Научная статья на тему 'Криптовалюта: уголовно-правовой аспект'

Криптовалюта: уголовно-правовой аспект Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
1593
228
Поделиться
Ключевые слова
КРИПТОВАЛЮТА / ДЕНЕЖНЫЕ СУРРОГАТЫ / УГОЛОВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ / МОШЕННИЧЕСТВО / ВЗЯТКА / СRYPTOCURRENCY / CASH EQUIVALENTS / CRIMINAL LIABILITY / FRAUD / BRIBE

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Шарапов Р.Д., Минин Р.В., Капаева Е.О.

В статье рассматривается проблема отсутствия законодательного регулирования оборота криптографической валюты. Анализируя экономическую природу криптовалюты, авторы соглашаются с мнением о том, что исследуемые денежные суррогаты обладают всеми необходимыми признаками реальных денег и фактически выступают средством платежа. При этом ситуация, когда регулятор уклоняется от регламентации порядка использования криптовалюты, порождает некоторые уголовно-правовые проблемы. В частности, невозможно защитить права граждан, ставших жертвами компьютерного мошенничества, поскольку право собственности на виртуальные деньги не признается. С другой стороны, возникает проблема квалификации деяний в тех случаях, когда криптовалюта используется в преступных целях, например, при совершении коррупционных преступлений. В работе рассматриваются материалы правоприменительной практики, свидетельствующие о том, что суды не давали надлежащую уголовно-правовую оценку действиям, связанным с использованием виртуальных денег. В мировой практике обозначилось несколько основных направлений преступной деятельности, связанной с криптовалютой: уклонение от налогов, отмывание денег, контрабандные транзакции, вымогательство, мошенничество и кража. Авторы полагают, что денежные суррогаты могут использоваться в качестве предмета взятки и других преступлений, в связи с чем подобные деяния должны получить соответствующую уголовно-правовую оценку.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Шарапов Р.Д., Минин Р.В., Капаева Е.О.

Cryptocurrency: criminal law aspect

The problem of the lack of legislative regulation of the digital currency turnover is considered in the article. Analyzing the economic nature of cryptocurrency, the authors agree with the opinion that the studied cash equivalents have all the necessary features of real money and actually act as a means of payment. At the same time, the situation when the regulator evades the regulation of the procedure for using the cryptocurrency, gives rise to some criminal law problems. In particular, it is impossible to protect the rights of citizens who become victims of computer fraud, since the right of ownership of virtual currency is not recognized. On the other hand, there is a problem of qualifying the acts in cases when the cryptocurrency is used for criminal purposes, for example, when committing corruption crimes. The paper examines the examples of law enforcement practice when the courts did not give a proper criminal law assessment of actions connected with the use of virtual money. In the world practice, there are several main areas of criminal activity associated with cryptocurrency: tax evasion; money laundering; smuggling transactions; extortion, fraud and theft. The authors believe that cash equivalents can be used as a subject of bribes and other crimes, that’s why such acts should receive an appropriate criminal law assessment.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Криптовалюта: уголовно-правовой аспект»

Раздел 4. Уголовный закон

ШАРАПОВ Р.Д., доктор юридических наук, профессор,

Srd72@mail.ru

Кафедра уголовного права и процесса; Тюменский государственный университет, 625000, г. Тюмень, ул. Ленина, 38;

Кафедра правовой подготовки сотрудников органов внутренних дел; Тюменский институт повышения квалификации сотрудников Министерства внутренних дел Российской Федерации, 625049, г. Тюмень, ул. Амурская, 75

SHARAPOV R.D.,

Doctor of Legal Sciences, professor, Srd72@mail.ru

Chair of criminal law and procedure; Tyumen State University, Lenn St. 38, Tyumen, 625000; Chair of legal training of law enforcement officers; Tyumen Advanced Training Institute of the Ministry of the Interior of the Russian Federation, Amurskaya St. 75, Tyumen, 625049, Russian Federation

МИНИН Р.В., кандидат юридических наук, rvminin@gmail.com Кафедра уголовного права и процесса; Тюменский государственный университет, 625000, г. Тюмень, ул. Ленина, 38

MININ R.V.,

Candidate of Legal Sciences,

rvminin@gmail.com

Chair of criminal law and procedure;

