Научная статья на тему 'Критерии выбора инструментов финансирования при осуществлении сделок по слияниям и поглощениям'

Критерии выбора инструментов финансирования при осуществлении сделок по слияниям и поглощениям Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

CC BY
171
28
Поделиться
Ключевые слова
ИСТОЧНИКИ ФИНАНСИРОВАНИЯ / ФИНАНСОВЫЕ ИНСТРУМЕНТЫ / СДЕЛКИ М&А / SOURCES OF FUNDING / FI NANCIAL INSTRUMENTS / TRANSACTIONS FOR MERGERS AND ACQUISITIONS

Аннотация научной статьи по экономике и бизнесу, автор научной работы — Варыгин Сергей Алексеевич

В статье исследуются вопросы возможного применения соответствующего финансового инструментария для совер-шения сделок на российском рынке слияний и поглощений. Проведенный анализ факторов, определяющих выбор инстру-ментов финансирования сделок слияний и поглощений в современной системе финансового рынка, позволил предложить авторское структурирование критериев выбора инструментов финансирования на определяющие возможность использо-вания финансовых инструментов в сделках по слияниям и поглощениям и определяющие готовность их использования участниками сделок по слияниям и поглощениям. Особо выделены такие критерии, как: доступность финансовых инстру-ментов для участников сделок; срок совершения сделок по слияниям и поглощениям; масштаб совершаемых сделок; уровень публичности, предполагаемый совершаемой сделкой; оценка перспектив развития бизнеса компаниями, прини-мающими участие в подобных сделках; структура собственности компаний, принимающих участие в сделках по слияни-ям и поглощениям.

Похожие темы научных работ по экономике и бизнесу , автор научной работы — Варыгин Сергей Алексеевич

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

CRITERIA FOR SELECTING FINANCIAL INSTRUMENTS OF MERGERS AND ACQUISITIONS

The article examines various aspects and possibilities of choosing different fi nancial instruments for making transactions in the Russian market of mergers and acquisitions. Having analyzed the factors that determine the choice of instruments for fi nancing mergers and acquisitions in the current system of the fi nancial market, the author suggests a new structuring of criteria for selecting fi nancing instruments into those that determine the possibility of using fi nancial instruments in mergers and acquisitions and those that show the willingness of fi nancial players to use them. The following criteria are given detailed analysis: availability of fi nancial instruments for transaction participants, maturity of mergers and acquisitions, scale of transactions, level of expected publicity, business prospects forecast by companies participating in such transactions, legal status of companies involved in mergers and acquisitions transactions.

Текст научной работы на тему «Критерии выбора инструментов финансирования при осуществлении сделок по слияниям и поглощениям»

♦-

Sergey Alekseevich Varygin,

postgraduate student of the department of finance, Saratov socio-economic institute (branch) of Plekhanov Russian University of Economics

УДК 336.0/.5

Сергей Алексеевич Варыгин,

аспирант кафедры финансов, Саратовский социально-экономический институт (филиал)

РЭУ им. Г.В. Плеханова

sergvar2014@yandex.ru

КРИТЕРИИ ВЫБОРА ИНСТРУМЕНТОВ ФИНАНСИРОВАНИЯ ПРИ ОСУЩЕСТВЛЕНИИ СДЕЛОК ПО СЛИЯНИЯМ И ПОГЛОЩЕНИЯМ

В статье исследуются вопросы возможного применения соответствующего финансового инструментария для совершения сделок на российском рынке слияний и поглощений. Проведенный анализ факторов, определяющих выбор инструментов финансирования сделок слияний и поглощений в современной системе финансового рынка, позволил предложить авторское структурирование критериев выбора инструментов финансирования на определяющие возможность использования финансовых инструментов в сделках по слияниям и поглощениям и определяющие готовность их использования участниками сделок по слияниям и поглощениям. Особо выделены такие критерии, как: доступность финансовых инструментов для участников сделок; срок совершения сделок по слияниям и поглощениям; масштаб совершаемых сделок; уровень публичности, предполагаемый совершаемой сделкой; оценка перспектив развития бизнеса компаниями, принимающими участие в подобных сделках; структура собственности компаний, принимающих участие в сделках по слияниям и поглощениям.

Ключевые слова: источники финансирования, финансовые инструменты, сделки М&А.

