Научная статья на тему 'Культурная трансформация СМИ в условиях информационных войн'

Культурная трансформация СМИ в условиях информационных войн Текст научной статьи по специальности «Политика и политические науки»

CC BY
313
72
Поделиться
Ключевые слова
СРЕДСТВА МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ / MEDIA / ИНФОРМАЦИОННЫЕ ВОЙНЫ / INFORMATION WARFARE

Аннотация научной статьи по политике и политическим наукам, автор научной работы — Деревцова Елена Анатольевна

На базе анализа современной геополитической ситуации и вытекающего из неё обострения информационных войн показано как в условиях информационного противостояния («кто не с нами, тот против нас»), культурные установки журналиста (как российского, так и западного) трансформируясь, утрачивают базовые культурно-ценностные установки свободной и объективной журналистики и сводятся как во времена цензуры к процессу согласований (с ситуацией, «курсом», «внутренним цензором», политикой редакции и т. п.) социально-статусных номинаций, сюжетов. Совокупность таких согласований формирует определенные стереотипные группы: «свои, наши», «другие», «чужие», которые транслируются населению, формируя его ценности, сознание и поведение. Конституция РФ, закрепив народ источником власти политической, делает его и источником власти информационной, однако реальные рычаги влияния граждан на информационную политику возможны лишь при независимости СМИ, журналистики и каналов коммуникации. В условиях ожесточенных информационных войн демократия СМИ всё чаще рассматривается как «пособничество» или «пятая колонна», сознательно разрушающие «монолитное единство». Сегодня журналисты уже не наблюдатели, а активные участники, «солдаты» информационных войн, где несут ощутимые потери. В относительно «мирное» время журналисты также мобилизованы на «символическое производство», продукт которого, конвертируясь в пространство коммуникации, во многом определяет эффективность государственного управления и вектор диалога в системе «общество СМИ власть».

Cultural Transformation of Mass Media in the Information Wars

Today, behavior of the population largely depends on the content received with the mediation of the mass media showed the value of knowledge about current events. The behavior of citizens in the socio-political sphere is not only, and most of all and not solely by reaction to events or the actions of the government, as a reflection of the derivative of the complex factors that influence on the formation which have media. They primarily participate in so-called information wars of modernity. In the article the modern problems of the freedom of journalism in the face of the deteriorating geopolitical situation and escalation of information wars against Russia. In terms of information confrontation, cultural attitudes of the journalist (both Russian and Western) quickly lose their basic cultural values of a free and objective journalism and periodistas power, are reduced as in the days of censorship, to compulsory approvals (with political and editorial course, in society, and often and with his “inner censor”) social-status categories, stories. The totality of such approvals certain stereotyped forms of the group: “my, our,” “other,” “other,” which broadcast to the population, forming its values, consciousness and behavior. In modern democracy, the people, formally regarded as the source of political power, is not a source of government information. Mechanisms of influence of citizens on policy information act in the information democracy, independence of media, journalism and communication channels. In terms of fierce information wars, the media democracy is increasingly seen as “aiding” or “fifth column” deliberately destructive “monolithic unity.” Today, journalists are no longer observers, but active participants, “soldiers” of information wars, where are significant losses. In relatively “peaceful” time, journalists have also mobilized to “symbolic production,” the product of which, converts in the space of communication, largely determines the feedback in the management and direction of the dialogue between the authorities and society.

Текст научной работы на тему «Культурная трансформация СМИ в условиях информационных войн»

бразным призывом обратиться к духовности, познать неведомый мир за границами происходящего. На протяжении всей жизни Ротко стремился передать оттенки чувств и дать зрителю максимальную эмоциональную нагрузку. Неподдельное чувство трагизма сопровождало все его работы. Ротко оставил после себя более

800 картин, некоторые из которых стали жемчужинами коллекций всемирно известных музеев. Поныне Марк Ротко остаётся одним из самых именитых и узнаваемых художников второй половины XX века. В честь Ротко установлен памятник в его родном городе Даугавпилсе в Латвии, автором которого является Ромуальд Гибовский.

Литература

1. Гесс Б. Абстрактный экспрессионизм. - М.: Арт-родник, 2008. - 54 с.

2. Джонсон К. Прогресс живописи Марка Ротко [Электронный ресурс] // The New York Times. - URL: http://www.nytimes.com/2004/02/06/arts/art-in-review-mark-rothko-a-painter-s-progress-the-year-1949.html.

3. Письмо Марка Ротко и Адольфа Готлиба редакторам журнала The New York Times [Электронный ресурс] // Федерация современных художников и скульпторов. - URL: http://fedartnyc.tumblr.com/post/82412858602/ a-letter-from-mark-rothko-and-adolph-gottlieb-to.

4. Розенберг Г. Американская живопись действия // Искусство. - 2008. - № 3. - С. 56-63.

