Научная статья на тему 'Краткий обзор немецких книг о вопросах русского богословия и русской философии (предисловие К. В. Артема-Александрова)'

Краткий обзор немецких книг о вопросах русского богословия и русской философии (предисловие К. В. Артема-Александрова) Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
118
22
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Краткий обзор немецких книг о вопросах русского богословия и русской философии (предисловие К. В. Артема-Александрова)»

УДК 1(091)

Ф. А. Степун

КРАТКИЙ ОБЗОР НЕМЕЦКИХ КНИГ О ВОПРОСАХ РУССКОГО БОГОСЛОВИЯ И РУССКОЙ ФИЛОСОФИИ (Предисловие К. В. Артема-Александрова)

F.A. Stepun

The Brief Overview of German Books on the Questions of Russian Theology and Russian Philosophy

(preface by M.A. Artem-Alexandrov)

Знакомые с творчеством и биографией Федора Августовича Степуна удивятся, узнав о написанных им шести аннотациях немецких книг о русском богословии и философии. В этом случае они, пожалуй, подумают, что это — далеко не царское дело. Тем не менее аннотации — всего лишь аннотации — написаны Ф. А. Степуном и были они напечатаны на 110-111 страницах первого номера малоизвестного журнала «Литературный современник» за 1951 год. Журнал издавался на русском языке для русских читателей в западной Европе, для всех, кто теперь именуется «Второй эмиграцией». Редакция первого номера состояла из трех человек. Ими, следуя алфавитному порядку, были: Завалишин Вячеслав Клавдиевич (1915-1995) — внук декабриста, сын репрессированного советской властью эсера, власовец. После войны жил одно время в Германии, а потом переехал в США. В эмиграции он стал довольно известным литературным критиком. Второй член редакционной коллегии в журнале назван В. Рудольфом (Юрасовым). Это — два псевдонима Владимира Ивановича Жабинского (1914-1996). В 1941 г. журналист Жабинский бежал из сталинского заключения и по подложным документам воевал в рядах Красной армии, закончив войну в звании подполковника. Служил в группе войск в ГДР, а в 1950 г. ушел на Запад. Потом жил в США и достиг большой известности как редактор журнала «Америка» и сотрудник «Нового журнала» и «Граней». Б. Яковлев, обозначенный последним в составе редколлегии «Литературного современника» — это Николай Александрович Троицкий (1903-2011). Он был власовцем и одним из создателей «Боевого Союза Молодежи Народов России» (образован в августе 1947 г.). Сам Союз состоял из молодых недобитых власовцев и стал самой левой организацией в эмиграции; потому иногда его участников звали «антибольшевистскими коммунистами». В мае 1948 г. этот союз был преобразован с «Союз Борьбы за освобождение народов России» — один из крупнейших (по численности, доходившей до 3500-3800 человек) среди политических организаций второй волны эмиграции, а Н. А. Троицкий (Б. Яковлев) стал его председателем. В 1952-1960 гг.

Н. А. Троицкий руководил Мюнхенским Институтом по изучению истории и культуры

СССР. Если бы вожди КПСС внимательно вчитывались в аналитические материалы этого института, то наше общество могло бы избегнуть многих бед.

Так вот, в журнале, руководимом такими людьми, все они — убежденные антикоммунисты. — Ф. А. Степун дал несколько своих небольших работ и уже упомянутые аннотации.

Известно, что после Второй мировой войны Ф. А. Степун в политическом отношении очень «поправел» и потому должен бы прийти к «дипийцам». Это поправение прослеживается по тем письмам, которые сегодня стали известны. В письме к Б. П. Вышеславцеву от 10 апреля 1948 г. (кстати, Вышеславцев, разъезжая по Европе, восхвалял «новый порядок») Ф. А. Степун пишет: «Пока я еще воздерживаюсь от участия в культурнопросветительской работе среди новой эмиграции: уж очень сложно ее лицо и многообразны среди нее всевозможные политические течения. С определенными людьми мы довольно близко общаемся. Читаю я также и русские лекции в прицерковных организациях, но от политики воздерживаюсь, да и не верится мне как-то в политическое значение новоэмигрантских полчищ. (Ф. А. Степун. Письма. М., 2013. С. 298). Два года спустя, 23 марта 1950 г. в письме немецкому писателю, поэту и критику Бернту фон Гейзелеру (1907-1969) акцент сместился: «Хотя я был рожден для неторопливой жизни, попал в ужасную спешку: каждый год новый семинар, по меньшей мере от двадцати до двадцати пяти публичных лекций, постоянно русские Ди-Пи (перемещенные лица) в квартире, их рукописи на моем письменном столе, каждая из этих рукописей — характер, при которой мне надлежит проверять, представляет ли собой эта груда кишок также еще и искусство. Но так просто отказаться от всего этого нельзя, поскольку в России эти люди прошли через ужасные страдания, а в Европе их ожидает на первых порах голодная смерть» (См. сб. «Диаспора. III. Новые материалы. Париж; Санкт-Петербург, 2002. С. 682).