CRITERIA FOR SELECTING FINANCIAL INSTRUMENTS OF MERGERS AND ACQUISITIONS

The article examines various aspects and possibilities of choosing different financial instruments for making transactions in the Russian market of mergers and acquisitions. Having analyzed the factors that determine the choice of instruments for financing mergers and acquisitions in the current system of the financial market, the author suggests a new structuring of criteria for selecting financing instruments into those that determine the possibility of using financial instruments in mergers and acquisitions and those that show the willingness of financial players to use them. The following criteria are given detailed analysis: availability of financial instruments for transaction participants, maturity of mergers and acquisitions, scale of transactions, level of expected publicity, business prospects forecast by companies participating in such transactions, legal status of companies involved in mergers and acquisitions transactions.

Keywords: sources offunding, financial instruments, transactions for mergers and acquisitions.

При структурировании сделок по слияниям и поглощениям, в том числе и с позиции их финансирования, помимо характеристик самих финансовых инструментов, доступных компаниям, принимающим участие в подобных сделках, большую роль играют ожидания и предпочтения участников этих сделок. Необходимо отметить, что финансовые предпочтения, формирующиеся в сфере слияний и поглощений, априори имеют двойственную природу: с одной стороны, они имеют субъективный характер, обусловленный, в частности, предпочтениями собственников компаний (например, в рамках сделки по поглощению компании при желании собственника поглощаемой компании полностью выйти из бизнеса и кардинально сменить сферу своей деятельности наиболее предпочтительным вариантом финансирования данной сделки станет проведение расчетов денежными средствами с минимальным использованием других финансовых инструментов), а с другой стороны, существуют объективные ограничения по использованию финансовых инструментов в рамках таких сделок, т.е. далеко не весь перечень финансовых инструментов, теоретически доступных на российском рынке

слияний и поглощений, может найти свое практическое применение [6; 10].

Как нам представляется, субъективная сторона формирования финансовых предпочтений на рассматриваемом рынке имеет ярко выраженный индивидуальный характер (проще говоря, субъективный компонент будет уникальным для каждой отдельно взятой сделки по слияниям и поглощениям, причем в значительной степени она будет возникать и трансформироваться ситуативно, в том числе в зависимости от действий, предпринимаемых другой стороной (или сторонами) сделки) [12]. Одновременно объективные ограничения отличаются более высоким уровнем универсальности, причем, по нашему мнению, они могут быть достаточно четко формализованы и представлены в виде набора критериев, применение которых дает возможность экономически обоснованного выбора инструментов финансирования сделок по слияниям и поглощениям. Фактически речь идет о том, что обоснованный покритериальный анализ позволяет каждой компании вне зависимости от ее отраслевой принадлежности и масштабов бизнеса осуществить выбор тех финансовых инструментов, которые

целесообразно использовать в качестве средства расчетов при совершении сделок по слияниям и поглощениям.

Мы полагаем, что при формировании набора подобных критериев одновременно должно соблюдаться сразу несколько условий:

1) равнозначность применяемых критериев (данное условие предполагает построение системы равноценных критериев и, соответственно, осознанный отказ от построения критериальной иерархии, т. е. ни один из включенных в набор критериев не признается более или менее важным по сравнению с остальными критериями);

2) однократность применения критериев (каждый применяемый критерий рассматривается в качестве своеобразного фильтра, позволяющего произвести обоснованный отсев тех финансовых инструментов, которые нецелесообразно использовать при совершении конкретной сделки по слияниям и поглощениям);

3) произвольная последовательность применения критериев (в зависимости от специфики конкретной сделки по слияниям и поглощениям критерии могут применяться в любом порядке, однако вне зависимости от последовательности их применения, в конечном итоге, они должны давать идентичный результат, т. е. оптимальной последовательностью применения набора критериев является та, которая позволяет с минимальными затратами времени и сил отсеять непригодные в контексте конкретной сделки по слияниям и поглощениям финансовые инструменты).

Подобный подход предполагает, что каждая из сторон совершаемой сделки изначально имеет достаточно четкую переговорную позицию, которая, в частности, выражается в однозначном определении тех условий сделки, которые сторона считает для себя абсолютно неприемлемыми (в качестве типичного примера подобных предельных условий в сфере сделок по слияниям и поглощениям можно привести срок совершения сделки).

