Научная статья на тему 'Криминологическая характеристика сталкинга (на примере Италии)'

Криминологическая характеристика сталкинга (на примере Италии) Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
250
14
Поделиться
Журнал
Lex Russica
ВАК
Область наук
Ключевые слова
СТАЛКИНГ / СТАЛКЕР / ЖЕРТВА НАКАЗАНИЯ / ДЕВИАНТНОСТЬ / ПРАВОНАРУШЕНИЕ / КРИМИНАЛИЗАЦИЯ / STALKING / STALKER / VICTIM OF PUNISHMENT / DEVIANCE / DELINQUENCY / CRIMINALIZATION

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Радько Зоя Тимофеевна, Шигина Наталья Валерьевна

Сталкеры категория девиантов. Речь идет о людях, преследующих кого-либо. Потенциальными и реальными жертвами сталкеров могут быть некогда близкие люди (бывшая жена, бывший муж, дети, родители), сослуживцы, коллеги по профессии. Актуален сталкинг и со стороны других лиц настоящих партнеров, друзей, знакомых или неизвестных. Нередко сталкерство результат психических отклонений. Указывается, что сталкинг (на примере Италии) представляет общественную опасность для общества, т.к. таит в себе реальную возможность для совершения тяжких преступлений.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Criminological Characteristics of Stalking (Case Study of Italy)

Stalkers is a category of deviants. We are talking about people pursuing anyone. The potential and real victims of stalkers may be a once-close friends (ex-wife, ex-husband, children, and parents), colleagues, colleagues in the profession. Stalking can occur on the part of other individuals who do not have partners, friends, acquaintances or unknown. Often stalking is a result of mental disorders. It is specified that stalking (for example in Italy) is a public danger to society, because it represents a real opportunity for the commission of serious crimes.

Текст научной работы на тему «Криминологическая характеристика сталкинга (на примере Италии)»

КРИМИНОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПСИХИЧЕСКИХ ОТКЛОНЕНИЙ: ТОЧКА ЗРЕНИЯ

З. Т. Радько*, Н. В. Шигина**

КРИМИНОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА СТАЛКИНГА (НА ПРИМЕРЕ ИТАЛИИ)

Аннотация. Сталкеры — категория девиантов. Речь идет о людях, преследующих кого-либо. Потенциальными и реальными жертвами сталкеров могут быть некогда близкие люди (бывшая жена, бывший муж, дети, родители), сослуживцы, коллеги по профессии. Актуален сталкинг и со стороны других лиц — настоящих партнеров, друзей, знакомых или неизвестных. Нередко сталкерство — результат психических отклонений. Указывается, что сталкинг (на примере Италии) представляет общественную опасность для общества, т.к. таит в себе реальную возможность для совершения тяжких преступлений.

Ключевые слова: сталкинг, сталкер, жертва наказания, девиантность, правонарушение, криминализация.

001: 10.17803/1729-5920.2018.142.9.139-145

Преступность является социальными явлением, которое посягает на интересы и отношения лиц, проживающих в обществе. Возникновение в нем перемен мгновенно сказывается на преступности, т.к. новые виды общественно опасного поведения используются в преступной деятельности. А следовательно, процесс адаптации уголовного законодательства к меняющейся криминогенной обстановке должен исходить из общественных интересов и не

сдерживать прогресс, развитие гражданского общества. Это можно связать с возникновением сталкинга1, которое на данный момент в российском уголовном законодательстве не является преступлением и признается категорией девиации. Однако законодательство ряда европейских государств (Австрия, Англия, Бельгия, Голландия, Италия, Польша, ФРГ, Шотландия и др.) считает поведение сталкеров не столь безобидным и причисляет его к пре-

1 Сталкинг (англ. stalking) — это повторяющееся нежелательное поведение сталкера (преследователя), выражающееся в домогательствах, создании различных неудобств или прямых угрозах преследуемому лицу с целью вызвать волнение, страх, ощущение ограничения психической свободы, вторжения в его частную жизнь, а также необходимость смены привычного образа жизни.

