Научная статья на тему 'Кризис региональной экономики 2015-2017 гг. В России: поиск альтернатив развития'

Кризис региональной экономики 2015-2017 гг. В России: поиск альтернатив развития Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

CC BY
1115
203
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
КРИЗИС / РЕГИОНАЛЬНАЯ ЭКОНОМИКА / АЛЬТЕРНАТИВА / РАЗВИТИЕ

Аннотация научной статьи по экономике и бизнесу, автор научной работы — Бельских И.Е.

В статье дан анализ отраслевой и территориальной структуры экономики, который позволяет безошибочно определить перспективы развития любого региона, особенно в ожидании кризиса в 2015-2017 гг. Данный кризис дает возможность изменить приоритеты развития территорий и реализовать альтернативы. Автор выделяет системные требования к реализации поиска альтернатив (экономичность, общественное единение, опора на профессионализм организаторов и модераторов, четкое планирование и определение временных и количественных параметров реализации региональных альтернатив). На примере Волгоградской области поиск альтернатив должен опираться на современные производства, высокотехнологичную сферу услуг (телекоммуникации, образование, здравоохранение и т.д.), активное развитие локальных рынков (недвижимости) и отраслей, основанных на территориальных возможностях (животноводство, туризм и т.д.).

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Кризис региональной экономики 2015-2017 гг. В России: поиск альтернатив развития»

ДИСБАЛАНС ЭКОНОМИКИ

УДК 332.142

КРИЗИС РЕГИОНАЛЬНОЙ ЭКОНОМИКИ 2015-2017 ГГ. В РОССИИ: ПОИСК АЛЬТЕРНАТИВ РАЗВИТИЯ

И.Е. БЕЛЬСКИХ, доктор экономических наук, профессор кафедры менеджмента, маркетинга и организации производства E-mail: igbelvolgograd@rambler.ru Волгоградский государственный технический университет

В статье дан анализ отраслевой и территориальной структуры экономики, который позволяет безошибочно определить перспективы развития любого региона, особенно в ожидании кризиса в 2015-2017 гг. Данный кризис дает возможность изменить приоритеты развития территорий и реализовать альтернативы.

Автор выделяет системные требования к реализации поиска альтернатив (экономичность, общественное единение, опора на профессионализм организаторов и модераторов, четкое планирование и определение временных и количественных параметров реализации региональных альтернатив). На примере Волгоградской области поиск альтернатив должен опираться на современные производства, высокотехнологичную сферу услуг (телекоммуникации, образование, здравоохранение и т.д.), активное развитие локальных рынков (недвижимости) и отраслей, основанных на территориальных возможностях (животноводство, туризм и т.д.).

Ключевые слова: кризис, региональная экономика, альтернатива, развитие

Региональная экономика в России имеет свою специфику и большие различия. Это обусловлено масштабами страны и структурным разнообразием систем хозяйствования. Отдельные регионы (столичные территории России) успешно развивают

сервисную экономику (сектор услуг), в других сохраняется сырьевая направленность на внешние рынки и сильная зависимость от внешнеэкономической конъюнктуры (Западная Сибирь, некоторые восточные регионы страны). В третьей группе регионов (самой многочисленной, расположенной преимущественно на территории европейской части России) сохраняется привычная с советских времен хозяйственная (в том числе и промышленная) структура территории, ориентированная на внутренний рынок, который сегодня сильно сужается.

Сокращение бюджетных расходов всех уровней (в том числе государственных закупок) приводит к значительному сокращению промышленного потребления. Возможно, за исключением продукции оборонно-промышленного комплекса (ОПК). Рост долгов региональных бюджетов с 01.04.2011 по 01.04.2014 гг. составил более 55%, а сумма долга достигла 1,8 трлн руб.1! Сокращение трат регионов из третьей группы приведет к спаду в строительстве объектов социального и культурного быта, снижению объемов дорожного строительства, умень-

1 Объем государственного долга субъектов Российской Федерации и долга муниципальных образований. URL: http://www. minfin.ru/ru/public_debt/subdbt/index.php?&from_4=3.

