Научная статья на тему 'ЛЕКСИЧЕСКИЕ И КУЛЬТУРНО-ИСТОРИЧЕСКИЕ РЕАЛИИ ТЕКСТОВ «HERMENEUMATA PSEUDODOSITHEANA»'

ЛЕКСИЧЕСКИЕ И КУЛЬТУРНО-ИСТОРИЧЕСКИЕ РЕАЛИИ ТЕКСТОВ «HERMENEUMATA PSEUDODOSITHEANA» Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
27
0
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
Античность / латинский язык / греческий язык / лексика / Hermeneumata Pseudodositheana («Толкования Псевдо-Досифея») / antiquity / Latin language / Greek language / lexicon / Hermeneumata Pseudodositheana (Interpretations of Pseudo-Dositheus)

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Юлия Тарасовна Лейбенсон, Эмир Рустемович Мамудов

Статья посвящена лексическим соответствиям, заимствованиям и калькам в текстах двуязычного памятника учебной литературы поздней Античности «Hermeneumata Pseudodositheana» («Толкования Псевдо-Досифея»). Актуальность темы заключается в безусловном интересе, который представляют для историко-филологического исследования различные редакции сборника, фиксирующие исторические, правовые, религиозные реалии поздней Античности. Целью является анализ различных видов взаимодействий греческого и латинского языков, отраженных в корпусе «Толкований». В текстах сборника, имеющих различное содержание (нормы права, мифология, гномическая литература, тематические и алфавитные словари, разговорники), были выявлены лексические греко-латинские соответствия в сфере политики и государственного устройства, права, экономики, культуры, религии, мифологии, быта. В статье продемонстрировано, что заимствование лексики латинского языка греческим характерно главным образом для правовой и политической сфер. Однако эта тенденция не была устойчивой: для латинских магистратур и юридических терминов использовались греческие аналогии, притом не обязательно точные. Мифолого-религиозные соответствия, где наблюдается преобладание заимствований латинским языком значительного пласта греческой лексики и ономастики, также были вариативными и разнятся в различных редакциях. Долгая трансформация текстов сборника привела не только к появлению греко-латинских соответствий, но и к заимствованию понятий из восточных культур: финикийской, египетской и еврейской (последнее, вероятно, через распространение христианства). В статье впервые продемонстрированы примеры такого взаимодействия греческого, латинского и семитских языков в корпусе «Толкований Псевдо-Досифея».

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

LEXICAL, CULTURAL AND HISTORICAL REALITIES OF THE HERMENEUMATA PSEUDODOSITHEANA TEXTS

This article deals with lexical correspondences, borrowings and calques in the texts of the bilingual monument of educational literature of the Late Antiquity period known as the Hermeneumata Pseudodositheana (Interpretations of Pseudo-Dositheus). The relevance of the research topic lies in the fact that various editions of this collection of texts fi xing the historical, legal and religious realities of the Late Antiquity are obviously of great interest for historical and linguistic research. The aim of the authors is to analyze various types of interactions between the Greek and Latin languages refl ected in the texts of the Hermeneumata Pseudodositheana corpus. The analysis of these texts with different content (the norms of law, mythology, gnomic literature, thematic and alphabetical dictionaries, phrasebooks) revealed Greek-Latin lexical correspondences in the fi eld of politics and state structure, law, economics, culture, religion, mythology, and everyday life. This study also demonstrates that Latin vocabulary borrowings in Greek are mainly characteristic of the legal and political spheres. However, this trend was not stable: Greek analogies were used for Latin magistracy and legal terms, but not necessarily accurate ones. Mythological and religious correspondences, where a large number of Greek words adopted by the Latin language and Greek borrowings prevailed, also vary in different editions of the texts. The long transformation of the Hermeneumata Pseudodositheana collection led not only to the formation of Greek-Latin correspondences, but also to the borrowing of concepts from Eastern cultures: Phoenician, Egyptian and Jewish ones (in the latter case – probably through the spread of Christianity). This article demonstrates for the fi rst time the examples of such interaction between the Greek, Latin and Semitic languages in the corpus of Hermeneumata Pseudodositheana.

