Научная статья на тему 'Культурно-исторические особенности развития дворцово-замковых комплексов на землях Великого княжества Литовского XIII - начала ХVII века'

Культурно-исторические особенности развития дворцово-замковых комплексов на землях Великого княжества Литовского XIII - начала ХVII века Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
149
18
Поделиться
Ключевые слова
ГАЛИЦИЯ / ПОДОЛЬЕ / ОБЩЕЕВРОПЕЙСКИЕ И МЕСТНЫЕ ТРАДИЦИИ / ЗАМКОВАЯ АРХИТЕКТУРА

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Килимник Евгений Витальевич

В статье предпринята попытка провести типизацию феодальных дворцово-замковых комплексов на землях Великого княжества Литовского и проследить их эволюцию.

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Килимник Евгений Витальевич

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Культурно-исторические особенности развития дворцово-замковых комплексов на землях Великого княжества Литовского XIII - начала ХVII века»

"Культурная жизнь Юга России"

№ 2 (36), 2010

циал воспитательной работы с детьми: развивают художественное мышление, реализуют творческие возможности каждого участника музыкально-исполнительского процесса, значительно влияют на психоэмоциональное развитие и глубинную духовную сущность каждого ребенка. Хоровое творчество является одним из немногих видов коллективного сотрудничества, в котором формируются коммуникативные способности детей, воспитываются толерантность и гибкость, умение считаться с потребностями других, чувство ответственности и долга. Таким образом, детское хоровое исполнительство в России имеет перспективы, плодотворен поиск новых форм его развития.

Литература

1. Памяти Н. М. Данилина: сб. ст. / под ред. А. Наумова. М., 1986. С. 9.

2. Абелян Л., Гембицкая Е. Детский хор Института художественного воспитания Академии педагогических наук СССР: содержание и методы работы. М., 1976. С. 19.

3. Халабузарь П. В., Попов В. С., Добровольская Н. Н. Методика музыкального воспитания. М., 1989. С. 39.

4. Струве Г. А. Школьный хор: кн. для учителя. М., 1981. С. 132.

5. Соколов В. Г. Пояснительная записка: учеб. прогр. для дет. муз. шк. М.; Л., 1945. С. 21.

N. B. BUYANOVA. CHILDREN'S CHORUS AS AN INDEPENDENT DIRECTION IN CHORAL PERFORMANCE IN THE SECOND HALF OF THE XX CENTURY ^ historical essay)

The article deals with the main stages of formation of children's choral performance. Activities of famous Russian ensembles are taken as an example.

Key words: Children's singing culture, methods of work with children's chorus.

E. В. КИЛИМНИК

КУЛЬТУРНО-ИСТОРИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ РАЗВИТИЯ ДВОРЦОВО-ЗАМКОВЫХ КОМПЛЕКСОВ НА ЗЕМЛЯХ ВЕЛИКОГО КНЯЖЕСТВА ЛИТОВСКОГО XIII - НАЧАЛА XVII ВЕКА

в статье предпринята попытка провести типизацию феодальных дворцово-замковых комплексов на землях великого княжества Литовского и проследить их эволюцию.

Ключевые слова: Галиция, Подолье, общеевропейские и местные традиции, замковая архитектура.

В основе культурно-исторической и культурно-строительной типологии замков середины XIII - начала XVII века лежат главные архитектурно-оборонительные элементы. Учитываются и второстепенные военно-строительные детали, характеризующие временные, ландшафтные и местные особенности этих объектов. Для нас признаками, определяющими замковый архетип с его разновидностями (типами и подтипами), будут внешний вид и расположение жилых, хозяйственных и культовых помещений жилищно-обо-ронительных объектов.

Под архитектурно-строительным архетипом восточно-европейского феодального замка (с его вариантами) XIII - начала XVII века понимается главное оборонительно-жилищное сооружение с помещениями, расположенными в определенном (иерархическом) порядке, напрямую влияющими на его оборонные свойства и кардинальным образом отличающими замковый тип от других, аналогичных ему по функциям. Типологическая и культурно-историческая принадлежность оборонных замков определяется в первую очередь их базовы-

ми архитектурно-планировочными особенностями. На этом основании можно выделить четыре основные группы (или вида) замков, сооружаемых на землях Великого княжества Литовского: башенный (или донжон); переходный (или смешанный), представляющий собой соединение в одном комплексе донжона и кастелла (предваряющих выделение кастелла в самостоятельный архетип); кас-телл, схема которого стала наиболее предпочтительной при возведении замковых комплексов во второй половине XV - начале XVII века. Кроме уже названных, с полным основанием можно выделить дворцово-башенный (или немецкий) замок, редкий в регионах Великого княжества Литовского середины XIII - начала XVII века.

