совершается в храме (или келейно в любом месте) вечером и состоит из молитв, песнопений, чтения Священного Писания и проповеди. Молитвы и часть песнопений неизменны, другие меняются в зависимости от дня недели и праздника. Для анализа были взяты тексты постоянных молитв и песнопений Вечерни.

Мы проанализируем три перевода Вечерни: священника Василия Адаменко14, священника Георгия Кочеткова15 и иеромонаха Амвросия (Тимрота)16. (Ниже примеры из этих переводов приводятся с обозначениями А., К. и Т. соответственно.) Цель данной работы - показать, какие проблемы встают при

переводе богослужебных текстов, а также каковы возможные решения этих проблем в рассматриваемых переводах. Именно в таких сложных местах формируются черты нового, церков-норусского языка. Принципиально важно также то, что два из исследуемых переводов (В. Адаменко и Г. Кочеткова) предназначены и используются (или использовались, в случае В. Адаменко) для настоящего храмового богослужения, а не в справочных целях.

Священник Василий Адаменко переводил вместе со своей общиной в Н. Новгороде в 1920-30-е годы. Иеромонах Амвросий Тимрот перевел Вечерню и другие службы в 1990-е годы. Священник Георгий Кочетков переводит с 1980-х годов, в данной работе использованы первая редакция 1994 г. и четвертая редакция 2004 года17. Г. Кочетков пользовался переводами В. Адаменко, а А. Тимрот - переводами Г. Кочеткова.

Чтобы выявить проблемные для перевода места, мы опирались на разночтения трех переводов, т.е. по-разному переведенные в них фразы. При этом 3 перевода были полностью сверены с оригиналом и друг с другом.

Перевод богослужебных текстов ставит целый ряд проблем, каждая из которых заслуживает серьезного изучения, а также разрешения. Это выбор между русским и церковнославянским эквивалентами; употребление новых для русского языка славянизмов. Важной является проблема церковнославяно-русских «ложных друзей переводчика». Существует проблема наличия сниженных и иронических коннотаций у многих славянизмов. Встает также целый ряд вопросов, связанных с греческим оригиналом и церковнославянским текстом (неоднозначность оригинала, неточности в его церковнославянском переводе).

Соответствие и несоответствие церковнославянского текста18 греческому оригиналу19

Георгий Кочетков переводит с оригинала20, т.е. с древнегреческого, используя при этом церковнославянский текст. Амвросий Тимрот переводит и с греческого, и с церковнославянского, однако Вечерня переведена с греческого21. Василий Адаменко, по всей видимости, переводил с церковнославянского без учета греческого. Однако он пользовался существовавшими уже переводами, например, переводами песнопений из Вечерни Н. Нахимова (Заиончковского)22.

Общепринятый у нас церковнославянский перевод в целом близок к оригиналу и часто даже буквально соответствует ему.

Однако есть исключения, когда греческое слово не совсем точно передано в церковнославянском тексте. Ниже будут рассмотрены варианты перевода, более близкие к оригиналу, а также случаи перевода с греческого тех мест, где церковнославянский текст не полностью покрывает возможный смысл оригинала.

Случаи более точного перевода с греческого, чем церковнославянский текст, следующие: У Г. Кочеткова:

• ахраптои 23 - непорочную, а не преч йстУю24 (у А. - «Пречистую», у Т. - «пречистую»);

• етсткега - снисхождение, а не милость (у А. и у Т. - «по милости»);

• лресРегак; - по ходатайству, а не молйтвамй (у А. и Т. - «по молитвам»);

• еу0ит»сеюу - помышлений, а не воспомйнд'нж (у А. и Т. - «воспоминаний»).