Текст научной работы на тему «ЛЕКСИЧЕСКИЕ И КУЛЬТУРНО-ИСТОРИЧЕСКИЕ РЕАЛИИ ТЕКСТОВ «HERMENEUMATA PSEUDODOSITHEANA»»

УЧЕНЫЕ ЗАПИСКИ ПЕТРОЗАВОДСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА Proceedings of Petrozavodsk State University

Т. 45, № 7. С. 43-48 2023

Научная статья Классическая, византийская и новогреческая филология

Б01: 10.15393/исЬ2.аЛ2023.95б

ББ№ СУЪТЯБ

УДК 811.512

ЮЛИЯ ТАРАСОВНА ЛЕЙБЕНСОН

кандидат исторических наук, доцент кафедры археологии и всеобщей истории исторического факультета Института «Таврическая академия»

Крымский федеральный университет имени В. И. Вернадского

(Симферополь, Российская Федерация) BeyleGamarnik@yandex.ru

ЭМИР РУСТЕМОВИЧ МАМУДОВ

студент кафедры археологии и всеобщей истории исторического факультета Института «Таврическая академия» Крымский федеральный университет имени В. И. Вернадского

(Симферополь, Российская Федерация) ет ггет гггуск @§тай. сот

ЛЕКСИЧЕСКИЕ И КУЛЬТУРНО-ИСТОРИЧЕСКИЕ РЕАЛИИ ТЕКСТОВ «ИЕЯМЕОТиМАТА Р8ЕШ0В08ГТИЕА^»

Аннотация. Статья посвящена лексическим соответствиям, заимствованиям и калькам в текстах двуязычного памятника учебной литературы поздней Античности «Иегшепеиша1а Р8е^о^8ЙЬеапа» («Толкования Псевдо-Досифея»). Актуальность темы заключается в безусловном интересе, который представляют для историко-филологического исследования различные редакции сборника, фиксирующие исторические, правовые, религиозные реалии поздней Античности. Целью является анализ различных видов взаимодействий греческого и латинского языков, отраженных в корпусе «Толкований». В текстах сборника, имеющих различное содержание (нормы права, мифология, гномическая литература, тематические и алфавитные словари, разговорники), были выявлены лексические греко-латинские соответствия в сфере политики и государственного устройства, права, экономики, культуры, религии, мифологии, быта. В статье продемонстрировано, что заимствование лексики латинского языка греческим характерно главным образом для правовой и политической сфер. Однако эта тенденция не была устойчивой: для латинских магистратур и юридических терминов использовались греческие аналогии, притом не обязательно точные. Мифолого-религиозные соответствия, где наблюдается преобладание заимствований латинским языком значительного пласта греческой лексики и ономастики, также были вариативными и разнятся в различных редакциях. Долгая трансформация текстов сборника привела не только к появлению греко-латинских соответствий, но и к заимствованию понятий из восточных культур: финикийской, египетской и еврейской (последнее, вероятно, через распространение христианства). В статье впервые продемонстрированы примеры такого взаимодействия греческого, латинского и семитских языков в корпусе «Толкований Псевдо-Досифея».

Ключевые слова: Античность, латинский язык, греческий язык, лексика, Иегшепеиша1а Р8еМо^81Шеапа («Толкования Псевдо-Досифея»)

Для цитирования: Лейбенсон Ю. Т., Мамудов Э. Р. Лексические и культурно-исторические реалии текстов «Иегшепеиша1а Р8еМо^1Шеапа» // Ученые записки Петрозаводского государственного университета. 2023. Т. 45, № 7. С. 43-48. Б01: 10.15393/исЬлаЛ2023.95б

ВВЕДЕНИЕ

«Иегшепеиша1а Р8еи^^8ЙЬеапа» («Толко -вания Псевдо-Досифея») - двуязычный греко-латинский памятник, сборник учебных текстов, по всей видимости, предназначавшийся для обучения латинскому и греческому языкам посредством параллельного размещения текстов. Свое

© Лейбенсон Ю. Т., Мамудов Э. Р., 2023

название памятник получил по наименованию первой найденной рукописи, авторство которой было приписано некоему учителю грамматики Ш-1У веков Досифею. Корпус, по всей видимости, сложился в конце II-VI веке и трансформировался вплоть до XVI века. В итоге сохранилось более 50 списков, относящихся при-

мерно к 6-10 различным редакциям (версиям) [1: 122-123], [2: 16-20].