5. Сандлер И. Воспоминания о Марке Ротко // Третьяковская галерея. - 2011. - № 31. - С. 98-99.

References

1. Gess B. Abstraktnyi ekspressionizm [Abstract Expressionism]. Moscow, Art-rodnik Publ., 2008. 54 p. (In Russ.).

2. Dzhonson K. Progress zhivopisi Marka Rotko [Progress painting by Mark Rothko]. The New York Times. (In Engl.). Available at: http://www.nytimes.com/2004/02/06/arts/art-in-review-mark-rothko-a-painter-s-progress-the-year-1949. html.

3. Pis'mo Marka Rotko I Adol'fa Gotliba redaktoram zhurnala [A Letter of Mark Rothko and Adolph Gottlieb to the editor of magazine]. The New York Times. (In Ingl.). Available at: http://fedartnyc.tumblr.com/post/82412858602/a-letter-from-mark-rothko-and-adolph-gottlieb-to.

4. Rozenberg G. Amerikanskaia zhivopis' deistviia [The American action painting]. Iskusstvo [Arts], 2008, no 3, pp. 56-63. (In Russ.).

5. Sandler I. Vospominaniia o Marke Rotko [Memories of Mark Rothko]. Tret'iakovskaia galereia [Tretyakov Gallery], 2011, no 31, pp. 98-99. (In Russ.).

УДК 304.444

КУЛЬТУРНАЯ ТРАНСФОРМАЦИЯ СМИ В УСЛОВИЯХ ИНФОРМАЦИОННЫХ ВОЙН

Деревцова Елена Анатольевна, соискатель, Кемеровский государственный университет культуры и искусств, шеф-редактор ГТРК «Кузбасс» (г. Кемерово, РФ). E-mail: derevtzova@mail.ru

На базе анализа современной геополитической ситуации и вытекающего из неё обострения информационных войн показано как в условиях информационного противостояния («кто не с нами, тот против нас»), культурные установки журналиста (как российского, так и западного) трансформируясь, утрачивают базовые культурно-ценностные установки свободной и объективной журналистики и сводятся как во времена цензуры к процессу согласований (с ситуацией, «курсом», «внутренним цензором», политикой редакции и т. п.) социально-статусных номинаций, сюжетов. Совокупность таких согласований формирует определенные стереотипные группы: «свои, наши», «другие», «чужие», которые транслируются населению, формируя его ценности, сознание и поведение.

Конституция РФ, закрепив народ источником власти политической, делает его и источником власти информационной, однако реальные рычаги влияния граждан на информационную политику воз-

можны лишь при независимости СМИ, журналистики и каналов коммуникации. В условиях ожесточенных информационных войн демократия СМИ всё чаще рассматривается как «пособничество» или «пятая колонна», сознательно разрушающие «монолитное единство». Сегодня журналисты уже не наблюдатели, а активные участники, «солдаты» информационных войн, где несут ощутимые потери. В относительно «мирное» время журналисты также мобилизованы на «символическое производство», продукт которого, конвертируясь в пространство коммуникации, во многом определяет эффективность государственного управления и вектор диалога в системе «общество - СМИ - власть».

Ключевые слова: средства массовой информации, информационные войны.

CULTURAL TRANSFORMATION OF MASS MEDIA IN THE INFORMATION WARS

Derevtsova Elena Anatolievna, Applicant, Kemerovo State University of Culture and Arts, Editor-inChief of the State TV and Radio Company "Kuzbass" (Kemerovo, Russian Federation). E-mail: derevtzova@ mail.ru

Today, behavior of the population largely depends on the content received with the mediation of the mass media showed the value of knowledge about current events. The behavior of citizens in the socio-political sphere is not only, and most of all - and not solely by reaction to events or the actions of the government, as a reflection of the derivative of the complex factors that influence on the formation which have media. They primarily participate in so-called information wars of modernity. In the article the modern problems of the freedom of journalism in the face of the deteriorating geopolitical situation and escalation of information wars against Russia. In terms of information confrontation, cultural attitudes of the journalist (both Russian and Western) quickly lose their basic cultural values of a free and objective journalism and periodistas power, are reduced as in the days of censorship, to compulsory approvals (with political and editorial course, in society, and often - and with his "inner censor") social-status categories, stories. The totality of such approvals certain stereotyped forms of the group: "my, our," "other," "other," which broadcast to the population, forming its values, consciousness and behavior. In modern democracy, the people, formally regarded as the source of political power, is not a source of government information. Mechanisms of influence of citizens on policy information act in the information democracy, independence of media, journalism and communication channels. In terms of fierce information wars, the media democracy is increasingly seen as "aiding" or "fifth column" deliberately destructive "monolithic unity." Today, journalists are no longer observers, but active participants, "soldiers" of information wars, where are significant losses. In relatively "peaceful" time, journalists have also mobilized to "symbolic production," the product of which, converts in the space of communication, largely determines the feedback in the management and direction of the dialogue between the authorities and society.