Tyumen State University,

Lenn St. 38, Tyumen, 625000,

Russian Federation

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

КАПАЕВА Е.О., catherkap@gmail.com Кафедра уголовного права и процесса; Тюменский государственный университет, 625000, г. Тюмень, ул. Ленина, 38

KAPAEVA EO.,

catherkap@gmail.com

Chair of criminal law and procedure;

Tyumen State University,

Lenn St. 38, Tyumen, 625000,

Russian Federation

КРИПТОВАЛЮТА: УГОЛОВНО-ПРАВОВОЙ АСПЕКТ

Аннотация. В статье рассматривается проблема отсутствия законодательного регулирования оборота криптографической валюты. Анализируя экономическую природу криптовалюты, авторы соглашаются с мнением о том, что исследуемые денежные суррогаты обладают всеми необходимыми признаками реальных денег и фактически выступают средством платежа. При этом ситуация, когда регулятор уклоняется от регламентации порядка использования криптовалюты, порождает некоторые уголовно-правовые проблемы. В частности, невозможно защитить права граждан, ставших жертвами компьютерного мошенничества, поскольку право собственности на виртуальные деньги не признается. С другой стороны, возникает проблема квалификации деяний в тех случаях, когда криптовалюта используется в преступных целях, например, при совершении коррупционных преступлений. В работе рассматриваются материалы правоприменительной практики, свидетельствующие о том, что суды не давали надлежащую уголовно-правовую оценку действиям, связанным с использованием виртуальных денег. В мировой практике обозначилось несколько основных направлений преступной деятельности, связанной с криптовалютой: уклонение от налогов, отмывание денег, контрабандные транзакции, вымогательство, мошенничество и кража. Авторы полагают, что денежные суррогаты могут использоваться в качестве предмета взятки и других преступлений, в связи с чем подобные деяния должны получить соответствующую уголовно-правовую оценку.

Ключевые слова: криптовалюта; денежные суррогаты; уголовная ответственность; мошенничество; взятка.

CRYPTOCURRENCY: CRIMINAL LAW ASPECT

Аnnotation. The problem of the lack of legislative regulation of the digital currency turnover is considered in the article. Analyzing the economic nature of cryptocurrency, the authors agree with the opinion that the studied cash equivalents have all the necessary features of real money and actually act as a means of payment. At the same time, the situation when the regulator evades the regulation of the procedure for using the cryptocurrency, gives rise to some criminal law problems. In particular, it is impossible to protect the rights of citizens who become victims of computer fraud, since the right of ownership of virtual currency is not recognized. On the other hand, there is a problem of qualifying the acts in cases when the cryptocurrency is used for criminal purposes, for example, when committing corruption crimes. The paper examines the examples of law enforcement practice when the courts did not give a proper criminal law assessment of actions connected with the use of virtual money. In the world practice, there are several main areas of criminal activity associated with cryptocurrency: tax evasion; money laundering; smuggling transactions; extortion, fraud and theft. The authors believe that cash equivalents can be used as a subject of bribes and other crimes, that's why such acts should receive an appropriate criminal law assessment.

Keywords: cryptocurrency; cash equivalents; criminal liability; fraud; bribe.

В последние несколько лет мировая экономика приведена в состояние тревоги появлением виртуальных денег, которые со временем из простых вычислительных операций превратились в реальное средство платежа, участвующее в гражданском обороте и имеющее свою стоимость, определяющуюся реальными рыночными механизмами через соответствующие биржи. Мировые регуляторы не понимают всех возможностей, которые возникают в этой сфере, но тем не менее не готовы осуществить прямой запрет таких финансовых суррогатов, прогнозируя потенциал экономической выгоды от использования компьютерных денег.

В экономической теории укрепляется мнение о том, что криптографическая валюта (криптовалюта) - инновация, предлагающая возможность для развития науки и экономики страны. Однако финансовые операции с использованием криптовалюты являются высокорискованными, одинакова вероятность получения от них значительной прибыли, с одной стороны, и полного разорения валютного игрока - с другой. Несмотря на это, результатом экономической дискуссии стал вывод о том, что криптовалюта фактически является одним из финасовых инструментов, обладает свойствами платежного средства подобно деньгам и ценным бумагам. Некоторые авторы утверждают даже, что криптографические платежные носители могут в конечном счете вытеснить по всему миру устаревшие банковские, финансовые и платежные услуги [1, с. 19]. Не случайно в послед-

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

нее время вопрос об экономической природе криптовалюты перешел в плоскость обсуждения проблемы ее правового регулирования. Кроме того, актуальным является вопрос об уголовно-правовой оценке противоправных действий с криптовалю-той, о том, является ли последняя предметом уголовно-правовой охраны наряду с деньгами и другим имуществом.

