Научная статья на тему 'Критерии защиты населения и реабилитации территорий России в отдаленный период после чернобыльской аварии'

Критерии защиты населения и реабилитации территорий России в отдаленный период после чернобыльской аварии Текст научной статьи по специальности «Безопасность. Аварийно-спасательные службы»

CC BY
370
41
Поделиться

Аннотация научной статьи по общим и комплексным проблемам технических и прикладных наук и отраслей народного хозяйства, автор научной работы — Балонов М. И., Анисимова Л. И., Перминова Г. С.

В статье изложена история развития критериев радиационной и социальной защиты населения России, проживающего в районах, загрязненных радионуклидами вследствие чернобыльской аварии, в отдаленные после нее сроки. Показана тенденция к снижению нормативов со временем и проанализированы причины этой тенденции. Отмечено, что в явной форме принцип оптимизации не применялся для защиты населения. Описана современная и прогнозируется будущая радиационная обстановка в загрязненных районах России, выявлены основные пути внешнего и внутреннего облучения населения. Показаны современные возможности снижения дозы облучения населения. Предложены перспективные критерии и способы защиты населения и реабилитации территорий России.

Criteria for population protection and rehabilitation of the Russian territories long after the Chernobyl accident

The paper outlines the history of development of criteria of radiation and social protection of the population of Russia living in the areas contaminated after the Chernobyl accident long after the accident. The trend for lowering the standards with time has been revealed and causes of this trend are analyzed. It is shown that the optimization principle has not been applied in an explicit form for protection of the population. The current and predicted radiation situation in the contaminated areas of Russia is described and the main pathways of internal and external exposure are identified. Possibilities available today to reduce population dose are discussed. Proposed are criteria and methods for population protection and rehabilitation of Russian territories.

Текст научной работы на тему «Критерии защиты населения и реабилитации территорий России в отдаленный период после чернобыльской аварии»

РАДИАЦИОННАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ

Критерии защиты населения и реабилитации территорий России в отдаленный период после чернобыльской аварии

Балонов М.И., Анисимова Л.И.*, Перминова Г.С.**

Институт радиационной гигиены, Санкт-Петербург;

* - МЧС России, Москва;

** - Минздрав России, Москва

В статье изложена история развития критериев радиационной и социальной защиты населения России, проживающего в районах, загрязненных радионуклидами вследствие чернобыльской аварии, в отдаленные после нее сроки. Показана тенденция к снижению нормативов со временем и проанализированы причины этой тенденции. Отмечено, что в явной форме принцип оптимизации не применялся для защиты населения.

Описана современная и прогнозируется будущая радиационная обстановка в загрязненных районах России, выявлены основные пути внешнего и внутреннего облучения населения. Показаны современные возможности снижения дозы облучения населения. Предложены перспективные критерии и способы защиты населения и реабилитации территорий России.

Criteria for population protection and rehabilitation of the Russian territories long after the Chernobyl accident

Balonov M.I., Anisimova L.I.*, Perminova r.C.**

Institute of Radiation Hygiene, St.Petersburg;

* - Ministry of Emergencies of Russia, Moscow;

** - Ministry of Health Care of Russia, Moscow

The paper outlines the history of development of criteria of radiation and social protection of the population of Russia living in the areas contaminated after the Chernobyl accident long after the accident. The trend for lowering the standards with time has been revealed and causes of this trend are analyzed. It is shown that the optimization principle has not been applied in an explicit form for protection of the population. The current and predicted radiation situation in the contaminated areas of Russia is described and the main pathways of internal and external exposure are identified. Possibilities available today to reduce population dose are discussed. Proposed are criteria and methods for population protection and rehabilitation of Russian territories.