Нужно подчеркнуть, что предлагаемый подход является нетипичным для специализированной научной литературы, для которой характерна весьма примечательная особенность: подавляющее большинство исследователей ограничивается формированием набора критериев, не рассматривая при этом алгоритм их применения.

Так, В.А. Слепов, Т.Ю. Кулакова, Р.Т. Кулиева, проводя анализ слияний и поглощений в современной системе финансового рынка, предлагают следующий набор факторов, определяющих выбор инструментов финансирования подобных сделок: «наличие избыточных денежных средств, необходимых для сделки М&А; масштаб сделки или стоимость привлечения; величина премии или прибыли; готовность компании к сделке М&А; срок иммобилизации собственных средств или привлечения заемных ресурсов; требуемая публичность; влияние на показатель достаточности капитала

компании; благоприятная ситуация на мировом финансовом рынке» [9].

Еще одна точка зрения по рассматриваемому вопросу представлена в работах С. А. Григорьевой и Н.В. Фоменко, которые на основе анализа фактически совершенных сделок по слияниям и поглощениям, делают вывод о том, что «основными факторами, объясняющими выбор способа оплаты слияний и поглощений, являются: доступность финансовых ресурсов, относительный и абсолютный размер сделки, динамика отношения рыночной стоимости компании-покупателя к балансовой стоимости. Кроме того, важную роль также играют доля институциональных инвесторов в акционерном капитале компании-покупателя, размер приобретаемой доли компании, а также доля приобретаемой компании, которой компания-покупатель владела на момент сделки» [1].

Совершенно другой подход к рассмотрению данной проблематики предлагает Н.Н. Кузнецова, полагающая, что критерии выбора инструментов финансирования сделок по слияниям и поглощениям не являются уникальными и в целом должны соответствовать общим критериям выбора инструментов финансирования, т.е. логика построения набора подобных критериев должна быть если не абсолютно идентичной, то как минимум достаточно похожей. По мнению исследователя, в качестве подобных критериев следует использовать: стоимость инструментов финансирования; их доступность для компании, принимающей участие в сделке; присущие используемым финансовым инструментам риски; оперативность их использования.

При этом Н.Н. Кузнецова особо отмечает, что «сложнее всего для предприятия - повлиять на доступность источников финансирования» [4].

Несколько иная научная позиция представлена в работах Б.Т. Джафарова, который предлагает использовать в качестве ключевого (и, по сути, единственного) критерия выбора инструментов финансирования сделок по слияниям и поглощения стоимость привлечения финансовых ресурсов, при этом в качестве количественного показателя, отражающего их стоимость, автор считает возможным применять средневзвешенную стоимость капитала. Соответственно, выбор финансовых инструментов, используемых для финансирования конкретной сделки по слияниям и поглощениям, предлагается осуществлять путем решения классической оптимизационной задачи (оптимальным признается использование финансового инструмента, который в наименьшей степени увеличивает средневзвешенную стоимость капитала компании) [2].

По нашему мнению, все представленные выше научные позиции обладают определенными недостатками, так как при совершении сделок по слияниям и поглощениям необходимо принимать во внимание как критерии общего характера, опреде-

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

152 ♦-

ляющие саму возможность использования тех

или иных финансовых инструментов компаниями, принимающими участие в подобных сделках, так и более специфические критерии, отражающие готовность компаний применять их в качестве средства расчетов. Соответственно, мы предлагаем провести структурирование разрабатываемого набора критериев, выделив в нем два блока: 1) критерии, определяющие возможность использования финансовых инструментов в сделках по слияниям и поглощениям; 2) критерии, определяющие готовность их использования участниками таких сделок.

Как мы полагаем, последовательность применения выделенных блоков на практике должна определяться спецификой конкретной сделки по слияниям и поглощениям. Например, крупным публичным компаниям, которым доступен широкий набор финансовых инструментов, логично начинать их отбор с критериев готовности использования, а относительно небольшим компаниям, финансовые возможности которых ограничены, целесообразно начинать данную процедуру с критериев возможности использования.