Keywords: media, information warfare.

В современных условиях поведение населения в значительной степени зависит от содержания получаемых им при посредничестве масс-медиа ценностно окрашенных знаний о текущих событиях. Поведение граждан в социально-политической сфере является не только, а чаще всего - и не столько реакцией исключительно на события или действия власти, сколько отражением производной от комплекса факторов, влияние на формирование которых оказывают СМИ. Именно они, прежде всего, участвуют в так называемых информационных войнах современности.

Средства массовой информации традиционно выполняли функции общественной связи и медиатизации, в идеальной модели - направленные на достижение естественного ценностного согласия в журналистике, а также стабильное устойчивое развитие общества [17, с. 95-96]. В условиях резкого обострения геополитической напряженности и нарастания интенсивности информационных войн, научное понимание роли СМИ трансформировалось от признания их активными участниками, до статуса акторов политического процесса [2, с. 226]. В то же время, для реализации

новой (в формате информационного общества) функции важно разрешить старое противоречие, охарактеризованное в свое время Н. Луманом, который, с одной стороны, отмечал, что «мы так много знаем о масс-медиа, что не можем доверять им» [12, с. 6], а с другой - указывал на определяющее влияние этих же масс-медиа на сознание.

Контроль над информационной сферой, как обоснованно утверждает Н. П. Арапова, позволяет манипулятивно воздействовать на массовое сознание и социальную психику, что составляет суть войны как социально-психологического феномена [1, с. 12].

Все последние информационные войны против России связаны с постсоветским наследием (грузино-осетинский вооруженный конфликт августа 2008 года, российско-украинский газовый кризис начала 2009 года, ситуация в Украине 2014-2015 годов и др.) и начинаются с «нападения», направленного на формирование негативного образа России в зарубежных СМИ, международных организациях, а затем и образа агрессора в общественном сознании. Реакцией на «нападение» становится «защита», направленная на создание положительного образа России. Современные российские исследователи [5, с. 311], заимствуя весьма неопределенное понятие сетевая война («специфическая организация социальной структуры общества, в результате которой она приобретает свойство быстро объединяться и решать определенные задачи» [24, с. 12]), тем не менее, делают обоснованный вывод о том, что поведение сторон современных конфликтов зависит от уровня информации и коммуникации. При этом особую роль в современной информационной войне играет культурная составляющая, на базе которой реализуются все типы стратегий soft power («мягкой силы»), ведутся «информационные операции» по налаживанию «управления восприятием». 1 октября 2014 года, выступая на Совете Безопасности РФ, посвященном противодействию угрозам в информационной сфере, В. В. Путин подчеркнул, что «отдельные страны пытаются использовать свое доминирование в глобальном информационном пространстве для достижения военно-политических целей, активно применяя информационные системы как инструмент "мягкой силы" для достижения своих интересов» [9].

Сами по себе информационные системы, без контента, наполняемого, как правило, по-литтехнологами и журналистами, имеют лишь вспомогательное значение. В современных условиях именно журналисты становятся уже не бесстрастными наблюдателями, а участниками, «солдатами» информационных войн. В относительно «мирное» время они также являются работниками «символического производства», от качества и способов конвертации которого в пространство коммуникации во многом зависит эффективность государственного управления, возможность смыслозначимого диалога в системе «общество -СМИ - власть» [18, с. 16]. При этом, как правильно указывает Э. А. Татаринцева, необходимо различать процессы информирования и коммуници-рования, учитывая разную природу информации и коммуникации [20, с. 7].

Сегодня в условиях наиболее жесткого (со времен холодной войны) информационного противостояния, общие и культурные установки журналиста изменились. Сейчас, как и во времена цензуры, он постоянно согласовывает (с ситуацией, «внутренним цензором», политикой редакции и т. п.) социально-статусные номинации в совокупности политических, экономических, социальных, культурных, конфессиональных, исторических, религиозных, демографических и иных характеристик. Совокупность таких согласований формирует определенные стереотипные группы: «свои, наши» - те, у кого совпадают основные характеристики и базовые ценности; «другие» -при разнице отдельных характеристик совпадают базовые ценности; «чужие» - при возможности близости характеристик, не совпадают или противоположны ценности.

Интегральные образы указанных категорий формируются по типам:

- внешности - то есть по расово-антропо-логическим признакам (лицо... национальности и т.п.);

- мировоззрения и идеологии - оценки и признания/ не признания значимых исторических и политических фактов (коммуникативных ситуаций);

- психологии - национального характера, темперамента и менталитета.