Кроме того, церковнославянское слово может точно передавать значение греческого, но, попадая в русский текст, приобретать уже несколько иной смысл. Переводчики Г. Кочетков и А. Тимрот предлагают более адекватный русский перевод:

• оштрцюу - сострадающий (у К.) вм. щедрый (в цекр.слав. языке, в отличие от русского, это слово значило не 'щедрый', а 'милосердный');

• еХелтоу - милующий (у К.) вм. мйлостйвый (церк.слав. слово означает 'сострадающий, участливый');

• Нароп - Свет отрадный (у Т.) вм. Свёте тй^'ж (церк.слав. тй^'й - 'радостный, веселый');

• цеХЕт^ - размышлением о Твоих заповедях просвещаемые (у К. и Т.) вм. поУчешемг (поУчеше - 'размышлением, упражнением мысли');

• то® Хао® - народа (у К.) вм. люд'ж (церк.слав. слово значит 'народа').

Передача случаев неоднозначности оригинала

Церковнославянский язык, чрезвычайно близкий к греческому и лексически, и синтаксически (по сути будучи калькой с греческого), все же не всегда может полностью передать значение греческого слова или конструкции в конкретном контексте. Об этом (относительно ранних библейских переводов) пишет Г. Лант: «... греческий текст допускает свободу интерпретации, и переводчик мог выбрать толкование, на наш взгляд, самое

неожиданное. Короче говоря, хороший перевод на церковнославянский уже сам по себе есть ограничение выбора между возможными греческими вариантами»25. Например, из двух значений греческого слова в данном тексте в церковнославянском переводе выбирается одно. Далее в русских переводах также выбирается одно из значений этого слова в данном контексте, причем факт использования какого-либо значения в церковнославянском тексте для переводчиков может являться аргументом в пользу сохранения именно такого понимания.

• во фразе «ка! 5од "лцду цергба ка! кХлроу цета тсаутюу т©у фоРоицеуюу се еу аХ^беиа» может означать 1.'жребий', 2.'наследство'. (Церк.слав. перевод: ндслё'дУе.) В. Адаменко и Г. Кочетков выбирают второе значение 'наследство' (как и в слав. тексте), а А. Тим-рот - 'жребий'. (А.: «и удостой нас участия в наследии со всеми истинно боящимися Тебя», К.: «И дай нам долю в наследии со всеми истинно почитающими Тебя», Т.: «и дай нам долю и жребий со всеми, истинно боящимися Тебя»).

• У В. Адаменко и А. Тимрота слову тсроуош в «о ауекбилуптю^ ауабюсиуп ка! тсХоиса яроуо!а 5югк©у т^у т©у аубрютсюу ¡¡юлу» в переводе соответствует «промысел», а Г. Кочетков использует другое значение - 'забота, попечение'. Церк.слав.: промыселг. (А.: неисповедимым промыслом, по богатой милости, всем управляющий», К.: «с неизъяснимой благостью и неистощимой заботой устраивающий жизнь человеческую», Т.: «неизъяснимой благостью и богатым промыслом управляющий всем»).

• Люкею, от которого образовано 5югк©у в той же фразе (см. предыдущий пример), - это и 1 .'устраивать', и 2.'управлять'. (Церк. слав.: оупрдьлААЙ.) Отсюда разные переводы: управляющий у А. и Т., устраивающий у К. (см. предыдущий пример).

• Еиуетп^ю во фразе «сцуетгсоу це та бшашцата сои» может значить 1. 'давать понимание, делать мудрым', 2. 'разъяснять, учить'. В церк.слав. тесте: вразуми (это первое значение греческого слова). Перевод В. Адаменко и А. Тимрота вразуми ближе к первому значению, а изъясни у Г. Кочеткова - ко второму. (А.: «вразуми меня заповедями Твоими», К.: изъясни мне [или: нам] установления Твои, Т.: «вразуми меня повелениями Твоими»).

• отсХа в «еубисоу "лцад отсХа фютбд» - 'оружие, особенно тяжелое оружие: щит, панцирь, копье'. Это слово можно также перевести как 'доспехи' (у К. и Т.) Церк.слав. юрУже. В. Адаменко оставляет церк.слав. оружие (света). (А.: «облеки нас в оружие света», К. и Т.: «облеки нас в доспехи света»).