Введение

Вскоре после чернобыльской аварии в 1986 г. и применительно к ее особенностям Министерством здравоохранения СССР были установлены и регулярно обновлялись временные дозовые пределы облучения населения, временные допустимые уровни содержания радионуклидов в пищевых продуктов и питьевой воде, а также в продуктах сельского хозяйства, лесной и строительной промышленности и др. [1], обеспечивающие радиационную безопасность населения. В 1988 г. НКРЗ СССР разработала и Правительство СССР одобрило "Концепцию безопасного проживания населения на территории, загрязненной радионуклидами в результате чернобыльской аварии” ("Кон-

цепция 35 бэр”). В 1990 г. был принят Закон СССР

о социальной защите граждан, пострадавших от чернобыльской катастрофы. Законы и нормативы в республиках СССР как правило повторяли союзные документы. После разделения СССР в 1991 г. законодательство и нормирование в новых странах развивалось более независимо, с учетом современных рекомендаций международной науки [2, 3].

В настоящей статье рассмотрены критерии, положенные в основу радиационной и социальной защиты населения России после 1991 г., а также предложения по их развитию применительно к задачам реабилитации территорий, загрязненных долгоживущими радионуклидами.

1. Критерии защиты населения России в 1991-1998 гг.

В 1991 г., по прошествии пяти лет после аварии, официальным постоянным критерием защищенности населения от облучения техногенными источниками был предел годовой эквивалентной дозы для ограниченной части населения, равный 5 мЗв, согласно НРБ-76/87 [4]. Указанный предел дозы обоснован как уровень допустимого ежегодного облучения населения, при котором в течение жизни не возникают медицинские последствия, обнаруживаемые современными методами. Хотя это обоснование несколько отлично от международного, изложенного в Публикации 26 МКРЗ [5], численные значения предела дозы для населения СССР и рекомендованного МКРЗ одинаковы. Эта доза оценивалась как средняя доза излучения во всем теле у лиц критической группы населения. Годовые дозы внешнего и внутреннего облучения населения для сравнения с пределом дозы оценивали расчетным путем по результатам мониторинга окружающей среды и пищевых продуктов и подтверждали результатами индивидуальных измерений с помощью ТЛД и СИЧ в зоне чернобыльской аварии.

Применительно к последствиям чернобыльской аварии оценивали дозы и решали вопросы защиты населения для жителей отдельных населенных пунктов (НП). Населенный пункт был выбран пространственной единицей в связи со значительной пятнистостью радиоактивного загрязнения, особенно в районах влажных выпадений радионуклидов. Систематические измерения и официальные данные Госкомгидромета также привязаны к НП загрязненной территории, в пределах и в ближнем

С 1991 г. в стране действует "Закон о социальной защите граждан ...” [9], построенный на зонировании территории по плотности загрязнения почвы долгоживущими радионуклидами. В зависимости от этого показателя, косвенно связанного с уровнем облучения жителей НП, установлены

ареале которых загрязнение, как правило, относительно равномерно.

С 1988 г. воплощалась в жизнь вышеупомянутая "Концепция 35 бэр”, согласно которой жители населенных пунктов, где по расчетному прогнозу ожидалась в течение 70 лет средняя доза выше 35 бэр (350 мЗв), подлежали переселению на незагрязненную территорию. Напротив, в НП, где доза ожидалась менее 350 мЗв, защитные меры предлагалось отменить во избежание стресса у населения. Формально этот критерий, основанный на простом расчете (350 мЗв = 5 мЗв/годх70 лет), согласован с ранее принятыми нормативными документами СССР и МКРЗ [4, 5].

Ограничение внутреннего облучения населе-

137л 90 о

ния радионуклидами Сэ и Бг основывалось на

системе временных допустимых уровней (ВДУ) их содержания в пищевых продуктах [6, 7]. Как известно, расчетная задача нормирования пищевых продуктов не имеет однозначного решения. При расчете численных значений ВДУ для различных пищевых продуктов, как и в практике нормирования ЕС в этот же период [8], стремились не превысить предел дозы 5 мЗв, а позднее 1 мЗв, и учитывали вклад пищевых продуктов в рацион питания населения России. Учитывали также реальные возможности ограничения содержания радионуклидов в отдельных сельскохозяйственных и природных пищевых продуктах. ВДУ на основные пищевые продукты, приведенные в таблице 1, уменьшали с течением времени как в связи с ужесточением дозовых нормативов в 1990-х гг., так и с реальным уменьшением загрязнения сельскохозяйственных пищевых продуктов по естественным причинам и в результате защитных мер.