шению доли финансирования инфраструктурных проектов и ремонтных работ и т.д. Все это приводит к мультипликационному эффекту в региональной экономике, снижению занятости, падению налоговых платежей, сокращению деловой активности.

Падение реальных доходов домашних хозяйств из-за роста стоимости импорта и сокращения занятости приводит также к снижению потребления (отменяются ремонты жилищных хозяйств, откладываются на неопределенный срок дорогостоящие покупки автомашин, бытовой техники, сокращается спрос на туристские продукты и т.д.). В региональной экономике уровень доходов традиционно ниже, чем в столичных территориях, ориентированных на экспорт. Сокращение потребления в большинстве регионов России сказывается больше на промышленных предприятиях России, работающих на внутренний рынок. От этого страдают отечественные производители автомашин, красок, бытовой техники. Например, покупка продукции ВАЗа на внутреннем рынке сократилась на 15,15% и более за 2013 г. Особенно спад продаж продемонстрировали бюджетные модели Lada Priora (57 684 ед.) и Lada 4х4 (51 693 проданных автомобилей), показатели продаж которых по сравнению с 2012 г. снизились на 54,2 и 5,4% соответственно2.

В условиях возрастающей зависимости от мировой экономики вступление в ВТО обусловливает изменение структуры внутреннего рынка. Возрастает значение импорта, снижается конкурентоспособность отечественных промышленных предприятий, работающих со времен СССР на старом оборудовании, усиливаются потребительские предпочтения качественных мировых брендов [2].

На внешнем рынке растет международная конкуренция. И традиционные для СССР промышленные сферы, ориентированные на экспорт в первой половине 2000-х гг., попадают в зону кризиса [9]. Алюминиевые или металлургические производства испытывают в настоящее время небывалые трудности. На европейской территории России Объединенная компания «РУСАЛ» закрыла (по официальной версии, законсервировала) в 2013 г. из-за нерентабельности несколько алюминиевых заводов (Волгоградский, Уральский, Богословский и Надвоицкий). Причины:

- падение мирового спроса (цены) на продукцию;

2 Продажи автомобилей Lada в 2013 году снизились на 15 процентов. URL: http://avtovolgograda.ru/prodazhi-avtomobilej-lada-v-2013-godu-snizilis-na-15-protsentov/.

- перманентный рост внутренних коммунальных тарифов от естественных государственных монополий;

- увеличение налоговой и социальной нагрузки в виде поддержки промышленного производства в моногородах;

- отсутствие бюджетной поддержки в виде госзакупок стратегического запаса алюминия. Тысячи работников были уволены, а региональные экономики страны понесли бюджетные потери (в части подоходного налога и некоторых других сборов, идущих в местные бюджеты и внебюджетные фонды). Например, закрытие алюминиевого завода в Волгоградской области в 2013 г. приведет к снижению ВРП в 2014 г. на 7-8%, по мнению региональных экспертов. Данное предприятие входило в число ведущих налогоплательщиков региона (более 3,5 тыс. занятых). На территории 2 городских районов Волгограда (прилегающих к заводу), по неофициальным данным одной из местных розничных сетей, падение только потребительского спроса с декабря 2013 г. по март 2014 г. составило около 20% (возможно, свое влияние оказал и рост цен из-за подорожания импорта). Были закрыты многочисленные магазинчики, киоски, бытовые предприятия, транспортные маршруты частных внутригородских перевозчиков, идущие к заводу, который находился на окраине города. Возрос уровень преступности, социальная обстановка обострилась, архетипы поведения обиженных жизненной ситуацией людей сразу приобрели определенные психосоциальные формы правового нигилизма [4]. Традиционная система ценностей правового нигилизма российского общества трансформировалась в дальнейшем в информацию о девиантных и де-линквентных поступках жителей из этих районов [5]. Они негативно заполонили информационные сводки. Возросли неплатежи населения по ипотечным и иным кредитам. Проблемы по кредитам и их льготной пролонгации стали решать на уровне вице-губернатора Волгоградской области В.И. Галушкина.