Последовательно рассмотрим типологические и культурно-исторические особенности трансформации кастельной группы дворцово-замко-вых комплексов XIII - начала XVII века, наиболее распространенной на землях Великого княжества Литовского.

В развитии каменной оборонной архитектуры середины XIII - первой четверти XIV века на

этих землях определяющими оставались древнерусские (Х-Х11 вв.) традиции нерегулярной планировки и застройки. Ко второй трети XIV века начинают применяться также строительные приемы Западной Европы: на архитектуру оборонительных сооружений решающее влияние оказали изменения в стратегии и тактике ведения войны, развитие военной техники. Строительство башенных замков вызывалось необходимостью защиты от участившихся опустошительных набегов татарских орд и польских рыцарских отрядов.

В Галицко-Волынском княжестве возникновение кастельного вида замка приходится на вторую половину XIII - начало XVII века. Одним из наиболее ранних нерегулярных кастеллов, перестроенных в 50-60-е годы XIII века (деревянные укрепления были заменены каменными), считается замок в Хотине. Сооружение Хотинского замка при князе Данииле Галицком и нерегулярного кастелла (сохранились фрагменты) в Каменец-Подольском должно было обезопасить западные рубежи от венгров. Создание укреплений как основы стабильности великокняжеской власти было продолжено при преемниках князя Даниила. Хорошо сохранившимся памятником фортификационного искусства является Верхний замок в Луцке, перестроенный в начале XIV века и ставший каменным щитом на пути польских войск. В плане он представляет собой неправильный треугольник или нерегулярный кастелл с тремя прямоугольными башнями. К стенам внутри примыкали дворцовые, хозяйственные и церковные строения. Располагающиеся на мысу нерегулярные кастеллы в Скале-Подольской (13601370-е гг.) и Бучаче (1397) в плане также близки к неправильному треугольнику. Со стороны двора стены несли деревянные боевые галереи на консолях, внутри к стенам могли примыкать жилые и хозяйственные постройки.

В XIV веке в районы Галиции и Подолья проникает наряду с нерегулярной планировкой кастелла и французский регулярный тип [1]. Подобная планировка с узкими круглыми башнями была применена при коренной реконструкции львовского «верхнего» замка, заново возведенного польским королем Казимиром Великим в 1362 году для подчинения галицких земель польской короне. В отличие от белгородского - почти квадратного в плане (начало XIV в.), львовский кастелл представлял собой вытянутый по всей длине вершины холма прямоугольник с небольшим предвратным стенным укреплением - барбаканом.

Наиболее интересным плановым решением конца XIV - первого десятилетия XV века можно считать резиденцию литовских князей Тракай, возведенную на острове (1380). Она представляет собой вариант регулярного кастелла со стенным обводным чехлом и предзамковым укреплением - предградьем. Очевидно, подобный элемент защиты (стенной чехол) позволил построить только одну воротную (смотровую) прямоугольную башню вместо традиционных угловых башен по углам кастелла. Этот принцип был использован при сооружении регулярной трехсторонней пред-

замковой части, где, кроме углового расположения башен, имелось еще и воротное - в середине прясел стен. Характер планировки Тракая выдает знакомство его создателей со строительной школой Тевтонского ордена.

Традиции нерегулярной планировки при возведении кастеллов активно сохранялись в XIV веке. В этот период происходит замена деревянных укреплений каменными в г. Кременец. Возводятся две прямоугольные башни, одна из них воротная. Стены (толщиной 2,3 м) полностью повторяют изгибы крутого холма, высота и отвесность которого делает их фактически неприступными и мало нуждающимися в дополнительной обороне - башнях. Там, где рельеф был более пологим, все участки первоначально деревянной защитной стены дополнительно усиливались прямоугольными каменными башнями. Примером может служить замок в г. Новогрудок (Белоруссия), созданный в конце XIII - XIV веке и перестроенный в камне [2].