Hermeneumata в наиболее полном варианте включает следующий набор текстов: а) диалоги (коллоквиумы) на повседневные темы; б) алфавитные и тематические словари; в) Divi Adriani sententiae et epistulae («Адриановы сентенции» или «Суждения и письма Божественного Адриана»; г) 18 басен, приписанных Эзопу; д) 32 кратких изречения дельфийских мудрецов; е) ответы индийских «гимнософистов» Александру Великому (Responsa sapientium); ж) сочинение о процедуре отпущения рабов на волю (Tractatus de manumissionibus); з) фрагменты «Генеалогий» Гигина (Hygini genealogia); и) прозаический пересказ «Илиады» Гомера1 [3].

Поскольку тексты «Hermeneumata Pseudo-dositheana» представлены в греческом и латинском вариантах, дериваты и лексические соответствия являются замечательными примерами отражения культурных, политических, социально-экономических реалий поздней Римской им-перии2.

МАГИСТРАТУРЫ ГРАЖДАНСКИЕ И ВОЕННЫЕ

Латинское слово imperator передается в «Hermeneumata Pseudodositheana» греческим avroKpárap, что соответствует традиции передачи титула римского монарха (напр.: Plut. Galba, 1). В текстах сборника (в частности, в «Адриановых сентенциях») встречается устойчивая форма обращения к императору Domine imperator, соответствующее в греческом тексте Kvpie avroKpárop. Кроме того, в словарях (в частности, в версии Montepessulana) обнаруживается соответствие fiaaüevg = imperator3.

В латинском варианте текста «Адриано-вых сентенций» Адриана именуют принцеп-сом (лат. princeps), в греческом этому слову соответствует apx^v (то есть 'архонт, правитель'). Примечательно, что в глоссарии версии Montepessulana princeps соотнесен с терминами ¡lovapxoQ и е^аркод. При этом эпарх (ёпарход) соответствует также префекту (praefectus4). Это вполне устоявшееся соответствие: византийский ёпарход тцд nóÁerng ('эпарх города') - наследник позднеримского praefecrus urbi5. Примечательно, что в глоссарии по версии Montepessulana наименование наиболее важной гражданской административной должности в поздней Римской империи - префект претория (praefectus praetorio) соответствует епаркод npsrrnpiov6. При этом для «префекта» греческий аналог находится, а латинский термин «преторий» (praetorium) заимствуется. Кроме того, встречается и следую-

щее соответствие: praefectus aerarii = snapxoç yaÇofvXaKÎov (букв. 'эпарх казны').

Латинское наименование должности претора (praetor) передается в текстах «Hermeneumata» также с помощью двух греческих терминов: npaírrnp (то есть буквальное заимствование) или arparnyôç. Передача латинского термина «претор» на греческий не была устоявшейся. Это объясняется, вероятно, расхождением функций древнегреческого стратега и римского претора: преторская магистратура включала военные, судебные, порой экстраординарные обязанности. Тем не менее у античных авторов встречается такое соответствие: Тит Ливий называет стратега ахейцев претором (Lív. XXXV, 2б); Цицерон, обращаясь к сюжету о Перикле и Софокле, именует их обоих преторами, что соответствует греческой стратегии (Cic. De off. I, 144).

Магистратура проконсула (proconsul) в текстах «Толкований» передается греческим термином àvOvKaxoç. Этот термин образован от греч. vnaroç 'владыка', как и в случае с проконсулом, путем прибавления приставки. В словарях «Толкований» приводится соответствие греческого vnaroç и латинского consul7, что совпадает и со словоупотреблением в памятниках исторической литературы (например, у Диодора Сицилийского - Diod. Syc. XXIII. 1).

Прокуратору (procurator) в текстах «Hermeneumata» соответствует гттрожос^. Обе должности так или иначе связаны с управлением имуществом; постепенно, с расширением императорской власти, прокураторы получали все большее значение, вплоть до заведования императорским имуществом и его фиском, назначения в провинции; эпитропы же в греко-византийском праве известны как управители имущества.

Декуриону (decurio; командир кавалерийского подразделения) соответствует прютопоЛпцд (букв. 'первый гражданин') [3: 189]. Это соответствие довольно интересно, потому как данному латинскому термину обычными греческими эквивалентами являются ßovXevx^q и ôeKovprnv [3: 254].