Важно отметить, что полное соответствие того или иного финансового инструмента первому блоку критериев (критерии возможности) должно интерпретироваться следующим образом: компания, принимающая участие в сделке, потенциально может его использовать - и не более того, т.е. первый блок критериев позволяет сформировать перечень теоретически применимых для конкретной сделки финансовых инструментов. Экономическая интерпретация второго критериального блока, как мы думаем, может быть выражена иначе: компания, принимающая участие в сделке, фактически готова использовать конкретный финансовый инструмент, т.е. второй блок критериев позволяет сократить перечень теоретически применимых финансовых инструментов до реально возможного.

Итак, в качестве первого критерия, включаемого в блок критериев, определяющих возможность использования финансовых инструментов в сделках по слияниям и поглощениям, мы предлагаем выделить доступность финансовых инструментов для участников сделок.

В данном случае под доступностью финансового инструмента подразумевается сама возможность его применения компаниями, принимающими участие в сделках по слияниям и поглощениям. Соответственно, финансовый инструмент должен признаваться недоступным только в том случае, если компаниями в принципе не может его использовать по объективным причинам, например в связи с законодательными и нормативными ограничениями [11] (эти причины можно назвать ограничивающими).

Наиболее простой и наглядный пример в этом отношении можно привести в отношении акций. Если речь идет о собственных акциях компании,

принимающих участие в подобной сделке, то на практике эти финансовые инструменты доступны только акционерным обществам (как публичным, так и, с определенными ограничениями, непубличным). Если же совершаемая сделка допускает возможность использования в качестве средства расчетов акций других компаний, в том числе и непосредственно не принимающих участие в сделке (например, наиболее ликвидных акций компаний, представленных на биржевом рынке), то этот финансовый инструмент становится доступным всем участникам сделок по слияниям и поглощениям.

В качестве еще одного примера можно привести российские депозитарные расписки: их использование в качестве средства расчетов при совершении подобных сделок теоретически возможно (по крайней мере, в действующем законодательстве ограничения по этому поводу отсутствуют), однако в действительности они практически не получили распространения в таком качестве. Это обусловлено тем, что для использования российских депозитарных расписок в подобном качестве требуется соблюдение следующего условия: иностранный эмитент, на акции которого выпущены эти депозитарные расписки, должен являться их владельцем (при условии, что иностранный эмитент намерен рассчитываться российскими депозитарными расписками на собственные акции при совершении сделок по слияниям и поглощениям). Соответственно, в силу того что отечественные эмитенты акций априори не могут выпустить российские депозитарные расписки, этот финансовый инструмент на рынке слияний и поглощений для них фактически не доступен.

Необходимо отметить, что различные финансовые инструменты характеризуются разным уровнем доступности для компаний, являющихся участниками сделок по слияниям и поглощениям. Очевидно, что наибольшим уровнем доступности обладают денежные средства (они доступны всем), а доступность остальных финансовых инструментов определяется индивидуальными параметрами как компаний - участников сделки по слияниям и поглощениям, так и спецификой самой сделки.

Вторым критерием, рассматриваемым в рамках данного блока, на наш взгляд, должен являться срок совершения сделок по слияниям и поглощениям.

По нашему мнению, объективное наличие временных ограничений при совершении сделок по слияниям и поглощениям приводит к тому, что использование отдельных финансовых инструментов становится практически невозможным. Прежде всего, данный временной критерий ограничивает возможность использования ценных бумаг и в несколько меньшей степени производных финансовых инструментов, обращающихся на биржевом рынке, при условии, что для целей сделки осуществляется эмиссия акций, выпуск облигаций или на биржу выводятся новые производные финансовые инструменты (например, фьючерсы на акции).

По сути, критерий срока совершения сделки по слияниям и поглощениям отражает потенциальную возможность возникновения своеобразного временного разрыва между желаемым сторонами сроком совершения сделки и сроком, необходимым для выпуска новых финансовых инструментов. При относительно небольшом желаемом сроке совершения сделки происходит отсев финансовых инструментов, выпуск которых элементарно в него не укладывается.

Так, если желаемый срок совершения сделки по поглощению компании составляет два месяца (предположим, что это условие выставлено продающей стороной и не подлежит изменению), то компания-покупатель с учетом требований национального законодательства просто не успеет провести дополнительную эмиссию акций, так как данная процедура предполагает принятие компанией-покупателем решения о размещении акций, его утверждение, государственную регистрацию выпуска, его размещение и, как заключительный этап, государственную регистрацию отчета об итогах выпуска акций, при этом только государственная регистрация выпуска ценных бумаг в общем случае осуществляется в течение 20 дней [5].