меры социальной защиты вплоть до переселения в незагрязненную местность за счет государства, а также привилегии и денежные компенсации. В частности, согласно этому закону подлежат обязательному переселению жители НП, где средняя годовая эффективная доза (СГЭД) превышает

Таблица 1

Временные допустимые уровни содержания радионуклидов 134Сэ, 137Сэ и 9<^г в пищевых продуктах и питьевой воде, Бк/кг

Продукт ВДУ-91 ВДУ-93

134Сэ, 137Сэ 90Бг 137Сэ 90Бг

Питьевая вода 19 4 - -

Молоко и молочные продукты 370 37 370 37

Мясо и мясные продукты 740 - 600 -

Зерновые продукты 370 37 370 37

Детское питание 185 4 185 4

Грибы и лесные ягоды 1480-7400 - 600 -

Сушеные грибы.

5 мЗв или плотность загрязнения почвы 137Сэ -40 Ки/км2 (1,4 МБк/м2). Для реализации этого закона была разработана методика оценки СГЭД [10], которая определена как средняя доза внешнего и внутреннего облучения взрослых жителей НП для условий "без активных мер радиационной защиты населения”, т.е. без учета снижения дозы вследствие дезактивации НП, поставок населению радиационно-чистых продуктов и др. Однако для решения социально острого вопроса об обязательном переселении жителей фактическую СГЭД в условиях проведения мер радиационной защиты следует определить по результатам индивидуальной дозиметрии жителей методами ТЛД- и СИЧ-измерений.

В 1995 г. РНКРЗ разработала "Концепцию радиационной, медицинской и социальной защиты и реабилитации населения, пострадавшего от радиационных аварий” [11], где введено зонирование территорий, загрязненных долгоживущими радионуклидами, исключительно по величине текущей СГЭД, а не по уровню загрязнения местности радионуклидами. В населенных пунктах, где доза не достигает 1 мЗв, условия жизни людей никак не ограничиваются. В НП, где СГЭД превышает 1 мЗв, но не достигает 5 мЗв (зона радиационного контроля), предписывается проведение мониторинга облучения населения и мер радиационной защиты на основе принципа оптимизации. В зоне ограниченного проживания, где СГЭД лежит в диапазоне 5-20 мЗв, также осуществляются меры мониторинга и защиты и оказывается помощь жителям в добровольном переселении по мотивам повышенного радиационного риска. Населенные пункты, где СГЭД превышает 20 мЗв, в России отсутствуют.

В современном международном нормировании годовой предел дозы для населения 1 мЗв относится к техногенным контролируемым источникам излучения, а не к последствиям радиационных аварий. Однако в отдаленные сроки после крупномасштабных аварий население пострадавших территорий резонно требует применения к нему тех же критериев радиационной защиты, что и ко всему населению. При этом, учитывая невозможность повсеместного соблюдения годовой дозы в 1 мЗв, дозовые границы зон следует понимать как уровни действия в отношении применения мер радиационной защиты [3]. Этот подход фактически принят в Концепции-95 [11].

