Научная статья на тему 'Культурно-историческая оценка деструктивных результатов психоанализа'

Культурно-историческая оценка деструктивных результатов психоанализа Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

CC BY
2055
367
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ПСИХОАНАЛИЗ / ПСИХОАНАЛИТИЧЕСКИЕ ДЕСТРУКЦИИ / ПСИХОТЕРАПИЯ / ПСЕВДОНАУКА / СУИЦИДЫ / ПЕРВЕРСИИ / ПСИХОПАТИИ / ШИЗОФРЕНИЯ / ПРЕЖДЕВРЕМЕННАЯ СМЕРТЬ / СТРЕССЫ / НЕВРОЗЫ / ЭВТАНАЗИЯ / PSYCHOANALYSIS / PSYCHOANALYTIC DESTRUCTIONS / PSYCHOTHERAPY / PSEUDOSCIENCE / SUICIDES / PERVERSION / PSYCHOPATHY / SCHIZOPHRENIA / PREMATURE DEATH / STRESSES / NEUROSES / EUTHANASIA

Аннотация научной статьи по психологическим наукам, автор научной работы — Ермаков Вячеслав Алексеевич, Корецкая Ирина Александровна

В статье анализируется проблема деструктивных результатов психоаналитической терапии. Проведено историографическое обобщение критики психоанализа. Показано негативное значение психоаналитического воздействия. Приведены исследовательские данные по группам лиц, подвергавшимся психоанализу. Рассмотрено отношение русских мыслителей к данной научнофилософской системе.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

CULTURAL AND HISTORICAL ASSESSMENT OF DESTRUCTIVE RESULTS OF PSYCHOANALYSIS

The article analyzes a problem of destructive results of a psychoanalytic therapy. The authors carry out a historiographic summary of criticism against psychoanalysis, and show negative effects of the psychoanalytic impact. The research data on the groups of people under psychoanalysis is presented. The paper reviews attitudes of the Russian thinkers to the psychoanalysis.

Текст научной работы на тему «Культурно-историческая оценка деструктивных результатов психоанализа»

УДК 159.964.2 Ермаков Вячеслав Алексеевич

кандидат философских наук, доцент кафедры социологии и психологии Московского государственного университета экономики, статистики и информатики

Корецкая Ирина Александровна

кандидат исторических наук, доцент кафедры социологии и психологии Московского государственного университета экономики, статистики и информатики

КУЛЬТУРНО-ИСТОРИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА ДЕСТРУКТИВНЫХ РЕЗУЛЬТАТОВ ПСИХОАНАЛИЗА

Ermakov Vyacheslav Alekseevich

PhD, Assistant Professor, Social Science and Psychology Department, Moscow State University of Economics, Statistics and Informatics

Koretskaya Irina Aleksandrovna

PhD in History, Assistant Professor, Social Science and Psychology Department, Moscow State University of Economics, Statistics and Informatics

CULTURAL AND HISTORICAL ASSESSMENT OF DESTRUCTIVE RESULTS OF PSYCHOANALYSIS

Аннотация:

В статье анализируется проблема деструктивных результатов психоаналитической терапии. Проведено историографическое обобщение критики психоанализа. Показано негативное значение психоаналитического воздействия. Приведены исследовательские данные по группам лиц, подвергавшимся психоанализу. Рассмотрено отношение русских мыслителей к данной научнофилософской системе.

Ключевые слова:

психоанализ, психоаналитические деструкции, психотерапия, псевдонаука, суициды, перверсии, психопатии, шизофрения, преждевременная смерть, стрессы, неврозы, эвтаназия.

Summary:

The article analyzes a problem of destructive results of a psychoanalytic therapy. The authors carry out a historiographic summary of criticism against psychoanalysis, and show negative effects of the psychoanalytic impact. The research data on the groups of people under psychoanalysis is presented. The paper reviews attitudes of the Russian thinkers to the psychoanalysis.

Keywords:

psychoanalysis, psychoanalytic destructions, psychotherapy, pseudoscience, suicides, perversion, psychopathy, schizophrenia, premature death, stresses, neuroses, euthanasia.

Сегодня многие отечественные психологи пересматривают теоретическое и практическое значение известных направлений психологии ХХ в. - психоанализа, гештальтпсихологии, бихевиоризма, гуманистической психологии, трансперсональной психологии. Растет волна критики данных направлений. Во многих аспектах западный психологический модерн, западные психологические модели, концепции, теории подвергаются переосмыслению. Это происходит в результате реконструкции в России христианской психологии, православной психотерапии, христианского отношения к психическим заболеваниям.

Процессы рехристианизации - возврата к христианским ценностям - находят свое выражение в трудах российских психологов. Сформировалась значительная группа ученых, которые обосновывают и утверждают христианскую модель психологии и психотерапии. Среди них такие известные деятели науки, как: к. м. н., психиатр Д.А. Авдеев, д. м. н., иеромонах Анатолий (Берестов), проф. Б.С. Братусь, проф. А.А. Гостев, проф. Ф.Е. Василюк, П.В. Добросельский, М.Я. Дворецкая, Ю.М. Зенько, Е.И. Исаева, В.В. Рубцова, академик В.И. Слободчиков, проф. И.В. Силуянова, проф. Л.Ф. Шеховцова [1].

«Особой задачей, православных психологов, запросом сегодняшнего дня, - отмечает проф. Л.Ф. Шеховцова, - является просвещение людей в области заблуждений современной психологии» [2, с. 18].

Основной концепт православной психологии заключается в двух положениях:

1) христианская психология - это «опытная наука», она не противоречит научной психологии, а соответствует и совпадает с ней;

2) в некоторых направлениях современной психологии (особенно в психоанализе и трансперсональной психологии) обнаруживается принципиальная антинаучность и наполненность различными мировыми мистическими, эзотерическими традициями, что, в свою очередь, связано с необходимостью критического анализа.