Цены на вторичную недвижимость в этих районах с октября 2013 г. перестали расти в отличие от других 6 районов города, где сезонный рост цен на жилье составил 7-10%. Количество предложений о продаже вторичных квартир из микрорайона Спартановка (это наиболее близко расположенная к заводу городская территория) выросло на 40%! Какая-то часть жилья продавалась специалистами,

уезжающими работать на Красноярский алюминиевый завод (Восточная Сибирь), какая-то жилплощадь была выставлена на реализацию банками для обеспечения ипотечных кредитов бывших работников (на предприятии поощряли привязку персонала к территории через получение ипотечных кредитов). Общеизвестна российская практика привязки ценных работников к предприятию покупкой жилья в ипотеку на десятилетия. Такие сотрудники уходят с предприятия последними. У них высокий уровень лояльности к работодателю и стабильной зарплате. Закрытие таких предприятий имеет последствия и для финансового сектора, сокращая число кредитоспособных и добросовестных заемщиков.

В общем, закрытие крупного промышленного предприятия для городской территории миллионного города оказалось очень болезненным. Макроэкономические последствия для региона также весьма ощутимы.

Процессы официально непризнанного кризиса идут во многих регионах страны. Косвенно этот факт подтверждают губернаторы российских регионов (Волгоградской, Вологодской, Мурманской, Курской областей, Красноярского края и т.д.), которые в массовом порядке выходят на выборы в сентябре 2014 г., не обращая внимания на то, что срок их переназначения попадает на 2015-2017 гг. Очевидно, тенденции в региональной экономике России настолько тревожны для управленцев, что они предпочитают преодолевать кризисные явления, находясь в системе управления в качестве избранных, а не назначенных губернаторов. Политические процессы, идущие в региональной власти России, подтверждают наступление определенного социально-экономического кризиса [6]. Однако статистика 2014 г. официально его подтвердит только с 2015 г., когда будут обобщены годовые данные по всем территориям и отраслям экономики.

В качестве его субъективных причин называют несправедливое перераспределение бюджета в пользу федерального бюджета. Наиболее значимые и собираемые налоги (НДС, НДПИ, таможенные сборы) идут не в регионы, а в вышестоящий федеральный бюджет. И региональные администрации в 2012-2014 гг. активно привлекали кредиты для выполнения социально-экономических обязательств перед территорией.

По мнению автора, тезис о несправедливом перераспределении бюджетных доходов - это односторонний подход, который не учитывает уровень

коррупции в региональных экономиках. Процессы поимки губернаторов, мэров, их заместителей и прочих помощников доказывают, что ресурсы местных бюджетов прямо и косвенно активно разворовываются и нецелевыми методами тратятся в массовом порядке. На местах, в регионах нет общественных сил для контроля этих процессов. Слияние криминала и местных чиновников (в том числе и силового блока) достигло типовых рабочих отношений. Их сотрудничество исключает общество из процессов возможного контроля. У этих групп есть своя кли-ентела, которая в нужный момент собирается перед телекамерами и СМИ, чтобы показать, что народ и региональные кланы едины. С этим спрутом никто и никогда не будет связываться (похоронный бизнес, как правило, также монопольно контролируется, являясь источником удивительно огромных теневых доходов таких региональных кланов). На региональных выборах (опыт Волгоградской области) мнение избирателей ничего не решает. Политические кампании проходят даже при отсутствии политической рекламы! Как будто выборов и нет. У политиков нет ни программ, ни планов социально-экономического развития регионов. Протоколы, возможно, пишутся с нужными результатами. Руководители региональных избирательных комиссий Волгоградской области - постоянные участники уголовных хроник, разборок. Например, последнего руководителя территориальной комиссии Волгограда О.М. Серенко (он эффектно провел местные выборы в сентябре 2013 г., в 1990-гг. его отец также был выдающимся менеджером местных избиркомов) Интерпол задержал в Болгарии. Социальные взрывы на местах и экстремистские выходки населения, как следствие этих ситуаций, имеют эффекты, особенно в условиях информационного общества [6]. И только конструктивное вмешательство федеральной власти способно навести порядок в таких депрессивных регионах. В Волгоградской области с 2011 до 2014 г. сменилось уже 4 губернатора! Это определенно говорит о внимании федеральной власти к данному региону и об острых проблемах в региональной экономике.