Трактовка СГЭД в Концепции-95 аналогична таковой применительно к Закону 1991 г. и предполагает оценку годовой дозы аварийного облучения у жителей при нормальном образе жизни, без уче-

та эффекта мер защиты. Если при нормальном образе жизни годовая доза облучения населения превышает уровень 1 мЗв, признанный безопасным для всего населения страны (см. ниже) и мира в целом [2, 3], целесообразно применение оптимизированных мер радиационной защиты. Такое вмешательство неизбежно ограничивает образ жизни и деятельность населения (содержание домашнего скота, пользование дарами природы и др.) и должно быть компенсировано мерами социальной защиты. Меры социальной защиты (инвестиции, экономические привилегии, компенсации и др.) должны, в первую очередь, применяться к территориям и населению, которым чернобыльская авария нанесла реальный экономический ущерб: загрязнение продукции, замедленное экономическое развитие и др. Наиболее уязвима к радиоактивному загрязнению продукция сельского хозяйства, лесной, топливной и строительной промышленности, которая на многие годы оказалась неконкурентоспособной.

Принятый в 1995 г. Закон о радиационной безопасности населения [12] и развивающие его положения Нормы радиационной безопасности НРБ-96 [13] в части защиты населения в отдаленные сроки после радиоактивного загрязнения местности воспроизводят положения Концепции-95. Одновременно в качестве основного предела дозы облучения населения контролируемыми техногенными источниками вслед за МКРЗ [2] и МАГАТЭ [3] в России впервые принята годовая эффективная доза 1 мЗв.

Таким образом, среди тенденций можно отметить снижение со временем нормативов, обусловленное, с одной стороны, снижением международных дозовых пределов после 1990 г. [2, 3], а с другой - реальным улучшением радиационной обстановки, допускающим применение сниженных критериев без разорительных затрат на защиту. Следует также отметить, что в СССР и позднее в России при борьбе с последствиями радиационных аварий в явной форме не применяли на практике важный принцип современной радиационной защиты - принцип оптимизации. Среди причин можно указать медленное внедрение в законодательство и нормирование концепций риска и взвешивания пользы и вреда, отсутствие соответствующей методической базы, централизованный характер системы управления и внутреннюю противоречивость экономической системы как в период социализма, так и в нынешний переходный период. Можно ожидать и приветствовать более активное внедрение принципа оптимизации по мере становления рыночной экономики в России.

2. Современное и будущее облучение населения вследствие чернобыльской аварии

В отдаленный период после чернобыльской аварии население ряда районов Брянской, Тульской, Калужской, Орловской и других областей России продолжает подвергаться внешнему и

внутреннему облучению излучением долгоживу-

137л 90 о

щих радионуклидов Сэ, Бг и трансурановых элементов (238Ри, 239Ри, 240Ри, 241Ат и др.). Внешнее облучение жителей обусловлено преимущественно у-излучением 137Сэ, отложившегося на почве, а внутреннее - поступлением в организм с местными пищевыми продуктами 137Сэ и в меньшей

90

степени Бг, а также вдыханием трансурановых элементов вместе с аэрозольными частицами почвы [14-18].

Внутреннее облучение вносит вклад в годовую дозу, близкий к дозе внешнего облучения, в местностях с легкими песчаными почвами в Брянской и Калужской областях, а в районах Брянской области с торфяными почвами внутреннее облучение превалирует. Напротив, в черноземных районах Тульской, Орловской и др. областей 137Сэ связан с частицами почвы, по пищевой цепочке мигрирует слабо, вследствие чего доза на 90% и более формируется внешним облучением - рисунок 1. В настоящее время значительный вклад (от 10 до 70%) во внутреннее облучение жителей долгоживущим 137Сэ вносит поступление в организм с лесными грибами и ягодами, загрязнение которых в 10-100 раз выше, чем местного молока, мяса и других сельскохозяйственных продуктов [14-18]. Вследствие экономических трудностей потребление лесных продуктов за последние 3-5 лет возросло, а вместе с ним - и внутреннее облучение, в среднем, в 1,1-1,5 раза.