Обсуждение поставленных вопросов возможно при четком понимании самого явления криптовалюты. Однако общепринятого определения данного понятия не выработано. Ряд авторов рассматривают криптовалюту как культурный феномен, оказывающий влияние на ординарную реальность. При этом отмечается анонимность как характерная черта таких валют, не привязанных ни к одному государству, ни к одной банковской системе, не требующих подтверждения личности [2, с. 148152, 151]. Некоторые авторы называют криптовалюту экономическим феноменом, сравнивая ее с электронной платежной системой, с тем лишь отличием, что виртуальная валюта обладает децентрализованной или пиринговой сетью. «Действие такой сети основано на равенстве всех ее участников. В ней отсутствуют специальные выделенные серверы, а каждое периферийное устройство (узел) как является клиентом, так и выполняет функции сервера» [3, с. 115-121].

А.Ю. Федорова и Н.И. Дорожкина характеризуют криптовалюту как «виртуальную валюту, способом защиты которой являются криптографические технологии»

[4, с. 35-39]. В основе такой валюты, по мнению ученых, лежит компьютерный код, ее нельзя копировать, а значит, такая денежная единица защищена от фальсификации.

Л.А. Мареева дает следующее определение понятия криптовалюты: «Крипто-валюта (виртуальная валюта) - это цифровое представление стоимости, основанное на системе распределенного реестра (блокчейн), которое используется при расчетах в качестве средства платежа, но не эмитировано государством» [5, с. 22].

Минфин России называет криптова-люту денежным суррогатом, отмечая, что «виртуальные валюты (криптовалюты) не имеют централизованного эмитента, единого центра контроля за транзакциями и характеризуются анонимностью платежей»*.

В целом можно согласиться с существующими точками зрения и определить криптовалюту как децентрализованную электронную валюту, позволяющую генерировать денежные средства, представляющую собой сложную систему информационно-технологических процедур, построенных на криптографических методах защиты, а также регламентирующую идентификацию владельцев и фиксацию факта их смены.

По данным на январь 2018 г., общее количество цифровых денежных единиц достигло 1448 [6]. Bitcoin в настоящее время является крупнейшей блокчейн -сетью, за которой следуют Ethereum, Ripple, Bitcoin Cash, и Litecoin (табл. 1 [6]).

Таблица 1

Капитализация и стоимость наиболее популярных криптовалют по состоянию на 20 января 2018 г.

Название Стоимость, долларов США Рыночная капитализация, млн долларов США

Bitcoin (BTC) 11 668,1 196 150 510 776

Ripple (XRP) 1,6 61 289 398 184

Ethereum (ETH) 1059,77 102 863 246 443

Bitcoin Cash (BCH) 1853,61 31 358 795 653

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Litecoin (LTC) 200,05 10 965 707 372

После создания Сатоши Накамото в 2009 г. платежной системы Вйтп, и особенно возрастания мировой популярности криптоденег с июля 2013 г., начали возникать вопросы, касающиеся правового регулирования данного явления. Беспокойство возникает в связи с тем, что рассматриваемые финансовые активы могут являться элементом состава преступления.

По мнению ученых, каждый владелец электронного кошелька является банком, и множество компьютеров с кошельками по всему миру образуют огромный банк. Эта система полностью автоматическая, работает круглосуточно и никем не контролируется [7, с. 115-121].

* Письмо Департамента налоговой и таможенной политики Минфина России от 2 окт. 2017 г. N 03-11-11/63996. Доступ из справ.-правовой системы «Гарант».

Минфин России с учетом таких особенностей заявляет о возможности использования виртуальных валют (денежных суррогатов) в противоправных (преступных) целях**.

