Научная статья на тему 'Коррупция в системе управления в современном российском обществе'

Коррупция в системе управления в современном российском обществе Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

CC BY
333
61
Поделиться
Ключевые слова
КОРРУПЦИЯ / УПРАВЛЕНИЕ / СИСТЕМА

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Сметанкина Людмила Васильевна

В статье дается социально-философский анализ коррупции в системе управления в современном российском обществе. Делается вывод о факторах, поддерживающих ее существование.

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Сметанкина Людмила Васильевна,

CORRUPTION IN MANAGEMENT SYSTEM IN MODERN RUSSIAN SOCIETY

The article presents the social and philosophical analysis of corruption in the management system in modern Russian society. The author makes the conclusion about the factors that support its existence.

Текст научной работы на тему «Коррупция в системе управления в современном российском обществе»

УДК 316

Сметанкина Людмила Васильевна

Smetankina Lyudmila Vasilievna

кандидат социологических наук, начальник учебно-методического отдела Новошахтинского филиала Южного федерального университета тел.: (863) 264-19-12

Candidate of Sociology, head of training and methodological department, Novoshakhtinsk affiliate of Southern Federal University tel.: (863) 264-19-12

КОРРУПЦИЯ В СИСТЕМЕ УПРАВЛЕНИЯ В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ОБЩЕСТВЕ

CORRUPTION IN MANAGEMENT SYSTEM IN MODERN RUSSIAN SOCIETY

Аннотация:

The summary:

В статье дается социально-философский анализ коррупции в системе управления в современном российском обществе. Делается вывод о факторах, поддерживающих ее существование.

The article presents the social and philosophical analysis of corruption in the management system in modern Russian society. The author makes the conclusion about the factors that support its existence.

Ключевые слова:

коррупция, управление, система.

Keywords:

corruption, management, system.

В настоящий момент многие ученые трактуют глобализацию как необратимый процесс, ведущий в конечном итоге к некоему единому мироустройству. В определенной степени данная трактовка способствует формированию глобалистского мировоззрения, которое, однако, в большей мере определяет позиции не при решении глобальных проблем, а при построении схем в различных сферах по «делению сфер влияния», что фактически приводит к формированию системной коррупции на всех уровнях управления. Это относится и к современному российскому обществу, поскольку вместе с «уходом» коммунистической идеологии «ушли и большие мысли и большие чувства, то, что Бердяев, говоря о коммунизме, называл «духом титанизма», «прометеевым духом» («Высокие горы сдвигает советский простой человек»). Ушла идеология, и на месте «большого нарратива» советских времен образовалась зияющая пустота, воронка, с чудовищной силой втягивающая в черную дыру все «сверхиндиви-дуальное», «всеобщее», бескорыстное - все, что наполняло смыслом частное, индивидуальное бытие. Исчезла «вертикаль» идейная, осталась только вертикаль властная... Новая «вертикаль» власти советуется исключительно с «элитой», преимущественно - с «бизнес-элитой». Власть призывает денежную олигархию к «социальной ответственности», взывает к ее совести, порою стыдит, а в некоторых случаях даже «берет за шкирку». Но все наперед знают, что если власть даже и хочет «как лучше», то все равно выйдет «как всегда». Почему? Простейший факт: только за один последний, все еще кризисный год, число и состояние «наших» миллиардеров выросло вдвое! Плохо поставлена идейновоспитательная работа среди олигархов? С кем власть намерена возрождать Россию? В союзе с «деньгами» или с «трудом»? Вот это и есть «основной вопрос» идеологии» [1].

Собственно понятие «коррупция» произошло от латинского соггитреге (растлевать). Изначально данное понятие означало использование властных полномочий должностным лицом, как правило, принадлежащим к бюрократическому аппарату или политической элите, исходя из личной выгоды. Как основной признак коррупции выделяется конфликт между законодательством, моралью, выгодой государства и/или работодателя и действиями должностного лица. То есть понятие «коррупция» включая в себя социальные, политические, экономические аспекты имеет разные содержательные нюансы в зависимости от сферы применения. Так, в социально-правовых науках акцент делается на правовой догматике. Например, в имперской России коррупция различалась по признаку «получение неправомерных преимуществ за совершение мздоимства (законные действия) или лихоимства (незаконные действия)». Исходя из современных макроэкономических и политэкономи-ческих исследований, коррупция представляет главное препятствие социально-экономического развития на любом уровне от организационного до государственного.