Мощность дозы в воздухе населенных пунктов Брянской области в 1995-1997 гг. не превысила 3 мкЗв/час в селах Красногорского района и

0,5 мкЗв/час в г. Новозыбкове. Концентрация 137Сэ в молоке в 1995-1997 гг. находилась в основном от 37 до 370 Бк/л и в большинстве проб не превысила ВДУ-93. Среднее содержание 137Сэ в организме жителей составило в пределах от 4 кБк в г. Ново-зыбкове до 40 кБк в некоторых селах. Средняя фактическая (по данным СИЧ-измерений) годовая эффективная доза в 1996 г. у жителей г. Новозыб-кова вследствие аварии ЧАЭС - около 0,8 мЗв, а в селах контролируемой территории - от 1 до 6 мЗв.

В НП Калужской, Тульской и Орловской областей мощность дозы в воздухе в 1995-1997 гг. не превысила 1 мкЗв/ч. Концентрация 137Сэ в молоке за редкими исключениями (некоторые села Калужской области) не достигала ВДУ-93, а в Тульской и Орловской областях лежала в диапазоне 4-40 Бк/л. Среднее содержание 137Сэ в организме жителей - от менее 4 кБк в Тульской и Орловской

областях до 7 кБк в некоторых селах Калужской области. Средняя годовая доза у жителей сел указанных областей не превысила 1 мЗв.

В районах Белгородской, Воронежской, Курской, Ленинградской, Липецкой, Пензенской, Рязанской, Смоленской, Тамбовской и Ульяновской областей и Республики Мордовия мощность дозы в воздухе населенных пунктов в 1995-1997 гг. не превышала 0,3 мкЗв/ч. Концентрация 137Сэ в молоке не достигала ВДУ-93 и находилась преимущественно в диапазоне 0,4-40 Бк/л. Средняя годовая доза у жителей населенных пунктов не достигала 1 мЗв.

В период после 1997 г. ожидается замедленное снижение мощности дозы в воздухе (рисунок 2 [17]) и концентрации 137Сэ в молоке на 4-8% в год. При этом снижение содержания 137Сэ в лесных продуктах (грибах, ягодах, дичи) происходит гораздо медленнее и в ряде продуктов обусловлено только радиоактивным распадом на 2% в год - рисунок 3 [18]. Согласно имеющимся дозиметрическим моделям население загрязненных районов уже получило за 1986-1995 гг. около 60% дозы внешнего облучения от всех выпавших радионуклидов. Остальные 40% будут обусловлены у-излучением Сэ-137 и ожидаются в течение следующих 60 лет, т.е. до 2056 г. Внутреннее облучение жителей Брянской области, не потребляющих лесные пищевые продукты (грибы, ягоды и др.), в 1998-2056 гг. ожидается близким по величине к дозе внешнего облучения, а у остальных - в 1,5-3 раза выше дозы внешнего облучения.

Среди активных мер радиационной защиты населения в отдаленный период чернобыльской аварии следует разделять меры по снижению дозы внешнего и внутреннего облучения и переселение жителей в местность, не загрязненную радионуклидами. Последняя крупномасштабная кампания дезактивации населенных пунктов Брянской области была проведена войсками Гражданской обороны СССР в 1989 г. В рассматриваемый период с 1991 г. дезактивировали в плановом порядке лишь отдельные объекты частого пребывания жителей (детские сады, школы, больницы и т.д.) [16].

Меры по ограничению внутреннего облучения населения включают бракераж загрязненных и поставку населению незагрязненных пищевых продуктов (в первую очередь, мясомолочных), мелиорацию сельскохозяйственных угодий и другие меры по уменьшению перехода радионуклидов цезия и стронция из почвы в растения, защитные меры в животноводстве и мясомолочной промышленности. Еще в 1986 г. у жителей более ста населенных пунктов наиболее загрязненных юго-западных районов Брянской области был принудительно закуплен государством мясомолочный скот, что безусловно способствовало быстрому снижению внутреннего облучения. Наиболее эф-

фективной современной мерой по снижению концентрации 1370б в молоке и мясе в 5-10 раз является применение кормовых добавок, содержащих препараты феррацина. Целесообразна настоятельная пропаганда среди населения ограничений в потреблении природных продуктов и применения кулинарной обработки, способствующей удалению 1370б. Перечисленные меры в 1991-1997 гг. применялись, в основном, в Брянской области и дали снижение дозы внутреннего облучения жителей в 1,5-5 раз [14, 15, 16].