О.А. Степанов и Д.А. Печегин приводят пример, основанный на событиях 17 июня 2016 г., когда пользователи крип-товалюты Б^егеи^! решили добровольно инвестировать капитал, в результате чего около 50 млн долларов США были переведены на счет одного из участников проекта [7, с. 91]. В результате таких действий пользователи понесли убытки, но в силу отсутствия законодательной базы их права восстановлены не были. При этом, если проводить аналогии с реальным миром, то в подобной ситуа-

** Письмо Департамента налоговой и таможенной политики Минфина России от 2 окт. 2017 г. N 03-11-11/63996.

ции потерпевшие могли бы обратиться в суд за защитой своих прав. Неурегулированность вопросов оборота криптовалюты в данном случае позволила злоумышленникам остаться безнаказанными.

Несмотря на назревшую необходимость в урегулировании оборота криптографической валюты, как отмечают И.И. Кучеров и И.А. Хованова, в настоящее время «...фискальные органы находятся еще только в стадии осмысления проблем, которые возникают в виртуальном мире, в том числе и проблем, связанных с использованием виртуальных валют» [8, с. 67]. С такой оценкой фактически согласен Минфин России: «.федеральными органами исполнительной власти и Банком России осуществляется мониторинг обращения денежных суррогатов (в том числе криптовалют), а также с учетом зарубежного опыта проводится дополнительный анализ рисков их возможного использования в противоправных (преступных) целях»*.

Действительно, на данный момент в мире не существует единой правовой оценки данного явления. Позитивная оценка исходит от Европейской банковской администрации (EBA) и Содружества наций. Европейское управление по надзору за рынком ценных бумаг (ESMA) и Европар-ламент занимают нейтральную позицию (табл. 2 [9; 10]). В ряде стран либо присутствуют рекомендации регулятора, либо уже выработана соответствующая регуляторная база: например, Агентство финансовых услуг Японии (FSA) опубликовало сообщение о том, что официально разрешает предоставлять услуги по обмену криптовалют еще 4 биржам. Ранее подобное разрешение получили 11 криптовалютных площадок [11]. FSA поясняет, что на сегодняшний день только 15 бирж криптовалют (в том числе Tokyo Bitcoin Exchange Co. Ltd, Bit Arg Exchange Tokyo Co. Ltd, FTT Corporation, Xtheta Corporation) отвечают требованиям закона о расчетах по ценным бумагам.

Уголовно-правовая оценка использования криптовалюты в противоправных целях является неоднозначной. В тех государствах, в которых криптовалюта призна-

* Письмо Департамента налоговой и таможенной политики Минфина России от 2 окт. 2017 г. N 03-11-11/63996.

на законным средством платежа и (или) законным модифицированным средством платежа, на противоправные действия с ней в полной мере распространяется действующее уголовное законодательство, в тех государствах, в которых оборот крип-товалюты законодательно запрещен, действия с ней влекут уголовную или административную ответственность, в ряде государств этот вопрос никак не урегулирован.

Создатели криптовалюты уверяют, что использование их продукта надежно и эффективно благодаря основным достоинствам такой валюты: криптовалюту невозможно изъять, собственник, получив ее, может воспользоваться ей в любое время; отсутствие комиссии; эмиссия реализуется строго по заданному алгоритму, что делает криптовалюту независимой от влияния Центробанка и правительства [4, с. 39], безграничные возможности транзакции.

В то же время необходимо обозначить и недостатки криптовалюты: невозможно как-либо проконтролировать и отследить движение криптовалюты; курсовая нестабильность (возможность за 1 день повышения (снижения) цены на 25 % и более); использование криптовалюты в теневой экономике позволяет включать ее в оборот нелегальной продукции (наркотические средства, оружие и т.д.); полная анонимность является скорее спорным аспектом, так как, с одной стороны, увеличивает привлекательность использования криптовалюты, с другой - повышает риск быть подвергнутым преступным посягательствам; владельцы, вкладывающие криптовалюту, не имеют никаких гарантий, что они смогут вернуть свои средства или же будут защищены от мошеннических действий. А Мавашев, технический директор Nastel Technologies, заявляет: «Технология блокчейн будет развиваться очень быстро, чтобы стать неотспеживаемой... Новые разработки внедряются в крипто-валюты, которые сделают практически невозможным отслеживание цифровых операций. В настоящее время я не вижу, что правоохранительные органы могут что- то сделать, чтобы остановить это» [12].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В мировой практике обозначилось несколько основных направлений преступной деятельности, связанной с криптова-лютой: уклонение от налогов, отмывание

денег, контрабандные транзакции и вымогательство, не говоря уже мошенничестве и краже [12].