Третьим критерием, определяющим возможность использования финансовых инструментов, на рынке слияний и поглощений является масштаб совершаемых сделок.

Масштаб совершаемых сделок де-факто определяет потребность компаний, принимающих в них участие, в финансовых ресурсах и, соответственно, в финансовых инструментах. Для совершения относительно небольших по своим масштабам сделок по слияниям и поглощениям их участники могут использовать любые финансовые инструменты, однако по мере увеличения их масштабов возникают дополнительные ограничения, обусловленные уровнем развития того или иного сегмента национального финансового рынка (проще говоря, далеко не все подобные сделки могут быть объективно осуществлены на локальном финансовом рынке).

Так, при финансировании достаточно крупных сделок по слияниям и поглощениям (как вариант, от 50-60 млрд руб. и более), в рамках которых расчеты между их сторонами осуществляются денежными средствами, на российском рынке возникают сложности с привлечением необходимой суммы. Например, если компания-покупатель намерена привлечь банковский кредит, то число кредитных организаций, способных осуществить выдачу подобного кредита с соблюдением всех регулятивных требований Банка России, в национальной банковской системе априори является относительно небольшим (на практике подобные кредитные операции доступны лишь крупнейшим банкам страны). Если же сама сделка по слияниям и поглощениям не соответствует требованиям кредитных организаций (например, сложно структурирована, юриди-

чески оформляется в рамках иностранной юрисдикции или предполагает большую премию к балансовой стоимости активов поглощаемой компании), то велика вероятность отказа в получении кредита. В этом случае (кстати, весьма вероятном) крупная сделка может быть проведена либо при изменении ее структуры (например, частичном замещении денежных средств акциями поглощающей компании), либо при выходе на международные рынки (здесь альтернативой классическому банковскому кредитованию вполне может стать синдицированное кредитование).

Что же касается второй группы критериев - критериев, определяющих готовность использования финансовых инструментов участниками сделок по слияниям и поглощениям, - то в ее рамках мы предлагаем выделить такой критерий, как уровень публичности, предполагаемый совершаемой сделкой.

Для подавляющего большинства отечественных компаний, за исключением относительно небольшого числа публичных компаний, акции которых представлены на биржевом рынке, своеобразной нормой является высокий уровень информационной закрытости, в частности, многие непубличные компании официально не раскрывают структуру собственности и сознательно отказываются от регулярной публикации финансовой отчетности (если это допускается действующим законодательством) [3]. Однако даже этап подготовки к совершению сделок по слияниям и поглощениям предполагает раскрытие значительного объема информации: как минимум, происходит интенсивный информационный обмен между сторонами потенциальной сделки, а также консультантами, осуществляющими их юридическое и консалтинговое сопровождение.

Мало того, в последнее время стандартной процедурой при совершении подобных сделок становится проведение комплексной процедуры обеспечения должной добросовестности сделки (или дью-дилидженс), которая фактически подразумевает проведение независимого аудита, как правило, взаимного. Важно отметить, что такие комплексные проверки не ограничиваются формальной проверкой финансовой отчетности и соответствующей документации, а предполагают аудит имеющихся у компании активов (и материальных, и нематериальных), контрактов, внутренних нормативных документов, изучение независимых отчетов по рынкам и продуктам, являющимся для компании ключевыми и т. д. В конечном счете одной из основных целей данной процедуры является обоснованное определение цены совершаемой сделки, а также ряда других ее ключевых параметров.

Как свидетельствует отечественная практика, многие компании (точнее, их собственники и топ-менеджмент) изначально не готовы к кардинальному повышению уровня информационной открыто-

154 ♦-

сти, предполагающему обнародование значительных объемов информации, которая ранее считалась конфиденциальной. Достаточно часто отказ от участия в сделках по слияниям и поглощениям обусловлен именно информационными опасениями, проявляющимися в том, что достаточно большое потенциальных количество сделок по слияниям и поглощениям отменяется, т.е. само по себе повышение уровня публичности компании никоим образом не гарантирует совершения сделки. Мало того, при недостаточно строгом соблюдении сторонами потенциальной сделки или их консультантами условий конфиденциальности важная информация о деятельности компании может оказаться доступной рейдерам или гринмейлерам, что гипотетически способно привести к серьезному корпоративному конфликту.