Переселение жителей загрязненной территории Брянской области в “чистые” районы осуществлялось как мера радиационной защиты в соответствии с упомянутой выше “Концепцией 35 бэр” преимущественно в 1988-1992 гг. Всего в плановом и добровольном порядке из загрязненных районов переехали около 50 тысяч жителей. После 1992 г. плановое переселение в связи с радиационным фактором было фактически прекращено [16].

Рис. 1. Вклад (в %) путей облучения и групп пищевых продуктов в годовую дозу у сельских жителей Брянской области (плотность загрязнения почвы 1370б - 0,1 МБк/м2).

Рис. 2. Уменьшение мощности дозы в воздухе со временем вследствие миграции 1370б в целинной почве вдали от источника выброса [17].

Годы

Рис. 3. Зависимость коэффициента перехода КП 137Cs из почвы в молоко (а) и грибы (boletus luteus, b) в Брянской области от времени после чернобыльской аварии [18].

3. Предлагаемые критерии защиты населения и реабилитации территорий

Реабилитация территорий России, подвергшихся значительному радиоактивному загрязнению вследствие аварии ЧАЭС, т.е. комплекс мер по восстановлению хозяйственной деятельности, а также образа и уровня жизни населения, близких к таковым на соседних, незагрязненных, территори-

ях, должна проводиться в сочетании с продолжающимися мерами по защите населения от радиологических последствий аварии. Задачами комплекса мер по защите населения и реабилитации территорий являются:

1) долговременная радиационная и социальная защита населения;

2) специальное медицинское обеспечение населения;

3) восстановление хозяйственной деятельности населения и приоритетное социальное развитие региона;

4) восстановление экономической и экологической ценности окружающей среды.

Ниже предлагаются и кратко обосновываются критерии и основные пути решения сформулированных задач:

Задача 1: Долговременная радиационная и социальная защита населения

Категории населения:

• население, проживающее на загрязненной территории;

• население, возвращающееся на загрязненную территорию для постоянного проживания;

• лица, работающие на загрязненной территории.

Критерии радиационной защиты:

• применение оптимизированных мер радиационной защиты в населенных пунктах, где средняя годовая эффективная доза у жителей вследствие аварийного облучения превышает

1 мЗв;

• возврат населения на загрязненную территорию при условии непревышения средней годовой эффективной дозы у жителей населенного пункта 1 мЗв вследствие аварийного облучения;

• ограничение облучения работающих, вследствие их производственной деятельности, на основе дозовых пределов для персонала;

• оптимизация мер защиты в отношении затрат и пользы с учетом социально-психологических аспектов.

Обоснование критериев: Уровень действия, равный 1 мЗв средней годовой эффективной дозы облучения постоянных жителей НП, выбран по аналогии с пределом дозы для населения при нормальной эксплуатации источников. В отдаленные сроки после аварии к пострадавшему населению следует применять те же критерии радиационной защиты, что и ко всему населению. При этом учтено, что в районах России, загрязненных радионуклидами после чернобыльской аварии, отсутствуют иные источники существенного техногенного облучения населения. Вмешательство в целях радиационной защиты, приводящее к ограничению хозяйственной деятельности или образа жизни населения, должно возмещаться мерами социальной защиты.

В отношении возврата людей в НП загрязненной территории имеется возможность регулирования, и этот процесс, приводящий к повышению уровня облучения, можно рассматривать

как аналог практической деятельности. Соответственно, к этой ситуации целесообразно применять предел годовой дозы 1 мЗв.