Сегодня изучение методологии западных психологических направлений требует объективного, междисциплинарного исследования. Необходимость философско-методологического ана-

лиза теоретической психологии и соответствующей ей практически ориентированной психотерапии становится объектом психологических исследований [3]. Требуется дать ответ на вопрос, каков практический результат применения методов психологического, психотерапевтического воздействия и главное выявить не только их положительные, но и деструктивные результаты.

Проблема деструктивных результатов различных методов психологического воздействия мало изучена и активно не рассматривается в психологических исследованиях. Если обратиться к известным трудам в области истории психологии, таких авторов, как: М.Г. Ярошев-ский, Т.Д. Марцинковская, А.Н. Ждан, А.В. Морозов, В.К. Шабельников, Д.П. Шульц, Т. Лихи, М. Хант, - то можно утверждать, что историки психологии, как в России, так и за рубежом ограничивают рассмотрение той или иной психологической методологии историческими обобщениями критики [4]. Исследователи не ставят вопроса о том, что конкретный психотерапевтический метод может активизировать различного рода психические патологии и приводить пациентов к стрессам и затяжным депрессиям, провоцировать неврозы и психозы и как следствие - психосоматические расстройства, раннюю инвалидность, суициды и преждевременную смерть.

В предлагаемой работе методом историографического обобщения исследуется психоанализ как теория и практика психотерапевтического воздействия. Общая цель работы - суммировать исследовательские данные, показывающие деструктивные результаты «психоаналитической терапии».

Данное исследование актуально именно потому, что на идейной базе психоанализа развивается значительная часть современной психологии, которая содержит громадное количество психологически деструктивных методик.

Отметим: в российской психоаналитической литературе приводятся лишь описательные характеристики психоаналитических методов. В известных произведениях отечественных психоаналитиков - В.М. Лейбина, П.С. Гуревича, А.М. Руткевича, М.М. Решетникова, В.И. Овча-ренко, В.В. Старовойтова, А.В. Рассохина, Е.В. Змановской и других - не обнаруживается объективных данных о практических результатах применения психоаналитических методов [5].

За последнее двадцатилетие изданы практически все основные труды западных и российских психоаналитиков. В психоаналитических сборниках, энциклопедиях психоанализа также как и в отдельных работах психоаналитиков невозможно отыскать каких-либо статистических исследований, репрезентативности выборок, опросов респондентов, то есть объективных результатов «психоаналитической терапии» [6]. До сегодняшнего времени не существует никакого экспериментального подтверждения «психологии бессознательного».

В работах таких видных западных психоаналитиков, как Ж. Лакан, О. Фенихель, Х. Хартман, Х. Кохоут, М. Кляйн, П. Куттер, Т. Мюллер, Н. Мак-Вильямс и других, также как и в российских работах, отсутствует эмпирическая обоснованность результатов психоанализа, которая бы наглядно свидетельствовала о положительных или отрицательных эффектах «психоаналитического лечения» [7].

Практически не существует исследований, в которых на строго научной основе проводилось бы изучение результатов психоаналитического воздействия. За более чем столетний период издания психоаналитической литературы нет объективных данных, свидетельствующих о клинической результативности психоанализа. Однако есть данные, свидетельствующие об отрицательных результатах психоаналитической практики. Обратимся к их изучению.

Историографические данные о психических деструкциях среди психоаналитиков и их пациентов.

Суициды психоаналитиков и пациентов, подвергнутых психоанализу. Первый биограф З. Фрейда, психоаналитик Фриц Виттельс (1880-1950), написавший свою книгу в то время когда происходило становление психоанализа, обратил внимание на то, что первыми «жертвами» психоаналитических методов оказались сами практикующие психоаналитики.

«Пусть сделают должные выводы из самоубийств психоаналитиков, толковавших сновидения своих больных и увидевших в чужих сновидениях собственное бессознательное, как бы в кривом зеркале. Ужас охватывал их и толкал на самоубийство. Отто Вейнингер был одним из тех, кто бросил миру частицу самопсихоанализа, искаженную картину своего бессознательного; в результате у него в руке очутился револьвер. Я знал трех тонких психоаналитиков: Шретте-ра, Тауска, Зильберера, добровольно покончивших счеты с жизнью. И это только в Вене. За ними последуют другие». (Курсив авторов здесь и далее по тексту - В.Е., И.К.) [8, с. 70].

Адольф Абрамович Иоффе (1883-1927) революционер, дипломат, один из лидеров троцкистской оппозиции проходил психоанализ у Альфреда Адлера. «В России Иоффе лечили отличные врачи, как минимум симпатизировавшие психоанализу и, вероятно, его практиковавшие - Ю. Каннабих и невропатолог С.И. Давиденков». Однако А.А. Иоффе покончил жизнь самоубийством [9, с. 224].

Самым же известным случаем суицида среди практикующих психоаналитиков следует признать сознательное требование проведения эвтаназии (одна из форм суицида) Зигмундом Фрейдом (1853-1839) самому себе. Вот как описывает самоубийство посредством эвтаназии «отца психоанализа» его лечащий врач и друг Макс Шур. «На следующий день, 21 сентября, когда я сидел у постели Фрейда, он <...> сказал: “Мой дорогой Шур, несомненно, вы помните наш с вами первый разговор. Вы обещали не покидать меня, когда придет мой срок. <...> Я подтвердил, что не забыл своего обещания. <. > Когда у него началась агония, я ввел ему подкожно морфий. <...> После двенадцати ночи я повторил инъекцию. <...> Он впал в кому, сознание к нему больше не возвращалось» [10, с. 526].

