Научная статья на тему 'Корреляты парасуицида лиц с синдромом зависимости от алкоголя: гендерный аспект'

Корреляты парасуицида лиц с синдромом зависимости от алкоголя: гендерный аспект Текст научной статьи по специальности «Науки о здоровье»

CC BY
359
73
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Журнал
Суицидология
Область наук
Ключевые слова
парасуицид / алкогольная зависимость / гендерный аспект / parasuicide / alcohol dependence / gender aspect

Аннотация научной статьи по наукам о здоровье, автор научной работы — Разводовский Юрий Евгеньевич, Дукорский Владимир Владимирович

Изучен гендерный аспект социально-демографических и психопатологических коррелятов парасуицида лиц, страдающих алкогольной зависимостью. Установлено, что к группе риска совершения суицидальной попытки относятся зависимые от алкоголя мужчины и женщины в возрасте 18-39 лет, безработные, имеющие среднее образование, не состоящие в официальном браке. Чаще всего мужчины и женщины совершают попытку суи-цида с помощью холодного оружия. Межличностный конфликт является основным триггером парасуицида как для мужчин, так и для женщин. Большинство мужчин и женщин, страдающих алкогольной зависимостью, совершают парасуицид в состоянии алкогольного опьянения. Только четверть мужчин и треть женщин, стра-дающих алкогольной зависимостью и совершивших парасуицид, состояли на учете у нарколога. Представленные данные дополняют имеющиеся сведения относительно социально-демографических и психопатологических коррелятах парасуицида у лиц, страдающих алкогольной зависимостью, и обосновыва-ют необходимость проведения среди них профилактических мероприятий с целью снижение риска суици-дального поведения.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по наукам о здоровье , автор научной работы — Разводовский Юрий Евгеньевич, Дукорский Владимир Владимирович

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

CORRELATES OF PARASUICIDE OF ALCOHOL DEPENDENT PERSONS: GENDER ASPECT

Gender aspects of sociodemographic and psychopathological correlates of parasuicide of alcohol dependent persons were investigated. It was shown that males and females age 18-39, unemployed, unmarried belong to the risk group of parasuicide. Interpersonal conflict is the main trigger of parasuicide. Acute alcohol intoxication is a proximal risk factor for male and female parasuicide. Only 1/4 of males and 1/3 of females were officially registered at the narcological dispensaries. These data can be useful for prevention of sui-cidal behavior among alcohol dependent individuals.

Текст научной работы на тему «Корреляты парасуицида лиц с синдромом зависимости от алкоголя: гендерный аспект»

Научно-практический журнал

47. Качаев А.К., Попов П.М. Клинические особенности больных алкоголизмом с суицидальными тенденциями // Судебно-медицинская экспертиза. - 1973. - № 4. - С. 47-50.

48. Красильников Г.Т., Косачев А.Л., Горбатовский Я.А., Каширин Б.Г., Басов А.Н. Причины смерти больных хроническим алкоголизмом // Журнал невропатологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. - 1984. - Т. 84, Вып. 2. - С. 254-256.

Kachaev A.K., Popov P.M. Klinicheskie osobennosti bol'nyh alkogolizmom s suicidal'nymi tendenciyami // Sudebno-medicinskaya ehkspertiza. - 1973. - № 4. - S. 47-50. (In Russ)

Krasil'nikov G.T., Kosachev A.L., Gorbatovskij YA.A., Kashirin B.G., Basov A.N. Prichiny smerti bol'nyh hronicheskim alkogolizmom // Zhurnal nevropatologii i psihiatrii im. S.S. Korsakova. - 1984. - Tom 84, Vyp. 2. - S. 254-256. (In Russ)

SUICIDAL BEHAVIOR AND ALCOHOL: ESTIMATION OF CORRELATIONS AT THE POPULATION LEVEL A.V. Sakharov, N.V. Govorin Chita state medical Academy, Russia

The aim of the study was to investigate the alcoholic factor for suicidal behaviour on the example of the Baikal region. It was found that suicides are closely related to alcohol mortality and morbidity alcohol psychosis. Frequency of drinking alcohol while completed suicide is higher than in the attempt (57,8% and 45,8%, respectively), while the presence of alcohol favors the choice of suicide more brutal way. We found that the suicides are 38,0% of deaths observed alcohol intoxication severe and/or poisoning with ethyl alcohol. At the same time when parasuicide committed in a state of alcoholic intoxication, in the structure of mental and behavioral disorders 70,3% alcoholism.

The results presented provide an opportunity to discuss new approaches to the prevention of suicide and attempted suicide, one of which is the reduction of alcohol consumption in the population.

Keywords: suicide, suicide, parasuicide, alcohol, alcohol intoxication, alcoholism.