Радиационная защита работающих на загрязненной территории регламентируется нормами НРБ-96. При этом допускается годовая эффективная доза 5 мЗв вследствие их производственной деятельности как для персонала группы Б, находящегося по условиям работы в сфере воздействия источников ионизирующего излучения (ИИИ), и 20 мЗв для персонала группы А, работающего с ИИИ [13].

Методы защиты населения:

• нормирование и контроль радиоактивного загрязнения пищевых продуктов;

• применение препаратов феррацина и др. мер защиты в мясомолочном производстве;

• выбор видов природных пищевых продуктов (лесных грибов и ягод, озерной рыбы и дичи) и способов их кулинарного приготовления;

• дезактивация отдельных объектов в населенных пунктах (детские сады и школы, дворы жилых домов, производственные участки и др.);

• компенсации жителям НП, где меры защиты ограничивают жизнедеятельность населения.

Задача 2: Специальное медицинское обеспечение населения

Критерии отбора:

• лица, пострадавшие от радиационного воздействия, т.е. заболевшие в связи с аварийным облучением;

• лица, облученные в результате радиационной аварии, т.е. получившие эффективную дозу острого облучения выше 50 мЗв или дозу хронического облучения выше 70 мЗв .

Методы:

• регулярное диспансерное обследование состояния здоровья;

• бесплатная специализированная медицинская помощь;

• государственное страхование жизни и здоровья;

• регистрация и участие в эпидемиологических исследованиях.

Задача 3: Восстановление хозяйственной деятельности населения и приоритетное социальное развитие региона

Критерий выбора территорий:

• территории и населенные пункты, где вследствие чернобыльской аварии ограничивалась хозяйственная деятельность предприятий и населения, а в настоящее время или в ближайшем будущем возможно производство продук-

ции, удовлетворяющей гигиеническим требованиям.

Методы восстановления и развития:

• государственные инвестиции и льготное кредитование экономического развития и строительства;

• снижение налогообложения производства;

• приоритетное развитие инфраструктуры (дороги, связь, электро- и теплоснабжение и др.) и строительство учреждений здравоохранения.

Задача 4: Восстановление экономической и экологической ценности окружающей среды

Критерии:

• применение оптимизированных мер восстановления лесов, лугов, водоемов и др., если годовые дозы облучения их посетителей превышают 1 мЗв;

• содержание радионуклидов в природной пищевой, сырьевой и лесопромышленной продукции должно удовлетворять гигиеническим требованиям.

Методы:

• дезактивация отдельных природных участков длительного пребывания населения и производственных участков;

• внедрение технологий в лесной и сырьевой промышленности, водопользовании и сельском хозяйстве, обеспечивающих производство продукции, удовлетворяющей гигиеническим требованиям;

• контроль внешнего и внутреннего облучения населения и работающих в природной среде.

Заключение

Таким образом, в отдаленный период через 1012 лет после чернобыльской аварии главным образом по естественным причинам, а также благодаря применению широкомасштабных мер радиационной защиты населения годовые эффективные дозы внешнего и внутреннего облучения населения снизились в 10-20 раз по сравнению с первым годом после аварии. Дальнейшее снижение дозы ожидается со скоростью 4-8 % в год в зависимости от природных условий. В местности с черноземными почвами (Тульская, Орловская и др. области) преобладает внешнее облучение населения излучением 1370б, в местности с дерновоподзолистыми песчаными и супесчаными почвами (Брянская, Калужская и др. области) сопоставимый

по величине вклад в дозу дает внутреннее облу-

137~ 90 о

чение вследствие поступления Об и Бг с пищевыми продуктами, а в местности с торфяными почвами вклад в дозу внутреннего облучения пре-

вышает вклад внешнего облучения. Следует отметить снижение со временем вклада в дозу внутреннего облучения поступления 137Cs с молочномясными продуктами и возрастание вклада природных продуктов до 30-70%.