В результате в период второй половины XIII - XIV веке на территории Галицкого, Волынского и Литовского княжеств устанавливаются кастель-ные варианты замков - как регулярные, так и нерегулярные. Башни в этих сооружениях могут указывать на польское (круглые), венгерское и орденское влияние (прямоугольные). Великокняжеская резиденция в Тракае представляет собой вариант регулярного кастелла с чехлом и предзамковым укреплением - предградьем.

Значительная активизация оборонного строительства в Галиции и Подолье была напрямую связана с военной политикой польского короля Казимира III, который, по свидетельству Густынской летописи, «мурами многие грады ому-рова» [3], а также с литовским периодом в истории Галицких и Подольских земель, со второй половины XIV века оказавшихся в составе Великого княжества Литовского. Большая его часть в третьей четверти столетия стала собственностью князей Кориатовичей, которых источники именуют «подольскими князьями» [4], приписывая им значительную фортификационную деятельность, направленную при поддержке местных феодалов на борьбу против усиливавшейся польской экспансии с запада и татарских опустошительных набегов, шедших с юго-востока. В силу сложных политических отношений между Литвой и Польшей в конце XIV века восточная часть Галиции и все Подолье попали в сферу интересов польского короля Владислава Ягайлы, который передал ее в ленное владение краковскому воеводе Спытко Мельштынскому (1395). Его правление известно по источникам как время «возведения крепостей в русских землях» [5], вызвавшее определенную тревогу польского короля, который опасался четко обозначившейся политической и военной независимости воеводы Спытко, активно создававшего военные сооружения.

Возведение оборонных замковых сооружений велось в рамках широко задуманной обороны подольских земель от вторжений с юго-востока. Причина стабильности строительного процесса и заключалась в том, что литовцы и поляки рас-

"Культурная жизнь Юга России" 18 ^^^^^^^^^^^^^^^^^

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

№ 2 (36), 2010

сматривали восточную Галицию и Подолье как зону интенсивного противостояния кочевникам. Заинтересованность в их военно-строительном усилении со стороны королевских наместников находила полное понимание у местной русинской знати, которая заботилась о безопасности своих владений. Активная военная деятельность благоприятствовала строительству оборонительных замков и городских сооружений, бывших в XIV-XVI веках основой стабильности центральной и местной власти. Археологические изыскания, проведенные в замковых комплексах, выявили общие планировочные тенденции, учитывающие условия конкретной тополандшафтной ситуации при строительстве укрепленных построек. При этом просматривается тенденция к естественному расширению границ оборонных объектов.

По своему ландшафтному местоположению многие оборонные замки, созданные в XV-XVI веках, занимают наиболее выдвинутые в сторону оконечности мысов площадки. В ряде этих замковых комплексов старые крепостные центры вошли в структуру более поздних кас-тельных укреплений. Планировочная типология мысовых галицко-подольских кастельных замков многовариантна - от нерегулярной многогранной постройки и треугольника до прямоугольника, квадрата и трапеции. В ходе реконструкции некоторые оборонительные замковые объекты полностью перестраивались и меняли свою первоначальную планировочную схему. В конце XIV - середине XV века Каменец-Подольский замок был модернизирован: к старой треугольной кастельной композиции были пристроены новые стены с десятью круглыми в плане башнями, расположенными через равные стенные промежутки. В результате возник регулярный кастелл с вытянутым по всему крепостному холму пятиугольным планом. К созданным новым защитным стенам со стороны двора по всему периметру были пристроены жилые, хозяйственные и гарнизонные помещения. Став ко второй половине XV века крупнейшим оборонным замком галицко-подольских земель, Каменец впитал в себя новейшие европейские достижения в фортификации и оказывал последующее строительное влияние на вновь создаваемые и реконструируемые замковые комплексы этого региона. Все новые башни Каменецкого замка имели ключевидной формы бойницы и были предназначены для ведения огневой стрельбы. Это получило активное распространение при создании укреплений XV-XVI веков.