© Радько З. Т., Шигина Н.В., 2018

* Радько Зоя Тимофеевна, кандидат юридических наук, доцент кафедры криминологии и уголовно-исполнительного права Московского государственного юридического университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА)

ztradko@msal.ru

125993, Россия, г. Москва, ул. Садовая-Кудринская, д. 9

** Шигина Наталья Валерьевна, кандидат юридических наук, доцент кафедры криминологии и уголовно-исполнительного права Московского государственного юридического университета имени О.Е. Ку-тафина (МГЮА) nvshigina@msal.ru

125993, Россия, г. Москва, ул. Садовая-Кудринская, д. 9

ступлению. И в настоящее время обсуждается вопрос об ужесточении наказания за данный вид преступного поведения. Потенциальными и реальными жертвами сталкеров могут быть некогда близкие люди (бывшая жена, бывший муж, дети, родители), сослуживцы, коллеги. Актуальным является сталкинг и со стороны других лиц — настоящих партнеров, друзей, знакомых или неизвестных. Нередко стал-керство — результат психических отклонений (сутяжничество, сексуальные перверсии), но может быть и следствием ревности, зависти, идеологической непримиримости. Так, представляет интерес исследование, проведенное Центральным бюро статистики Италии на предмет безопасности женщин2, в рамках которого изучались женщины, которые пострадали от сталкеров.

В Италии еще в 2006 г., до принятия закона о сталкинге, было выявлено, что более 2 млн женщин стали жертвами преследования со стороны экс-партнера. А в 2014 г., кроме сталкинга, осуществляемого экс-партнерами, был актуален сталкинг и со стороны других лиц — настоящих партнеров, друзей, коллег, родственников, знакомых или неизвестных. 85,9 % преследований совершается мужчинами, 14,1 % — женщинами.

В большинстве случаев (58,8 %) преследование начиналось сразу же после расставания и длилось несколько месяцев, а в 20,4 % слу-

Основные формы

чаев продолжалось более одного года. 78 % жертв не обращались в специальные институты за помощью. И только 15 % среди опрошенных обращались в органы правопорядка; 4,5 % обратились за помощью к адвокату, 1,5 % — в центры помощи при насилии и сталкинге.

48.3 % из обратившихся за помощью в специализированные органы затем подали заявления о преступлении. Из них 9,2 % подавали жалобы; 5,3 % обращались с просьбой сделать предупреждение преследователю, 3,3 % обращались с гражданским иском. В то же время

40.4 % оставили все без последствий.

Каждая вторая женщина, не обратившаяся

за помощью в специализированные органы, утверждает, что разрешила ситуацию сама.

По утверждениям жертв в результате предпринятых мер в 59,8 % случаев преследования прекращаются, в 21,6 % случаев остаются без изменений, в 16,6 % — уменьшаются и в 2 % случаев возрастают.

Наиболее распространенными формами преследования от экс-партнеров являются настоятельные попытки поговорить, отправка сообщений, писем по электронной почте, телефонные звонки или нежелательные подарки, многочисленные требования встреч, поджида-ния у дома или у места работы, установление тайной слежки, причинение вреда имуществу или угроза женщинам, их детям, другим близким людям (табл. 1).

Та бл и ца 1

преследований (в %)

ФОРМЫ ПРЕСЛЕДОВАНИЯ ОТ БЫВШЕГО ПАРТНЕРА ОТ ДРУГИХ ЛИЦ

Один раз Более одного раза Один раз Более одного раза

Отправка сообщений, звонки, электронные письма, письма и нежелательные подарки 3,3 10,2 3,4 7,0

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Повторяющиеся просьбы о встречах 2,9 10,2 1,8 3,7

Ожидание у дома, работы, места учебы 2,9 8,5 1,6 2,6

Навязывание разговоров против воли 3,5 11,6 2,3 4,8

Слежка 2,1 7,1 2,0 3,0

Повреждение личных вещей 1,4 1,7 0,8 0,4

Stalking sulle donne, ISTAT (Istituto Nazionale di statistica di Italia), 2016.

2

ФОРМЫ ПРЕСЛЕДОВАНИЯ ОТ БЫВШЕГО ПАРТНЕРА ОТ ДРУГИХ ЛИЦ

Один раз Более одного раза Один раз Более одного раза

Оскорбительные комментарии 0,4 0,8 0,6 0,4

Угроза причинения вреда детям или другим близким людям 0,7 1,5 0,5 0,4

Другие виды 0,4 0,6 0,3 0,5

Женщины, пострадавшие от преследования со стороны экс-партнера и со стороны других лиц, не сильно различаются по своим характеристикам, хотя есть некоторые отличительные черты (табл. 2).