В федеральных ведомствах больше порядка и финансовой дисциплины. Возврат налогов на территории при контроле федеральной власти в виде субвенций, совместное финансирование проектов местными бюджетами - все это приводит к росту качества бюджетных трат и получению большего положительного эффекта.

Дифференциация в развитии регионов приводит к необходимости поиска новых альтернатив.

В основе поиска альтернатив должен быть анализ социально-экономической и статистической информации по данному региону, который позволяет систематизировать альтернативные направления работы.

В основе предлагаемых подходов к альтернативам развития лежит использование отраслевых и территориальных особенностей регионов. Рассмотрим это на примере Волгоградской области.

По данным статистики, наибольший вклад в ВРП этого региона делают следующие сферы промышленности:

- нефтепереработка (ООО «ЛУКОЙЛ-Волгоград-не фтепереработка»);

- нефтехимия и химия (наиболее известные предприятия химического комплекса в регионе - ОАО «Каустик», ОАО «Химпром», ОАО «Волжский Оргсинтез», ОАО «Волтайр», ОАО «Сибур-Волжский»);

- черная металлургия (металлургический завод «Красный октябрь», трубные заводы);

- машиностроение (в том числе предприятия ОПК, сельскохозяйственные отрасли машиностроения);

- энергетика (основанная на использовании гидроресурсов территории и тепловых станций).

Кстати, на продукцию топливно-энергетического (65%), нефтехимического (7%) и металлургического (24%) комплексов приходится основной экспорт региона. Большое значение для региона имеют развитая транспортная инфраструктура (газопроводы, дороги, речные пути) и традиционная ориентация сельского хозяйства области на растениеводство (в частности, выращивание зерновых и технических культур) [3]. В последние годы много сил и средств было потрачено на создание фармацевтического кластера. В связи с отраслевыми особенностями развития хозяйства региона необходимо при выработке альтернатив развития учитывать присутствие здесь определенного количества крупных предпринимательских структур (см. рисунок) [7].

Не менее важное значение при выработке альтернатив регионального развития в Волгоградской области имеют следующие направления территориальной привлекательности, представленные на рисунке:

- рекреационно-лечебная инфраструктура: санатории, использующие природный потенциал региона (грязи озера Эльтон, лечебно-минеральные источники и т.д.);

- рекреационно-туристские достопримечательности (Волго-Ахтубинская пойма; территории, прилегающие к рекам Волга, Дон, Хопер и др.);

Потенциал и направления территориальной привлекательности:

- рекреационно-лечебная инфраструктура;

- рекреационно-туристские достопримечательности;

- культурно-исторический потенциал территории;

- логистический потенциал территории

Отраслевые направления региональной экономики:

- нефтехимия, энергетика;

- черная металлургия;

- машиностроение (в том числе предприятия ОПК);

- транспортная инфраструктура;

- растениеводство (зерновые и технические культуры)

Альтернативы регионального развития:

- иммиграционное развитие территории;

- качественный рост на рынке современной недвижимости;

- ускоренное развитие рынка образования;

- развитие сельского хозяйства, нетипичного для региона (животноводство, садоводство, тепличное растениеводство);

- развитие телекоммуникационных услуг;

- формирование фармацевтического кластера

Система территориальных и отраслевых координат для выбора альтернатив направлений развития в Волгоградской области

- культурно-исторический потенциал территории (в Волгоградской области расположена древняя столица Золотой Орды - Сарай-Берке, самый высокий патриотический памятник современности - «Родина-мать зовет!» на Мамаевом кургане, места сражений ВОВ и т.д.);

- логистический потенциал территории (Волгоград соединен речными путями с пятью морями, граничит с Казахстаном, имеет развитую транспортную инфраструктуру, которая мало используется в целях координации материальных потоков из-за отсутствия межрегиональных складских терминалов и логистических центров).