Современная журналистика дифференцирует коммуникативное действие с указанными ка-

тегориями: со «своим» - солидарность, помощь, поддержка; с «другим» - поиск путей нахождения и поддержания ценностного согласия; с «чужим» - применение методов ценностного переформатирования [3, с. 91-92]. Таким образом, трансформируясь в политических коммуникаторов, СМИ обеспечивают функционирование информационной власти и в целом (в совокупности с социальными сетями) - системы коммуникативно-информационных отношений. Кроме того, СМИ, активно эксплуатируя актуальный культурно-исторический концепт («Русский мир», «Возвращение Крыма домой» и т. п.), выполняют и функции контрпропаганды, отражая атаки с противоположным культурно-историческим концептом («имперские амбиции России (Путина), «агрессия» и т. п.). Таким образом, современная информационно-коммуникативная система [23, с. 101-102], включает и новую, формируемую властью информационную культуру, часто в отличие от «традиционных ценностей», не имеющую под собой содержательной духовно-ценностной (а нередко и просто материальной) основы. Вместо них широко внедряются симуля-кры - виртуальные копии реально не существующих явлений (в интерпретации Ж. Бодрийяра) [4, с. 39-40]. В силу их присутствия отношение аудитории к реальности опосредованно символической картиной мира, которая, в свою очередь, по отношению к реальности опосредствованна коммуникатором.

Если в сфере внешней политики все акценты более-менее предметны и имеют географические и/или геополитические координаты, то во внутренней все существенно сложнее. Так, в политической жизни виртуально присутствуют «политические партии», «фронты» и «движения», которые классическим, естественным путем - «снизу», через свободное волеизъявление единомышленников и их добровольную самоорганизацию не создавались, а являются чистым симулякром -виртуальной, пусть технически отлично исполненной, но копией несуществующего оригинала («партии», «фронта», «движения» и т. п.).

Еще один симулякр - местное самоуправление. На выборах депутатов муниципальных советов внутригородских муниципальных образований Москвы, Московской области и Санкт-Петербурга в 2009 и 2014 годах явка избирателей

составляла 16-25 %. Какова легитимность органов местного самоуправления, сформированных 20 % избирателей? Президент России, основываясь на опросах Фонда общественного мнения (ФОМ) (май 2014 года) привел данные, что 79 % жителей городов с населением более 1 млн жителей не знают своих муниципальных депутатов, в городах с населением от 250 тысяч до 1 млн человек - это 76 %. Президент России назвал эти величины «запредельными» [15]. Местные СМИ, пытаясь поддерживать концепцию культурно-исторической преемственности самоуправления (возрождения земских традиций и т. п.), политкорректно оценили приведенные данные как «показатель умеренной активности избирателей» [16].

Для того чтобы гражданин (избиратель) мог разбираться в этих «миражах» в современных исследованиях, обоснованно обозначена проблема подготовки личности к жизни в информационном пространстве [7, с. 6]. Однако пока такой подготовки нет, информационная культура формируется, на первый взгляд, стихийно, а на деле - информационной властью, оказывающей регулирующее воздействие на сознание, поведение, деятельность людей через информацию и коммуникацию.

Дискуссионным представляется вопрос об источнике информационной власти. Согласно Конституции России, источник власти - народ, соответственно он же должен быть и источником информационной власти, имея рычаги влияния на информационную политику, что возможно лишь в условиях демократии (независимые СМИ, журналистика и каналы коммуникации). В современных условиях ожесточенных информационных войн демократия СМИ нередко рассматривается как «пособничество» или «пятая колонна», сознательно разрушающие «монолитное единство». В значительной части с этим согласны и граждане. По данным ВЦИОМ (3 августа 2015 года), 49 % граждан России убеждены в необходимости цензуры в Интернете, а 58 % поддерживают его отключение при угрозах национальной безопасности или массовых протестов, а 73 % указывают на нежелательность публикации в Интернете негативной информации о государственных служащих [6]. Как же сохранить свободу СМИ и слова в такой ситуации?

В современном обществе (по оценке Л. Н. Тимофеевой) одновременно сосуществу-

ют и противоборствуют в рамках политико-административного управления три культуры: идейно-нарративная (как мы полагаем - это идеология), приписываемая политикам; юридико-документная - бюрократическая и морально-нарративная - общественная, которые, с одной стороны, являются причиной противоречий и конфликтов, а с другой - движущей силой развития [21, с. 46]. Очевидно, что журналист как лицо, выполняющее общественный долг, может быть носителем исключительно морально-нарративной культуры.