УДК: 616.89-008.441.44

КОРРЕЛЯТЫ ПАРАСУИЦИДА ЛИЦ С СИНДРОМОМ ЗАВИСИМОСТИ ОТ АЛКОГОЛЯ: ГЕНДЕРНЫЙ АСПЕКТ

Ю.Е. Разводовский, В.В. Дукорский

УО «Гродненский государственный медицинский университет», г. Гродно, Республика Беларусь Управление по Могилевской области государственной службы медицинских судебных экспертиз, г. Могилев, Республика Беларусь

Контактная информация:

Разводовский Юрий Евгеньевич - кандидат медицинских наук. Место работы и должность: старший научный сотрудник научно-исследовательской лаборатории УО «Гродненский государственный медицинский университет». Адрес: Республика Беларусь, г. Гродно, ул. Горького, 80. Телефон: +375-152-70-18-84, e-mail: razvodovsky@tut.by

Дукорский Владимир Владимирович - заведующий отделением Костюковичского отделения судебнопсихиатрических экспертиз Управления по Могилевской области государственной службы медицинских судебных экспертиз. Адрес: 212004, Республика Беларусь, г. Могилев, Витебский проспект, д. 70. Телефон: +375-022247-31-77, e-mail: dukar84@yandex.by

Изучен гендерный аспект социально-демографических и психопатологических коррелятов парасуицида лиц, страдающих алкогольной зависимостью. Установлено, что к группе риска совершения суицидальной попытки относятся зависимые от алкоголя мужчины и женщины в возрасте 18-39 лет, безработные, имеющие среднее образование, не состоящие в официальном браке. Чаще всего мужчины и женщины совершают попытку суицида с помощью холодного оружия. Межличностный конфликт является основным триггером парасуицида как для мужчин, так и для женщин. Большинство мужчин и женщин, страдающих алкогольной зависимостью, совершают парасуицид в состоянии алкогольного опьянения. Только четверть мужчин и треть женщин, страдающих алкогольной зависимостью и совершивших парасуицид, состояли на учете у нарколога.

Представленные данные дополняют имеющиеся сведения относительно социально-демографических и психопатологических коррелятах парасуицида у лиц, страдающих алкогольной зависимостью, и обосновывают необходимость проведения среди них профилактических мероприятий с целью снижение риска суицидального поведения.

Ключевые слова: парасуицид, алкогольная зависимость, гендерный аспект.

46

Суицидология Том 6, № 1 (18), 2015

Научно-практический журнал

Профилактика суицидального поведения является одной из приоритетных задач государственной политики в области общественного здоровья [1-3]. Хотя проблеме самоубийства посвящено достаточно много исследований, остается целый ряд вопросов, требующих дальнейшего изучения. К числу недостаточно разработанных проблем в области суицидологии относится феномен суицидальной попытки (парасуицида). Парасуицид определяется как нефатальная суицидальная попытка вне зависимости от интенций человека, предпринявшего ее [1]. Согласно данному определению парасуицид включает незавершенный по каким-то причинам суицид, а также суицидальные попытки, носящие по своей природе манипуляционный характер. Парасуицид является наиболее значительным фактором риска завершенного суицида, поскольку во многих случаях суициду предшествует серия суицидальных попыток [4]. В тоже время, из-за недостатка национальных и международных статистических данных о суицидальных попытках наши знания о масштабах этой проблемы остаются фрагментарными.

Успешная стратегия профилактики суицидального поведения основывается на идентификации групп риска, на которых и концентрируются основные профилактические усилия. Результаты научных исследований, а также эмпирические данные свидетельствуют о том, что злоупотребление алкоголем и алкогольная зависимость являются факторами риска суицидального поведения [5-9]. По данным разных авторов суицид является причиной смерти от 5% до 27% лиц, зависимых от алкоголя [8-10]. Основными предикторами суицидального поведения среди лиц, зависимых от алкоголя являются: раннее начало и длительный стаж злоупотребления алкоголем, тяжесть алкогольной зависимости, выраженная депрессивная симптоматика, наличие коморбидной психической и соматической патологии, безработица, одиночество, негативные жизненные события, низкая социальная активность и социальная поддержка, самоубийство близкого человека, низкий уровень чувства когеренции, высокий уровень агрессивности и импульсивности, чувство безнадежности [11-14].

Суицидальный процесс у лиц, страдающих алкогольной зависимостью, обычно продолжается в течение нескольких лет [10]. На протяжении этого времени они могу совершать суи-

цидальные попытки. Наличие суицидальных попыток в анамнезе является наиболее важным прогностическим фактором риска завершенного суицида, поскольку около 10% лиц, предпринимавших суицидальную попытку, в конце концов, совершают самоубийство [1].