В обоих случаях сталкингу более всего подвергаются женщины от 25 до 34 лет, с наиболее высоким уровнем образования и с активной социальной жизнью, более высоким социально-экономическим статусом. Наиболее высокий процент жертв среди женщин-руководителей, предпринимательниц и женщин творческих профессий, имеющих свой независимый доход, высшее образование, активный

Характеристика.

досуг (кино, театры, музеи, спорт, волонтерская деятельность и т.п.).

Отличительной чертой преследования со стороны предыдущего партнера является и бедность жертв. Также в этой категории высок процент одиноких женщин, которым некому довериться, у которых нет друзей и родственников, способных их защитить. Жертвы экс-партнеров часто имеют проблемы со здоровьем, тяжелые или хронические заболевания. Но здесь необходимо учитывать, что у многих заболевания появляются и прогрессируют уже как следствие такого преследования.

Та бл и ца 2

зртв сталкинга (в %)

ПОКАЗАТЕЛИ ПОСТРАДАВШИЕ ОТ ЭКС-ПАРТНЕРА ПОСТРАДАВШИЕ ОТ ДРУГИХ ЛИЦ

Несколько раз от одной формы преследования От трех и более форм преследования

Возраст (лет)

От 16 до 24 16, 3 8,8 12,5

От 25 до 34 17,3 11,5 12,2

От 35 до 44 15,7 10,8 11,0

От 45 до 54 15,8 10,4 9,8

От 55 до 64 10,0 6,5 8,7

От 65 до 70 7,5 4,4 7,9

Образование

Высшее 17,1 10,3 14,5

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Среднее специальное 15,5 10,4 11,4

Среднее 13,5 8,9 8,4

Начальное 11,6 8,1 6,5

Занятость

Руководители и предприниматели (большой бизнес) 16,9 11,0 17,2

Служащие 15,8 9,7 11,5

Рабочие 15,4 10,3 7,9

Мелкий бизнес 11,8 9,5 11,9

В поисках работы (с опытом работы) 17,8 13,9 13,0

В поисках работы (без опыта работы) 10,9 5,7 14,2

ПОКАЗАТЕЛИ ПОСТРАДАВШИЕ ОТ ЭКС-ПАРТНЕРА ПОСТРАДАВШИЕ ОТ ДРУГИХ ЛИЦ

Несколько раз от одной формы преследования От трех и более форм преследования

Домохозяйки 13,5 9,4 13,8

Студенты 15,8 9,4 12,8

Безработные 8,2 5,6 9,5

Другое 25,7 22,9 9,5

Гражданство

Итальянки 14,8 9,8 10,9

Иностранки 19,9 11,1 5,5

Проживание же в маленьком или в большом населенном пункте на виктимность женщин особо не влияет. Иностранки больше страдают от посягательств со стороны экс-партнеров, а итальянки — от преследований других лиц (подруг, друзей, работодателей). Во многих случаях преследование сопровождается эпизодами физического и сексуального насилия. Часть жертв подвергалась также психологическому и экономическому насилию в различных формах, среди которых женщины называли жизнь под постоянным контролем — 65,2 % (навязывание партнером манеры одеваться, постоянное сопровождение, слежка, невозможность выходить одной); обесценивание — 57,6 % (словесные унижение, оскорбления, критика внешности и т.п, в том числе на публике); изоляция — 55,8 % (ограничение общения с родственниками и друзьями, работы и учебы); угрозы — 53,6 % (угрозы забрать детей, причинить вред близким людям, имуществу, домашним животным); экономическое насилие — 18,8 % (непредоставление данных о семейном доходе, запрет иметь счета или пользоваться ими, запрет распоряжаться соб-

ственными доходами, постоянный контроль над расходами).

Среди изученной категории женщин за 2016 г. от сталкинга в тяжелой форме пострадало 38,3 % женщин, а средней тяжести — 61,5 %.