Для развития данного территориального потенциала необходимо привлечение значительных ресурсов с внешних и внутренних рынков, которое возможно только в рамках увеличения привлекательности региональных бизнес-проектов.

Альтернативным направлением хозяйственного развития Волгоградской области является использование новых возможностей, предопределенных потенциалом территории. В частности, средняя плотность жителей в области значительно меньше, чем в соседних регионах. Необходимо увеличивать население не только за счет внутренних источников роста, но и за счет активной иммиграционной региональной политики. В целях экономического развития территории региона надо создавать положительный имидж регионального рынка труда для привлечения трудовых ресурсов из ближнего и дальнего зарубежья. Данный рецепт можно использовать в большинстве российских регионов.

Уровень ввода новых объектов жилой и коммерческой недвижимости, как и темпы роста объемов строительства в регионе, значительно отстают от аналогичных показателй соседних регионов, что связано с недостаточной активностью местного бизнеса на данном рынке. Для его развития и в целях информирования соответствующих групп инвесторов и строительных компаний из других регионов страны о потенциале реализации предпринимательской деятельности в этом направлении также необходимо задействовать административный потенциал региона [8]. Администрация региона должна обеспечить привлекательные условия для инвесторов и крупных строительных компаний посредством бюджетного финансирования инфраструктурных коммуникаций для жилой застройки, развития социальных и бытовых учреждений и т.д.

Традиционно высшие учебные заведения Волгоградской области являются престижными местами получения профессионального образования для соседних регионов: Калмыкии, Казахстана, Астраханской области и республик Северного Кавказа, а также Закавказья. В связи с этим, учитывая отрицательное влияние демографической ямы 1990-х гг., существует возможность устойчивого развития рынка образования за счет притока обучающихся из ближайших, богатых трудовыми ресурсами регионов (республик Северного Кавказа и Закавказья). Но для формирования устойчивого развития на данном рынке необходимо также использовать активную политику администраций в сфере образования, обеспечить поддержку высших учебных заведений соответствующими затратами на продвижение потенциала территории в сфере образования.

В условиях переходной экономики сельское хозяйство региона оказалось в сложном положении. Динамика развития животноводства, а также производства масла, молока, мяса показывает падение показателей на уровне конца 1930-х гг. Это означает, что есть потенциальная возможность для привлечения и развития предпринимательских структур в данной сфере АПК. Стратегическое значение для хозяйства данного региона имеет развитие садоводства и тепличного растениеводства. Но для этого необходимо также привлечение дополнительных инвестиционных и технологических ресурсов с внешних и внутренних рынков.

Особое положение занимает развитие телекоммуникационных услуг. Это наиболее растущий сектор в сфере услуг Волгоградской области. Огромная малонаселенная и во многом транзитная для пассажиропотоков территория весьма перспективна для строительства инфраструктуры мобильной и других форматов телекоммуникационной связи [3].

Многие российские региональные администрации в настоящее время находятся в предвыборном цейтноте. Все силы и средства будут брошены на политическую победу любой ценой. При этом активно используется риторика идеологии возрождения промышленности, привлечения в регионы государственных заказов (в Волгоградской области публично говорят о росте госзаказа в ОПК, химическом комплексе, сельскохозяйственном машиностроении и некоторых других проектах). Это административный самообман. Экономика любого региона (страны), основанная на свободном

рынке, значительных внешнеэкономических связях и современной промышленности, имеет однозначные перспективы своего успешного развития. Государственный заказ для поддержания жизни советских устаревших предприятий, основанных на ручном труде и слабой автоматизации производства, не имеет своего долгосрочного периода развития. Поиск альтернатив должен опираться на современные производства, высокотехнологичную сферу услуг (телекоммуникации, образование, здравоохранение и т.д.), активное развитие локальных рынков (недвижимости) отраслей, основанных на территориальном потенциале и возможностях (животноводство, туризм и т.д.). При этом необходимо использовать и важность социального потенциала бизнеса территории [7].