Несмотря на то, что лица, страдающие алкогольной зависимостью, относятся к группе риска совершения парасуицида, данные относительно социально-эпидемиологических коррелятов их суицидального поведения недостаточны. В свою очередь, это затрудняет разработку стратегии профилактики суицидального поведения.

Цель исследования: изучение гендерных аспектов парасуицида лиц с синдромом зависимости от алкоголя.

Материалы и методы.

Проведено сплошное психиатрическое исследование лиц с синдром зависимости от алкоголя, совершивших суицидальную попытку и госпитализированных в Гомельскую областную клиническую психиатрическую больницу. Данные были выкопированы из медицинских карт стационарного больного, которые содержат такие сведения о пациенте, как пол, возраст, место жительства, способ совершения суицидальной попытки, кратность, наличие, либо отсутствие алкогольного опьянения, ко-морбидной патологии и др. Всего в исследование было включено 165 попыток самоубийства (117 мужчин и 48 женщин). Различия в частотном распределении внутри признака между группами представлены в виде отношений шансов (ОШ) с 95% доверительным интервалом (ДИ).

Результаты и обсуждение.

Согласно литературным данным риск суицидального поведения у алкоголиков растет по мере увеличения стажа злоупотребления алкоголем, что объясняется постепенным накоплением различного рода связанных с алкоголем проблем, в том числе утяжелением коморбид-ной депрессии [10]. Изучение возрастного аспекта суицидального поведения показало, что наибольшая суицидальная активность отмечается среди лиц молодого и среднего возраста [15-17]. Полученные нами данные говорят о том, что большинство попыток совершения суицида как среди мужчин (67,5%), так и среди женщин (66,7%) приходится на возраст 18-39 лет (рис. 1, 2).

Том 6, № 2 (19), 2015 Суицидология

47

Научно-практический журнал

Рис. 1. Распределение мужчин по возрасту.

Рис. 2. Распределение женщин по возрасту, в %.

Статистически значимых различий в распределении попыток самоубийства по возрасту среди мужчин и женщин не выявлено.

Эпидемиологические исследования указывают на важность социальных коррелятов в этиологии суицидального поведения [18, 19]. Профессиональная деятельность является ключевым фактором социальной идентичности, а также важной детерминантой психического и физического здоровья [1].

Таблица 1

Распределение парасуицидентов по занятости

Занятость Муж- чины Жен- щины ОШ (95% ДИ)

Безработные 46,2% 54,2% 1,37 (0,70-2,70)

Рабочие 38,5% 29,2% 1,51 (0,73-3,13)

Служащие 4,3% 10,4% 2,60 (0,71-9,44)

Пенсионеры 3,4% -- --

Сельхозрабочие 2,6% -- --

Учащиеся 2,6% 2,1% 1,23 (0,12-12,19)

Инвалиды 2,6% 4,2% 1,66 (0,26-10,30)

Именно поэтому безработица значительно повышает риск суицидального поведения [17, 18]. В настоящем исследовании 46,2% мужчин и 54,2% женщин, совершивших покушение на собственную жизнь, были безработными (табл. 1).

Второй по численности социальной группой среди парасуицидентов были рабочие (38,5% среди мужчин и 29,2% среди женщин). Высокий удельный вес безработных среди па-расуицидентов подтверждает литературные данные относительно того, что безработица является социальным коррелятом суицидального поведения [18, 19].

Распределение парасуицидентов по уровню образования было следующим: неполное среднее образование имели 4,2% женщин и 6,0% мужчин; среднее и средне-специальное образование - 88,0% женщин и 89,6% мужчин; высшее образованием - 6,3% женщин и 6,0% мужчин. Относительно небольшой удельный вес лиц с высшим образованием среди парасуици-дентов может косвенно указывать на протек-тивную роль образования в плане риска совершения попытки самоубийства.

В настоящее время главным институтом социализации и основным источником социальной поддержки является семья. Тесные семейные связи, формируя у человека ощущение своей значимости для близких ему людей, создают протективное окружение. Именно поэтому у разведённых и овдовевших риск суицида в 3-4 раза выше [1]. Развод с супругом и проживание в одиночестве значительно повышает риск суицидального поведения у женщин [20].

По семейному положению парасуициден-ты разделились следующим образом (без статистически значимой разницы между мужчинами и женщинами): холостых мужчин было 36,8%, незамужних женщин 31,3%; в официальном браке состояло 33,3% мужчин и 27,1% женщин; сожительствовали 14,5% мужчин и 20,8% женщин; разведены или вдовые были 15,4% мужчин и 20,8% женщин. Дети были у 70,8% женщин и 49,6% мужчин. Примерно одинаковое количество мужчин 12,8% и женщин 10,4% проживали в полном одиночестве. Представленные данные указывают на то, что отсутствие семейных связей является фактором риска парасуицида.