В. Л. Иваницкий полагает, что актуальной особенностью института российской журналистики является отсутствие «неформальных и формальных правил», которые, по мнению автора, «нигде не прописаны, не собраны в единый свод» [10]. В результате, по мнению автора, складывается ситуация, когда такие правила (корпоративная этика) вырабатываются самими игроками информационного рынка для реализации своей медиастратегии, и потому правила не системны и не обязательны для медиаиндустрии в целом. С таким подходом сложно согласиться. Формальные правила для журналиста не только законодательно закреплены [8], но и защищены (ст. 144 УК РФ «Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов») [22]. Что касается неформальных правил, то они также зафиксированы [11]. В то же время культурно-ценностные ориентации для современной журналистики не являются общепринятыми. Показательна дискуссия, состоявшаяся в рамках круглого стола «Журналистика в мире политики: ценностный раскол и согласие». При обсуждении проблематики внутриредакционных этических кодексов выяснилось, что 40-45 % редакций имеют такие кодексы, а часть редакций («Эхо Москвы») даже включают этические положения в трудовой договор, но при этом, как отметил С. Г. Корконосенко, «у кого нет, тех вообще не интересуют этические вопросы» (см. [13, с. 74]).

В соответствии с культурно-историческими традициями русской литературы и журналистики XIX века (как революционно-демократического, так и консервативного направлений) СМИ призваны служить Родине. В современной литературе сформулировано соотношение, согласно которому СМИ в той степени обязаны служить власти, государству, элите, в какой степени госу-

дарство и элита служат гражданскому обществу, народу [14, с. 29]. Достижение такого баланса в современной России, на наш взгляд, является скорее перспективной задачей, чем реальностью. В то же время надо помнить и о взаимосвязи политики и журналистики, при которой политика не должна растворять в себе журналистику. В связи с этим украинский исследователь Е. А. Семенец обоснованно видит неадекватность традиционной модели журналистики как формы контроля над обществом (работа над поддержанием общественно-политической системы через контроль информации), по крайней мере в русле новейшей постнеклассической научной парадигмы [17, с. 27].

В условиях активных информационных войн происходит активная культурная трансформация средств массовой информации, которые традиционно всегда выполняли функции общественной связи и медиатизации, при демократических моделях - направленные на ценностный плюрализм в журналистике и развитие общества. В условиях резкого нарастания интенсивности информационных войн СМИ трансформируются в акторов политического процесса, меняя свои культурно-ценностные ориентации, которые в новых условиях подчинены реализации стратегий «мягкой силы», ведению «информационных операций» («вбросов», «сетевых вирусов» и т. п.) по «управлению восприятием». Так, журналисты превращаются в «солдат» информационных войн, параллельно по «мирным» сюжетам поддерживая «символическое производство», от качества и способов конвертации которого в пространство коммуникации во многом зависит эффективность государственного управления.

В условиях жесткого информационного противостояния, широких санкций (где по сути реализуется известный лозунг «кто не с нами, тот против нас»), культурные установки журналиста (как российского, так и западного) сводятся как во времена цензуры к процессу согласований (с ситуацией, «курсом», «внутренним цензором», политикой редакции и т. п.) социально-статусных номинаций, сюжетов и, в итоге, всего своего творчества. Совокупность таких согласований формирует определенные стереотипные группы: «свои, наши», «другие», «чужие», которые транслируются населению, формируя его ценности, сознание и поведение

Литература

1. Арапова Н. П. Социально-информациологический подход в теории информационных войн: автореф. дис. ... канд. полит. наук: 10.01.10. - М., 2003. - 22 с.

2. Балынская Н. Р. Парадигма развития СМИ в современном политическом процессе // Век информации - 2012: сб. ст. междунар. науч.-практ. семинара «Век информации» (16 дек. 2012 года). - СПб.: Свое изд-во, 2013. -С. 226-229.

3. Блохин И. Н. Коммуникативная миссия журналистики во взаимодействии культур // Средства массовой информации в современном мире. Петербургские чтения: мат-лы 53-й междунар. науч.-практ. конф. (23-25 апр. 2014 года) / отв. ред.-сост. С. Г. Корконосенко. - СПб.: С.-Петерб. гос. ун-т, Ин-т «Высш. шк. журналистки и массовых коммуникаций», 2014. - 248 с. - (Век информации).

4. Бодрийяр Ж. Общество потребления / пер. с фр. Е. А. Самарской. - М.: Республика, Культурная Революция 2006. - 272 с. - (Мыслители XX века).

5. Гурушкин П. Ю. Конфликты нового типа и информационное пространство в постиндустриальном обществе // Средства массовой информации в современном мире. Петербургские чтения: мат-лы 51-й междунар. науч.-практ. конф. (19-20 апр. 2012 года) / отв. ред.-сост. С. Г. Корконосенко. - СПб.: Филол. фак. СПбГУ, 2012. - С. 311-312.

6. Доклад «Чего желает общество: стремление россиян к контролю Интернета». Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ) и Центр изучения глобальных коммуникаций при Анненбергской школе коммуникаций университета Пенсильвании (США) [Электронный ресурс] // ИТАР ТАСС: офиц. портал. - URL: http://tass.ru/obschestvo/2160136.