• Матаюд во фразе «оод бгафиХа^оу еу раут! кагрф ... атсо ... бгаХоуюцйу цаташу ка! еу6иц,г|сеюу тюуфйу» - это и 1. 'пустой, суетный', и 2. 'тщет-

ный, напрасный'. Эти значения по семантике очень близки. В церк.слав. тексте - сУетный. Отсюда суетный у В. Адаменко. А. Тимрот выбирает первое значение, а Г. Кочетков - второе. (А. : «и сохрани их ... во всякое время от... суетных помышлений и греховных воспоминаний», К. : «Сохрани их во всякое время. от замыслов тщетных и помышлений злых», Т.: «Сохрани их во всякое время ... от мыслей суетных и воспоминаний лукавых»).

Только одно из греческих слов (кака) с двумя значениями во фразе «ка! imetavoôv ém taîç какгац ^môv» сохранило оба эти смысла в церковнославянском тексте (кдлйсл ю вдову ндши^х). Однако в русском языке этот славянизм имеет только одно значение. Какха, образованное от како; 'плохой', согласно словарю Вейсмана26, может означать 1.'испорченность, порок', но также имеет позднее новозаветное значение 2.'бедствие' ('огорчение, забота', по Дворецкому27). Церк.слав. вдова , по словарю Седаковой, тоже значит и 'порок, злодеяние', и 'забота, бедствие'. В. Адаменко и А. Тимрот близки к первому, основному значению: «сожалеющий о грехах наших.» у В. Адаменко и «сожалеющий о злых делах наших» у А. Тимрота, а Г. Кочетков понимает какха в этом контексте как 'бедствие': «сожалеешь о бедствиях наших».

Выбор между русским и церковнославянским эквивалентами

Как было уже сказано выше, при переводе богослужения избежать обращения к церковнославянскому тексту, по-видимому, невозможно, даже если перевод делается с греческого. Судя по переводам, чаще всего переводчики видят своей задачей употребление церковнославянского пласта лексики, насколько это возможно в русском языке.

По нашим подсчетам в тексте Вечерни все три переводчика используют 17 славянизмов, которые словарь под ред. А. П. Евгеньевой28 рассматривает как устаревшие слова: страждущие, помилуй, благодать, .моление, знамение, уста, единородный, благой, благость, сподоби, уповаем, не презри, помышление, Владыка, Владычица, исцели, (да) святится (имя Твое). Их употребление в переводах позволяет передать атмосферу древней традиции.

Другие 9 славянизмов определяются в словаре Евгеньевой как стилистически нейтральные, хотя с этим не всегда можно согласиться. Они также употреблены в русском тексте всеми

переводчиками: ныне, подобает, благословен; благословляем, неприступный, немощь, благоухание, ложе, беззаконие.

Во всех трех переводах использованы 2 слова, которые в русском языке несколько отличаются по форме от церковнославянского слова: уловляющие, церк.слав. ловлщие; человеколюбивый,, церк.слав. человЭколюЕецъ.

Однако есть случаи, когда не все переводчики выбирают славянизмы. Как это ни странно, первые по времени появления богослужебные переводы содержали меньше славянизмов, чем последующие. Так, например, В. Адаменко в 1920-х годах везде заменял церковнославянские слова согрЭшешА, востднемг, сей, плЭненный, глдсг, здрдвУе, главы, оуготовдлг на нейтральные русские, а Г. Кочетков (и часто А. Тимрот) в 1990-х оставляли славянизмы. Таких случаев в рассматриваемых переводах 8: грехи у А. / согрешения у К. и Т.; встанем у А., чтобы. встали у Т. / восстанем у К.; (об) этом (святом храме) у А. и Т. / (О святом доме) сем у К.; пленные у А. / плененные у Т., пленённые у К.; голос у А / глас у К. и Т.; здоровье у А. / здравие у К. и Т.; головы у А. / главы у К. и Т.;

приготовил у А. / уготовал у Т., уготованный у К.