Согласно модели стресс-диатеза генетические факторы формируют предрасположенность к суицидальному поведению [1]. На фоне

48

Суицидология Том 6, № 1 (18), 2015

Научно-практический журнал

этой «суицидальной готовности» различные неблагоприятные внешние факторы (психосоциальный стресс, психические и соматические заболевания, злоупотребление алкоголем и наркотиками) могут инициировать суицидальный процесс. Хотя стрессогенные жизненные события являются универсальным фактором риска суицида, межличностные конфликты, в особенности разрыв партнерских отношений, значительно повышают вероятность суицидального поведения у лиц, зависимых от алкоголя [11, 21]. Повышенная агрессивность и импульсивность, являющиеся обычными характеристиками лиц с длительным стажем злоупотребления алкоголем, провоцируют межличностные конфликты, в результате чего происходит разрыв партнерских взаимоотношений, что в свою очередь, вызывает дистресс и реактивную агрессию, которые повышают риск суицидального поведения [10].

По нашим данным основной причиной совершения парасуицида была ссора с сожителем (28,2% мужчин и 25,0% женщин) и семейный конфликт (14,5% мужчин и 27,1% женщин), (табл. 2).

Таблица 2

Причина парасуицида

Причина Муж- чины Жен- щины ОШ (95% ДИ)

Ссора с сожителем 28,2% 25,0% 1,17 (0,54-2,53)

Семейная ссора 14,5% 27,1% 2,18 (0,96-4,95)

Обманы восприятия 13,7% 10,4% 1,23 (0,42-3,59)

Бредовые идеи 6,8% 2,1% 3,79 (0,46-31,2)

Депрессия 6,0% 4,2% 1,46 (0,29-7,31)

Ссора с друзьями 4,3% 2,1% 2,09 (0,2-18,44)

Одиночество 1,7% -- --

Потеря близкого 1,7% 4,2% 2,5 (0,34-18,28)

Конфликт на работе 1,7% 2,1% 1,22 (0,1-13,81)

Конфликт с милицией 0,85% -- --

Не раскрыли причину 20,5% 22,9% 1,51 (0,51-2,58)

Представленные данные говорят о том, что межличностный конфликт является основным

мотивом парасуицида как у мужчин, так и у женщин. Причем, женщины чаще называли семейный конфликт причиной совершения суицидальной попытки. У мужчин чаще, чем у женщин (20,5% vs. 12,5%) мотивом совершения суицидальной попытки были галлюцинаторно-бредовые переживания, главным образом в рамках алкогольного делирия. В целом, продуктивная психопатологическая симптоматика является одним из основных факторов риска парасуицида как у мужчин, так и у женщин, зависимых от алкоголя.

Острая алкогольная интоксикация может являться триггером суицидального поведения, провоцируя депрессивные мысли, повышая агрессивность и импульсивность [8, 10, 12]. В свою очередь, повышенная агрессивность и импульсивность провоцирует семейный конфликт и разрыв партнерских взаимоотношений, что является наиболее частым мотивом совершения суицида [8, 11]. Кроме того, в критической ситуации алкогольная интоксикация нарушает когнитивные функции, сужая фокус внимания на психотравмирующей ситуации и тормозя генерирование эффективных копинг-стратегий профилактики психосоциального дистресса [10].

На момент совершения суицидальной попытки большинство мужчин (70,1%) и женщин (75,0%) находились в состоянии алкогольного опьянения. Наибольший удельный вес САК-позитивных парасуицидов как среди мужчин (91,9%), так и среди женщин (82,4%) отмечался в возрастной группе 18-29 лет (табл. 3).

Представленные данные косвенно указывают на то, что большинство лиц, зависимых от алкоголя, совершают суицидальную попытку на фоне алкогольной интоксикации, а не в период абстиненции.

Таблица 3

Удельный вес САК-позитивных парасуицидентов

Возраст, лет Мужчины Женщины ОШ (95% ДИ)

18-29 91,9% 82,35% 1,16 (0,55-2,56)

30-39 57,2% 60% 1,13 (0,51-2,32)

40-49 65,0% 80% 1,36 (0,88-2,21)

50-59 71,4% 80% 1,25 (0,28-7,21)

60-69 33,3% -- --

Том 6, № 2 (19), 2015 Суицидология

49

Научно-практический журнал

Выбор метода самоубийства определяется такими факторами, как культуральная приемлемость, доступность средств совершения суицида, серьезность суицидальных интенций [1, 2]. Метод суицида в значительной мере предопределяет последствия суицидального акта. Такие методы, как использование огнестрельного оружия, утопление и повешение, как правило, ассоциируются с завершенным суицидом, в то время как менее летальные методы (использование холодного оружия, самоотравление) характерны для парасуицида [1]. С целью совершения суицидальной попытки представители обоих полов чаще всего использовали холодное оружие (мужчины в 51,3% случаев, женщины в 39,6% случаев), (табл. 4).

