Научная статья на тему 'Кризис национальной идентичности в постсоветской России и пути его преодоления'

Кризис национальной идентичности в постсоветской России и пути его преодоления Текст научной статьи по специальности «Политологические науки»

CC BY
3667
506
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ИДЕНТИЧНОСТЬ / КРИЗИС ИДЕНТИЧНОСТИ / ГОСУДАРСТВЕННАЯ СИМВОЛИКА / IDENTITY / CRISIS OF IDENTITY / THE STATE SYMBOLICS

Аннотация научной статьи по политологическим наукам, автор научной работы — Чекменёва Т. Г.

Статья посвящена проблеме кризиса идентичности в постоветской России и путям его преодоления. Автор анализирует основные теоретические подходы ведущих отечественных социологов и историков, объясняющие причины кризиса национальной идентичности. В статье рассматриваются попытки властей, направленные на создание новой идеологической базы, призванной объединить российское общество

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

CRISIS OF NATIONAL IDENTITY IN THE POSTSOVIET RUSSIA AND THE WAYS OF ITS OVERCOMING

Article is devoted to a problem of crisis of identity in the Postsoviet Russia and ways of its overcoming. The author analyzes the basic theoretical approaches of conducting native sociologists and the historians, explaining reasons of crisis of national identity. In article attempts of authorities, directed on creation of the new ideological base are considered, called to unit the Russian society

Текст научной работы на тему «Кризис национальной идентичности в постсоветской России и пути его преодоления»

ББК 60.550

КРИЗИС НАЦИОНАЛЬНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ В ПОСТСОВЕТСКОЙ РОССИИ

И ПУТИ ЕГО ПРЕОДОЛЕНИЯ

Т.Г. Чекменёва

Статья посвящена проблеме кризиса идентичности в постоветской России и путям его преодоления. Автор анализирует основные теоретические подходы ведущих отечественных социологов и историков, объясняющие причины кризиса национальной идентичности. В статье рассматриваются попытки властей, направленные на создание новой идеологической базы, призванной объединить российское общество

Ключевые слова: идентичность, кризис идентичности, государственная символика

Глубинным основанием субъектности страны и нации служит национальная идентичность. Под национальной идентичностью следует понимать устойчивый образ государства и нации в массовом сознании, разделяемое индивидуумами представление о принадлежности к этим институтам и лояльность по отношению к ним. Такого рода идентичность является основой политического и социокультурного самоопределения России, выбора модели государства и типа развития, геополитических и внешнеполитических ориентиров. По словам В.Д. Соловей, проблема идентичности заслуживает причисления к числу «вечных» русских вопросов [1; С. .98].

Сопровождающий постсоветскую Россию масштабный общественный кризис ознаменовался ломкой и трансформацией прежних идентификационных основ, поиском и выстраиванием новых моделей самовосприятия, составляющих, в свою очередь фундамент возникающих значимых политических и экономических институтов, коммуникаций, государственных атрибутов и символов. Сложный процесс становления новой государственности своеобразно и противоречиво отразился в сознании людей.

Как отмечает Г. М. Андреева, «... в условиях радикальных социальных преобразований и часто сопутствующей им нестабильности общества возникает кризис идентичности. Его можно определить как особую ситуацию массового сознания (и, естественно, сознания отдельного индивида), когда большинство социальных категорий, посредством которых человек определяет себя и свое место в обществе, кажутся утратившими свои границы и свою ценность» [2; С. 187].

Кризис идентичности проявляется в утрате статусов, идеалов, ценностей, лежащих в

Чекменёва Татьяна Геннадьевна - ВГТУ, канд. полит. наук, доцент, e-mail: politehist@mail.ru

основе господствующей политической культуры, поиске новых духовных ориентиров, своего места в общественной системе и своих связей с государством, переоценке прошлого опыта, идей, символов.

Л. Гудков определяет идентичность современного россиянина словом «негативная», что, по мнению автора, связано с тяжелейшими формами коллективной депрессии [3]. Подобного мнения придерживаются В. А. Прохода и В.В. Рязанцева, которые пишут, что в постсоветской России поиск гражданской идентичности несет в себе элемент вынужденности и заряд отрицательных эмоций, так как толчком к ее формированию стало такое драматическое событие, как распад Советского Союза. Самыми значимыми символами последнего пятнадцатилетия в России стали Б.Н. Ельцин с его кредо в отношении российского федерализма «Берите столько суверенитета, сколько сможете проглотить» и призывом сформулировать национальную идею России; активная деятельность «шоковых терапевтов» от экономики и политики; расстрел Белого дома; война в Чечне; дефолт; вторая война в Чечне; В.В. Путин и его попытки остановить дезинтеграцию России административно-силовыми методами. За перечисленными символами скрывается череда драматических, а подчас и трагических событий, каждое из которых в той или иной степени повлияло на содержание гражданской идентичности [4; С. 24]. Ведущий отечественный социолог В. А. Ядов связывает кризис идентичности населения современной России с различными способами социальной адаптации людей к быстро меняющимся «правилам игры» в обществе и государстве [5].