Наверное, так обстоятельства привели Степуна к сотрудничеству с «Литературным современником». «Мелочевка» аннотации — любая из них превосходна! — это вклад мыслителя в просвещение дипийцев. «Поправение» Степуна видно и на содержании аннотации книги И. Бахенского: в ней диалектический материализм назван «занесенным над Европой оружием смерти».

Сотрудничество Ф. А. Степуна с политическими организациями дипийцев продолжалось и далее. Например, можно упомянуть о его выступлении на расширенном заседании редакции газеты «Посев», состоявшемся 10-11 октября 1964 г. Выступление называлось «О корнях большевизма, о демократии и будущей России» (См. Степун Ф. А. Письма. М., 2013. С. 303-309). Об этой редакции современный исследователь пишет: «Политическая позиция “Посева” всегда была крайне антикоммунистической... Эту позицию редакции и авторов еженедельника можно условно сформулировать как, прежде всего поддержку всех форм антикоммунизма в мире и, в меньшей степени, российских национально-государственных интересов» (Базанов П. Н. Издательская деятельность политических организаций русской эмиграции (1917-1988 гг.) СПб., 2008. С. 326). Редактором «Посева» в 1964 г. был Андрей Васильевич Светланин (настоящая фамилия — Николай Никитич Лихачев), в прошлом — редактор газеты Второй армии А. А. Власова и сам, конечно, власовец.

В заключение публикатор предлагает справки об авторах аннотированных книг.

Ганс фон Эккарт (Н. von Eckardt, 1890-1957) — учился в Москве, Берлине и Гейдельберге. Специалист в области народного хозяйства и социологии. С 1946 г. руководил Институтом современности в Гейдельберге. Среди его книг были также «Россия. Одна монография» (1932), «Иван Грозный» (второе издание 1947 г.), «Власть женщины» (1949 г.)

Альберт Мария Амман (А. М. Amman, 1892-1974) — австрийский историк церкви, профессор Восточного Папского института в Риме.

Бернхард Шульце (В. Schultze, 1902-?) — профессор Восточного Папского института в Риме. Среди его работ имеется книга «Учение Н. А. Бердяева о церкви» (1938).

Рейнхард Лаут (R. Lauth, 1919-2007) — известный историк философии, председатель Кантовского общества в Германии. Его книга о философии Достоевского вышла в Москве на русском языке в 1996 г.

Александр фон Шелтинг (A. von Schelting, 1894-1963) — учился в Киеве и Гейдельберге. В 1923-1932 гг. — редактор «Архива социальных наук и социальной политики». После войны работал в ЮНЕСКО, с 1953 г. — профессор в университете Цюриха. Основной предмет исследований — социология культуры и науки, методология научного познания. Среди его работ известны также «Границы социологии науки», «Логические проблемы исторического познания» и др.

Об Юзефе Марии Бохеньском (1902-1995) можно узнать из любого философского справочника.

5*- 5*- 5*-

Hans von Eckardt: Russisches Christentum. Piper Verlag. Munchen, 1947 r. 327 стр.

Тема книги — русское народное православие. В первой главе исследуются его истоки (обряд, икона, монашество, прообраз Афона); во второй — его главные содержания (чувство церкви, страшный суд, боязнь темных сил и т. д.); третья глава посвящена старчеству; последняя исследует связь между утратой веры и революцией.

Хорошо задуманная книга полна, к сожалению, грубых ошибок: заимствованная из Греции русская литургия рассматривается, как продукт народного творчества; так как русскому народу чуждо рацио-

нальное вопрошание, то чин русской литургии не дает, по мнению Экардта, ответа на то, кто жертвует, что жертвуется и кому приносится жертва; русское духовное сословие, вопреки всем очевидностям, упрекается в том, что, не в пример протестантским священникам, оно не внесло никакого вклада в русскую культуру; Толстой умирает у Экардта не в Остапове, а в Оптиной пустыне.

Бойко и живо написанная, хорошо изданная и богато иллюстрированная книга имеет, к сожалению, большой успех.

Albert A. Amman; S. J.: Abriss der ostslawischen Kirchengeschichte. Thomas-Morus-Presse im Verlag Herder. Wien, 1950 r. 748 стр.