Следует отметить, что в наибольшей степени критерий публичности ограничивает использование ценных бумаг в сделках по слияниям и поглощениям. Дело в том, что с точки зрения уровня публичности компании эмиссия ценных бумаг дополнительно предполагает обязательное систематическое раскрытие информации в период их обращения, особенно на биржевом рынке (иными словами, у компании появляются дополнительные, зафиксированные на законодательном уровне обязательства по раскрытию информации, что в конечном итоге подразумевает долгосрочное повышение уровня информационной открытости и, соответственно, возникновение дополнительных издержек, связанных с его поддержанием).

Еще одним критерием, который логично включить в группу критериев готовности к использованию различных финансовых инструментов при сделках по слияниям и поглощениям, является оценка перспектив развития бизнеса компаниями, принимающими участие в подобных сделках.

По большому счету, у любой компании, вне зависимости от ее структуры собственности, отраслевой принадлежности и масштабов бизнеса, есть весьма небольшое число вариантов выбора стратегического пути развития бизнеса, а именно: 1) органическое развитие; 2) развитие путем слияний и поглощений; 3) комбинация перечисленных выше вариантов.

На практике «чистые» стратегии (только органическое развитие или только совершение сделок по слияниям и поглощениям) встречаются достаточно редко, особенно у тех компаний, которые существуют на рынке в течение длительного периода времени [7]. В рамках же наиболее распространенной комбинированной стратегии долгосрочного развития всегда имеет место выбор из нескольких доступных вариантов действий, причем остановка на конкретной альтернативе, в частности на принятии решения об участии в сделках по слияниям и поглощениям, напрямую зависит от видения развития ситуации в конкретной отрасли в перспективе.

По нашему мнению, оценка перспектив развития бизнеса определяет общую степень избирательности подхода к выбору финансовых инструментов, которые компании готовы применять при совершении сделок по слияниям и поглощениям.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Так, при позитивной оценке перспектив развития бизнеса (ожидаемые темпы роста бизнеса превышают средние темпы роста национального валового внутреннего продукта) используется наиболее мягкий вариант выбора финансовых инструментов, при котором приемлемыми по умолчанию признаются все инструменты, при этом приоритет отдается тем финансовым инструментам, которые потенциально способны вырасти в цене (в частности, в периоды рыночного оптимизма популярностью пользуются акции компаний, а также фьючерсы и опционы).

При нейтральной оценке перспектив развития бизнеса (прогнозируемые темпы роста бизнеса сопоставимы с темпами роста экономики страны) подход к выбору финансовых инструментов, применяемых при совершении сделок по слияниям и поглощениям является намного более избирательным. В этом случае происходит объективное смещение приоритетов, которое выражается в отказе от использования финансовых инструментов, стоимость которых отличается высоким уровнем волатильности, и переходе к использованию разнообразных комбинаций финансовых инструментов. При этом достаточно широкое распространение получают комбинации «денежные средства + акции (фьючерсы или опционы)», т.е. часть средств продающая сторона предпочитает получить сразу, а часть - в будущем, с перспективой получения дополнительного дохода.

При ожидании негативного сценария развития ситуации в бизнесе (темпы роста бизнеса значительно отстают от средних по национальной экономике) предпочтение будет отдаваться тем финансовым инструментам, которые в наименьшей степени подвержены влиянию конъюнктурных факторов. Как правило, в периоды пессимизма, безусловно, преобладают сделки с использованием денежных средств, а в условиях высокой инфляции в качестве средства расчетов могут применяться и драгоценные металлы, рассматриваемые участниками сделок в качестве антиинфляционных активов.

Еще одним критерием готовности использования финансовых инструментов на рынке слияний и поглощений можно назвать структуру собственности компаний, принимающих участие в сделках по слияниям и поглощениям.