Во второй половине XV века наиболее монументальные циклонические пятигранные орудийные башни были в Клеваньском замке, полностью реконструированном в 1475 году. Этот каменный замковый комплекс повторяет в плане конфигурацию ранее существовавшего деревянного сооружения, имевшего нерегулярную схему, которая напоминала трапецию. В тяжелом силуэте крепостного сооружения четко выделяются формы башен и жилых корпусов. По периметру замка располагались боевые коридоры с бойницами,

предназначенными для ведения стрельбы из огнестрельного оружия.

Разновидностью североитальянского кастел-ла в галицко-подольских землях стало создание трапециевидной полурасчлененной планировки с регулярным предградьем в Свирже (80-е гг. XV в.). В отличие от большинства кастельных замковых комплексов, расположенных на мысу, замок в Свирже, возведенный на невысоком обособленном холме, являлся двухуровневым сооружением, состоявшим из «верхнего» и «нижнего» укрепленных объектов. Верхний замок по периметру был защищен прямоугольными трехъярусными башнями. Въезд в акрополь защищала воротная башня, расположенная в центре южного крыла. Нижний замковый двор предградья был окружен одноэтажными корпусами, предназначенными для гарнизонных и хозяйственных нужд. Как и акрополь, нижний пристрой был защищен призматической башней для ведения активной огневой обороны.

Подобная кастельная постройка, выдержанная в традиционном североитальянском стиле, с защитным предвратным пристроем, была сооружена в Мире (Западная Белоруссия, 1490-е гг. - 1510 г.). В плане она напоминает несколько перекошенный четырехугольник, усиленный как угловыми, так и воротной башней. Башни замкового комплекса были сделаны одинаково: четырехгранная основа и восьмигранный сужающийся верх. Такая планировка крайне редко встречается в Великом княжестве Литовском в XV-XVI веках. Архитектурная обработка фасадов основывается на чередовании различных по форме и размерам декоративных ниш, тяг и орнаментальных поясов. Этот прием был широко распространен как в гражданском, так и в культовом белорусском зодчестве XVI века. Все башни Мирского замка конструктивно и стилистически близки, но каждая из них имеет свое индивидуальное архитектурное обличье. Они поставлены с таким расчетом, чтобы было удобно вести с флангов огонь вдоль прясел стен и поражать цель на подступах к ним. Большинство бойниц предназначалось для стрельбы из пушек. Башни были спланированы как самостоятельные узлы обороны: из них можно было вести круговой обстрел на случай прорыва противника внутрь двора. Создание этого мощного замкового комплекса, способного вести активную огневую оборону, было предпринято для эффективной защиты края от разорительных набегов крымско-татарской орды.

Большинство рассмотренных нами кастельных построек объединяет североитальянская фортификационная школа, проникшая с территории Венгрии и получившая наибольшее распространение в Великом княжестве Литовском во второй половине XV столетия. Французское строительное влияние, с характерной круглой угловой башней, пришедшее через польские земли, просматривается в первой половине того же века лишь в ряде оборонных объектов, расположенных в литовских и подольских землях.

В XVI веке усиление оборонных функций замков, расположенных на территории Великого

княжества Литовского, сопровождается созданием комфорта в укрепленных жилищах феодалов. Аскетические черты, присущие оборонительным сооружениям, постепенно утрачиваются. Со второй половины XV века определились две характерные тенденции в замковом зодчестве. Первая свидетельствовала о дальнейшем развитии местных строительных традиций (замок в Мире -пример самобытной интерпретации достижений европейской фортификации). Вторая отражала стремление следовать образцам европейского замкового строительства (замковые комплексы в Ляховичах и Заславле), преломляя их через призму давних традиций местного монументального зодчества.

Уже с середины XVI века в частновладельческих городах и замках идет оснащение бастионных укреплений всеми известными в этот период в Европе системами фортификации [6], привлекавшимися в зависимости от экономических возможностей феодалов. По-прежнему, как и в XV веке, господствующей типовой постройкой остается кастельный вид замка, но дворцовые строения в кастельных постройках создаются с учетом новых требований их владельцев к комфорту и репрезентативности [7].