В разных редакциях переводов Г. Кочеткова в двух местах наблюдается возврат к славянизмам. По мнению самого автора, в этих случаях приближение к русскому языку в дальнейшем оказалось необязательным:

Ибо Тебе принадлежит (1-аяред.) - Тебе же подобает (4-ая ред.), церк.слав. Мкю подовдетг тевЭ;

которое Ты приготовил (1-ая ред.) - уготованное Тобою (4-ая ред.), церк.слав. |же §сИ ототовдлг

Церковнославянское слово может быть на слуху у присутствующих на богослужении и восприниматься как понятное благодаря своей внутренней форме. В таких случаях переводчики оставляют славянизмы, не зафиксированные в русском языке, но понятные его носителю:

преблагословенная, богохранимый (у всех трех переводчиков), долготерпящий (у В. Адаменко и А. Тимрота), хвально (у Г. Кочеткова и А. Тимрота.)

Г. Кочетков вместо незафиксированного ? долготерпящий использует существующее устар. долготерпелив(ый).

Таким образом, в церковнорусском языке могут появляться новые славянизмы, сначала на правах окказионализмов.

Ложные друзья переводчика

При внешних идентичности или сходстве церковнославянское и русское слова очень часто различаются семантически. Такие случаи обычно называют «ложными друзьями переводчика». Это тип буквального перевода, который коренится во внешнем сходстве слов двух языков, сходстве графическом или фонетическом29. Внешнее сходство далеко не всегда означает идентичность или даже близость значения. Такие слова, сходные по написанию или звучанию, не только затрудняют перевод, но и мешают переводчику уловить настоящий смысл и, следовательно, передать его.

Например, первое и основное значение церковнославянского щедрый - 'сострадательный'. Глагол щедрю, согласно словарю Г. Дьяченко30, значит 'умилостивляюсь, жалею'. Если оставить здесь церковнославянское слово, это в значительной мере исказит смысл. О.А. Седакова называет это явление «церковно-славяно-русской паронимией». Она говорит о своем «Словаре церковнославяно-русских паронимов»31: «Словарь показывает интереснейшее соотношение русского и церковнославянского языков, их, как бы я сказала, опасную близость»32.

Самый очевидный путь при переводе подобных церковнославянских слов - замена на другие русские слова, прежде всего, на наиболее точные эквиваленты церковнославянских слов. У В. Адаменко таких замен 2, у Г. Кочеткова - 8, а у А. Тимрота -6. Например:

• направь нас на путь Твой вм. ндстд'ьй (у А.);

• Ты - Один Бог (у А.), Ты один - Бог (у К.) вм. ты §сй егх едйнг;

• сострадающий вм. щедрый (у К.);

• научи меня [или: нас] установлениям Твоим вм. ндУчн мд шпрдьддт'емг твоймг (у К.)

• (Тебе же подобает) вся (слава)(у К.) и (Ибо подобает Тебе) вся (слава) (у Т.) вм. Мкю подовдетг тевЁ ьсакда слдьд;

• (дай нам) долю (в наследии со всеми истинно почитающими Тебя)вм. й дд'ждь нд'мг оучд'те й ндслё'дУе со всёмй Еолщймйсд. тев$ (у К.

и похожая фраза с тем же словом у Т.);

• размышлением (о Твоих заповедях просвещаемые) вм. по-Учешемг (у К. и Т.);

• сострадание вм. щедрНты (у Т.)

Переводчики, тем не менее, иногда оставляют такие славянизмы без перевода (9 случаев у В. Адаменко, 0 у Г. Кочеткова, 5 у А. Тимрота).

Иногда дополнительно к значению, одинаковому у церковнославянского и русского слов, в русском языке появляется новое, часто более распространенное значение. Первое, общее значение при этом часто начинает устаревать. Например, так произошло со словом держдьд. По словарю Седаковой, держдьд -1. 'сила, могущество, поддержка'; 2. 'власть, господство' (подчеркнуто мною - И. С.) Второе значение соответствует кратод в греческом тексте «"Отг соу то кратод ка! со'О естгу ^ РасгХега ка! ^ б-оуацк; ка! ^ бо^а...» У В. Адаменко: «Ибо Твоя держава и Твое царство и сила и слава», у Г. Кочеткова: «Ибо Твоя - власть, и Твои - царство, и сила, и слава», у А. Тимрота: «Ибо Твоя власть, и Твои - Царство, и сила, и слава». В русском языке появляется значение 'сильное государство', которое становится основным. По словарю Евгеньевой, «держава» - 1.'независимое государство, ведущее самостоятельную политику', 2. высок.. устар. 'верховная власть, владычество'.