Греко-латинские аналогии в номинации магистратур были достаточно устойчивы, закрепились в эпиграфических памятниках9. Как в ряде греческих надписей имперского периода, так и в словарях «Hermeneumata» (в частности, редакции Montepessulana) обнаруживаются устоявшиеся соответствия для обозначения титулатуры императора: oeßaomq = augustus, àpxiepevç ¡ÂÉywmç = pontifex maximus, ôtfjuapxoç = tribunus plebis, avroKpárrnp = imperator, vnaroç = consul, nutfttfç = censor1G.

Еще одна интересная особенность перевода общественно-политической лексики - описательные модели для передачи форм правления в латинском языке. В глоссарии версии Einsidlensia монархия интерпретирована как «господство одного достойного» (иovapxía = principatus unius boni), тирания как «господство одного недостойного» (rvpavvíg = principatus unius mali), а олигархия - «господство немногих недостойных граждан» (óXiyapxía = principatus paucorum civium malorum).

ПРАВОВАЯ ЛЕКСИКА

Терминология из римского права зачастую ожидаемо заимствовалась в греческих текстах. Однако находились в греческом языке и аналоги. Кроме того, в текстах «Толкований Псевдо-До-сифея» встречается интересное калькирование. Подобные случаи находим в глоссариях различных редакций, а также в текстах «Адриановых сентенций» и трактате «О манумиссиях».

Термин, обозначающий гражданское право, выражен соответствиями: ius civilis = ius quiritum = ôimioç noXmrnç11. Тексты правового характера содержат греческие аналогии для таких терминов римского права, как: отпуск раба на волю (manumissia = áжeXevвepía^; при этом áжeXevвepoç = libertus); процедура освобождения vindicta (фактически - жезл претора, которым он касался головы раба) = npoaayrnyr (приведение, возведение); содержание иждивенца (alimenta = rpopeía); имущественный ценз (census = ánorí^n^iQ), опекунское поручительство (auctoritas = aWevTia), залог (pignus = Ьповцкц) и ряда других понятий12.

Интересно лексическое соответствие термина advocates = avvryopoç. Институт древнегреческой синегории (то есть адвокатской прослойки - защитников на суде, за вознаграждение писавших речи и дававших консультации) известен с классического периода. Кроме того, в глоссарии версии Stephani встречается соответствие avvryopoç = patronus causae (более архаичное наименование защитника, употреблявшееся до установления Империи).

Греческому сикофанту (оикофаухцО) соответствует calumniator13 («клеветник, лжесвидетель») в словарях Hermeneumata Leidensia.

Римский институт патроната не находил явного соответствия в греческих реалиях и языке, поэтому для слова «патрон» (лат. patronus) в греческом тексте закона о манумиссиях использовано заимствование nárprnv. Заимствованы и такие понятия, как «Юниевы латины» и «лати-ны-колонарии», то есть категории вольноотпу-

щенников (получивших права по закону Юния, принятому при императоре Тиберии) и коренных жителей колоний: Latini Iuniani = Лaтívol lovviavoí, Latini colonarii = Лaтívol коXrnvápioi. Примечательна калька в греческом тексте, соответствующая римскому узуфрукту (праву пользования имуществом с получением дохода): usus etfructus = ц XP4°iÇ mî ó mp-nó^.

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ И БЫТОВАЯ ЛЕКСИКА

Некоторые немногочисленные лексические соответствия и заимствования экономического и бытового порядка также встречаются в текстах «Hermeneumata Pseudodositheana». Так, денарий (denarius) передается в греческом варианте текста в ряде случаев как греч. Spax^tf - драхма. Выбор лексики составителем текста вполне объясним: вес римского денария (по крайней мере, периода Республики) и аттической драхмы сопоставим. В первом случае это около 4,55 г, во втором -4,36 г. В то же время в тексте встречается заимствование Snvápiov15. Это лексическое заимствование широко известно и по другим письменным источникам. Так, Snvápiov встречается в текстах Нового Завета (Мф. 20:2, Мк. 12:15, Лк. 20:24, Ин. 12:5).

Примечательно и заимствование в греческом варианте текста названия особой формы солдатских полусапог - caligae («калиги»). В греческом варианте калиги названы raXíyia. В другом же случае встречается довольно интересно подобранное лексическое соответствие - aavSáXia, соотносящееся с уменьшительно-ласкательной формой caligula16.