«Фактически это была эвтаназия» - констатировал Пол Феррис - автор критической биографии З. Фрейда [11, с. 416].

Подчеркнем: во время или после психоаналитических сеансов многие пациенты впадали в депрессивные состояния, доходили до суицидов, оказывались в психиатрических клиниках, совершали преступления.

Выдернутые из бессознательного посредством «метода свободных ассоциаций», так называемые «вытесненные травматические воспоминания» расшатывали психику пациентов и приводили некоторых из них к трагическим жизненным последствиям.

Лев Давидович Троцкий (1879-1940) не только поддерживал психоаналитическое движение, но и пытался активно внедрять психоанализ в советской России. «В 1931 году ему пришлось направить к берлинским психоаналитикам свою дочь, которая через два года лечения покончила с собой» [12].

У самого «отца психоанализа», как свидетельствуют исследователи, были случаи помешательства и суицидов среди его пациентов. Так, например, «пациентку Зигмунда Фрейда, Матильду С. Вынуждены были поместить в психиатрическую лечебницу.», другая его пациентка «...Полина Тейдор, начав курс лечения, внезапно выбросилась из окна» [13, с. 68].

Важно отметить, что так называемые «пациенты» психоаналитических клиник после прохождения «курса психоанализа» вынуждены были обращаться за помощью к психиатрам. В этой связи проф. психиатрии О.Г. Виленский (1931-2010), основываясь на многолетней клинической практике, констатировал следующее: «имеются данные о том, что часть пациентов, проходящих лечение психоанализом, в последующие годы обращалась за помощью к психиатрам (так как назойливое копание психоаналитика в душевных переживаниях пациента обостряет его состояние)» [14, с. 58].

Общий отрицательный итог психоанализа очевиден не только для психиатров, но и для социальных философов. Г. Емельяненко отмечает: «Технология психоанализа, иногда давая временное облегчение, наносит психике страшную метарану. Поэтому уже во второй половине прошлого века весь Запад был покрыт сетью бесчисленных «психушек», целой индустрией психиатрии с армией спасения - психиатрами» [15, с. 80].

Терапевтический провал «психоаналитической работы» З. Фрейда. Как известно, «отец психоанализа» не утруждал себя описанием клинических результатов собственной терапии. «З. Фрейд, - отмечал западный историк психологии, - ограничился описанием только “шести случаев <...> и только два из них счел успешными. <...> Это были случаи “человека-крысы” и “человека-волка”. “Человек-крыса” получил свое прозвище из-за смертельного ужаса перед крысами и фантазиями на их счет, а “человек-волк” - из-за сновидения, в котором фигурировали волки. Описания обоих случаев, данные Фрейдом, не выдерживают тщательного анализа. Оба сообщения содержат многочисленные искажения, и ни один из пациентов не выглядит излечившимся. После объявления в печати об успехе с “человеком-крысой” Фрейд признавался К. Юнгу, что на самом деле пациент был весьма далек от выздоровления и, подобно Доре, прервал терапию <...>, “человек-волк” <...> пережил Фрейда на много лет и уже в конце жизни поведал свою историю журналистам. <...> Он рассказал репортеру, что написал мемуары о своем случае по указанию одного из последующих аналитиков, “чтобы продемонстрировать миру, как Фрейд излечил серьезно больного человека”, но “все это было ложью". Он чувствовал себя точно таким же больным, как и тогда, когда пришел к Фрейду» [16, с. 167].

Многие ученые, религиозные мыслители, философы, психологи и психиатры полагали, что посредством психоанализа еще никого никогда не «вылечили», а только «залечили».

Основатель русской психиатрической школы проф. П.Б. Ганнушкин (1875-1933) в критической статье «О психоанализе и психотерапии» разоблачал «шарлатанскую» психоаналитическую методику лечения душевнобольных. В частности, он указал на больных «одержимых болезнью Фрейда, не в том смысле, что это новая форма болезни, описанная Фрейдом, а в том смысле, что они заболели от неумеренного, почти преступного применения фрейдовской методики» [17, с. 349].

Стоит особо подчеркнуть, что негативная оценка психоанализа как «псевдонаучной психотерапии» давалась подавляющим большинством всемирно известных психиатров, таких как Рихард фон Крафт-Эбинг (1840-1902), Огюст Онри Форель (1848-1931), Иван Петрович Павлов (1849-1936), Карл Ясперс (1883-1969), Томас Сас (1920-2012) [18]. До сегодняшнего дня в России и отчасти на Западе отношение большинства психиатров к психоанализу продолжает оставаться резко отрицательным.

Известный французский мыслитель, основатель современной философии традиционализма Рене Генон (1886-1951) отмечал, что «основное использование психоанализа или его терапевтическое применение, может быть крайне опасным для тех, кто ему подвергается и даже для тех, кто его осуществляет». [19, с. 647]. Человек, подвергавшийся психоанализу, согласно Р. Генону, уже никогда не сможет быть «здоровым» - освободиться от «низших проявлений психического», то есть от инфернальной духовности, которая, посредством психоанализа наполняет психику «пациента».

Психопатические личности психоаналитиков. Вильгельм Райх (1897-1957) рассматривал христианскую Церковь как «международную организацию по борьбе с сексуальностью» [20, с. 567]. После известных работ В. Райха «Убийство Христа», «Сексуальная революция» психоаналитическая антропология развивает концепцию «высвобождения репрессированного инстинкта» и фактически превращается в социальную антропологию или, вернее, в «сексуальный большевизм».

В. Райх был убежден, что исторические проблемы преступности, социального насилия, неравных прав, развития демократических свобод не могут быть решены без «сексуального освобождения»: свобода и сексуальное здоровье зависят друг от друга, - полагал он.