Таблица 4

Распределение по способу парасуицида

Способ Муж- чины Жен- щины ОШ (95% ДИ)

Холодное оружие 51,3% 39,6% 1,6 (0,81-3,71)

Повешение 26,5% 8,3% 3,96 (1,3-11,94)

Отравление лекарствами 11,1% 35,4% 4,36 (1,9-10,0)

Отравление другими средствами 1,7% 4,2% 2,5 (0,34-18,28)

Падение с высоты 1,7% 4,2% 2,5 (0,34-18,28)

Бытовой газ 1,7% -- --

Сочетание способов 1,7% -- --

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Утопление 0,85% 4,2% 5,0 (0,44-56,9)

Огнестрельное оружие 0,85% -- --

Не уточнен 2,6% 4,2% 1,65 (0,26-10,2)

Следует отметить, что мужчины чаще женщин совершали повешение (26,5% vs. 8,3%; ОШ 3,96), в то время как женщины чаще предпочитали использовать медикаменты (35,4% vs. 11,11%; ОШ 4,4).

Некоторые исследователи указывают на недостаточную и несвоевременную диагностику психических и поведенческих расстройств как фактора риска суицидальной активности [22]. Данная проблема весьма актуальна, поскольку своевременная диагностика и лечение психической патологии является одной из основных профилактических стратегий, позво-

ляющей снижать бремя моральных и материальных потерь, связанных с суицидальным поведением [1, 2]. Согласно полученным данным, на учете у психиатра состояло 10,3% мужчин и 16,7% женщин, а на учете у нарколога состояло соответственно 25,6% и 33,3% мужчин и женщин, страдающих алкогольной зависимостью и совершивших суицидальную попытку. Эти данные согласуются с выводами предыдущих исследований относительно недостаточной диагностики психических и поведенческих расстройств как фактора риска суицидальной активности [22].

Как уже отмечалось, отягощенная алкоголизмом наследственность является фактором риска суицидального поведения у лиц, страдающих алкогольной зависимостью [10]. Результаты одного из исследований говорят о том, что у парасуицидентов с алкогольной зависимостью наследственная отягощенность по алкоголизму составляет 57,1%, в то время как у лиц с алкогольной зависимостью без аутоагрессивных тенденций этот показатель составляет 37,5% [11]. Согласно полученным нами данным, мужчины чаще женщин имели родственников, страдавших алкогольной зависимостью (31,3% vs. 12,8%; ОШ 3,4), в то время как статистически значимых гендерных различий в удельном весе парасуицидентов, имеющих родственников страдавших психическими заболеваниями (7,7% vs. 10,3%), либо покончивших жизнь самоубийством (3,4% vs. 2,1%), не отмечалось.

В отдельных работах [9] было продемонстрировано, что алкоголики, совершавшие суицидальные попытки имеют различную ко-морбидную патологию, среди которой чаще всего встречаются тревожно-депрессивные расстройства. В частности, по данным А. Roy [14] парасуициденты-алкоголики по сравнению с алкоголиками, не совершавшими суицидальной попытки, чаще страдали паническими (19,0% vs. 7,0%), фобическими (23,0% vs. 8,0%), а также тревожно-депрессивными расстройствами (32,0% vs. 19,0%). По данным М. Hasselbroch [13], зависимые от алкоголя пациенты, совершившие суицидальную попытку, имели сочетанный психиатрический диагноз, включающий депрессию, антисоциальное расстройство личности и зависимость от наркотиков.

Временная связь между алкоголизмом и депрессией, так же как и природа этой взаимосвязи, в настоящее время не до конца понятна.

50

Суицидология Том 6, № 1 (18), 2015

Научно-практический журнал

Некоторые исследователи считают, что алкоголизм и депрессия имеют общую причину [10], хотя многие данные указывают на то, что эти состояния являются самостоятельными причинами развития других расстройств [12, 14]. Результаты ретроспективной психологической аутопсии говорят о том, что у мужчин чаще всего алкоголизм предшествует депрессии, в то время как у женщин наоборот, депрессивные переживания являются первичными [12]. Тем не менее, очевидно, что эти ко-морбидные патологические состояния являются синергистами в плане риска суицида.