В частности, нередко происходит использование электронных денежных масс

По одному из уголовных дел подсудимый участвовал в преступном сообществе (преступной организации) для совершения тяжких и особо тяжких преступлений, связанных с незаконным сбытом через информационно-телекоммуникационную сеть Интернет наркотических средств. Взаимодействие между подразделениями организации, а также внутри них осуществлялось исключительно дистанционно,

при совершении незаконных транзакций при продаже наркотических средств и оружия. Иными словами, криптовалюта в данном случае является не предметом преступления, а его средством.

посредством сети Интернет и мобильной связи, без непосредственных личных контактов, что позволяло при задержании правоохранительными органами одного из участников подразделения остальным соучастникам оставаться на свободе и продолжать осуществление преступной деятельности. Участники преступного сообщества (преступной организации) в целях придания правомерного вида владению,

Таблица 2

Особенности использования криптографической валюты в зарубежных странах

Страна Характерные особенности

США — цифровая валюта рассматривается одновременно как деньги (их аналог), как собственность и как биржевые товары (обусловливается наличием как федерального права, так и права штатов); — наличие нескольких уровней урегулирования электронных платежей; — налогообложение операций с биткоинами и другими виртуальными валютами; — характерны лицензии на деятельность криптобирж в отдельных штатах (BitLicense в штате Нью-Йорк); — в декабре 2017 г. Президент США Д. Трамп подписал закон, изменяющий налоговый кодекс страны и лишающий возможности не платить налоги при обмене одной криптовалюты на другую

Беларусь — покупка и продажа криптовалюты разрешается Декретом от 21 декабря 2017 г. N 8 «О развитии цифровой экономики»; — до 2023 г. майнинг криптовалют и операции с токенами не облагаются налогом; — национальная криптовалюта Беларуси — талер

Китай — криптовалюта рассматривается регулятором в качестве товара; — криптовалютные биржи (и другие вебсайты, связанные с цифровой валютой) должны быть зарегистрированы в Телекоммуникационном бюро; — налогообложение осуществляется в соответствии со стандартными для товаров правилами; — с сентября 2017 г. действует запрет на публичное размещение криптовалют, а также на совершение юридическими лицами с ними различных операций; — разрешены хранение криптовалют для физических лиц и операции с крипто-валютой между ними

Япония — признание законным средством платежа; — распространяются действующие режимы урегулирования; — регистрация криптовалютных бирж; — выдачей лицензий занимается Агентство финансовых услуг (FSA); — к 2020 г. крупные банки Японии планируют создать национальную валюту Jcoin

Эквадор — собственная цифровая валюта DineroEiectrYnico; — запрет всех остальных криптовалют; — законопроект, устанавливающий биткоин незаконным (тем, кто нарушает закон, будет грозить судебное преследование, а любая выгода, полученная в биткоин-сделке, подлежит конфискации)

пользованию и распоряжению денежными средствами, добытыми преступным путем, по указаниям организаторов и руководителей преступного сообщества (преступной организации) открывали виртуальные интернет-счета для получения оплаты за проделанную работу в виде криптовалюты биткоин, а также счета в АО «КИВИБанк», ООО НКО «Яндекс.Деньги», ПАО АККСБ «КС Банк», ПАО «Сбербанк России», ПАО Банк «Открытие», куда посредством перевода денежных средств из криптовалюты

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

- биткоин в российские рубли через он-лайн-биржу перечислялись легализованные от незаконного оборота наркотических средств денежные средства. По результатам рассмотрения дела суд вынес обвинительный приговор в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 210, ч. 3 ст. 30, пп. «а», «г» ч. 4 ст. 228.1, ч. 1 ст. 174.1 УК РФ*.

Кроме того, возрастает популярность цифрового мошенничества и отмывания денег на онлайн-латформах между физическими и (или) юридическими лицами. В зарубежной практике существуют решения по делам, в которых криптовалюта является предметом преступления. В Российской Федерации обвинительные приговоры по аналогичным уголовным делам отсутствуют.