РЕЛИГИОЗНО-МИФОЛОГИЧЕСКАЯ ЛЕКСИКА

В глоссариях и текстах для чтения корпуса «Hermeneumata» представлен и мир богов. Греко-латинские соответствия содержатся в глоссариях, «Генеалогиях » Гигина и повести о Троянской войне. В «Генеалогиях » греческие божества, находящие аналоги в римском пантеоне, ожидаемо в латинской части текста передаются римскими именами: Zsvç = Iuppiter, "Hpa = Iuno, ÄppoShtf = Venus, Арцд = Mars и т. д. Имена немногочисленных богов, не находящих соответствия в римской мифологии, а также практически всех героев и названия мифических существ переданы без изменений в латинской графике: например, ÂnôXXrnv = Apollo, Movaai = Mousae, ПроицвеЬд = Prometheus, AaíSaXoq = Daedalus, к£vтavpoç = centaurus. Так же поступают переводчики и в повествовании о Троянской войне: при имеющихся соответствиях Zevç = Iuppiter и noaeiSàv = Neptunus

имена всех греческих и троянских героев передаются в латинском тексте без изменений17.

Глоссарии значительно дополняют картину религиозно-мифологических соответствий. Так, в редакциях Leidensia, Amploniana, Einsidlensia, Monacensia и Montepessulana в разделе «óvó¡uam Oernv = nomina deorum» содержатся не только имена божеств, но и эпитеты, относящиеся к группам божеств. Например, в версии Einsidlensia предлагаются эпитеты: бессмертные (oí Oeoí aOávaxoi = dii immortalis), благосклонные (oí Oeoí íXern = dii propitii), подземные, то есть маны (oí Oeoí vnóyeioi tf KaOaxOóvioi = manes), домашние, то есть лары или гении (oí Oeoí mroiKÍSioi = lares, genii), отеческие, то есть пенаты (oí Oeoí narprnoi = penates).

Словарные перечни богов показывают, что заимствование имен божеств в редких случаях могло происходить не только из греческого языка в латинский, но и наоборот: ó LíXflavoq = Silvanus.

Перечень богов неодинаков в различных редакциях текста. В некоторые включены популярные в греко-римском мире малоазийские и египетские божества: Адонис, Серапис, Исида. При этом передача имени египетской богини также различна. Если в версиях Montepessulana, Amploniana Eioiq = Hisis = Isis, то в Stephani Isis = Фapía (очевидно, имеется в виду эпитет Фаросская)18.

В глоссарии (в Leidensia и Amploniana) попало даже слово beutylos = abbadir, означающее в финикийском культе одно из божеств или камень, упавший с неба и являющийся обиталищем божества. В греческой мифологии слово ßairvXog было заимствовано для обозначения камня, который Рея скормила Кроносу вместо младенца Зевса (камень этот хранился в дельфийском святилище - Paus. X. 24. 5). Но латинского соответствия для термина не было19.

Поскольку корпус «Hermeneumata» складывался из различных и разновременных текстов, между глоссариями и текстами для чтения возникали противоречия. Так, в басне «О больном»20, приписанной Эзопу, и для Аида (в значении подземного царства), и для Харона находится один латинский аналог - Orcus. При этом Monacensia все же предлагает разграничивать название подземного царства и имя его обитателя: caron = orcus, adis = inferi. Подобным же образом в «Генеалогиях» Гигина мы видим заимствования греческого слова «музы», Movaai = Musae. Но в глоссарии Monacensia для Муз предлагается латинский аналог: muse = camene21.

ИНЫЕ ЯЗЫКОВЫЕ СООТВЕТСТВИЯ

В глоссариях корпуса «Hermeneumata» обнаруживается не только греко-латинское языковое взаимодействие. Как было отмечено выше, в разделы с именами божеств попало слово финикийского происхождения. Еще более пестрая карти-

на представлена в словарях редакций Leidensia и Einsidlensia, где содержатся разделы с сопоставлением месяцев различных греческих и римского юлианского календарей, а также календарей еврейского и египетского. При этом для еврейских месяцев найдены соответствия в юлианском календаре, а египетские месяцы переданы в греческой графике, но без соответствий22.