Л.Г. Ионин считает, что результатом последних десяти-пятнадцати лет стала утрата современным российским обществом устойчивой идентичности. Более того, развился «синдром потери идентификации на общегосудар-

ственном уровне» [6; С. 272]. Автор полагает, что национальная идентичность чаще всего бывает оформлена в политическом, культурном и мифологическом виде. Причем «мифологическая идентичность - это подлинная национальная идентичность, и уже на ее основе создаются культурная и политическая надстройки». Это не миф, который отражает прошлое, а миф, который представляет собой сегодняшнюю реальность» [Там же; С. 211]. По мнению Л.Г. Ионина, идентичность - производное от мифа, ибо миф формирует идентичность, воспроизводит коллективную идентичность, а также формирует и структурирует пространство. Последняя функция особенно важна для реализации геополитических идей, так как обеспечивает « ... идентичность коллективного субъекта и его неразрывную связь с объектом, т.е. территорией. В тоже время эти мифы энергизируют коллективность, обеспечивая единство мышления и действий» [Там же; С. 206-207].

Современные российские историки Е. Зубкова и А. Куприянов одной из причин развития кризиса национальной идентичности называют дегероизацию истории России изнутри и вызов национальных историй извне, разрушающие привычные представления и символы веры русских [7; С. 300]. При этом важно отметить, что у молодежи, в отличие от старших возрастов, в большинстве своем отсутствует социальный опыт, выходящий за пределы последнего десятилетия, и советский период истории воспринимается молодыми людьми весьма абстрактно, искаженно и фрагментарно. Это является следствием плюрализма мнений и оценок событий и фактов прошлого России, даваемых специалистами и неспециалистами в СМИ, а также в учебно-научной и околонаучной литературе.

Поскольку та или иная политическая модель будущего строится на определенном видении прошлого, а прошлое в России настолько противоречиво и многогранно, что никак не допускает однозначных трактовок, острота политических и мировоззренческих разногласий часто бывает близка к критической отметке. При смене режимов, когда к власти приходят люди с иным пониманием задач страны и иным видением будущего, история нещадно переписывается, из-за чего острословы окрестили Россию страной с «непредсказуемым прошлым». Не случайно вопрос о прошлом затрагивался в Договоре об общественном согласии 1994 года, в котором говорилось: «Участники Договора

считают, что величие российской истории с ее героическими и трагическими страницами обя-

зывает избегать упрощенных и оскорбительных оценок прошлого, не допускать искажения исторических фактов» [8; С.2].

По мнению И. Клямкина, в оценке советского прошлого необходимо отказаться от двух идеологических крайностей - коммунистической и радикально-либеральной. С одной стороны, советская система должна рассматриваться как исчерпавшая свои исторические возможности, что исключает возврат к ней в любом ее виде. С другой, необходимо признать ее роль в решении определенных исторических задач, без чего обессмысливаются жизни нескольких поколений, однако, используемые ею средства (насилие над политическими оппонентами, господство одной идеологии и т.п.) впредь считать недопустимыми [9; С.73].

Советский опыт все чаще переоценивается массовым сознанием со знаком «плюс» и вспоминается с заметной ностальгией, что однако, не тождественно желанию вернуть прошлое. «Национальная мифология современного постсоветского общества в основном базируется на ценностях позднесоветской («позднеста-линской-брежневской») эпохи. Этот период отождествляется в рамках современной мифологии с такими ключевыми ценностями, как стабильность, социальная защищенность и державность, которые как раз сегодня в наибольшем дефиците. И идентификация с ними есть не столько возврат в прошлое, сколько запрос на будущее, хотя и в несколько утопиче-ски-идеологизированной форме, - пишет Л. Бызов [10; С.52].