Тяжесть сталкинга определяется по двум основным критериям — количество применяемых форм преследования и его продолжительность (диаграммы 1 и 2). В случаях тяжкого сталкинга доля женщин, которая не обращается за помощью, снижается на 10 % и возрастает процент тех, кто обратились в органы правопорядка, — 19 %, сделали заявление о совершенном преступлении — 50,2 %, обратились к адвокату — 6,3 % или в специализированный центр антисталкинга — 3,0 %.

К сожалению, для 35, 5 % женщин, которые подверглись сталкингу в тяжелой форме и потребовали вынесения предупреждения преследователю, ничего не поменялось.

Сталкеру, как правило, запрещают приближаться к женщине — 26,1 %, в 12,2 % случаев присуждают держаться на определенном расстоянии; в 8,6 % выносят предупреждение и лишь 4,5 % преследующих партнеров были арестованы, а 4,6 % осуждены (табл. 3).

I Каждый день

] Несколько раз в неделю

Несколько раз в месяц

I Несколько раз в год

Только в определенные периоды

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Диагр. 1. Частота сталкинга со стороны экс-партнера

■ Меньше двух недель

■ От 2-х до 4-х недель

■ От 1 до 3-х месяцев

■ От 3-х до 6 месяцев

■ От 6 месяцев до года

■ Больше годэ

Диагр. 2. Продолжительность преследования женщин со стороны экс-партнера

Та бл и ца 3

Результаты профилактических мер (в %)

ВИДЫ ВОЗДЕЙСТВИЯ ПРЕСЛЕДОВАНИЕ ПРЕКРАТИЛОСЬ ПРЕСЛЕДОВАНИЕ УМЕНЬШИЛОСЬ ПРЕСЛЕДОВАНИЕ ОСТАЛОСЬ БЕЗ ИЗМЕНЕНИЙ ПРЕСЛЕДОВАНИЕ УВЕЛИЧИЛОСЬ

Предупреждение 66,4 9,9 23,6 0,2

Арест 99,4 — 0,6 —

Домашний арест (длительный срок) 100 — — —

Лишение свободы 91,6 8,4 — —

Приказ держаться на расстоянии 68,2 21,2 0,2 10,4

Запрет на общение 74,5 17,3 3,7 4,5

Был проведен опрос женщин, которые не обращались в органы правопорядка, на предмет выяснения причин. Большая часть заявляли о том, что предпочли сами справиться с возникшей ситуацией, что не догадывались

о тяжести таких преследований, а также их сдерживал страх перед партнером (в основном иностранки). В случаях же тяжкого преследования чаще всего говорили о страхе за себя и за своих детей (табл. 4).

Та бл и ца 4

Мотивы необращения в правоохранительные органы (в %)

МОТИВЫ ГРАЖДАНСТВО ТЯЖЕСТЬ СТАЛКИНГА

Итальянки Иностранки Средний Тяжкий

Я надеялась справиться с ситуацией сама 55,6 41,3 62,5 37,5

Не хотела, чтобы кто-то узнал 4,5 9,8 40,9 59,1

Боялась мести 10,3 13,4 42,2 57,8

Не хотела, чтобы его арестовали 6,3 12,1 54,5 45,5

Было стыдно 1,9 5,8 48,6 51,4

МОТИВЫ ГРАЖДАНСТВО ТЯЖЕСТЬ СТАЛКИНГА

Итальянки Иностранки Средний Тяжкий

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Боялась, что мне не поверят 1,4 0,3 7,5 92,5

Считала деяние незначительным 1,5 — 70,0 30,0

Не знала, что это преступление 21,3 21,0 74,0 26,0

Не верила в эффективность работы правоохранительных органов 4,1 34,4 57,2 42,8

Уклонение органов от принятия заявления 1,3 — 68 32

Другое 14,1 12,4 55,7 44,3

Женщины, которые пытались разрешить ситуацию самостоятельно, среди мер защиты прибегали к таким, как угроза преследователю обращением в полицию, смена номера телефона, электронной почты, смена места жительства, работы, переезд в другой город, удаление про-

филя в социальных сетях. Изложенное выше достаточно актуализирует исследуемую проблему. То, что являлось нормой еще недавно, в результате различных культурных изменений становится уже неприемлемым для современного общества и требует правового разрешения.