То, что предлагал В. Райх для развития всеобщих политических и социальных прав посредством либерализации сексуальных прав детей и юношества, явно носило психопатический характер. «Детям, - говорил он, - должны быть предоставлены права заниматься сексуальной игрой с другими и мастурбировать; они также должны быть защищены от господства родителей. Юношество должно иметь возможность удовлетворять свои сексуальные потребности самым распущенным образом, для того чтобы оно могло стать агентом будущих социальных изменений» [21, с. 173].

Для нас важно в приведенной выше небольшой характеристике идей и личности В. Райха отметить следующее. Как известно, В. Райх долгие годы проходил личный психоанализ у З. Фрейда и был его учеником. З. Фрейд на основе многолетнего «анализирования» В. Райха написал труд «Конечный и бесконечный психоанализ» [22]. «А в итоге, как отмечает известный американский психолог Энтони Гидденс: “Более поздние работы Райха рассматривались многими как эксцентричные идеи человека, повредившегося к концу жизни в рассудке”» [23].

В связи с развитием психических болезней у людей, проходящих психоанализ, Митрополит Иерофей (Влахос) писал следующее: «занимаясь психоанализом...», человек «...скорее всего, дойдет до шизофрении» [24, с. 147].

Преждевременная смерть психоаналитиков. «Шандора Ференци (1873-1933) можно по праву назвать любимым учеником Фрейда. <...> Ференци неожиданно стал вносить нечто новое <...> в свою практику. Среди терминов, определяющих отношение врача к пациенту, появились “забота”, “доброта”, “участие”, “сострадание”, “нежность”, “любовь”. <...> Именно такими качествами <...> Ференци рассчитывал преодолеть замкнутость больной, раненой души; во многих случаях это ему удавалось» [25].

Здесь очевидна попытка Ш. Ференци соединить психоанализ с христианской психотерапией [26]. Однако, З. Фрейд и психоаналитическое сообщество в целом, как известно, не только стояли на антихристианских позициях, но и вели непримиримую борьбу с христианской, пастырской психологией. Поэтому любой отход в сторону христианской психотерапии рассматривался З. Фрейдом и его соратниками как «предательство», «отступничество».

Впоследствии Фрейд писал про Ференци: «Нам стало известно, что им полностью овладела одна-единственная проблема. Для него не было ничего важнее, чем лечить людей и помогать им». Казалось бы, лучшего комплимента врачу не придумаешь. Однако Фрейд имеет в виду, что тот в своих исканиях якобы сошел с надежной позиции, перешел разумные границы. Какая эта позиция и какие это границы, Фрейд не указывает, но кое-что на эту тему можно найти в неопубликованном дневнике самого Ференци: «Вспоминаю, как Фрейд в моем присутствии, рассчитывая, очевидно, на мою скромность, называл пациентов Gesindel - “сбродом”.

Во время подготовки к 12-му Конгрессу Ассоциации психоанализа осенью 1932 г. в Висбадене <...> доклад Ференци, как бы демонстрировал слушателям ход развития психоанализа, если бы Фрейд не отказался от своей гипотезы о происхождении истерии. Но поскольку он в действительности отказался от нее, его работа стала поперек всему прежнему направлению науки.

Ференци показывает, как реальная травма влечет за собой ужасные фантазии (речь идет о кошмарах и навязчивых страхах), которые вовсе не заменяют собой истинного события. Причина болезни - то, что произошло с человеком, а вовсе не то, что ему кажется.

Ференци словно говорит Фрейду: “У вас не хватило отваги устоять в истине и защитить ее. Вся ваша школа психоанализа - плод вашей трусости. Я больше не хочу ей принадлежать. Я не стану выдавать ложь за правду”. Накануне Конгресса Ференци сам прочитал свой доклад Фрейду. На следующий день тот писал организаторам <...> “Ему нельзя разрешать выступление с этим докладом. Пусть либо сделает другой доклад, либо молчит”.

Доклад свой Ференци все же сделал. Реакция слушателей - единообразно отрицательная: “распространение подобных взглядов опасно для общества. Ференци умер через 9 месяцев после Конгресса. Современные источники указывают, что отношения между Фрейдом и Ференци открыто разорваны не были”. Это правда: его затравили втихую» [27].

Сексуальные перверсии психоаналитиков. Анна Фрейд (1895-1982) - дочь З. Фрейда, как известно, проходила психоанализ у собственного отца. Впоследствии А. Фрейд развивала «детский психоанализ». Однако в личном плане А. Фрейд «была лесбиянкой». «Янг Брейль пишет о связях А. Фрейд с женщинами в течение всей ее жизни. <...> Анна Фрейд не считала себя лесбиянкой по-настоящему, верила <...>, что ее гомосексуальность была ненормальной и ее следовало лечить» [28].

Эмпирические данные о негативных последствиях психоаналитической терапии.

Всемирно известный психолог Ганс Айзенк (1916-1997) на неопровержимых фактах доказал следующее.

- «Психоанализ мало чем отличается от шаманского колдовства» [29, с. 194].

- Психоанализ - это «псевдонаука», или «фантомный вымысел», мистификация и профанация научной, экспериментальной психологии.

- Психоанализ наносит громадный вред душевному здоровью людей и сокращает продолжительность их жизни.

Г. Айзенк обнаружил в психоанализе самое главное и сокрытое от большинства ученых -причину так называемой «популярности психоанализа». «Успех психоанализа Айзенк объясняет эффектом самопроизвольной ремиссии, которая иллюстрируется следующими среднестатистическими показателями, относящимися к пациентам, страдающих широкой группой нервнопсихических расстройств. Цифры, приведенные автором в разделе «Эффекты психотерапии» первой книги (1953), проверявшиеся затем в течение нескольких десятилетий, неумолимо свидетельствуют: примерно 45 % больных выздоравливают через год, 72 % - спустя два года без какого-либо вмешательства психиатров, оставшиеся 10, 5 и 4 % выздоравливают через 3, 4 и 5 лет, соответственно. Таким образом, через пять лет в среднем выздоравливают 90 % пациентов без помощи каких-либо психотерапевтов.