7. Заитова Т. М. Средства массовой коммуникации как фактор формирования информационного пространства населения региона: автореф. дис. ... канд. социол. наук: 22.00.04. - Уфа, 2012. - 23 с.

8. Закон РФ от 27.12.1991 № 2124-1 (ред. от 2015) «О средствах массовой информации».

9. Заседание Совета Безопасности 1 окт. 2014. Стенограмма [Электронный ресурс] // Президент России: офиц. сайт. - URL: http://www.kremlin.ru/news/46709.

10. Иваницкий В. Л. Фирма масс-медиа в условиях рынка // Основы медиабизнеса / под ред. Е. Л. Вартановой. -М.: Аспект Пресс, 2014. - С. 63-88.

11. Кодекс профессиональной этики российского журналиста. Одобрен Конгрессом журналистов России 23 июня 1994 года [Электронный ресурс] // Союз журналистов России: офиц. сайт. - URL: http://www.ruj.ru/_about/ code_of_professional_ethics_of_the_russian_journalist.php.

12. Луман Н. Реальность массмедиа / пер. с нем. А. Ю. Антоновского. - М.: Праксис, 2005. - 252 с.

13. Материалы Дней философии в Санкт-Петербурге «Ценностные миры современного человечества», 17-19 нояб. 2011 года. - СПб., 2011. - 844 с.

14. Попов В. Д. Парадигмы исследования информационных процессов. - М.: РАГС, 2010. - 218 с

15. Путин В. В. Выступление на заседании Совета при Президенте по развитию местного самоуправления. Иваново 26 мая 2014 года [Электронный ресурс] // Президент России: офиц. сайт. - URL: http://www.kremlin.ru/ news/21097.

16. Радио «В Подмосковье» [Электронный ресурс]: офиц. сайт. - 2014. - 14 сент. - URL: http://inmosreg.ru/ happen_life/20140915/604936960.html.

17. Семенец Е. А. (Украина) Духовные ценности общества и журналистики: по Луману, Хабермасу и по существу // Журналистика в мире политики: ценностный раскол и согласие: мат-лы круглого стола Всерос. форума с междунар. участием «Дни философии в Петербурге - 2011» / ред.-сост.: И. Н. Блохин, С. Г. Корконосенко. -СПб., 2012. - С. 86-98.

18. Силкин В. В. Влияние пространства политической коммуникации на процессы модернизации государственного управления: автореф. дис. ... д-ра полит. наук: 10.01.10. - М., 2006. - 54 с.

19. Сошников А. И. Ценностные миры современной журналистики // Журналистика в мире политики: ценностный раскол и согласие: мат-лы круглого стола Всерос. форума с междунар. участием «Дни философии в Петербурге - 2011» / ред.-сост.: И. Н. Блохин, С. Г. Корконосенко. - СПб., 2012. - С. 7-31.

20. Татаринцева Э. А. Реализация права на коммуникацию в информационном обществе: автореф. дис. ... канд. полит. наук: 10.01.10. - М., 2009. - 21 с.

21. Тимофеева Л. Н. Противоречивость этосов политико-административного управления: причины и последствия [Электронный ресурс] // Политология - XXI век. Политические ценности современного российского общества: проблемы и перспективы изучения. - М.: Изд-во Москов. ун-та, 2013. - URL: http://polit.msu.ru/pub/ XXI-2/1/17.pdf.

22. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-Ф3 (ред. от 13.07.2015) // Собрание законодательства РФ. - 1996. - № 25. - Ст. 2954; 2013. - № 30 (ч. I). - Ст. 4078.

23. Шевченко А. В. Мониторинг информационно-коммуникативной системы: подходы и проблемы // Социология власти. - 2006. - № 3. - С. 98-109.

24. Arquilla J., Ronfeldt D. Networks and Netwars: The Future of Terror, Crime, and Militancy. - Santa Monica, Calif., 2003. 217 р.

References

1. Arapova N.P. Sotsial'no-informatsiologicheskii podkhod v teorii informatsionnykh voin: avtoref. dis. kand. polit. nauk: 10.01.10 [Socio-informatsiologii approach in the theory of information warfare: Author's abstract of Diss. PhD in politics: 10.01.10]. Moscow, 2003. 22 p. (In Russ.).

2. Balynskaia N.R. Paradigma razvitiia SMI v sovremennom politicheskom protsesse [Paradigm of media development in the modern political process]. Vek informatsii - 2012: sb. st. mezhdunar. nauch.-prakt. seminara "Vek informatsii" (16 dekabria 2012 goda) [Age of Information - 2012: proceedings of the international scientific-practical seminar "Information Age" (16December 2012)]. St. Petersburg, Svoe izdatel'stvo Publ., 2013, pp. 226-229. (In Russ.).