Вот как выглядит передача месяцев еврейского календаря в греческой (по версии Einsidlensia) и латинской (по Leidensia) графике вместе с соответствующими месяцами юлианского календаря:

ццуед 'Eßpaiwv, menses Hebraeorum

v^aav = nisan = martius, то есть нисан (10'3),

о iap = isar = aprilis23, то есть ияр (TN),

aieOovav = siuan = maius, то есть сиван (IVO),

dapvi = thamnus = iunius, то есть таммуз (ПйЛ),

aß = dustrus24 = iulius, то есть ав (ЗК),

eXovX = elul = augustus, то есть элул (л^К),

Oepai = thisri = september, то есть тишрей ('ЮТ),

povpoovav = marisan = october, то есть хешван (|ЮТ) =

мархешван (ЩПЧа),

XaaaAev = casleu = november, то есть кислев (1^03), zeßsO = thesbeth = december, то есть тевет (ЛЗИ), aaßaO = sabath = ianuarius, то есть шеват (ИЗС), aöap = adar = februarius, то есть адар (ПК).

Несмотря на то что в еврейском календаре, как и в юлианском, 12 месяцев, это соответствие лишь условно. Месяцы лунно-солнечного еврейского календаря не совпадают с месяцами солнечного юлианского. Кроме того, еврейский год имеет подвижную дату новолетия. Можно лишь указать, что нисан примерно соответствует марту - апрелю, ияр - апрелю - маю и т. д. Однако сам по себе интерес составителя глоссария к еврейскому календарю примечателен.

Месяцы египетского календаря (ptfveq Aiyvnrmv = menses Aegyptiorum) переданы только в версии Einsidlensia: Toßi, то есть тиби, Х^Х-

фацеутв, то есть фаменот, qap^ovOi, то есть фармути, цevwa, Zwpvx2i,

епщ, то есть эпифи, цеaopi,, то есть месори, втв, то есть тот, фаюф^ то есть фаофи, aOip, то есть атир, хошх, то есть хойяк.

Интерес к египетской культуре характерен для всей античной эпохи, поэтому проникновение египетских месяцев в греко-латинские глоссарии не особенно удивительно. Перечисление же месяцев еврейского календаря смотрится несколько неожиданно и может быть объяснено поверхностной «христианизацией» текста глоссариев. Это пред-

положение подтверждается наличием в глоссарии Einsidlensia разделов «перг rrnv áyyéXrnv = de angelis» и «перг rrnv év тф AiSy = de iis quae in inferno»26.

В разделе об ангелах перечислены хоры (xopoí = chori) или разряды (xáy^axa, xá£,8tg = ordines) небесных жителей: ангелы, архангелы, силы (Svvájueig = virtutes), власти (é&vaíai = potestates), начала (ápxaí = principatus), господства (кирютцтед = dominationes), престолы (6póvoi = throni), херувимы (та xepovfíeíu = cherubim), серафимы (та oepaqeíu = seraphim) - шестикрылые (та é^aKTépvya) и многоочитые (та nokoóuuaTa). Этот перечень ангелов отсылает именно к христианской традиции, в одном из ранних вариантов выраженной в «Апостольских постановлениях» (VII. 35). В разделе, посвященном обитателям и топографии подземного царства, наряду с Эвменидами (ai EvuevíSeg = Eumenides, Furiae), Мойрами (ai Moipai, ai Щред = Parcae) и Летой (¡¡ Ar¡6r¡ = Oblivio) упомянуты Дьявол (ó AiáfíoXoQ = Calumniator, Diabolus), Велиар (ó BeXíap = Beliar) и Геенна (¡¡ réevva = Geenna).

ВЫВОДЫ

Таким образом, в «Толкованиях Псевдо-Доси-фея» не очень системно, калейдоскопически, но явственно отражен поликультурный мир поздней Империи. Тексты «Негшепеиша1а Р8е^о-^8^Ьеапа» демонстрируют, как обширный пласт лексики философского, научного, религиозно-мифологического характера заимствовался латинским языком из греческого. В то же время термины из политической и правовой практики неизбежно проникали в греческий язык из латыни. Этот процесс показывает, какой язык, а соответственно, и стоящая за ним культурная общность доминировали в определенной сфере. Кроме того, отдельные редакции «Толкований Псевдо-Досифея» отражают интерес позднеантичного мира к восточным культурам, чья терминология выборочно проникала в греко-латинские лексиконы. Тексты «Негшепеиша1а Р8еи^^8йЬеапа», безусловно, открывают перспективу дальнейшего историко-филологического изучения этих процессов.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Об изданиях и исследовании памятника см. также: Hermeneumata Pseudodositheana Leidensia I Ed.: G. Flammini. Munchen; Lipsiae: In aedibus K. G. Saur, 2004. 125 p.