Эволюцию оборонительной замковой архитектуры можно проследить на примере крепостного ансамбля в Бережанах, возведенного в 1534-1554 годах. Он располагался на одном из островов реки Золотая Липа, что усиливало его защиту. Итальянские мастера-фортификаторы создавали замок с учетом местных строительных особенностей: в планировке, архитектурных деталях, типах обходов просматривается связь с национальной галицко-подольской архитектурой. Первоначально сооруженные по традиции более ранних укреплений стены с городнями были заменены в первой половине XVII века пятью дворцовыми корпусами, расположенными по периметру двора и образующими неправильный пятиугольник. Внешне подчеркнутые сила, величие и неприступность замка контрастировали с живописным внутренним двором. В замковой планировке был трижды использован прием фланкирования угла стен крупными бастиями, создающими условия для сочетания фронтального и флангового огня. Все они были снабжены развернутой системой бойниц, среди которых встречаются сооружения с двумя-тремя скрещенными ходами.

Середина XVI века ознаменована переломом в искусстве фортификации. Стремление к созданию улучшенных систем защиты привело к замещению более ранних бастей новыми защитными башнеобразными выступами - бастионами. К началу XVII века происходит активное замещение бастей в великокняжеских и частновладельческих замках бастионными укреплениями (продолжение эволюции бастейного оборонного замка в бастионный).

Одним из первых в Великом княжестве Литовском квадратным бастионным замком явилась кастельная постройка в Олыке, созданная в 1564 году на Волыне. Об оборонной мощи новой

фортификационной системы свидетельствует тот факт, что на протяжении 1591-1648 годов замок успешно выдержал множество осад. Комплекс представлял собой в плане почти правильный квадрат с четырьмя угловыми бастионами, на которых стояли дозорные башни. Для повышения обороноспособности крепостного ансамбля его с трех сторон окружал ров, облицованный кирпичом. Замковый двор был по периметру застроен кирпичными жилыми и хозяйственными двух-и трехэтажными корпусами. Въезд в Олыкский оборонный объект представлен высокой прямоугольной воротной башней - наследием средневековой строительной традиции.

Новая бастионная система укреплений Олыкского замка активизировала строительство в Великом княжестве Литовском аналогичных укреплений такого типа. Родоначальником этой системы укреплений выступает Заславский замок (Белоруссия), построенный в 50-х годах XVI века князем Иваном Глебовичем.

В XV-XVИ веках большое значение приобрело огнестрельное оружие, которое начало играть главенствующую роль во время осады городов и замков. Использование при осаде артиллерии вызвало увеличение толщины стен и диаметра башен, а также существенное совершенствование системы укреплений.

В конце XV века итальянские фортификаторы изобрели бастионы, что произвело настоящую революцию в системе обороны. В XVI-XVII веках бастионная система укреплений быстро распространилась в Европе, в том числе на землях Великого княжества Литовского. Создание укрепленной постройки в Подгорцах явилось наиболее ярким примером кастельного бастионного замка. Подгорецкий замок, реконструированный в 30-е годы XVII века архитектором А. дель Аква при участии инженера Г. де Боплана, имел в плане квадратную форму, бастионы по углам и замкнутый внутренний двор. Северную его сторону составлял дворец, остальные стороны - казематы, в которых прежде располагались служебные помещения. Плоские крыши казематов образовывали террасу, огражденную балюстрадой. С целью придания дополнительной внешней защиты замок был окружен внешними рвами с системой валов. Первоначально дворцовая постройка была двухэтажной, лишь ее боковые башнеобразные павильоны и центральная часть имели три этажа. Въезд в замковый комплекс осуществлялся через мощную куртину, имевшую орудийные казематы по бокам от входа. Ордерная система в замковом комплексе придавала ему светский, дворцовый характер. Это свидетельствует прежде всего о том, что интересы обороны уступали стремлению к комфорту и парадности.

В конце XVI - первой четверти XVII века, помимо бастионных кастельных замков, создаваемых под влиянием новой итальянской фортификационной системы защиты, в Великом княжестве Литовском были широко распространены и прежние, уже ставшие архаичными, оборонные фор-

20 "Культурная жизнь Юга России"

№ 2 (36), 2010

мы. В первую очередь - французский касте льный вариант замка, отразивший влияние строительных фортификационных образцов, которые в XVI веке в польских землях являлись главенствующими.