Объективные трудности, с которыми сталкивались в постсоветский период миллионы россиян, сложности адаптации к новым социально-политическим реалиям поставили вопрос о необходимости выработки действенной формы солидарности граждан страны вне зависимости от их происхождения и положения. В поиск национальной идеи постепенно втянулись все политические силы России, вплоть до президента. На рубеже 1993 и 1994 гг. в недрах власти был сформирован новый идеологический пакет, который включал, наряду с доминирующей идеей либерального реформизма, патриотическую и державную фразеологию, интеграционные мотивы и концепцию российской политической нации («россияне»). Концепт нации-согражданства был заложен в новую Конституцию и провозглашен основой для решения национальных проблем в России - о чем президент Б.Н. Ельцин заявил в своем первом Послании Федеральному Собранию, носившем знаковое название «Об укреплении

Российского государства» [11]. С ее помощью предполагалось достичь консолидации общества и его политической гомогенности, заложить фундамент национального государства и обеспечить власть новой легитимацией. Идея на-ции-согражданства и термин «россиянин» активно продвигались государством в политическую практику и прочно закрепились в массовом сознании. В списке из 38 новых политических терминов оно термин «россиянин» занял первое место по позитивности восприятия (положительно его оценили 2/3 населения, отрицательно - всего лишь 5,5%) и оказался одним из самых общеизвестных (лишь 1% респондентов не знал такого слова) [12; С.69].

После своего переизбрания в 1996 году Б. Ельцин признал, что у нас национальной идеи сейчас нет: «Мы все должны понять, - говориться в Послании Президента РФ, - что государство не может строиться на идеях, вызывающих раскол и политизацию общества. В его основе должны лежать естественные ценности и понятия, обращенные ко всему народу и к каждому человеку в отдельности» [13; С.2]. Президентом Б. Ельциным было дано российским теоретикам задание приступить к разработке национально-государственной доктрины, которая объединяла бы граждан страны и определяла основные ориентиры общественного развития. Б. Ельцин отвел на выработку национальной идеи жесткий срок, примерно год. Но национальная идеология не выдумывается в кабинетах; и если она не будет соответствовать ценностям различных слоев и групп данного общества, масс в целом, никогда не станет объединяющей. Как отметил отечественный политолог А. Мигранян, «идеология начинает «работать», то есть придает обществу динамику («становится материальной силой», по В. Ленину) в том и только в том случае, когда интеллектуальные схемы, транслированные в политические программы, в грубый и наглядный язык лозунгов и требований, «сцепляются» с архетипами и устойчивыми национальными стереотипами» [15; С.9].

В России идеологический вакуум способствовал разложению и тотальной дезориентации социума. Налаживание «нормальной» жизни невозможно без соответствующего идейного обеспечения. При этом лишь государство в состоянии генерировать национальную идею и развернуть ее в национальную идеологию, подкрепив ее своими мощью и авторитетом. Именно осознание этого принципиального обстоятельства, равным образом как и не менее важная проблема интеграции общества и побудили

нового Президента В. Путина вновь обратится к данной проблеме. Чтобы идентифицировать страну, Президент В. Путин решил определиться с государственной символикой - гимном, флагом и гербом - и утвердить их законом. Справедливо осознавая, что общество расколото, что разрушены его смысловые поля, власть, по словам С. Черняховского, «хочет уйти от выбора, какой части общества ей надлежит служить, и потому хочет устранить существующие в обществе расколы, склеивая между собой смыслы и символы разных непримиримых друг другу секторов общества» [16; С.3]. В Заявлении от 4 декабря 2000 г. В. Путин говорит о том, что «в качестве флага нами предлагается традиционное российское трехцветное знамя - триколор. Ему уже свыше трехсот лет. В качестве гимна я буду просить депутатов Государственной Думы утвердить музыку Александрова - мелодию бывшего советского гимна. И буду просить депутатов Государственной Думы утвердить в качестве герба традиционного российского двуглавого орла - ему уже около пятисот лет. Красное знамя может стать официальным знаком Вооруженных Сил России» [17; С.2].

«В нашей истории, - писал в заявлении В. Путин, - уже был период, когда мы все переписали заново. Мы можем поступить таким образом и сегодня. Можем заново переписать и флаг, и гимн, и герб. Но тогда уж точно нас можно будет называть Иванами, не помнящими родства» [Там же; С.2]. В. Путин отметил, что, отказавшись от символов прошлых эпох, мы объявим бесполезной жизнь поколений, которые были с ними связаны и с этим нельзя смириться [Там же; С.2].

Три государственных символа, преемст-вуя друг другу, объединяют в единое историческое целое три самых известных периода развития России как государства. Двуглавый орел

- допетровскую Россию. Трехцветное знамя -послепетровский период вплоть до Октябрьской революции 1917 года. Гимн Александрова

- Советскую Россию. По поводу гимна на музыку Александрова шли особенно жаркие дискуссии. В. Путин подчеркнул в Заявлении, что «подавляющее большинство граждан России отдает предпочтение именно этой мелодии. Трудно не согласиться с логикой, согласно которой не любой вопрос может быть решен обыкновенным арифметическим большинством. Но не будем забывать, что в данном случае речь идет о большинстве народа. В конечном итоге именно для этого народа и предлагаются символы государства» [Там же; С.2]. По

мнению В. Тишкова, «гимн используется реже, чем флаг и герб, но зато этот символ почти всегда связан с коллективным действием. несет поэтому особую эмоциональную нагрузку, ибо выражает не только идентификацию с государством, но и чувство общности граждан одной страны в данный момент» [18; С.2].