2 Все лексемы далее приводятся по изданиям: Dosithei Magistri Interpretamentorum: Liber Tertius I Ed. Böcking. Bonnae: Apud A. Marcum, 1832. 121 p.; Corpus Glossariorum Latinorum I Ed.: G. Goetz. Lipsiae: In aedibus B. G. Teubneri, 1892. Vol. 3: Hermeneumata Pseudodositheana. Hermeneumata Medicobotanica. 659 p.

3 Corpus Glossariorum Latinorum. 1892. P. 17-18, 44, 297. Это соответствие хорошо подкрепляется византийской историей: термин aùтoкpáтœp использовался как официальный греческий перевод слова «император» до 629 года - принятия греческого титула ßamXew; императором Ираклием; позже произошло возрождение этой титулатуры в форме ßaaiXe^ [mi] aùтoкpáтœp.

4 Dosithei Magistri Interpretamentorum: Liber Tertius I Ed. Böcking. Bonnae: Apud A. Marcum, 1832. P. 3, 4, 7, 11.

5 The Oxford Dictionary of Byzantium I Ed. by: A. P. Kazhdan. Oxford: Oxford University Press, 1991. P. 705.

6 Corpus Glossariorum Latinorum. 1892. P. 298.

7 Там же. P. 25, 182, 275, 297, 362.

8 Dosithei Magistri Interpretamentorum. 1832. P. 4, 16, 44, 48, 51, 56.

9 The Packard Humanities Institute: official website. Available at: https:IIepigraphy.packhum.orgIsearch?patt = aùтoкpáтœp (accessed 19.08.2023).

10 Dosithei Magistri Interpretamentorum. 1832. P. 297.

11 Там же. P. 44-45, 52.

12 Corpus Glossariorum Latinorum. 1892. P. 275; Dosithei Magistri Interpretamentorum. 1832. P. 16, 47-48.

13 Точно так же обозначается в одной из версий глоссариев дьявол, см. далее.

14 Dosithei Magistri Interpretamentorum. 1832. P. 48, 49, 54.

15 Там же. P. 6, 10.

16 Corpus Glossariorum Latinorum. 1892. P. 120, 224, 232.

17 Dosithei Magistri Interpretamentorum. 1832. P. 66-69, 71-87.

18 Corpus Glossariorum Latinorum. 1892. P. 83, 167-168, 348.

19 Там же. P. 8, 83.

20 Содержание басни De infirmo весьма примечательно. В ней идет речь о больном, которого врач оставил, сочтя безнадежным. Спустя время врач встретил больного и удивился, что тот выжил. Больной ответил, что по милости Харона (Орка) он смог вернуться из Аида (Орка). К слову, Харон собирается вскоре забрать в подземное царство всех врачей, поскольку из-за их небрежения умерло столько людей. Впрочем, нашему врачу опасаться не стоило: больной сказал Харону, что тот врачом никогда и не был.

21 Corpus Glossariorum Latinorum. 1892. P. 168.

22 Там же. P. 72, 243.

23 В версии Einsidlensia допущена ошибка: ияр назван прежде нисана.

24 Вероятно, ошибка переписчика, вызванная названием греческого месяца в следующем параграфе (dustros).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

25 Три месяца, на месте которых должны быть мехир, пахон и пайни, переданы, вероятно, с искажениями.

26 Corpus Glossariorum Latinorum. 1892. P. 237, 279.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Баранникова Н. Б. Обучение словам через разговор: греко-латинские диалоги на переходе от Античности к Средневековью. Диалоги из учебника Псевдо-Досифея // Возлюблю слово как ближнего: Учеб -ный текст в позднюю Античность и раннее Средневековье: исследование состава школьного канона III-XI вв.: Сб. науч. ст. и пер. / Гл. ред. М. Р. Ненарокова. М.: Индрик, 2017. Вып. 19. С. 109-189.