В рамках одной статьи нет возможности разработать альтернативы регионального развития для всей страны. Можно говорить о поиске альтернатив и некоторых методах обоснования новых возможностей.

При поиске альтернатив необходимо опираться на следующие системные требования (критерии):

- экономичность альтернатив. Нельзя в условиях кризиса затевать долгострой и тратить ресурсы на долгосрочные инвестиционные проекты. После азиатского кризиса 1997 г. в странах Юго-Восточной Азии остались сотни брошенных промышленных и инфраструктурных строек, регионам и предпринимателям не хватило ресурсов их достроить;

- доходность для бюджета - не главное. Развивающиеся отрасли, сфера развития малого и среднего предпринимательства должны получать значительные налоговые льготы, возможно, в рамках региональных ставок налога на прибыль или ставок УСН. Чем съесть «бизнес-цыпленка» и дальше голодать, лучше дать возможность «бизнес-курице» нести яйца в среднесрочной и долгосрочной перспективе;

- общественное единение бизнеса, власти и населения территорий на основе открытости и прозрачности процедур регулирования, равноправия доступа к возможностям и инфраструктуре, честности чиновников и т.д.;

- опора на профессионализм организаторов -модераторов реализации альтернатив региона (отсутствие личной заинтересованности в бизнес-проектах, опора на мнение экспертов, поиск оптимальных для общества альтернатив);

- четкое планирование и определение временных и количественных параметров реализации альтернатив (анализ рынка, реализация проектов, их ответственный мониторинг, особенно если задействованы бюджетные средства) [1]. Кроме этого, администрациям и бизнес-сообществу Волгоградской области (и других регионов с похожими отраслевыми и территориальными особенностями развития: Саратовская, Воронежская области) автор предлагает сосредоточиться на развитии следующих направлений [3]:

- сформировать территориально-отраслевые ассоциации бизнеса для выработки единой позиции по продвижению региональных продуктов на внешнем и внутреннем рынках (например, союз производителей горчичного масла, ассоциация производителей «козьего пуха» и пр.);

- обозначить и зарегистрировать товарные символы региона («волжский осетр» для продукции бизнеса АПК, «коза из Урюпинска» для предприятий легкой промышленности, «Родина-мать» для туристско-рекреационного рынка и т.д.);

- создать на основе существующих предпринимательских организаций («Союз товаропроизводителей Волгоградской области», Волгоградские отделения «ОПОРы» и «Деловой России» и т.д.) информационные центры по развитию бизнеса на внешнем и внутреннем рынках;

- активно применять практику грантовых заданий для региональных экспертов по разработке отраслевых и территориальных альтернатив развития региона.

Список литературы

1. Бельских И.Е. Время как экономическая категория (к вопросу формирования экономики времени) // Экономический анализ: теория и практика. 2013. № 23. С. 19-24.

2. Бельских И.Е. Региональные бренды: специфика развития в России // Региональная экономика: теория и практика. 2014. № 20. С. 2-7.

3. Бельских И.Е. Стратегия и задачи общественных связей бизнеса из регионов России в условиях глобализации // Региональная экономика: теория и практика». 2009. № 3. С. 15-22.

4. Гуляихин В.Н. Психосоциальные формы правового нигилизма человека // NB: Вопросы права и политики. 2012.№ 3. С. 108-148.

5. Гуляихин В.Н., Пантелеев Е.В. Правовая социализация человека: роль архетипов правового сознания // Право и образование. 2014. № 05. С. 110-118.

6. Морозов И.Л. Политический экстремизм в современной России - новые тенденции // РоШВоок. 2012. № 3. С. 97-107.

7. Морозова И.А., Бритвин И.А. Социальная ответственность бизнеса и формы ее проявления в современных условиях хозяйствования // Аудит и

финансовый анализ. 2013. № 3. С. 399-403.

8. Романова А.И. Развитие рынка строительных услуг как условие инвестиционного роста региона // Известия Казанского государственного архитектурно-строительного университета. 2013. № 2. С. 326-331.

9. Третьякова Е.А. Состояние и направления инновационного развития промышленности в России // Актуальные проблемы экономики и права. 2012. № 2. С. 92-101.