3. Blokhin I.N. Kommunikativnaia missiia zhurnalistiki vo vzaimodeistvii kul'tur [Communicative mission of journalism in the interaction of cultures]. Sredstva massovoi informatsii v sovremennom mire. Peterburgskie chteniia: ma-terialy 53-i mezhdunar. nauchno-prakt. konf. (23-25 aprelia 2014 goda) [Media in the modern world. Petersburg readings: proceedings of the 53rd international scientific-practical conference (April 23-25, 2014)]. Ed. S.G. Korko-nosenko. St. Petersburg, St. Petersburg State University Publ., Institute "School of Journalism and Mass Communications" Publ., 2014. 248 p. (In Russ.).

4. Bodriiiar Zh. Obshchestvo potrebleniia [Consumer Society]. Translator E.A. Samarskaia. Moscow, Respublika Publ., Kul'turnaia Revoliutsiia Publ., 2006. 272 p. (In Russ.).

5. Gurushkin P.Iu. Konflikty novogo tipa i informatsionnoe prostranstvo v postindustrial'nom obshchestve [Conflicts of a new type of information space in post-industrial society]. Sredstva massovoi informatsii v sovremennom mire. Peterburgskie chteniia: materialy 51-i mezhdunar. nauch.-prakt. konf. (19-20 aprelia 2012 goda) [Mass media in the modern world. Petersburg readings: proceedings of the 51st international scientific-practical conference (19-20 April 2012)]. Ed. S.G. Korkonosenko. St. Petersburg, Philological faculty of St. Petersburg State University Publ., 2012, pp. 311-312. (In Russ.).

6. Doklad "Chego zhelaet obshchestvo: stremlenie rossiian k kontroliu internet". Vserossiiskii tsentr izucheniia ob-shchestvennogo mneniia (VTsIOM) i Tsentr izucheniia global'nykh kommunikatsii pri Annenbergskoi shkole kom-munikatsii universiteta Pensil'vanii (SShA) [The report "What society wants: the desire of the Russians to control the Internet". All-Russia centre of studying of public opinion (VTSIOM) and the Center for the study of global communications at Annenbergs school of communication at the University of Pennsylvania (USA)]. ITAR TASS: official portal. (In Russ.). Available at: http://tass.ru/obschestvo/2160136.

7. Zaitova T.M. Sredstva massovoi kommunikatsii kak faktor formirovaniia informatsionnogo prostranstva naseleniia regiona: avtoref. dis. kand. sotsiol. nauk: 22.00.04 [Mass media as a factor of forming of information space of the population of the region: Author's abstract of diss. PhD in sociology: 22.00.04]. Ufa, 2012. 23 p. (In Russ.).

8. Zakon RF ot 27.12.1991 № 2124-1 (red. ot 2015) "O sredstvakh massovoi informatsii" [The law of the Russian Federation of 27.12.1991 no 2124-1 (ed. on 2015) "On mass media"]. (In Russ.).

9. Zasedanie Soveta Bezopasnosti 1 oktiabria 2014. Stenogramma [Security Council meeting 1 October 2014 Transcript]. Prezident Rossii [President of Russia: official website]. (In Russ.). Available at: http://www.kremlin.ru/ news/46709.

10. Ivanitskii V.L. Firma mass-media v usloviiakh rynka [Firm of mass-media in the marketplace]. Osnovy mediabiznesa [Media business Basics]. Ed. E.L. Vartanova. Moscow, Aspect Press, 2014, pp. 63-88. (In Russ.).

11. Kodeks professional'noi etiki rossiiskogo zhurnalista. Odobren Kongressom zhurnalistov Rossii 23 iiunia 1994 goda [The Code of professional ethics of the Russian journalist. Approved by the Congress of Russian journalists on 23 June 1994]. Soiuz zhurnalistov Rossii: ofitsial'nyi sait [Union ofjournalists of Russia: official website]. (In Russ.). Available at: http://www.ruj.ru/_about/code_of_professional_ethics_of_the_russian_journalist.php.

12. Luman N. Real'nost' massmedia [The reality of the mass media]. Transl. A.Iu. Antonovskogo. Moscow, Praksis Publ., 2005. 252 p. (In Russ.).

13. Materialy Dnei filosofii v Sankt-Peterburge "Tsennostnye miry sovremennogo chelovechestva", 17-19 noiabria 2011 goda [Materials Days of philosophy in St. Petersburg "Worlds of modern Values of humanity" on November 17-19, 2011]. St. Petersburg, 2011. 844 p. (In Russ.).

14. Popov V.D. Paradigmy issledovaniia informatsionnykh protsessov [Paradigms of the study of information processes]. Moscow, RAGS Publ., 2010. 218 p. (In Russ.).