2. Dickey E. The Colloquia of the Hermeneumata Pseudodositheana. Vol. 1: Colloquia Monacensia-Einsidlensia, Leidense-Stephani, and Stephani. Cambridge: CUP, 2012. 283 p.

3. Dickey E. The Colloquia of the Hermeneumata Pseudodositheana. Vol. 2: Colloquium Harleianum, Colloquium Montepessulanum, Colloquium Celtis, and fragments. Cambridge: CUP, 2015. 334 p.

Поступила в редакцию 22.08.2023; принята к публикации 29.09.2023

Original article

Yulia T. Leybenson, Cand. Sc. (History), Associate Professor, Tauride Academy of V. I. Vernadsky Crimean Federal University (Simferopol, Russian Federation) BeyleGamarnik@yandex.ru

Emir R. Mamudov, Undergraduate Student, Tauride Academy of V. I. Vernadsky Crimean Federal University (Simferopol, Russian Federation) emiremirrych @gmail. com

LEXICAL, CULTURAL AND HISTORICAL REALITIES OF THE HERMENEUMATA PSEUDODOSITHEANA TEXTS

Abstract. This article deals with lexical correspondences, borrowings and calques in the texts of the bilingual monument of educational literature of the Late Antiquity period known as the Hermeneumata Pseudodositheana (Interpretations of Pseudo-Dositheus). The relevance of the research topic lies in the fact that various editions of this collection of texts fixing the historical, legal and religious realities of the Late Antiquity are obviously of great interest for historical and linguistic research. The aim of the authors is to analyze various types of interactions between the Greek and Latin languages reflected in the texts of the Hermeneumata Pseudodositheana corpus. The analysis of these texts with different content (the norms of law, mythology, gnomic literature, thematic and alphabetical dictionaries, phrasebooks) revealed Greek-Latin lexical correspondences in the field of politics and state structure, law, economics, culture, religion, mythology, and everyday life. This study also demonstrates that Latin vocabulary borrowings in Greek are mainly characteristic of the legal and political spheres. However, this trend was not stable: Greek analogies were used for Latin magistracy and legal terms, but not necessarily accurate ones. Mythological and religious correspondences, where a large number of Greek words adopted by the Latin language and Greek borrowings prevailed, also vary in different editions of the texts. The long transformation of the Hermeneumata Pseudodositheana collection led not only to the formation of Greek-Latin correspondences, but also to the borrowing of concepts from Eastern cultures: Phoenician, Egyptian and Jewish ones (in the latter case - probably through the spread of Christianity). This article demonstrates for the first time the examples of such interaction between the Greek, Latin and Semitic languages in the corpus of Hermeneumata Pseudodositheana.

Keywords: antiquity, Latin language, Greek language, lexicon, Hermeneumata Pseudodositheana (Interpretations of Pseudo-Dositheus)

For citation: Leybenson, Yu. T., Mamudov, E. R. Lexical, cultural and historical realities of the Hermeneumata Pseudodositheana texts. Proceedings of Petrozavodsk State University. 2023;45(7):43-48. DOI: 10.15393/uchz.art. 2023.956

REFERENCES

1. Barannikova, N. B. Teaching words through conversation: Greco-Latin dialogues in the transition from Antiquity to the Middle Ages. Dialogues from the textbook of Pseudo-Dositheus. I will love the word as my neighbor: Educational text in the Late Antiquity and the Early Middle Ages: a study of the composition of the school canon of the III-XI centuries: Collection of articles and translations. (M. R. Nenarokov, Ed.). Moscow, 2017. Issue 19. P. 109-189. (In Russ.)

2. Dickey, E. The Colloquia of the Hermeneumata Pseudodositheana. Vol. 1: Colloquia Monacensia-Einsidlensia, Leidense-Stephani, and Stephani. Cambridge, 2012. 283 p.

3. Dickey, E. The Colloquia of the Hermeneumata Pseudodositheana. Vol. 2: Colloquium Harleianum, Colloquium Montepessulanum, Colloquium Celtis, and fragments. Cambridge, 2015. 334 p.

Received: 22 August 2023; accepted: 29 September 2023

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.