Согласно результатам настоящего исследования 58,1% мужчин и 64,6% женщин с синдромом зависимости от алкоголя страдали различными психическими и поведенческими расстройствами, помимо алкогольной зависимости. Распределение по диагнозам парасуици-дентов было следующим: диагноз «Органические, в том числе симптоматические, психические расстройства» (F0) был выставлен 7,7% мужчин и 6,3%, женщин с синдром зависимости от алкоголя; диагноз «Психические и поведенческие расстройства, вызванные употреблением психоактивных веществ (кроме алкогольной зависимости)» (F1) был установлен 20,5% мужчин и 22,9% женщин с синдром зависимости от алкоголя. Диагноз «Шизофрения, шизотипическое и бредовые расстройства» (F2) был установлен 6,8% мужчин и 2,1% женщин с алкогольной зависимостью. Диагноз «Аффективные расстройства» (F3) был установлен 0,85%, мужчин и 2,1% женщин с алкогольной зависимостью. Диагноз «Невротические, связанные со стрессом и соматоформные расстройства» (F4) - 3,4% мужчин и 8,3% женщин с алкогольной зависимостью. Диагноз «Расстрой-

ства зрелой личности и поведения у взрослых» (F6) - 17,1% мужчин и 12,5% женщин с алкогольной зависимостью. Диагноз «Умственная отсталость» (F7) - 1,7% мужчин и 10,4% женщин с алкогольной зависимостью (табл. 5).

Анализ структуры психических нарушений у парасуицидентов показал, что основными психопатологическими коррелятами парасуицида у лиц, страдающих алкогольной зависимостью, являются психические и поведенческие расстройства, вызванные употреблением психоактивных веществ, а также расстройства зрелой личности, что согласуется с литературными данными [13]. Следует обратить внимание на относительно небольшой удельный вес аффективной коморбидной патологии, что является несколько неожиданным, учитывая ключевую роль депрессии в этиологии суицидального поведения. По всей видимости, к моменту обследования депрессивная симптоматика в значительной степени редуцировалась.

Таким образом, результаты настоящего исследования указывают на то, что к группе риска совершения суицидальной попытки относятся зависимые от алкоголя мужчины и женщины в возрасте 18-39 лет, безработные, имеющие среднее образование, не состоящие в официальном браке. Большинство мужчин и женщин чаще совершают попытку суицида с помощью холодного оружия. Семейный конфликт является основным триггером парасуицида как для мужчин, так и для женщин. Острая алкогольная интоксикация является проксимальным фактором риска парасуицида как для мужчин, так и для женщин. Только четверть мужчин и треть женщин, страдающих алкогольной зависимостью и совершивших парасуицид, состояли на учете у нарколога.

Таблица5

Коморбидная психическая патология

Код Диагноз (МКБ-10) Мужчины Женщи- ны ОШ (95% ДИ)

F0 Органические психические расстройства 7,7% 6,3% 1,26 (0,81-2,51)

F1 Психические и поведенческие расстройства, вызванные употреблением психоактивных веществ 20,5% 22,9% 1,13 (0,51-2,32)

F2 Шизофрения 6,8% 2,1% 3,69 (0,46-31,2)

F3 Аффективные расстройства 0,85% 2,1% 2,5 (0,34-18,28)

F4 Невротические, связанные со стрессом и соматоформные расстройства 3,4% 8,3% 3,65 (1,3-11,94)

F6 Расстройства зрелой личности и поведения 17,1% 12,5% 1,75 (0,26-10,2)

F7 Умственная отсталость 1,7% 10,4% 5,6 (0,44-56,9)

Том 6, № 2 (19), 2015 Суицидология

51

Научно-практический журнал

Полученные данные не позволяют говорить о существовании четких гендерных различий в социально-демографических коррелятах парасуицида у лиц, страдающих алкогольной зависимостью. Тем не менее, гендерный аспект присутствует в мотивах парасуцида (семейный конфликт более актуален для женщин), способе его совершения (мужчины чаще женщин совершали повешение, в то время как женщины чаще предпочитали использовать медикаменты), а также в наследственной отягощенности (мужчины чаще женщин имели родственников, страдавших алкогольной зависимостью). Выявлены также гендерные различия в относительной значимости психопатологических коррелятов парасуицида, заключающиеся в том, что у мужчин чаще, чем у женщин мотивом совершения суицидальной попытки были гал-

Литература:

1. Вассерман Д. Напрасная смерть: причины и профилактика самоубийств. - М., 2005. - 288 с.

2. Юрьева Л.Н. Клиническая суицидология. - Днепропетровск: Пороги, 2006. - 470 с.

3. Bertolote J.M., Fleischmann A. Suicidal behavior prevention: WHO perspectives on research // Am. J. Med. Genet. - 2005. - Vol. 133. - P. 8-12.