В ХХ в. возник новый термин «системная коррупция». Собственно о системной коррупции можно говорить в тех случая, когда коррупция становится частью системы управления настолько, что она практически не может функционировать без нее, охватывая почти все основные сферы социальной жизни, государственный и негосударственный сектора. Так, «коррупция в современной России носит системный характер и оказывает влияние практически на все стороны жизни общества, выступая в качестве одного из элементов социальной действительности. Причины возникновения и воспроизводства коррупционных практик лежат в постоянно развивающихся и изменяющихся условиях взаимодействий гражданина и государства. По этой причине исследование коррупции, предполагает, в первую

- вв -

очередь, уяснение его природы и причинной взаимосвязи с другими явлениями. Эти явления диалектически взаимосвязаны, и поскольку в соответствии с философским принципом дополнительности, коррупция многогранна, можно вести речь как о социально-деструктивных функциях, так и о социально-конструктивных функциях этого социального феномена. Сказанное отнюдь не означает оправдания коррупции, но является отражением объективной реальности. Социальные конфликты, возникающие в рамках системной коррупции, способны кардинально изменить социальную действительность современного российского общества, причем не всегда легитимным образом. Последний тезис наглядно иллюстрируется чередой «бархатных» революций на постсоветском пространстве, в основе которых лежали лозунги борьбы с политической коррупцией» [2, т. 3, с. 23] Так, по данным приведенным Transparency International. Россия в начале XXI в. вошла в десятку наиболее коррумпированных стран мира: ежегодные убытки от коррупции в стране составляют $20-25 млрд.

Существование системной коррупции в российском обществе обусловлено двумя факторами. Фактор первый: политика государства непосредственно направлена на удовлетворение эгоистических интересов групп и отдельных лиц, находящихся непосредственно у власти, приближенных к власти и/или обладающих возможностями оказывать влияние на власть. Фактор второй. Коррупционное поведение в современном российском обществе получило негласный статус нормы в социально-экономической и правовой культуре.

Как социальный феномен коррупция проявляет себя, прежде всего, в дисфункциях, возникающих в процессе реализации управленческих стратегий направленных на достижение общих для социума целей. Данные дисфункции могут проявляться на всех уровнях государственного устройства: социальный, экономический, политический. Однако в любом случае это происходит в контексте смыслов и значений, свойственных данной социально-политической формации и с учетом принятых в обществе социально-экономических моделей поведения.

Исходя из этих особенностей, социально-философское исследование коррупции в системе управления как социальном феномене необходимо проводить с использованием комплексного подхода, поскольку «всякая разумная практика должна быть пронизана теорией, а всякая разумная теория должна быть пронизана практикой. Теория для меня - это символ практики, а практика - это символ теории» [3, с. 298].

Коррупция в системе управления свидетельствует о процессах криминализации, которые становятся все интенсивнее. Причина этого кроется, вероятнее всего, в отсутствии системы межведомственного контроля в задачи которой должно было бы входить: наблюдение за целевым использованием бюджетных средств, выявление скрытых мотивов принятия управленческих решений в социальной и политической сферах, выявление фактов «отмывания» и легализации денежных средств, приобретенных незаконным путем, возобновление качественной деятельности контрольноревизионного аппарата.

Следует отметить, что в стране предпринималась попытка разработать антикоррупционную стратегию. Так, в Послании Федеральному Собранию Российской Федерации 25 апреля 2005 г. бывший в то время Президентом РФ В.В. Путин подчеркнул некоторые аспекты антикоррупционной деятельности государства, требующие немедленного реагирования. Однако практически любые начинания в направлении борьбы с коррупцией встречают как внутреннее, так и внешнее противодействие. При этом «внутреннее» - это собственно управленцы, являющиеся частью коррумпированной системы, а «внешнее» народ, поскольку главным социально-деструктивным последствием коррупции стало в восприятие на личностном уровне действующей власти как не основанной на нормах права и морали, что привело к общему снижению морально-психологического климата в российском обществе.

Необходимо целенаправленное и систематическое проведение мер направленных на формирование на личностном уровне формирование представления о коррупции как негативном социально-правовом явлении, которое может быть побеждено только при условии активного личностного участия каждого члена общества.