В такой ситуации можно поступить по-разному. В некоторых случаях переводчики заменяют такое церковнославянское слово на другое (А. 3 раза, К. 4 раза, а Т. 3 раза):

• святыми Ангелами Воспеваемый (у А.), святые Воинства воспевают (у К.) вм. ш сть'^г сИлг ьоспЭьд'емый;

• сожалеющий о грехах (у А.), сожалеешь о бедствиях: (у К.), сожалеющий о злых делах (у Т.) вм. кдлйсл;

• козней диавола (у А.) вм. лУкдьдгю ^изначально 'злого'.

• Ибо Твоя - власть (у К. и Т.) вм. Мко тьол держдьд;

• в... руке Своей всё держащий (у К. и Т.) вм. содержд'й.

Один раз переводчик (Г. Кочетков) дает объяснение такого слова в скобках:

Святой Крепкий (т.е. Сильный) вм. стый крёпк'ж

Славянизмы со сниженными или ироническими коннотациями

В русском языке славянизмы могут иметь коннотации, нежелательные для целей богослужебного перевода: сниженные или иронические. Такие коннотации переводчики считают необходимым исключать, заменяя церковнославянское слово на другое.

Например, непотребный значит (по словарю О. А. Седаковой) -1. 'дурной, негодный', 2. 'ненужный'. Однако по-русски оно приобрело также значение 'неприличный'33. В русских переводах имеем: невоздержанных:34 (рабов Твоих) (у В. Адаменко), негодных (слуг Твоих) (у Г. Кочеткова) вм. непотреБны^. (У А. Тимрота сохраняется «непотребных»).

Протйвный, по тому же словарю, - 1.'враждебный, сопротив-ный', также 'дьявольский'; 2.'противоположный'. В русском языке оно может восприниматься как 'противостоящий' (например, в противном случае), относящееся к книжному стилю. Но, кроме того, существует новое значение 'неприятный'. Это слово передается следующим образом: противостоящей (силы) (у Г. Кочеткова), противоречащих (действий) (у А. Тимрота) вм. протйьндгю (дёйствд). (У В. Адаменко «противных действий».)

Слово тм'рь не имело бранного значения, но получило его в русском языке. Переводчики заменяют его на другое слово, без отрицательных коннотаций: создание (у Г. Кочеткова), творение (у А. Тимрота) вм. тм'рь. (У В. Адаменко оставлено «тварь».)

Славянизмы со временем приобретают в русском языке иронический оттенок. Например, церковнославянское честный значило 1. 'чтимый, драгоценный'; 2. 'дорогой, тот, которым дорожат'. В современном русском языке оно используется иронически, например, в выражении вся честная компания. Все три переводчика это слово заменяют: священниках, служащих в чистоте и святости (у В. Адаменко), почтенном пресвитер-стве (у Г. Кочеткова и у А. Тимрота) вм. честнёмг пресвутерствё.

Перевод посредством окказионализмов

В исследуемых переводах встречается 4 окказионализма. Это новые слова, ранее не зафиксированные в русском языке, более понятные носителю русского, чем соответствующие им церковнославянские слова. По мысли авторов переводов, окказионализмы, по-видимому, лучше передают оригинал:

• Вечнодева (у А. и К.), аешарбё-уод, прйснодёвд

• благосердный (у К.), ейатсХаухпт-а, ЕлдгоУтровУе

• вседостойный (у К.), всесвященный (у Т.) - тсапсетсто«;, всечестный

Слово «Вечнодева» впервые ввел В. Адаменко, и Г. Кочетков также воспользовался им. Таким путем в церковнорусском языке могут появляться и закрепляться новые слова. Однако, наверное, неслучайно, что окказионализмов в исследуемых переводах мало (а именно 4), ведь все-таки главной задачей переводчиков было создать перевод на русский литературный язык, пусть и обладающий при этом специфическими «церковными» чертами.