Наряду с эффектом спонтанной ремиссии действует эффект плацебо - выздоровление пациента, наступающее из-за самовнушения, когда абсолютно нейтральные действия врача или препарата воспринимаются им как оздоровительные. Этот эффект сильно варьируется от пациента к пациенту и его трудно учесть количественно. Так же трудно поддается учету бесконечное множество внешних факторов, связанных с влиянием на больного личности врача, окружающих его людей и среды обитания в целом. Личностный фактор психоаналитика оказывается особенно чувствительным к результату назначенного им курса лечения: во многих случаях психоаналитическая терапия приводит не к улучшению, а к ухудшению здоровья пациента. Психоаналитики не берутся за лечение тяжелобольных, страдающих сложным комплексом нервно-психических расстройств.

Как бы там ни было количественная оценка выздоровления пациентов, пользовавшихся психоаналитической методикой, оказалась ниже самопроизвольного выздоровления больных, то есть «психоаналитик не лечит, а калечит своих несчастных больных» [30].

Негативные эффекты психоаналитической «терапии» в исследованиях Ганса Айзенка.

Психосоматические последствия психотерапии.

Grossarth-Maticek и Eysenck исследовали влияние ортодоксального психоаналитического лечения на вероятность смертельного исхода от рака или ИБС здоровых пробандов, получавших психоаналитическое лечение более 2-х лет, и пробандов, прервавших это лечение раньше, чем через 2 года, и сопоставляли результаты с контрольными группами. Было обнаружено, что психоанализ оказывает значительное негативное влияние на выживаемость, прослеженную спустя 7лет. Причем этот эффект был тем больше выражен, чем продолжительнее было лечение психоанализом. В таблице 1 представлены случаи смертности в разных группах. В начале исследо-

вания пробанды были распределены в группы подверженных заболеванию раком (тип 1), ИБС (тип 2) и в две группы, не подверженных этим заболеваниям (тип 3 и 4) (таблица 1).

Таблица 1 - Смертность пациентов, подверженных терапии (в том числе в контрольных группах)_________________

Терапия Состояние Тип 1 % Тип 2 % Тип 3 % Тип 4 %

Психоанализ, прерванный в Рак 11 7,1 4 4,8 5 4,8 1 100

пределах 2-х лет ИБС 7 4,5 5 5,8 6 5,7 0 0

Другие 7 4,5 5 5,8 6 5,7 0 0

Живые 129 83,7 72 83,7 87 83,6 0 0

Неизвестно 8 4,9 4 4,4 5 4,5 0 0

Всего 162 - 90 - 109 - 1 -

Непрерывный психоанализ в Рак 9 9,3 3 6,5 8 7,7 1 33,3

течение более 2-х лет ИБС 8 8,2 6 13,0 8 7,7 1 33,3

Другие 8 8,2 5 10,8 7 6,7 1 33,3

Живые 72 74,2 32 69,5 81 77,8 0 0

Неизвестно 5 14,9 0 0 4 3,7 0 0

Всего 102 - 46 - 108 - 3 -

Контроль для группы 1 Рак 2 1,3 1 1,2 0 0 0 0

(сходство по возрасту, полу, ИБС 1 0,6 2 2,4 0 0 0 0

типу и количеству курящих) Другие 3 1,9 2 2,4 3 2,7 0 0

Живые 149 96,1 80 94,1 100 95,2 1 100

Неизвестно 7 4,3 5 5,5 5 4,6 0 0

Всего 162 - 90 - 109 - 1 -

Контроль для группы 2 Рак 1 1 1 2,2 0 0 0 0

(сходство по возрасту, полу, ИБС 1 1 1 2,2 1 0,9 0 0

типу и количеству курящих) Другие 1 1 3 6,6 5 4,6 0 0

Живые 94 96,9 40 88,8 98 95,1 3 100

Неизвестно 5 4,9 1 2,1 5 4,6 0 0

Всего 102 - 46 - 108 - 3 -

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Контроль для групп 1 и 2 ИБС 2 1,2 2 1,0 1 0,9 0 0

(сходство по возрасту, полу, Другие 5 2,9 5 2,7 2 1,8 2 1,8

типу и количеству курящих) Живые 166 95,4 180 95,7 107 96,4 107 973

Неизвестно 13 6,9 9 46,6 10 8,3 6 5,2

Всего 187 - 197 - 121 - 116 -

У пробандов выясняли, активировал или угнетал психоанализ их саморегуляцию. Результаты представлены в таблицах 2, 3. Оказывается, угнетение саморегуляции (что является характерным следствием психоанализа) крайне негативно влияет на выживаемость.

Таблица 2 - Зависимость смертных случаев среди пациентов от увеличенной или сниженной психоанализом интенсивности саморегуляции_________________

Усиленная саморегуляция Тип 1 % Тип 2 % Тип 3 % Тип 4 %

Рак 1 3,2 0 0 0 0 0 0

ИБС 1 3,2 1 10 1 3 0 0

Другие 1 3,2 1 10 1 3 1 100

Живые 28 90,3 18 80 31 93,3 0 0

Неизвестно 1 3,1 0 0 1 2,9 0 0

Всего 32 - 20 - 34 - 1 -

Таблица 3 - Зависимость смертных случаев среди пациентов от сниженной психоанализом интенсивности саморегуляции

Сниженная саморегуляция Тип 1 % Тип 2 % Тип 3 % Тип 4 %

Рак 8 12,1 3 8,3 88 11,2 1 50

ИБС 7 10,6 5 13,9 7 9,9 1 50

Другие 7 10,6 4 11,1 6 8,4 0 0

Живые 44 66,7 24 66,7 50 70,4 0 0

Неизвестно 4 5,7 0 0 3 4,1 0 0

Всего 70 - 38 - 74 - 2 -

Эти результаты имеют большое значение. Субъективное улучшение невротических больных трудно операционализировать и измерить объективно; смертность же оказывается более важным и более объективным показателем, ясно демонстрирующим отрицательный эффект психоанализа.