Отдельные кастеллы, исполненные во французском стиле, строили пришлые венгерские феодалы по аналогу крепостных объемно-планировочных решений, бытовавших у них на родине. Так, в конце XVI - начале XVII века возникли замки в Раудоне и Панемуне. Последний был построен как резиденция венгерского магната Януша Эперьеша, прибывшего в Литву при короле Стефане Батории. Двухэтажные дворцовые корпуса, примыкавшие к внешним оборонительным стенам, возведены по периметру трапециевидного внутреннего двора. На углах кастелла сооружены цилиндрические семиярусные башни с ключевидными бойницами для ведения огневой стрельбы. В отличие от литовских земель, где возобладала французская строительная школа, в галицко-подольских на рубеже XVI-XVП веков, несмотря на развитие новой бастионной защиты, все еще господствовала итальянская бастейная система фортификации. Это свидетельствует об определенном «фортификационном консерватизме» в сохранении старых архитектурно-планировочных решений.

Таким образом, развитие кастельного замка в Великом княжестве Литовском получило наибольшее распространение с середины XV - первой половины XVII века [8]. Массовый характер строительство таких укреплений приобрело на территории галицко-подольских земель, ставших щитом против постоянной агрессии Крымского ханства - вассала Османского государства. Создание этого вида замков, способных вместить значительный воинский гарнизон, было продиктовано и экспансионистскими устремлениями польской короны, желавшей завладеть бывшими территориями Галицко-Волынского княжества. В этих условиях возведенные замковые комплексы играли роль укрепленных плацдармов для продвижения на восток и колонизации новых земель. В строительстве укреплений использовались наиболее совершенные объемно-планиро-

вочные схемы защиты. В результате кастельный вид замка занял в крепостном зодчестве Великого княжества Литовского лидирующее положение вплоть до середины XVII века.

В этот период преобладала прямоугольная форма замка с угловыми пятигранными равно-высотными башнями - бастеями [9]. В ее основе лежала североитальянская планировка кас-тельного замка с характерными прямоугольными башнями, эволюционировавшими в пятигранник для более активного применения огнестрельного оружия. В большинстве кастельных замков для большей защиты въезда применялось создание надвратных башен, имевших прямоугольную форму (продолжение средневековой традиции). Разновидностями основной (прямоугольной) формы кастелла в середине XV - XVI веке становятся и более редко встречавшиеся планировки - треугольная (Зиньков), пятиугольная (Сатанов), трапециевидная (Клевань). В середине XVI - первой трети XVII века под прямым влиянием новоитальянской системы укреплений в Великом княжестве Литовском начинает распространяться бастионный тип кастельных замков.

Литература

1. Mrusek H. J. Burgen in Evropa. Leipzig, 1993. S. 5-6.

2. Ткачев М. А. Замки Белоруссии. Минск, 1987. С. 20.

3. Поппэ А. Материалы для терминологического словаря древнерусского строительного дела X-XV вв. Вроцлав; Краков, [б. г.]. С. 76.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

4. Грушевський М. Опис подшьских замюв 1494 р. Записки наукового товариства iм. Шевченка. Т. 7. Кн. 3. Львiв, 1895. С. 16-17.

5. Поппэ А. Материалы для терминологического словаря ... С. 81-84.

6. Pison S. Hrady, zamky a kastiele na Slovensku. Osveta, 1973. S. 6-12.

7. Kowalczyk I. Sebastiano Serlio a sztuka polska. Wroclaw, 1973. S. 71.

8. Ткачев М. А. Замки Белоруссии . С. 161.

9. Guerquin B. Zamek Jazlowiecki. Warszawa, 1960. S. 98.

E. V. KILIMNIK. CULTURAL AND HISTORICAL FEATURES OF THE DEVELOPMENT OF PALACE-CASTLE COMPLEXES ON THE TERRITORY OF THE GREAT LITHUANIAN PRINCIPALITY IN THE XIII - BEGINNING OF THE XVII CENTURY

The article undertakes the attempt to typify the feudal palace-castle complexes on the territory of the Great Lithuanian principality and to trace their evolution.

Key words: Galitsiya, Podolia, all-European and local traditions, architecture of castles.