4. Welch S.S. A review of the literature on the epidemiology of parasuicide in the general population // Psychiatric services. - 2001. - Vol.52. - № 3. - P. 368-375.

5. Амбрумова А.Г., Чуркин Е.А. Клиника и профилактика аутоагрессивного поведения при алкоголизме (Методические рекомендации). - М., 1980.

- 16 с.

6. Разводовский Ю.Е. Алкоголь и самоубийства: популяционный уровень взаимосвязи. // Журнал неврологии и психиатрии им С.С. Корсакова. -2004. - № 2. - С. 48-52.

7. Разводовский Ю.Е. Алкоголь и суициды в Беларуси: эпидемиологический анализ. - LAP

LAMBERT Academic Publishing. Saabruken, 2012.

- 81 с.

8. Rossow I.. Romelsjo A., Leifman H. Alcohol abuser and suicidal behavior in young and middle aged men: differentiating between attempted and completed suicide // Addiction. - 1999. - Vol. 94. - P. 1199-1209.

9. Schuckit M.A. Primary men alcoholics with histories of suicide attempts // J. Stud. Alcohol. - 1986. -Vol. 47. - P. 78-81.

10. Hufford M.R. Alcohol and suicidal behavior // Clin. Psychol. Rev. - 2001. - Vol. 21. - P. 797811.

люцинаторно-бредовые переживания. Кроме того, женщины чаще имеют сопутствующие диагнозы «Невротические, связанные со стрессом и соматоформные расстройства», «Аффективные расстройства» и «Умственная отсталость», в то время как мужчинам чаще устанавливался диагноз «Расстройства зрелой личности и поведения у взрослых» и «Шизофрения, шизотипическое и бредовые расстройства». Представленные данные дополняют имеющиеся сведения относительно социально - демографических и психопатологических коррелятах парасуицида у лиц, страдающих алкогольной зависимостью, и обосновывают необходимость проведения среди них профилактических мероприятий с целью снижение риска суицидального поведения.

Vasserman D. Naprasnaya smert': prichiny i profilaktika samoubijstv. - M., 2005. - 288 s. (In Russ)

YUr'eva L.N. Klinicheskaya suicidologiya. - Dnepropetrovsk: Porogi, 2006. - 470 s. (In Russ)

Bertolote J.M., Fleischmann A. Suicidal behavior prevention: WHO perspectives on research // Am. J. Med. Genet. - 2005. - Vol. 133. - P. 8-12.

Welch S.S. A review of the literature on the epidemiology of parasuicide in the general population // Psychiatric services. - 2001. - Vol.52. - № 3. - P. 368-375.

Ambrumova A.G., CHurkin E.A. Klinika i profilaktika autoagressivnogo povedeniya pri alkogolizme (Meto-dicheskie rekomendacii). - M., 1980. - 16 s. (In Russ)

Razvodovskij YU.E. Alkogol' i samoubijstva: populya-cionnyj uroven' vzaimosvyazi. // ZHurnal nevrologii i psihiatrii im S.S. Korsakova. - 2004. - № 2. - S. 48-52. (In Russ)

Razvodovskij YU.E. Alkogol' i suicidy v Belarusi: ehpidemiologicheskij analiz. - LAP LAMBERT Academic Publishing. Saabruken, 2012. - 81 s. (In Russ)

Rossow I.. Romelsjo A., Leifman H. Alcohol abuser and suicidal behavior in young and middle aged men: differentiating between attempted and completed suicide // Addiction. - 1999. - Vol. 94. - P. 1199-1209.

Schuckit M.A. Primary men alcoholics with histories of suicide attempts // J. Stud. Alcohol. - 1986. - Vol. 47. -P. 78-81.

Hufford M.R. Alcohol and suicidal behavior // Clin. Psychol. Rev. - 2001. - Vol. 21. - P. 797-811.

52

Суицидология Том 6, № 1 (18), 2015

Научно-практический журнал

11. Бисалиев Р.В. Предикторы суицидального поведения у больных алкогольной зависимостью // Наркология. - 2010. - № 3. - С. 57-69.

12. Conner K., Duberstein P.R. Predisposing and precipitating factors for suicide among alcoholics: empirical review and conceptual integration // Alcohol: clinical and experimental research. - 2004. - Vol. 28, № 5. - P. 6-17.

13. Hesselbrock M. Suicide attempts and alcoholism // Journal Stud. Alcohol. - 1988. - Vol. 49. - P. 436-442.

14. Roy A. Characteristics of alcoholics who attempted suicide // American journal of psychiatry. - 1990. -Vol. 147, № 6. - P. 761-765.