15. Putin V.V. Vystuplenie na zasedanii Soveta pri Prezidente po razvitiiu mestnogo samoupravleniia. Ivanovo 26 maia 2014 goda [Vladimir Putin speech at a meeting of the presidential Council for local government development. Ivanovo, may 26, 2014]. PrezidentRossii: ofitsial'nyi sait [President of Russia: official website]. (In Russ.). Available at: http://www.kremlin.ru/news/21097.

16. Radio "V Podmoskov'e": ofitsial'nyi sait, 2014, 14 sentiabria [Radio "In The Suburbs": official site, 2014, September 14. (In Russ.). Available at: http://inmosreg.ru/happen_life/20140915/604936960.html.

17. Semenets E.A. (Ukraina) Dukhovnye tsennosti obshchestva i zhurnalistiki: po Lumanu, Khabermasu i po sushchestvu [The Spiritual values of society and journalism: for Luhmann, Habermas and the merits]. Zhurnalistika v mire poli-tiki: tsennostnyi raskol i soglasie: materialy kruglogo stola Vseros. foruma s mezhdunar. uchastiem "Dm filosofii v Peterburge - 2011" [Journalism in the world of politics : a split value and harmony: mater. round table vseros. forum with Intern. participation "Days of philosophy in St. Petersburg - 2011"]. Ed. I.N. Blokhin, S.G. Korkonosenko. St. Petersburg, 2012, pp. 86-98 (In Russ.).

18. Silkin V.V. Vliianie prostranstva politicheskoi kommunikatsii na protsessy modernizatsii gosudarstvennogo upravle-niia: avtoref. dis. d-ra polit. nauk: 10.01.10 [Influence of space of political communication in processes of modernization of public administration: author. Diss. Dr political sciences: 10.01.10]. Moscow, 2006. 54 p. (In Russ.).

19. Soshnikov A.I. Tsennostnye miry sovremennoi zhurnalistiki [Value worlds of modern journalism]. Zhurnalistika v mire politiki: tsennostnyi raskol i soglasie: mater. kruglogo stola vseros. foruma s mezhdunar. uchastiem "Dni filosofii v Peterburge - 2011" [Journalism in the world of politics: a split value and harmony: mater. round table vseros. forum with Intern. participation "Days of philosophy in St. Petersburg - 2011"]. Ed. I.N. Blokhin, S.G. Korkonosenko. St. Petersburg, 2012, pp. 7-31. (In Russ.).

20. Tatarintseva E.A. Realizatsiia prava na kommunikatsiiu v informatsionnom obshchestve: avtoref. kand. polit. Nauk: 10.01.10 [Implementation of the right for communication in the information society: author. PhD in political sciences: 10.01.10]. Moscow, 2009. 21 p. (In Russ.).

21. Timofeeva L.N. Protivorechivost' etosov politiko-administrativnogo upravleniia: prichiny i posledstviia [Ecosov the contradictory politico-administrative governance: causes and effects]. Politologiia -XXI vek. Politicheskie tsen-nosti sovremennogo rossiiskogo obshchestva: problemy i perspektivy izucheniia. [Political Science - the twenty-first century. Political values of contemporary Russian society: problems and prospects of research]. Moscow, Moscow University Publ., 2013. (In Russ.). Available at: http://polit.msu.ru/pub/XXI-2/1/17.pdf.

22. Ugolovnyi kodeks Rossiiskoi Federatsii ot 13.06.1996 № 63-FZ (red. ot 13.07.2015) [The Criminal code Russian Federation of 13.06.1996 no 63-FZ (as amended on 13.07.2015)]. Sobranie zakonodatel'stva RF [Collected legislation of the RF], 1996, no 25, pt. 2954; 2013, no 30 (part I), pt. 4078. (In Russ.).

23. Shevchenko A.V. Monitoring informatsionno-kommunikativnoi sistemy: podkhody i problem [The Monitoring of information and communication systems: problems and approaches]. Sotsiologiia vlasti [Sociology of power], 2006, no 3, pp. 98-109. (In Russ.).

24. Arquilla, J., Ronfeldt, D. Networks and Netwars: The Future of Terror, Crime, and Militancy. Santa Monica, Calif., 2003. 217 p. (In Engl.).

УДК 02

ВИРТУАЛЬНОЕ ПРОСТРАНСТВО БИБЛИОТЕКИ В ЭПОХУ WEB 2.0

Пилко Ирина Семеновна, доктор педагогических наук, профессор, проректор по учебной работе, Кемеровский государственный университет культуры и искусств (г. Кемерово, РФ). E-mail: isp@ kemguri.ru

Роот Евгения Викторовна, аспирант, Кемеровский государственный университет культуры и искусств (г. Кемерово, РФ). E-mail: evgeniay_root@mail.ru

Виртуализация социокультурного пространства является предметом междисциплинарных исследований. Цель статьи - на фоне философско-культурологического осмысления идеи виртуальности выявить и оценить тенденции освоения виртуального пространства культуры библиотеками. Введе-