БИБЛИОГРАФИЯ

1. Горавская Е. П. К вопросу о криминализации сталкинга // Десятые Всероссийские Державинские чтения : сборник статей. — М. : РПА,2015. — Кн. 5 : Проблемы уголовно-процессуального, уголовно-исполнительного права, криминалистики и криминологии. — 360 с.

2. Мюллен П. Организация помощи сталкерам // Обзор современной психиатрии. — 2003. — № 18. — 102 с.

3. Мясникова А. М., Цуканова Е. Г. Криминализация сталкинга // Виктимология. — 2016. — № 3 (9). — С. 53—56.

4. Сторубленкова Е. Г., Самуткин В. Л. Сталкинг: синдром навязчивого преследования // Проблемы в российском законодательстве. — 2016. — № 6. — С. 278—281.

5. Stalking sulle donne. — ISTAT (Istituto Nazionaie di Statistica di Italia), 2016.

6. Stalking, atti persecutori, cyberbullismo e tutella dell oblio / Cassano Giuseppe. — IPSOA, 2017.

7. Stalking. Dall analisi criminologicica degli atti persecutori all intervento psicologico su autore vittima. — P. de Pasguali, Pensa, 2014.

Материал поступил в редакцию 22 августа 2018 г.

CRIMINOLOGICAL CHARACTERISTICS OF STALKING (CASE STUDY OF ITALY)

RADKO Zoya Timofeevna — PhD in Law, Associate Professor of the Department of Criminology and

Penal Law of the Kutafin Moscow State Law University (MSAL)

ztradko@msal.ru

125993, Russia, Moscow, ul. Sadovaya-Kudrinskaya, d. 9

SHIGINA Natalia Valerievna — PhD in Law, Associate Professor of the Department of Criminology and

Penal Law of the Kutafin Moscow State Law University (MSAL)

nvshigina@msal.ru

125993, Russia, Moscow, ul. Sadovaya-Kudrinskaya, d. 9

Abstract. Stalkers is a category of deviants. We are talking about people pursuing anyone. The potential and real victims of stalkers may be a once-close friends (ex-wife, ex-husband, children, and parents), colleagues, colleagues in the profession. Stalking can occur on the part of other individuals who do not have partners, friends, acquaintances or unknown. Often stalking is a result of mental disorders. It is specified that stalking (for example in Italy) is a public danger to society, because it represents a real opportunity for the commission of serious crimes.

Keywords: stalking, stalker, victim of punishment, deviance, delinquency, criminalization.

REFERENCES

1. Goravskaya E. P. K voprosu o kriminalizatsii stalkinga [To the question on the criminalization of stalking]. Desyatye vserossiyskie derzhavinskie chteniya: sbornikstatey [The Proc. 10th All-Russian Derzhavin Readings]. Moscow: The All-Russian State University of Justice, 2015. bk. 5. Problemy ugolovno-protsessualnogo, ugolovno-ispolnitelnogo prava, kriminalistiki i kriminologii [Problems of criminal procedure, penitentiary law, criminalistics and criminology]. 360 p.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

2. Mullen P. Organizatsiya pomoshchi stalkeram [Organization of help to the stalkers]. Obzor sovremennoy psikhiatrii [Review of contemporary psychiatry]. 2003. No. 18. 102 p.

3. Myasnikova A. M., Tsukanova E. G. Kriminalizatsiya stalkinga [Criminalization of stalking]. Viktimologiya [Victimology]. 2016. No. 3 (9). P. 53-56.

4. Storublenkova E. G., Samutkin V.L. Stalking: sindrom navyazchivogo presledovaniya. Problemy v rossiyskom zakonodatelstve [Stalking: symptoms of obsessional pursuit. Problems in the Russian legislation]. 2016. No. 6. P. 278-281.

5. Stalking sulle donne. ISTAT (Istituto di Statistica Nazionaie di Italia), 2016.

6. Stalking, atti persecutori, cyberbullismo e tutella dell oblio. Giuseppe Cassano. IPSOA, 2017.

7. Stalking. Dall analisi degli atti criminologicica persecutori all intervento psicologico autore su vittima. P. de Pasguali, Pensa, 2014.