Как возможно такое разрушительное влияние психоанализа? Напомним, что стресс играет немаловажную роль в развитии рака, ИБС, в сокращении жизни таких больных. Как заявляют сами психоаналитики, в первые несколько лет лечения психоанализ оказывает такой мощный психологический стресс, как надежда на улучшение или излечение, которое произойдет через некоторое (неопределенное) время. У безнадежных больных это время, конечно, ограничено, поэтому они и испытывают, скорее всего, только стресс. У здоровых пробандов, подверженных риску заболеть раком или ИБС, этот дополнительный стресс может привести к развитию заболевания задолго до появления утверждаемых целительных эффектов, если они вообще появляются. Широко распространенное использование психоанализа на жертвах рака в Германии неэтично и абсолютно противопоказано; его следует запретить юридически как «лечение», которое никогда не помогало и которое, как было показано, ведет к крайне нежелательным последствиям» [31, с. 3-19].

Таким образом, на основании историографических и практических данных приведенных выше можно сделать вывод о деструктивной направленности психоаналитической «терапии», применение которой является крайне опасным для психического и физического здоровья «пациентов».

Отношение к психоанализу в среде русской научной и религиозной интеллигенции.

Первый этап критики психоанализа исторически был представлен «русскими религиозными философами» и священниками РПЦ: Архиепископ Иоанн (Шаховской), протоиерей Василий (Зеньковский), Н.А. Бердяев, Б.П. Вышеславцев, Н.О. Лосский, С.Л. Франк и многие другие.

Архиепископ Иоанн (Шаховской) характеризовал теорию З. Фрейда как своеобразную «профанацию» многообразия человеческих отношений, «сводившую все подсознательное к половому инстинкту». Священник обратил внимание на культурно-историческую закономерность развития «массового невроза» в современном обществе, как результата тоталитарного «сдавливания духовного начала в человеке», как отрицание присутствия божественного в подсознании, что являлось весьма характерным для психоанализа [32, с. 305-306].

Н.А. Бердяев обнаруживал в психоанализе «ложную пансексуалистическую метафизику». Философ учение психоанализа, наряду с антропософией и магией относил к оккультизму: «Антропософия разлагала целостность человеческой личности, потрошила душу не менее психоанализа» [33, с. 206].

Б.П. Вышеславцев отмечал: «Самое серьезное возражение Фрейду состоит в том, что в его мировоззрении сублимация невозможна» [34, с. 110]. Фрейд не обнаружил потаенных аспектов сублимации, весь процесс которой сводился у него к энергетическому преобразованию сексуального потенциала человека. Б.П. Вышеславцев же антропологический смысл сублимации видел в «духовной сублимации». «Обработка подсознания» низшими, природно-животными, нравственно пустыми «фрейдистскими образами» есть «профанная сублимация», - считал русский философ.

Общий пафос осмысления психоанализа русскими религиозными философами сводился к признанию «духовной опасности» психоаналитических установок. Русские философы обнаружили в психоанализе феномен раскультуривания человека, выражающийся в психоаналитическом отрицании духовных основ человеческого бытия и деморализации нравственных основ жизни.

Второй этап критики психоанализа начинается в советский период истории России. Это была «марксистская критика» психоанализа и фрейдизма. Основы марксистской критики психоанализа развивались по пяти направлениям:

- спиритуалистическое решение Фрейдом основного вопроса философии (отрыв психики от ее материальной основы);

- субъективно-идеалистическое понимание Фрейдом источника психических процессов;

- иррационалистическая трактовка проблем соотношения сознательного и бессознательного;

- антинаучная трактовка сущности невротических процессов;

- иррационализм в понимании сущности общественного сознания.

Психоанализ антинаучен и иррационален - таким был основной вывод марксистской критики психоанализа [35].

Третий этап критики психоаналитического учения разворачивается в постперестроечное время. Этот этап вполне можно определить как православный, русский национальнопатриотический.

Духовный анализ фрейдизму и психоанализу сегодня дают православные священники, ученые богословы: архимандрит Рафаил (Карелин), протоиерей Александр (Шаргунов), протоиерей Михаил (Дронов), протоиерей Дмитрий (Предеин), игумен Антоний (Логинов), проф.

А.Л. Дворкин [36].

Протоиерей Александр (Шаргунов) в следующих определениях обобщает антихристианское значение фрейдизма.

Во-первых, «вследствие незнания природы человека, Фрейд не знает тайну пола. Он нигде не говорит о монашестве (по его мнению, они все психопаты). Он нигде не пишет, что пол связан с деторождением. Нигде у Фрейда вы не найдете слова, что женщина и мужчина хотят ребенка. Тайна пола отделяется от деторождения, и это самое антихристианское и античеловеческое, что есть сейчас в мире.

Во-вторых, «Фрейд породил “общество потребления”» - общество потребления чужого тела. «У вас есть тело, но вы не за что не ответственны: греха не существует. То, что христиане называют грехом, на самом деле естественно для человека, заложено в нем. Этого не надо стыдиться, а становиться самим собой. Это не порок. Надо не бояться грехов, а бестрепетно копаться в них, рассказывать о них другим. Если человек идет навстречу своим желаниям, он исцеляется. Если бы человек не подавлял своих желаний, он был бы свободен» [37, с. 229].