Отсутствие подобного рода разнонаправленной деятельности на управленческом уровне привело к возникновению институциональной коррупции, в которой фокусируются процессы теневиза-ции общества: коррупцию государственных должностных лиц в современном российском обществе можно рассматривать как одну из основных социально-правовых проблем. Причем, в определенной мере, коррумпированность в российском обществе поощряется и именно на правовом уровне. Например, исходя из Указа Президента РФ № 2267 от 22 декабря 1993 г., федеральным государственным служащим назначаются льготы в области финансового, бытового, медицинского и иных видов обеспечения. Возникает парадокс: управленческие структуры, которые должны бороться с коррупцией и создавать благоприятные условия для борьбы с ней, по существу, создают комфортные условия для коррупционеров. «Примером этого могут явиться злоупотребления российских чиновников в сфере государственного лицензирования. Монополизация отдельных направлений экономической деятельности, вызванная стремлением коррупционеров обогатиться вне рамок конкурентной борьбы, свойственной свободным рыночным отношениям, привела их к чрезмерной урегу-лированности, что вызвало в России стремительное развитие разрешительного типа правового регулирования общественных отношений, суть которого заключается в общеизвестной формулировке:

«запрещено все, кроме прямо разрешенного». Трудно найти направление экономической деятельности, где отсутствовало бы лицензирование. Банки, биржи, предприятия сферы производства и распределения, оказания услуг и т.д. вынуждены действовать в соответствии с нормативными актами разрешительного типа, что совершенно не свойственно институтам свободного рынка и позволяет чиновникам различных уровней злоупотреблять властью в корыстных целях... Коррупция в судебных органах получила распространение главным образом в виде мздоимства (взяточничества) и подкупа, то есть коррупционных проявлений, представляющих собой правонарушения, попадающие в сферу действия уголовно-правовых норм. Особое положение органов правосудия в системе государственных органов предопределяется их функциональным предназначением, заключающимся в оправлении правосудия, то есть в правовой оценке действий участников правоотношений с позиций норм позитивного права и вынесении общеобязательных решений, обеспечиваемых силой государственного принуждения» [4, с. 78].

Все эти факты, формируя в сознании личности установку на достижение цели неправовыми средствами и методами, предопределяют создание противоречащих морали и нравственности, поведенческих алгоритмов. На уровне общества это ведет к формированию двойных стандартов и развращению общественного сознания, следствием чего становится подмена нравственных критериев критериями выгоды: божественное сменяется земным.

Таким образом, коррупция в управлении как социальном феномене в современном российском обществе приобрела полулегальный статус и фактически является средством перераспределения собственности, капиталов, в том числе и теневых. Основой этого выступает корыстное использование управленцами официальных полномочий для лоббирования собственных интересов, а также интересов близки им физических и юридических лиц, пренебрегая при этом интересам государства.

Однако только качественные изменения в управлении как социальном феномене, способствующие его оздоровлению, могут стабилизировать нестабильное состояние современного российского общества.

Ссылки:

1. Науменко Л.К. Рец. на кн.: Б.Ф. Славин. Идеология

возвращается. М.: Социально-гуманитарные знания, 2009. 647 с. // Вопросы философии. 11Р1_:

http://vphil.ru/index.php. (дата просмотра: 22.04.2011).

2. Гегель Г.В.Ф. Энциклопедия философских наук. М., 1977.

3. Кистяковский Б.А. Философия и социология права. СПб., 1999.

4. Лосев Л.Ф. Исторический смысл эстетического мировоззрения Ричарда Вагнера // Философия. Мифология. Культура. М., 1991. С. 275-315.

References (transliterated):

1. Naumenko L.K. Rets. na kn.: B.F. Slavin. Ideologiya

vozvrashchaetsya. M.: Sotsial'no-gumanitarne

znaniya, 2009. 647 p. // Voprosy filosofii. URL: http://vphil.ru/index.php. (date of access: 22.04.2011).

2. Gegel' G.V.F. Entsiklopediya filosofskikh nauk. M., 1977.

3. Kistyakovskiy B.A. Filosofiya i sotsiologiya prava. SPb., 1999.

4. Losev L.F. Istoricheskiy smysl esteticheskogo miro-vozzreniya Richarda Vagnera // Filosofiya. Mifologiya. Kul'tura. M., 1991. P. 275-315.