Итак, во всех этих сложных для перевода местах переводчики находят выход по-разному, что мы и попытались проанализировать выше. Подведем некоторые итоги. Все три перевод-

чика сохраняют 26 славянизмов в тексте Вечерни без перевода; в более поздних переводах Г. Кочеткова и А. Тимрота славянизмов больше, чем в раннем переводе В. Адаменко. Г. Кочетков в последующих редакциях также возвращается в некоторых случаях к церковнославянизмам. Переводчики оставляют в тексте некоторые незафиксированные в русском языке, но понятные церковнославянские слова (3 у В. Адаменко, 4 у А. Тимрота, 3 у Г. Кочеткова). Церковнославяно-русские «ложные друзья переводчика» часто не распознаются (9 случаев у В. Адаменко и 5 у А. Тимрота.) Церковнославянизмы со сниженными или ироническими коннотациями обычно заменяются на другие слова (2 слова у В. Адаменко, 4 у Г. Кочеткова, 3 у А. Тимрота.)

В целом можно сказать, что священник Георгий Кочетков и иеромонах Амвросий (Тимрот) точнее передают греческий оригинал, а священник Василий Адаменко - церковнославянский текст.

Примечания

1 Кочетков Георгий, свящ. Некоторые богословские основания необходимости и возможности перевода богослужебных текстов с древних языков на современные / / Православное богослужение: В пер. с греч. и церковнослав. яз. Кн. 1: Вечерня и утреня: С прил. церковнославянского текста / Пер. свящ. Георгия Кочеткова, Б.А. Каячева, Н.В. Эппле; Сост. и предисл. свящ. Георгия Кочеткова. М.: Свято-Филаретовский православно-христианский институт, 2007. С. 7.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

2 Церковнославянский текст Вечерни находится в Служебнике.

3 По словам Б. А. Успенского, в церкви «всегда шла последовательная и целенаправленная работа по упрощению церковнославянского языка в процессе книжной справы, т.е. редактирования церковнославянских текстов. Эта работа началась не позднее XI в. и продолжалась вплоть до XX в. - точнее, до 1917 г.» См. Успенский Б. А.. История русского литературного языка (XI - XVII вв.) 3-е изд., испр. и доп. М., 2002. С. 51.

4 Кравецкий А. Г., Плетнева А. А. История церковнославянского языка в России (конец XIX - XX в.). М.: Языки русской культуры, 2001.

5 ЛантГ. Границы возможностей церковнославянского языка при передаче греческого // Мецгер Б. Ранние переводы Нового Завета. Их источники, передача, ограничения. М.: ББИ, 2002. С. 461.

6 Там же. С. 466. См. ЧистовичИ. А. История перевода Библии на русский язык. М.: РБО, 1997.

Православное богослужение: В пер. с греч. и церковнослав. яз. Кн. 1: Вечерня и утреня; Кн. 2: Литургия св. Иоанна Златоуста; Кн. 3: Литургия св. Василия Великого, Литургия преждеосвященных даров, Литургия св. апостола Иакова; Кн. 5: Покаяние, елеосвящение, брак, поставление

7

на служение Церкви; Кн. 6: Основные требы.. С прил. церковнославянского текста / Пер. свящ. Георгия Кочеткова, Б.А. Каячева, Н.В. Эппле; Сост. и предисл. свящ. Георгия Кочеткова. М.: Свято-Филаретовский православно-христианский институт, 2007-2010.

Аверинцев С.С. Послесловие переводчика // Аверинцев С.С. Собрание сочинений / Под ред. Н.П.Аверинцевой и К.Б.Сигова. [Т.1] Переводы: Евангелия. Книга Иова. Псалмы. Пер. с древнегреч.и древнеевр. К.: ДУХ I Л1ТЕРА, 2004. С. 310.

Верность традиции помогает сохранить идентичность (интервью с еп. Ила-рионом (Алфеевым) Андрея Мельникова, НГР) [Электронный ресурс] / / Сайт Свято-Филаретовского православно-христианского института. М., 2007. - Режим доступа: http://sfi.m/mbrs.asp?art_id=9518&mbr_ id= 186&print= 1, свободный. - Загл. с экрана.