Приведем еще один пример. Подсудимый, имея преступный умысел и корыстную цель, направленные на получение имущественной выгоды, использовал вредоносные компьютерные программы, предназначенные для несанкционированного уничтожения, блокирования, модификации, копирования компьютерной информации и нейтрализации средств защиты компьютерной информации, для получения несанкционированного удаленного доступа к электронно-вычислительным машинам других пользователей с последующим использованием вычислительных мощностей этих ЭВМ для осуществления «майнинга»

- вычислительных операций специального характера, позволяющих получить электронные условные единицы - биткоины, являющиеся виртуальной валютой (крип-товалютой), конвертируемой в денежные средства. По результатам рассмотрения дела судья признал подсудимого вино-

вным только в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 273 УК РФ (создание, использование и распространение вредоносных компьютерных программ)**.

Очевидно, что юридическое, в том числе уголовно-правовое, значение крипто-валюты определяется не ее физико-техническими свойствами, а в первую очередь экономическим значением данного социального феномена, той функцией, которой наделяется криптовалюта участниками экономического оборота, ее ролью в системе объектов гражданского оборота. Фактором второго порядка, влияющим на правовую оценку криптовалюты, является легитимация со стороны государства данного финансового инструмента в качестве законного платежного средства на территории страны. Исходя из этих критериев, юридическая оценка криптовалюты в качестве предмета преступных посягательств, прежде всего имущественных и коррупционных, в условиях действующего правового регулирования не может быть однозначной.

Признание криптовалюты предметом уголовно-правовой охраны от имущественных посягательств неизбежно предполагает положительный ответ на вопрос об уголовно-правовой оценке данного финансового инструмента в качестве предмета преступлений против собственности. А это возможно при условии, если усмотреть, что криптовалюта соответствует всем признакам чужого имущества как предмета имущественных преступлений.

Решение этой задачи в части установления в криптовалюте экономического признака чужого имущества, как представляется, не вызывает затруднений, поскольку платежные свойства криптовалюты, нашедшие первоначально свое применение в различных сферах экономических взаимоотношений, доказаны.

Более трудоемким занятием является стыковка физико-технических свойств криптовалюты (ее форма и содержание соответствуют уголовно-правовому понятию компьютерной информации) с физическим признаком предмета имущественных преступлений, который по традиции

* Решение по делу N 1125/2017. URL: http:// sudact.ru/regular/doc/Y6XofyVXCQHJ/

** Решение по делу N 11276/2017. URL: https:// rospravosudie.com/courtsobinskijgorodskojsud-vladimirskayaobla sts/act571745169/

отражает вещно-правовые представления о чужом имуществе как предмете преступлений против собственности. Однако эту задачу возможно решить при условии использования приема юридической фикции, который был применен судебной практикой, а затем Пленумом Верховного Суда Российской Федерации для распространения оснований уголовной ответственности за хищение чужого имущества на посягательства на безналичные денежные средства, в том числе электронные деньги*. Последние, как известно, с позиций гражданского права имеют не вещную, а обязательственную правовую природу [13, с. 46; 14, с. 16; 15, с. 9].

Наконец, установление юридического критерия чужого имущества применительно к криптовалюте предполагает официальное признание последней объектом гражданских прав наряду с безналичными денежными средствами (ст. 128 ГК РФ), легитимацию ее в качестве законного средства платежа на фондовых и товарных рынках, а значит, и наличие правового регулирования сделок с криптова-лютой, регламентацию механизма защиты владельческих прав ее собственников. Всего этого, однако, на сегодняшний день в Российской Федерации нет, благодаря чему в существующих условиях обладателей криптовалюты невозможно уравнять в правах с привычными собственниками вещей и безналичных денег, следовательно, нельзя признать криптовалюту предметом

* О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате: постановление Пленума Верховного Суда РФ от 30 нояб. 2017 г. N 48. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