Труд профессора Восточного института в Риме Аммана представляет собою результат более чем 25-летнего бесконечно прилежного и кропотливого изучения истории русской церкви. Излагается эта история Амманом в живой и сложной связи с историей русской культуры и русской государственности.

Не являясь по своему основному замыслу, историей русского богосло-

вия, литургики и русского церковного права, книга профессора Аммана и в этих областях дает очень много интересного и тщательно документированного материала. Нет сомнения, что книга и для тех лиц, которые придерживаются иной, чем Амман точки зрения на Россию и православие, представляет собою очень большой интерес.

Bernhard Schultze: Russische Denker. Ihre Stellung zu Christus, Kirche und Papstum. Thomas-Morus-Presse im Verlag Herder. Wien, 1950 r. 456 стр

Книга профессора папского восточного института в Риме Шультце является весьма ценным вкладом в немецкое россиеведение. О глубине русской философской мысли Европа уже давно осведомлена. Профессор Шульце впервые знакомит Германию с богатством русской философии. Большое количество очерков книги посвящено мыслителям, имена которых Западу еще неизвестны. Назову

для примера: Розанова, Эрна, Федорова и Бухарева.

Недостаток книги заключается в разноценности отдельных этюдов. Некоторые мыслители очерчены глубоко, другие лишь поверхностно набросаны. Объясняется эта разница, главным образом, степенью близости русских авторов к главной теме книги: Христос, церковь, папство.

Reinhardt Lauth: «Ich habe die Warheit gesehen». Die Philosophie Dostojewski’s in systematischer Darstellung. Im Verlag Piper. Munchen, 1950 r. 568 стр.

Книга Ляута первое тщательное изложение философии Достоевского: его методологии, психологии, метафизики, этики и эстетики. Вопросы миросозерцания Достоевского(католичество, социализм, Россия и запад) в книге не рассматриваются. Рядом с известным обликом пророка-публициста, рядом с Достоевским — Мережковского, Волынского,

Розанова, Бердяева и Мочульского вырисовывается совершенно новый образ Достоевского-философа. Книга написана не только с изумительным знанием писаний самого Достоевского, но и всей мировой литературы о нем. Никто, занимающийся Достоевским, мимо замечательной книги Ляута пройти уже не сможет.

Alexander von Schelting: Russland im Europa im russischen Geschichts-Denken.

А. Бгапке Ав Уег^.

Научно очень солидное, но все же несколько одностороннее исследование русской историософии, явно переоценивающее роль одинокого катализирующего Чаадаева и характерным образом недооценивающее значение И. Киреевского в споре между славянофилами и западниками. Очень интересный и существенный вопрос о том, не является ли западничество

Вегп, 1948 г. 404 стр.

более типичным для России явлением, чем славянофильство, автором не ставится, благодаря чему его исследование теряет остроту, диалектичность и парадоксальность, свойственные русскому спору об отношении России к Западу.

Это замечание не оспаривает ни содержательности, ни социологической серьезности книги Шельтинга.

I. М. Bochenskij. Der sowjetrussische dialektische Materialismus. Leo Lehneb Verlag. Munchen, 1950 r. 213 стр.

С некоторых пор в Европе явно наблюдается повышенный интерес к учению Карла Маркса. Объясняется это, конечно, той ролью, которую диалектический материализм сыграл в истории русской

революции. С удивлением, но и с интересом рассматривает немецкая наука занесенное над Европой оружие смерти. Одна за другой появляются книги, посвященные учению Ленина и Сталина. Католическое

издание Гердера выпускает вскоре большой труд Веттера под заглавием «Диалектический материализм Советского Союза».

Небольшая книга профессора Фрей-бургского университета в Швейцарии является одним из показательных симптомов живой заинтересованности Европы тем «азиатским социализмом» (Каутский), который осовеченные китайцы шлют в Европу. Отношение Бохенского к Марксу полно напряженного внимания и лишено всякой упрощенности. Он настолько сильно ощущает вес этого явления, что иной раз даже кажется: не слишком ли он положительно относится к учению Ленина. В книге тщательно рассмотрены все вопросы, игравшие за последние годы столь громадную и трагическую роль в России.

Особенно вопрос о научном и философском аспекте советского материализма. Исследования эти даны не отвлеченно, а в процессе анализа истории партии и советской философии. Книга тщательно документирована и снабжена подробной библиографией, занимающей целых 20 страниц. Написана она дельно, но не увлекательно. Есть в ней, конечно, как и во всех книгах иностранцев о России, и непонятные ошибки. Так, например, Бохенский утверждая, что русская интеллигенция выросла из недр бюрократии, причисляет Ткачева, который сам назвал себя первым марксистом и соосновате-лем первого Интернационала, также как и анархо-коммуниста Бакунина — к народникам.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.