15. Borowsky I.W., Ireland M., Resnick M.D. Adolescent suicide attempts: risks and predictors // Pediatrics. - 2001. - Vol. 107. - P. 485-493.

16. Hathaway J.E. Health status and health care use of Massachusetts women reporting partner abuse. // American journal preventive medicine. - 2000. - P. 302-307.

17. Kessler R.C., Borges G., Walters E.E. Prevalence of and risk factors for lifetime suicide attempts in the National Comorbidity Study // Archives of general psychiatry. - 1999. - Vol. 56. - P. 617-626.

18. Kung H.C., Pearson J.L., Liu X. Risk factors for male and female National Mortality Follow Back Survey // Soc. psychiatry Psychiatr. Epidemiol. -2003. - Vol. 38. - P. 419-426.

19. Shah A., Bhat R., MacKenzie S., Koen C. Male to female sex ratio of suicide rates in two elderly age-bands // Journal of Chinese clinical medicine. -2009. - Vol. 11, № 11. - P. 636-640.

20. Brockington I. Suicide in women // International dinical psychopharmacology. - 2001. (Suppl. 16). - P. 7-9.

21. Anderson P.L. Additive impact of childhood emotional, physical and sexual abuse on suicide attempts among low-income African-American women // Suicide and life-treating behavior. - 2002. -Vol. 32. - P. 131-138.

22. Bertolote J.M., Fleischmann A., De Leo D., Was-serman D. Psychiatric diagnoses and suicide: revisiting evidence // Crisis. - 2004. - Vol. 55, № 4. - P. 147-155.

Bisaliev R.V. Prediktory suicidal'nogo povedeniya u bol'nyh alkogol'noj zavisimost'yu // Narkologiya. -2010. - № 3. - S. 57-69. (In Russ)

Conner K., Duberstein P.R. Predisposing and precipitating factors for suicide among alcoholics: empirical review and conceptual integration // Alcohol: clinical and experimental research. - 2004. - Vol. 28, № 5. - P. 617.

Hesselbrock M. Suicide attempts and alcoholism // Journal Stud. Alcohol. - 1988. - Vol. 49. - P. 436442.

Roy A. Characteristics of alcoholics who attempted suicide // American journal of psychiatry. - 1990. - Vol. 147, № 6. - P. 761-765.

Borowsky I.W., Ireland M., Resnick M.D. Adolescent suicide attempts: risks and predictors // Pediatrics. -2001. - Vol. 107. - P. 485-493.

Hathaway J.E. Health status and health care use of Massachusetts women reporting partner abuse. // American journal preventive medicine. - 2000. - P. 302-307.

Kessler R.C., Borges G., Walters E.E. Prevalence of and risk factors for lifetime suicide attempts in the National Comorbidity Study // Archives of general psychiatry. - 1999. - Vol. 56. - P. 617-626.

Kung H.C., Pearson J.L., Liu X. Risk factors for male and female National Mortality Follow Back Survey // Soc. psychiatry Psychiatr. Epidemiol. - 2003. - Vol. 38. - P. 419-426.

Shah A., Bhat R., MacKenzie S., Koen C. Male to female sex ratio of suicide rates in two elderly age-bands // Journal of Chinese clinical medicine. - 2009. - Vol. 11, № 11. - P. 636-640.

Brockington I. Suicide in women // International dinical psychopharmacology. - 2001. (Suppl. 16). - P. 7-9.

Anderson P.L. Additive impact of childhood emotional, physical and sexual abuse on suicide attempts among low-income African-American women // Suicide and life-treating behavior. - 2002. - Vol. 32. - P. 131-138.

Bertolote J.M., Fleischmann A., De Leo D., Wasserman D. Psychiatric diagnoses and suicide: revisiting evidence // Crisis. - 2004. - Vol. 55, № 4. - P. 147-155.

CORRELATES OF PARASUICIDE OF ALCOHOL DEPENDENT PERSONS: GENDER ASPECT

Y.E. Razvodovsky1, V.V. Dukorsky2

iGrodno State Medical University, Grodno, Belarus 2State Service of Forensic Expertise, Mogilev, Belarus

Gender aspects of sociodemographic and psychopathological correlates of parasuicide of alcohol dependent persons were investigated. It was shown that males and females age 18-39, unemployed, unmarried belong to the risk group of parasuicide. Interpersonal conflict is the main trigger of parasuicide.

Acute alcohol intoxication is a proximal risk factor for male and female parasuicide. Only 1/4 of males and 1/3 of females were officially registered at the narcological dispensaries. These data can be useful for prevention of suicidal behavior among alcohol dependent individuals.

Keywords: parasuicide, alcohol dependence, gender aspect.

Том 6, № 2 (19), 2015 Суицидология

53

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.