уголовно-правовой охраны от преступлений против собственности.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Иная уголовно-правовая характеристика криптовалюты может быть дана при решении вопроса о ее оценке в качестве предмета коррупционных преступлений, в частности взяточничества. Не являясь деньгами (Минфин России расценивает криптовалюту в качестве денежного суррогата), ценной бумагой (ввиду отсутствия у криптовалюты признаков, предусмотренных ст. 142 ГК РФ), иным имуществом или имущественным правом (из-за отсутствия у криптовалюты вещно-правовой и обязательственной природы), криптовалюта, принятая должностным лицом как вознаграждение за действия (бездействие) по службе, соответствует уголовно-правовому понятию услуги имущественного характера. Последняя как разновидность взятки состоит в полном или частичном освобождении взяткополучателя от имущественного обязательства или в предоставлении ему иной имущественной выгоды в виде полного или частичного освобождения от имущественных затрат, которые взяткополучатель обязательно понес бы, если бы не использовал свое служебное положение [16, с. 88]. В связи с этим, если будет установлено, что условием принятия должностным лицом криптовалюты за совершение действий (бездействия) по службе, было получение им возможности обналичить криптовалюту в виде денег, оплатить ею какие-либо услуги без обналичивания либо иным образом использовать криптовалюту в качестве платежного средства, содеянное следует квалифицировать как получение взятки в виде незаконного оказания услуги имущественного характера.

Список литературы

1. Porter R.D., Rousse W. Reinventing Money and Lending for the Digital Age. In: Tasca P., Aste T., Pelizzon L., Perony N. (eds) Banking Beyond Banks and Money. // New Economic Windows. Springer, Cham. 2016. Pp. 145-180.

2. Зайцева С.А., Гурцкая С.И. Криптовалюта как культурный феномен // Общество: философия, история, культура. 2018. N 1. С. 148-152.

3. Ахметова А.Р., Ахмедов Ф.И. Эволюция денег в России: криптовалюта // Глобальные рынки и финансовый инжиниринг. 2017. Т. 4. N 2. С. 115-121.

4. Федорова А.Ю., Дорожкина Н.И. Криптовалюта: аналог реальным деньгам или орудие мошенничества? // Ученые записки Тамбовского регионального отделения Вольного экономического общества России. 2017. Т. 18. N 1-2. С. 35-39.

5. Мареева Л.А. Криптовалюта: мировой опыт и Российская действительность // Вестник образовательного консорциума «Среднерусский университет». 2017. N 10. С. 22-23.

6. URL: https://coinmarketcap.com/ (дата обращения: 27 янв. 2018 г).

7. Степанов О.А., Печегин Д.А. Защита национальной экономики: современные проблемы правового регулирования // Право. Журнал Высшей школы экономики. 2017. N 4. С. 83-96.

8. Kucherov I.I., Khavanova I.A. Nalogovye posledstviya ispol'zovaniya al'ternativnykh platezhnykh sredstv (teoretiko-pravovye aspekty) [Tax Consequences of Using Alternative Means of Payment (Theoretical and Legal Aspects)] // Vestnik Permskogo Universiteta. Juridicheskie Nauki - Perm University Herald. Juridical Sciences. 2017. Issue 35. Pp. 66-72.

9. URL: https://news.bitcoin.com/use-bitcoin-ecuador-grow-government-ban/ (дата обращения: 27 янв. 2018 г.).

10. URL: http://www.eurasiancommission.org/ru/act/dmi/workgroup/Documents/Регулирование%20 криптовалют%20в%20странах%20мира%20-%20январь.pdf (дата обращения: 27 янв. 2018 г.).

11. URL: https://ttrcoin.com/eshche-4-birji-kriptovalyut-poluchili-licenziyu-yaponskogo-regulyatora.1820/ (дата обращения: 27 янв. 2018 г).

12. URL: https://www.forbes.com/sites/jasonbloomberg/2017/12/28/using-bitcoin-or-other-cryptocurrency-to-commit-crimes-law-enforcement-is-onto-you/#5b79243c3bdc (дата обращения: 27 янв. 2018 г).

13. Новоселова Л.А. Денежные расчеты в предпринимательской деятельности. М., 1996. 160 c.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

14. Суханов Е. Комментари й ГК РФ // Хозяйство и право. 1996. N 7. С. 14-18.

15. Коростелев М.А. Правовой режим электронных денег в гражданском законодательстве: дис. ... канд. юрид. наук. М., 2014. 218 с.

16. Шарапов Р.Д., Фарберова Л.И. Незаконное оказание услуг имущественного характера как предмет взяточничества // Уголовное право. 2014. N 2. С. 88-95.

