Научная статья на тему 'Король Артур как идея, фольклорный герои и артефакт в массовой культуре США'

Король Артур как идея, фольклорный герои и артефакт в массовой культуре США Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
724
85
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
США / КУЛЬТУРА / ЛЕГЕНДЫ / ГЕРОИ / БРИТАНИЯ / АРТУР / USA / CULTURE / LEGENDS / HEROES / BRITAIN / ARTHUR

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Серенков Юрий Сергеевич

Статья посвящена иконизации короля Артура и ряда героев легенд "артуровского" цикла в культуре США XX в. Помимо идеологемы "мечты Артура", созданной аппаратом президента Кеннеди, в американском культурном пространстве встречается великое множество маркеров анахроничной причастности реалий и продуктов США миру легенд об Артуре ("артуровская" городская и пригородная ономастика, "артуризация" американского хлеба и массовых праздничных мероприятий, детские игры). Интерпретация легенд об Артуре в США превращает короля бриттов в узнаваемо американский конструкт, наделенный способностью "демократизировать" окружающий мир.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

King Arthur as an Idea, a Folk Hero and an Artifact in the US Mass Culture

The article is focused on iconizing king Arthur in the 20th century American cultural context. Alongside with source evidence of assimilating Arthurian legends as part of Kennedy's Camelot ideology, more Arthurian cultural markers have been found in American civic constructing, consumer-oriented businesses, festivals. Though seemingly anachronistic, the connection of king Arthur to modern and post-modern American society proves to have paid a good service as аn apology of democracy's general and accidental faults.

Текст научной работы на тему «Король Артур как идея, фольклорный герои и артефакт в массовой культуре США»

Вестн. Моск. ун-та. Сер. 19. Лингвистика и межкультурная коммуникация. 2009. № 4

Ю.С. Серенков

КОРОЛЬ АРТУР КАК ИДЕЯ, ФОЛЬКЛОРНЫЙ ГЕРОЙ И АРТЕФАКТ В МАССОВОЙ КУЛЬТУРЕ США

Статья посвящена иконизации короля Артура и ряда героев легенд "арту-ровского" цикла в культуре США XX в. Помимо идеологемы "мечты Артура", созданной аппаратом президента Кеннеди, в американском культурном пространстве встречается великое множество маркеров анахроничной причастности реалий и продуктов США миру легенд об Артуре ("артуровская" городская и пригородная ономастика, "артуризация" американского хлеба и массовых праздничных мероприятий, детские игры). Интерпретация легенд об Артуре в США превращает короля бриттов в узнаваемо американский конструкт, наделенный способностью "демократизировать" окружающий мир.

Ключевые слова: США, культура, легенды, герои, Британия, Артур.

The article is focused on iconizing king Arthur in the 20th century American cultural context. Alongside with source evidence of assimilating Arthurian legends as part of Kennedy's Camelot ideology, more Arthurian cultural markers have been found in American civic constructing, consumer-oriented businesses, festivals. Though seemingly anachronistic, the connection of king Arthur to modern and post-modern American society proves to have paid a good service as аn apology of democracy's general and accidental faults.

Key words: USA, culture, legends, heroes, Britain, Arthur.

На почти всем протяжении прошедшего столетия не утихали споры - и весьма горячие споры - о существовании короля Артура в прошлом. С одной стороны, при содействии ученых (историков, археологов, культурных антропологов, литературоведов) углублялась вера в реального Артура, который жил в определенный период и в определенном месте1. С другой стороны, рассуждения о возможности "исторического" Артура велись рядом исследователей с гораздо большей осторожностью; в отдельных случаях исследователи отрицали возможность существования Артура как исторического лица2.