В-третьих, человек Фрейда - самоуслаждение биологической особи, топчущей все во имя удовлетворения своих желаний. Самость, доведенная до предела - это восстание на Бога. «Психически здоровый человек, - провозглашает Фрейд, - не может верить в Бога»; «монахи, по его мнению, все психопаты». Отсюда Фрейд предложил совершенно ложный способ психотерапии. «И то, что выдавалось за исцеление, таковым на самом деле не являлось. Больные безуспешно подвергались психоанализу до конца жизни. <...> Перед нами псевдонаука, фальсификация, разновидность гаданий.» [38, с. 230].

В-четвертых, фрейдизм - «оказал большое влияние на разрушение жизни человеческой, нежели Маркс. На мой взгляд, это страшнее Маркса и вредоноснее Ницше. <...> Если Ницше страдал, сошел с ума со своей безумной поэзией, то этот, дышащий самодовольством, так сказать учитель (Фрейд), вещает, что любые страдания человека связаны с навязчивой идеей (здесь имеется в виду христианство), с которой он не может справиться.

Антихристианство проявляется по-разному в разных областях для разных людей. «Фрейд -один из предвестников антихриста» [39, с. 229-230].

Культурно-историческую оценку развития психоанализа приводят деятели современного русского национального возрождения. Приведем некоторые определения из известных работ русских национальных мыслителей.

Академик И.Р. Шафаревич: «Фрейд даже дальше отстоит от науки, чем Маркс» [40, с. 386].

Академик А.И. Субетто: «Фрейдизм рожден капиталистическим еврейством, т.е. мировой финансовой капиталократией. Он есть ее идеология, в которой человек сведен к сексуально-гедонистическому варианту «потребителя», призванного быть вечной «питательной средой» рыночно-капиталистической организации человечества» [41, с. 897].

Проф. А.Г. Дугин: «Когда дело доходит до психоанализа и его методик, психика подвергается гораздо более изощренному насилию» [42].

С.Г. Кара-Мурза: «Психоанализ <...> основа доктрины манипуляции сознанием» [43, с. 71].

О.А. Платонов: «Содомитское движение всегда шло рука об руку с “еврейской эмансипацией” и возглавлялось общими вождями <...> у истоков содомитского движения стоят два известных деятеля иудейско-талмудической культуры - Зигмунд Фрейд и Магнус Хиршфельд (1868-1935)» [44, с. 450].

Проф. В.Н. Тростников: «Фрейд <...> превратился в одного из предсказанных евангелием лжепророков, нанесшего делу познания огромный вред» [45, с. 82].

В.М. Острецов: «учение психоанализа покоится в своих фундаментальных принципах на иудаизме <...>, психоанализ представляет собой языческую религию каббалистов» [46, с. 664-665].

И.Н. Перцев: «Теория Фрейда есть одно из главных стратегических оружий, с помощью которого ведется война против русского народа» [47, с. 76].

Общий вывод, в наибольшей степени обобщающий взгляды русских мыслителей, относительно распространения психоанализа в России можно определить в сжатой формуле - русское соборное сознание, русская наука и русская общественная мысль решительно отвергли психоаналитическое учение как концентрированное выражение антихристианской и антирусской духовности, как псевдонаучный проект западной цивилизации.

В целом, подводя итог рассмотрению деструктивных результатов психоанализа, стоит отметить следующее: в психоанализе как духовной и психологической системе был заложен зашифрованный и выданный за науку оккультный концепт, который соединил в себе различные мистические практики: каббалистические, буддистские, месмеризм, шаманизм, гипноз, практическую магию и другое, что и вызвало отрицательный эффект «психоаналитической терапии».

Ссылки:

1. См.: Авдеев Д.А. Православие и медицина. 205 вопросов православному врачу. М., 2009; Василюк Ф.Е. Переживание и молитва. Опыт общепсихологического исследования. М., 2005; Гостев А.А. Психология вторичного образа. М., 2007; Дворецкая М.Я. Святоотеческая психология. СПб., 2005; Добросельский П.В. Общие аспекты православной психоло-

гии. М., 2011; Шеховцова Л.Ф., Зенько Ю.М. Элементы православной психологии. СПб., 2005; Шеховцова Л.Ф. Христианское мировоззрение как основа психологического консультирования и психотерапии. СПб., 2012.

2. Шеховцова Л.Ф. Душа и тело в православной психологии: психофизиологические аспекты взаимоотношений. СПб., 2011.

3. См.: Василюк Ф.Е., Зинченко В.П., Мещеряков Б.Г., Петровский В.А. и др. Методология психологии: проблемы и перспективы. М.; СПб., 2013.

4. См.: Ждан А.Н. История психологии: От Античности до наших дней: Учебник для вузов. М., 2008; Лихи Т. История современной психологии. СПб., 2003; Марцинковская Т.Д. История психологии. М., 2009; Морозов А.В. История психологии. М., 2003; Шабельников В.К. История психологии. Психология души. М., 2013; Шульц Д.П., Шульц С.Э. История современной психологии. СПб., 1998; Хант М. История психологии. М., 2009. Ярошевский М.Г. История психологии. М., 1976.

5. См.: Лейбин В.М. Психоанализ: проблемы, исследования, дискуссии. М., 2008; Руткевич А.М. Психоанализ. М., 1997; Гуревич П.С. Психоанализ. М., 2007; Решетников М.М. Элементарный психоанализ. Восточно-европейский институт психоанализа. М., 2003; Старовойтов В.В. Современный психоанализ: грани развития. М., 2009; Овчарен-ко В.И. Классический и современный психоанализ. М., 2000; Россохин А.В. Рефлексия и внутренний диалог в измененных состояниях сознания. Интерсознание в психоанализе. М., 2010; Заманская Е.В. Современный психоанализ: теория и практика. СПб., 2011.