References

1. Porter R.D., Rousse W. Reinventing Money and Lending for the Digital Age. In: Tasca P., Aste T., Pelizzon L., Perony N. (eds) Banking Beyond Banks and Money. New Economic Windows. Springer, Cham. 2016. Pp. 145-180.

2. Zaytseva S.A., Gurtskaya S.I. Kriptovalyuta kak kul'turnyy fenomen [Crypto currency as a cultural phenomenon]. Obshchestvo: filosofiya, istoriya, kul'tura - Society: philosophy, history, culture, 2018, no. 1, pp. 148-152.

3. Akhmetova A.R., Akhmedov F.I. Evolyutsiya deneg v Rossii: kriptovalyuta [Evolution of money in Russia: the crypto-currency]. Global'nye rynki i finansovyy inzhiniring - Global markets and financial engineering, 2017, volume 4, no. 2, pp. 115-121.

4. Fedorova A.Yu., Dorozhkina N.I. Kriptovalyuta: analog real'nym den'gam ili orudie moshennichestva? [Crypto currency: an analogue to real money or a tool of fraud?]. Uchenye zapiski Tambovskogo regional'nogo otdeleniya Vol'nogo ekonomicheskogo obshchestva Rossii - Scientific notes of the Tambov regional department of the Free Economic Society of Russia, 2017, volume 18, no. 1-2, pp. 35-39.

5. Mareeva L.A. Kriptovalyuta: mirovoy opyt i Rossiyskaya deystvitel'nost' [Crypto-currency: world experience and the Russian reality]. Vestnik obrazovatel'nogo konsortsiuma Srednerusskiy universitet - Herald of the educational consortium The Central Russian University, 2017, no. 10, pp. 22-23.

6. Available at: https://coinmarketcap.com/ (Accessed January 27, 2018).

7. Stepanov O.A., Pechegin D.A. Zashchita natsional'noy ekonomiki: sovremennye problemy pravovogo regulirovaniya [Defense of the national economy: modern problems of legal regulation]. Pravo. Zhurnal Vysshey shkoly ekonomiki - Right. Journal of Higher School of Economics, 2017, no. 4, pp. 83-96.

8. Kucherov 1.1., Khavanova I.A. Nalogovye posledstviya ispol'zovaniya al'ternativnykh platezhnykh sredstv (teoretiko-pravovye aspekty) [Tax Consequences of Using Alternative Means of Payment (Theoretical and Legal Aspects)]. Vestnik Permskogo Universiteta. Juridicheskie Nauki - Perm University Herald. Juridical Sciences. 2017, issue 35, pp. 66-72.

9. Available at: https://news.bitcoin.com/use-bitcoin-ecuador-grow-government-ban/ (Accessed January 27, 2018).

10. Available at: http://www.eurasiancommission.org/ru/act/dmi/workgroup/Documents/Регулирова-ние%20криптовалют%20в%20странах%20мира%20-%20январь.pdf (Accessed January 27, 2018).

11. Available at: https://ttrcoin.com/eshche-4-birji-kriptovalyut-poluchili-licenziyu-yaponskogo-regulyatora.1820/ (Accessed January 27, 2018).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

12. Available at: https://www.forbes.com/sites/jasonbloomberg/2017/12/28/using-bitcoin-or-other-cryptocurrency-to-commit-crimes-law-enforcement-is-onto-you/#5b79243c3bdc (Accessed January 27, 2018).

13. Novoselova L.A. Denezhnye raschety v predprinimatel'skoj deyatel'nosti [Cash settlements in business]. Moscow, 1996. 160 p.

14. Sukhanov E. Kommentariy GK RF [Comments of the Civil Code of the Russian Federation]. Khozyaystvo i pravo - Economy and Law, 1996, no. 7, pp. 14-18.

15. Korostelev M.A. Pravovoy rezhim elektronnykh deneg v grazhdanskom zakonodatel'stve: Kand. Diss. [Legal regime of electronic money in civil law. Cand. Diss.]. Moscow, 2014. 218 p.

16. Sharapov R.D., Farberova L.I. Nezakonnoe okazanie uslug imushchestvennogo kharaktera kak predmet vzyatochnichestva [Illegal rendering of services of a property character as a subject of bribery]. Ugolovnoe pravo - Criminal law, 2014, no. 2, pp. 88-95.