В связи со снижением и стабилизацией уровней облучения населения сложились условия для перехода к долгосрочным мерам защиты населения и реабилитации территорий. Это предполагает решение следующих 4-х задач: долговременная радиационная и социальная защита населения; специальное медицинское обеспечение населения; восстановление хозяйственной деятельности населения и приоритетное социальное развитие региона; восстановление экономической и экологической ценности окружающей среды. В разделе 3 статьи предложены наиболее целесообразные в настоящее время методы защиты населения и реабилитации загрязненных территорий России и критерии для суждения о достижении поставленных целей.

Литература

1. Булдаков Л.А., Аветисов Г.М., Балонов М.И., Константинов Ю.О. Теория и практика радиационного нормирования до и после аварии на Чернобыльской АЭС//Медицинские аспекты аварии на Чернобыльской атомной электростанции. - Киев: Здоровье, 1988. - С. 53-59.

2. Рекомендации Международной комиссии по радиологической защите 1990 года. Публикация 60 МКРЗ. - М.: Энергоатомиздат, 1994.

3. International Basic Safety Standards for Protection against Ionizing Radiation and for Safety of Radiation Sources. - Vienna: IAEA, 1996.

4. Нормы радиационной безопасности НРБ-76/87. - М.: Энергоатомиздат, 1988.

5. Радиационная защита. Публикация 26 МКРЗ. - М.: Атомиздат, 1978.

6. Временные допустимые уровни содержания радионуклидов Cs и 90Sr в пищевых продуктах и питьевой воде (ВДУ-91). - М.: МЗ СССР, 1991.

7. Временные допустимые уровни содержания радионуклидов цезия-134, -137 и стронция-90 в пищевых продуктах (ВДУ-93). Гигиенические нормативы ГН 2.6.005-93. ГКСЭН России, Москва, 1993.

8. European Commission. Council Regulation (EEC) No 737/90 of 22 March 1990.

9. Закон РСФСР “О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС” от 15 мая 1991 г.

10. Определение средней годовой эффективной дозы облучения жителей населенных пунктов Российской Федерации, подвергшихся радиоактивному загрязнению вследствие аварии на Чернобыльской АЭС. Методические указания Госкомсанэпиднадзора Российской Федерации МУ 2.7.7.001-93 от 12.03.93 г.

11. Концепция радиационной, медицинской, социальной защиты и реабилитации населения Российской Фе-

дерации, подвергшегося аварийному облучению. РНКРЗ, 1995.

12. Закон Российской Федерации “О радиационной безопасности населения” от 9 января 1996 г.

13. Нормы радиационной безопасности НРБ-96. Гигиенические нормативы ГН 2.6.1.054-96. - М.: ГКСЭН России, 1996. - 126 с.

14. Справочник по радиационной обстановке и дозам облучения в 1991 г. населения районов Российской Федерации, подвергшихся радиоактивному загрязнению вследствие аварии на Чернобыльской АЭС /Под ред. М.И. Балонова. - С.-Петербург, 1993. -147 с.

15. Балонов М.И., Брук Г.Я., Голиков В.Ю., Еркин В.Г., Звонова И.А., Пархоменко В.И., Шутов В.Н.

Облучение населения Российской Федерации

вследствие аварии на Чернобыльской АЭС //Радиация и риск. - 1996. - Вып. 7. - С. 39-71.

16. 10 лет чернобыльской катастрофы. Итоги и проблемы преодоления ее последствий в России: Российский национальный доклад/Под ред. Владимирова В.А. - Москва, 1996. - 33 с.

17. Pathway analysis and dose distribution. Report for JSP-5. Ed. by P. Jacob and I. Likhtarev, 1996. EUR 16541EN, Luxembourg, 130 pp.

18. Shutov V.N., Bruk G.Ya., Basalaeva L.N., Vasilevit-skiy V.A., Ivanova N.P. аnd Kaplun I.S. The role of mushrooms and berries in the formation of internal exposure doses to the population of Russia after the Chernobyl accident//Radiation Protection Dosimetry. -1996. - Vol. 67, No. 1. - P. 55-64.