Стимулирование государственного патриотизма и поиски «национальной идеи» свидетельствуют об осознании властью невозможности дальнейшего игнорирования национальной онтологии и попытках ее использования. Возможность реализации идеологической концепции формирования новой национальной идентичности зависит от ее адекватности национальному сознанию. Новая национальная идентичность России должна включать такие важные черты политической нации как систему общих институтов и коммуникаций, единую политическую мифологию, символику и ритуал, общую политическую культуру и др. Российскому государству, которому отводится решающая роль в формировании новой идентичности, необходимо учитывать национальные стереотипы и мифосимволическую систему, чтобы наполнив их новым содержанием, создать соответствующую динамику массового сознания своих граждан

Литература

1. Соловей В. Д. О государственной стратегии

формирования национальной идентичности в России / В. Д. Соловей// Мировая экономика и международные отношения. 2003. №6. С. 98-109.

2. Андреева Г.М. Психология социального познания / Г.М. Андреева. М., 2001.

3. См.: Гудков Л. Негативная идентичность. Статьи 1997-2002 годов / Л. Гудков. М., 2004.

4. Прохода В. А. Гражданская идентичность российской молодежи / В.А. Прохода, В.В. Рязанцев // Вестник Моск. Ун-та. Сер. 18. Социология и политология. 2006. №3. С. 24-40.

5. Ядов В.А. Социальные идентификации личности в условиях быстрых социальных перемен / В.А. Ядов // Социальная идентификация личности. Кн. 2. М., 1994.

6. Ионин Л.Г. Социология культуры /Л.Г. Ионин. М., 2004.

7. Зубкова Е. Возвращение к «русской идее»: кризис идентичности и национальная история / Е Зубкова., А. Куприянов // Национальные истории в Советском и постсоветских государствах. М., 1999

8. Договор об общественном согласии // Российская газета. 29 апреля. 1994. С.2

9. Клямкин И.М. Институциональные возможности «Пакта Монклоа» / И.М. Клямкин // Политические исследования. 1999. №4. С.70-73

10. Бызов Л. Становление новой политической идентичности в постсоветской России: эволюция социально-политических ориентаций и общественного запроса / Л. Бызов// Российское общество: становление демократических ценностей? М., 1999.

11. Ельцин Б.Н. Об укреплении российского государства [Послание Президента РФ Федеральному Собранию РФ] /Б.Н. Ельцин // Российская газета. 25 февраля. 1994. С.1.

12. 10 лет российских реформ глазами россиян / Аналитический доклад. Институт комплексных социальных исследований Российской академии наук, Российский независимый институт социальных и национальных проблем. М., 2002.

13. Ельцин Б.Н. Россия, за которую мы в ответе [Послание Президента РФ Федеральному Собранию РФ] /Б.Н. Ельцин // Российские Вести. 24 февраля. 1996. С.2-6.

14. Соловей В.Д. Указ. соч. // Мировая экономика и международные отношения. 2003. №6. С. 98-109.

15. Мигранян А. Контуры новой доктрины. Задача создания государственной идеологии в современной России вполне разрешима / А. Мигранян // НГ-Сценарий. №7. июль. 1999. С. 9,15.

16. Черняховский С. Компромисс абсурда. В XXI век Россия может войти с символикой, достойной Франца Кафки / С. Черняховский // Независимая газета. 7 декабря. 2000 . С.3.

17. Заявление Президента РФ Путина от 4 декабря 2000 г. // Комсомольская правда. 6 декабря 2000. С.2

18. Тишков В. Народ и символика. В столь важном деле не стоит злоупотреблять модой на этнографию и местный патриотизм / В. Тишков // Независимая газета. 5 декабря 2000. С.3.

Воронежский государственный технический университет

CRISIS OF NATIONAL IDENTITY IN THE POSTSOVIET RUSSIA AND THE WAYS OF ITS OVERCOMING

T.G. Chekmenyova

Article is devoted to a problem of crisis of identity in the Postsoviet Russia and ways of its overcoming. The author analyzes the basic theoretical approaches of conducting native sociologists and the historians, explaining reasons of crisis of national identity. In article attempts of authorities, directed on creation of the new ideological base are considered, called to unit the Russian society

Key words: identity, crisis of identity, the state symbolics

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.