Regional economics: theory and practice Economy imbalance

ISSN 2311-8733 (Online) ISSN 2073-1477 (Print)

REGIONAL ECONOMIC CRISIS 2015-2017 IN RUSSIA: SEARCH FOR DEVELOPMENT ALTERNATIVES

Igor' E. BEL'SKIKH

Abstract

The article deals with the analysis of sectoral and territorial structure of the economy which allows to accurately determine the prospects of development of any region, especially in anticipation of a crisis in 2015-2017. The crisis provides an opportunity to change the priorities of the development of the territories and to implement an alternative. The author singles out the system requirements for the implementation of alternatives: economy; social cohesion; relying on the professionalism of the organizers and moderators; clear planning and definition of the temporal and quantitative parameters of regional alternatives. For example, the Volgograd region search for alternatives must be based on a modern, high-tech production of services (telecommunications, education, health care, etc.), active development (real estate) of local markets and industries based on territorial features (animal husbandry, tourism, etc.).

Keywords: crisis, regional economy, alternative, development

References

1. Bel'skikh I.E. Vremya kak ekonomicheskaya kategoriya (k voprosu formirovaniya ekonomiki vre-meni) [Time as an economic category (on the issue of economy of time)]. Ekonomicheskii analiz: teoriya i praktika - Economic analysis: theory and practice, 2013, no.23, pp.19-24.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

2. Bel'skikh I.E. Regional'nye brendy: spetsifika razvitiya v Rossii [Regional brands: specifics of development in Russia]. Regional'naya ekonomika: teoriya i praktika - Regional economics: theory and practice, 2014, no. 20, pp. 2-7.

3. Bel'skikh I.E. Strategiya i zadachi obshchestven-nykh svyazei biznesa iz regionov Rossii v usloviyakh globalizatsii [Strategy and objectives of the public relations of business from other Russian regions in the context of globalization]. Regional'naya ekonomika: teoriya i praktika - Regional economics: theory and practice, 2009, no. 3, pp. 15-22.

4. Gulyaikhin V.N. Psikhosotsial'nye formy pra-vovogo nigilizma cheloveka [Psychosocial forms of human legal nihilism]. NB: Voprosyprava i politiki - NB: Matters of law and politics, 2012, no. 3, pp. 108-148.

5. Gulyaikhin V.N., Panteleev E.V. Pravovaya sotsializatsiya cheloveka: rol' arkhetipov pravovogo soznaniya [Human legal socialization: a role of archetypes of legal consciousness]. Pravo i obrazovanie -Law and education, 2014, no. 5, pp. 110-118.

6. Morozov I.L. Politicheskii ekstremizm v sovre-mennoi Rossii - novye tendentsii [Political extremism in modern Russia - new trends]. PolitBook, 2012, no. 3, pp. 97-107.

7. Morozova I.A., Britvin I.A. Sotsial'naya otvetst-vennost' biznesa i formy ee proyavleniya v sovremen-nykh usloviyakh khozyaistvovaniya [Social responsibility of business and forms of its manifestation in modern

conditions ofmanaging]. Audit i finansovyi analiz - Audit and financial analysis, 2013, no. 3, pp. 399-403.

8. Romanova A.I. Razvitie rynka stroitel'nykh uslug kak uslovie investitsionnogo rosta regiona [Development of the market of construction services as a condition of investment growth of a region]. Izvestiya Kazanskogo gosudarstvennogo arkhitekturno-stroitel 'nogo univer-siteta - News of Kazan State University of Architecture and Engineering, 2013, no. 2, pp. 326-331.

9. Tret'yakova E.A. Sostoyanie i napravleniya innovatsionnogo razvitiya promyshlennosti v Rossii

[The status and trends of innovation development of the industry in Russia]. Aktual 'nye problemy ekonomiki i prava - Actual problems of economy and law, 2012, no. 2, pp. 92-101.

Igor' E. BEL'SKIKH

Volgograd State Technical University, Volgograd, Russian Federation igbelvolgograd@rambler.ru

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.