6. См.: Энциклопедия глубинной психологии. Т. 1. М., 1998; Овчаренко В.И., Лейбин В.М. Антология российского психоанализа: в 2-х т. М., 1999; Лейбин В.М. Постклассический психоанализ. Энциклопедия. Т. 1-2. М., 2006.

7. См.: Фенихель О. Психоаналитическая теория неврозов. М., 2005; Лакан Ж. Изнанка психоанализа. Семинар. Кн. XVII (1969-1970). М., 2008; Мак-Вильямс Н. Психоаналитическая диагностика: понимание структуры личности в клиническом процессе. М., 2007; Куттер П., Мюллер Т. Психоанализ: введение в психологию бессознательных процессов. М., 2011.

8. Виттельс Ф. Фрейд. Его личность, учение и школа. М., 2007.

9. Эткинд А.М. Эрос невозможного // Развитие психоанализа в России. М., 1994.

10. Шур М. Зигмунд Фрейд: жизнь и смерть. М., 2005.

11. Феррис П. Зигмунд Фрейд. Минск, 2001.

12. Эткинд А.М. Указ. соч. С. 222.

13. Щербаков А. Зигмунд Фрейд. М., 2007.

14. Виленский О.Г. Психиатрия. М., 2010.

15. Емельяненко Г. Русский апокалипсис и конец истории. СПб., 2000.

16. Лихи Т. История современной психологии. СПб., 2003

17. Цит. по кн.: Акимов О.Е. Психология познания. Удод. М., 2004.

18. См.: Уэллс Г. Павлов и Фрейд. М., 1959; Ясперс К. Общая психопатология. М., 1996; Сас Т. Миф душевной

болезни. М., 2011.

19. Генон Р. Кризис современного мира. М., 2008.

20. Цит. по кн.: Религиоведение / научн. ред. проф. А.В. Солдатов. СПб., 2004.

21. Гидденс Э. Трансформация интимности. СПб., 2004.

22. «Конечный и бесконечный анализ» Зигмунда Фрейда. М., 1998.

23. Гидденс Э. Указ. соч. С. 174.

24. Влахос И. Православная психотерапия. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2004.

25. Иеромонах Макарий (Маркиш). Острие Иглы. Кощей Бессмертный XX века? 11Р1_: Мр^иБИа-

orthodox.ru/napravleniya/makariy-markish-ieromonah.-koschey-bessmertnyiy-xx-veka.-kniga-o-freydizme.html (дата обращения: 10.12.2013).

26. См.: Ференци Ш. Теория и практика психоанализа. СПб., 2000.

27. Иеромонах Макарий (Маркиш). Указ. соч.

28. Рассел П. 100 кратких жизнеописаний геев и лесбиянок. 11Р1_: kurs.znate.ru/docs/index-169569/htm?page=33 (дата обращения: 22.12.2013).

29. Цит. по кн.: Акимов О.Е. Правда о Фрейде и психоанализе. М., 2005.

30. Там же. С. 189-190.

31. Айзенк Г. Сорок лет спустя: новый взгляд на проблемы эффективности в психотерапии // Психологический журнал. Т. 14. 1994. № 4.

32. Архиепископ Иоанн (Шаховской). Ценность и личность. Минск, 2011.

33. Бердяев Н.А. Самопознание. Париж, 1949.

34. Вышеславцев Б.П. Этика преображенного Эроса. М., 1994.

35. См.: Бассин Ф.В. Проблема «бессознательного». М., 1968; Курцин И.Т. Критика фрейдизма в медицине и физиологии М.; Л., 1965; Логвин М.А. Критика И.П. Павловым фрейдизма // Вопросы философии. М., 1959; Михайлов Ф., Царегородцев Г. За порогом сознания. Критический очерк фрейдизма. М., 1961; Шварцман К.А. Психоанализ и вопросы морали. М., 1963.

36. См.: Игумен Антоний (Логинов). Психоанализ сквозь призму оккультной психологии (Опыт богословского и религиозно-философского исследования) // Обитель Слова. Альманах. Вып. 2. Н. Новгород. 2003. с. 86-134; Протоиерей Михаил (Дронов). Православная аскетика и психоанализ // Альфа и Омега. 1998. № 2 (16). С. 248-249; Протоиерей Дмитрий (Предеин). Введение в философию: учеб. для православных духовных школ. СПб., 2009; Дворкин А.Л. Сектоведение. Н. Новгород, 2006.

37. Протоиерей Александр (Шергунов). Последнее оружие. М., 2008.

38. Там же.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

39. Там же.

40. Шафаревич И.Р. Трехтысячелетняя загадка. М., 2005.

41. Субетто А.И. Сочинения. Ноосферизм. Т. 4. Кн. 2. Ноосферное или Неклассическое человековедение: поиск оснований / под ред. Л.А. Зеленова. СПб., Кострома, 2006.

42. Дугин А.Г. Елевсинские топи фрейдизма. 11Р1_: http:my.arcto.ru/public/konsrev/freud.htm (дата обращения: 10.12.2013).

43. Кара-Мурза С.Г. Манипуляция сознанием. М., 2007.

44. Платонов О.А. Терновый венец России. Тайна беззакония: иудаизм и масонство против Христианской цивилизации. М., 1998.

45. Тростников В.Н. Россия земная и небесная: самое длинное десятилетие. М., 2007.

46. Острецов В.М. Масонство, культура и русская история. М., 1998.

47. Перцев И.Н. Зигмунд Фрейд: обольщенный обольститель. 11Р1_: http://dusha-orthodox.ru/napravleniya/pertsov-i.n.-zigmund-freyd-obolschennyiy-obolstitel.html (дата обращения: 10.12.2013).

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.