Структура собственности компаний, принимающих участие в подобных сделках, во многом определяет выбор применяемых финансовых инструментов, как минимум, по следующим причинам:

1) от структуры собственности компаний зависит сама корпоративная процедура принятия

решений относительно использования тех или иных финансовых инструментов. Например, если один собственник консолидировал 100% акций компании, то корпоративные процедуры, связанные с выбором инструментов финансирования, приобретают исключительно формальный характер (они необходимы только для оформления уже принятого собственником решения), а при более «распыленной» структуре акционеров аналогичные корпоративные процедуры превращаются в реальный механизм принятия решений (при этом те или иные финансовые инструменты могут быть отбракованы в ходе корпоративных обсуждений);

2) для российской практики характерно преобладание компаний, в которых имеется контролирующий собственник (как вариант, контролирующий акционер), являющийся центром принятия решений. При совершении сделок по слияниям и поглощения происходит изменение структуры собственности, к которому существующие контролирующие собственники зачастую объективно оказываются не готовы (фактически контролирующим акционерам очень сложно смириться с радикальным изменением своего статуса - превращением из единственного центра принятия решений в один из нескольких центров принятия решений). Закономерным результатом этого становится либо отказ от использования акций в подобных сделках, либо усложнение самой схемы подобных сделок, позволяющее учесть интересы всех сторон сделки.

Резюмируя все сказанное, мы предлагаем выделить две группы критериев выбора инструментов финансирования при осуществлении слияний и поглощений:

1) критерии возможности использования финансовых инструментов (доступность финансовых инструментов; срок совершения сделок; масштаб совершаемых сделок);

2) критерии готовности использования финансовых инструментов (уровень публичности, предполагаемый совершаемой сделкой; оценка перспектив развития бизнеса компаниями, принимающими

участие в сделках; структура собственности компаний, принимающих участие в сделках).

1. Григорьева С.А., ФоменкоН.В. Детерминанты метода платежа в сделках слияний и поглощений на развивающихся рынках капитала // Корпоративные финансы. 2012. № 4 (24). С. 65-79. URL: https://cyberleninka.ru/article/v/determinanty-metoda-platezha-v-sdelkah-sliyaniy-i-pogloscheniy-na-razviva yuschihsya-rynkah-kapitala (дата обращения: 13.03.2018).

2. Джафаров Б. Т. Оптимальное соотношение источников финансирования сделок M&A в телекоммуникационной сфере // Экономика и предпринимательство. 2016. № 3 (ч. 1). С. 1145-1151.

3. Козлова А. С. Факторы, оказывающие влияние на формирование дивидендной политики российских компаний // Вестник Саратовского государственного социально-экономического университета. 2015. № 4 (58). С. 54-58.

4. Кузнецова Н.Н. Основные критерии выбора источника финансирования предприятия // Известия Тульского государственного университета. Экономические и юридические науки. 2013. № 4-1. С. 90-96.

5. Нестеренко Е.А, Козлова А. С. Основные параметры дивидендной политики // Финансовая аналитика: проблемы и решения. 2015. № 39 (273). С. 10-20.

6. ПоповМ.В., Якунина А.В., Якунин С.В. Стабильность российской финансовой системы: современные вызовы // Вестник Саратовского государственного социально-экономического университета. 2015. № 5 (59). С. 166-169.

7. Романенко О.А. К вопросу о контурах финансового механизма корпоративного роста // Инновационная экономика: перспективы развития и совершенствования. 2016. № 3 (13). С. 10-14.

8. Семернина Ю.В. Долевые ценные бумаги российского рынка / Саратовский государственный социально-экономический университет. Саратов, 2010.

9. Слепов В.А., Кулакова Т.А., Кулиева Р.Т. Слияния и поглощения в системе финансового рынка // Финансовая аналитика: проблемы и решения. 2009. № 4 (16). С. 20-23.

10. Якунина А.В., Семернина Ю.В. Механизм облигационного финансирования: участники, институты, формы взаимодействия // Экономический анализ: теория и практика. 2012. № 44. С. 33-43.

11. Якунин С.В. Основные направления совершенствования регулирования на рынке ценных бумаг // Финансы и кредит. 2012. № 25 (505). С. 40-47.

12. LavrentyevaA.V., KatkovaM.A.,FrolovD.P. Variability oflnstitutional Design in View ofAnomalious institutionalization forms // Contributions to Economics. 2017. Р. 215-220.