Реикер Я. И. Теория перевода и переводческая практика. М., 1974. С. 7. Аверинцев С. С. Два слова о том, до чего же трудно переводить библейскую поэзию. [Электронный ресурс] / / Сайт «Библиотека Якова Кротова» М., 2009. - Режим доступа: http: / / www.krotov.info/lib_sec/01_ a/ave/rin95.htm#55, свободный. - Загл. с экрана.

См. напр.: Служебник. М.: Издательский отдел Московского Патриархата, 1991. С. 5-36.

Сборник суточных церковных служб, песнопений главнейших праздников и частных молитвословий Православной Церкви на русском языке. Пер. свящ. В. Адаменко. Париж, YMKA-PRESS, 1989. Православное богослужение. Вып. 1. Вечерня, Утреня, Литургия св. Иоанна Златоуста. Перевод с греческого языка на русский / Пер., сост. и предис. свящ. Георгия Кочеткова; 4-ая ред. Вступ. слово С. Аверинцева; М.: Свято-Филаретовский православно-христианский институт, 2004. Вечерня / / Часослов. Введение. Перевод Часослова и приложений к нему: иеромонах Амвросий (Тимрот). М.: 2003. С. 127-147. Вышла 5-ая редакция, состоящая из 6 томов. См. сноску 8. По Служебнику.

По Keimeva AeitoupgiKflj teßxoj ä 'AkolouSiai ЮВ NucShm^pou. FessaloviKh 1994. и Арранц M., иеромон. Избранные сочинения по литургике. Т. III. Евхологий Константинополя в начале XI века и Песенное последование по требнику митрополита Киприана. М.: Институт философии, теологии и истории св. Фомы, 2003. С. 66-76.

В названии перевода указано «перевод с греческого языка на русский». В предисловии к его переводу сказано: «Перевод Часослова сделан с греческого оригинала, за исключением тех текстов, которые либо написаны на славянском, либо оказались недоступными нам в оригинале (большая часть утренних и вечерних молитв, молитва Марка монаха в конце полунощницы воскресной, отсутствующая в греческом Часослове, и другие назначительные части служб)». Таким образом, Вечерня не упоминается в этом списке («вечерние молитвы» - это молитвы «На сон грядущим» молитвенного правила).

См. например: Молитвы и песнопения православного молитвослова. М., 1994. (Репринт издания «Молитвы и песнопения православного молитвослова (для мирян) с переводом на русский язык, объяснениями и примечаниями» Николая Нахимова. СПб., 1912.)

а

11

23 Греческие примеры здесь и далее приводятся по: молитвы - АрранцМ. Указ. соч.; ектении и песнопения - по Ке^еуа Леггоируж^д.

24 Церковнославянские примеры здесь и далее приводятся по Служебнику.

25 ЛантГ. Указ. соч. С. 466.

26 Греческо-русский словарь. / Сост. А. Д. Вейсман. М., 1991.

27 Древнегреческо-русский словарь. / Сост. И. X. Дворецкий; Под ред. С. И. Соболевского. М.: Гос. изд. иностр. и нац. словарей, 1958.

28 Словарь русского языка: В 4 тт. / Под ред. А. П. Евгеньевой; 3-е изд., стериотипн. М.,1985.

29 Рецкер Я. Указ. соч. С. 29.

30 Дьяченко Г. Полный церковнославянский словарь. Со внесением в него важнейших древнерусских слов и выражений. М.: Отчий дом, 2006.

31 Седакова О. А. Церковнославяно-русские паронимы: Материалы к словарю. М.: Греко-латинский кабинет Ю. А. Шичалина, 2005.

32 «Живот» или «жизнь»? (интервью с О.А.Седаковой) [Электронный ресурс] / / Сайт «Объединенные издатели» М., 2006. - Режим доступа: http://izdateИ.ru/puЫ.php?id=18, свободный. - Загл. с экрана.

33 В словаре под ред. А. П. Евгеньевой непотребный - 1. устар. ненужный, негодный, 2. прост. устар. неприличный, непристойный.

34 Однако это неточный перевод.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.