Серенков Юрий Сергеевич - канд. филол. наук, доц., зав. кафедрой английской филологии Кузбасской государственной педагогической академии; тел.: (3843) 74-42-45, e-mail: polar_zebra05@yahoo.com

1 Loomis R.S. Celtic Myth and Arthurian Romance. L., 1927; Goodman J.R. The Legend of King Arthur in British and American Litterature. Boston; Twayne, 1988; Ashe G. The Discovery of King Arthur. L., 1985; Barber A. King Arthur in Legend and History. L., 1973; AlcockL. Arthur's Britain. L., 1970.

2 Pochoda Е. Т. Arthurian Propaganda: Le Morte Darthur as an Historical Ideal of Life. Chapel Hill (NC), 1971; Knight S. Arthurian Literature and Society. N.Y., 1983; Lambdin L.C., Lambdin R. Camelot in the Nineteenth Century. Westport, 1969.

Но даже среди приверженцев реально жившего Артура отсутствует единая точка зрения. Так, выдвигалась версия Артура-императора, власть которого росла и крепла, в определенный момент она охватила всю Британию, но вскоре после «пика» славы ослабла и сошла на нет3. Другие исследователи предлагали версию «малых» королей Артуров, не притязавших на всебританское политическое влияние и соответственно могущих ассоциироваться лишь с отдельными событиями, датами и регионами Британии4. При этом, как отметил Н. Д. Хайэм, автор одного из самых полных и злободневных "артуров-ских" культурологических исследований начала XXI в., "за строками работ, посвященных идентичности Артура в локальных и региональных традициях, провидится проблема Артура как кельтской иконы в противовес иконам английской либо германской"5.

Соглашаясь с такой установкой, попытаемся в данной статье рассмотреть ряд характеристик короля Артура как американской иконы. Конструирование короля Артура как "иконического знака" американской действительности XX в. в период, последовавший за активным наделением Артура символикой "былой славы" страны, преодолевшей зависимость от Старого Света и прошедшей испытание в огне Гражданской войны6, происходило, как представляется, по трем магистральным направлениям, находившимся за чертою упомянутых теорий.

Во-первых, мир короля Артура целенаправленно и последовательно превращался в метафору американского благородства, основанного не на аристократическом происхождении, а на превосходных личных качествах. Двор Артура, Камелот, стал синонимом короткой эпохи Джона Ф. Кеннеди, тридцать пятого президента США. Идентификация самого Кеннеди как Ланселота произошла после его смерти; вдова президента Жаклин Кеннеди попросила своего друга Теодора Х. Уайта - известного публициста - создать "исторический миф", написав о последних днях жизни и работы Кеннеди в "артуровских" терминах. В мемуарах "В поисках истории", в главе, названной "Камелот", Уайт пишет: «Она (Жаклин Кеннеди. - Ю.С.) настаивала на том, чтобы я использовал слово 'Камелот' при описании абсолютно всего. Ее главная идея, как и идея самого Кеннеди, состояла в том, что один человек, приложив усилия, может изменить абсолютно все»7.

3 Dichmann M. "The Tale of King Arthur and the Emperor Lucius": The Rise of Lancelot // Malory's Originality / Ed. by R.M. Lumianski. Baltimore, 1964.

4 Aurner N.S. Sir Thomas Malory - Historian? // Proceedings of the Modern Language Association of America. 1933. N 48. P. 362-391.

5 Higham N.J. King Arthur: Myth-Making and History. N.Y., 2002. P. 1.

6 Речь идет об американской литературной Артуриане XIX в. (поэзии и прозе на "артуровские" сюжеты авторов Д. Д. Хилтон, Д.Р. Лоуэлла, С. Бриджис, Э.С. Фелпс, М. Аделера, М. Д. Кавейна, С. Ланье, УХ. Бэбкока и др.), в рамках которой король Артур и его мир последовательно превращались в метафору современной Америки.

7 White T.H. In Search of History: A Personal Adventure. N.Y., 1978. P. 538.

Жаклин Кеннеди совмещала "артуровские" ассоциации с образом мужа и в ряде интервью для журнала "Лайф", в которых она напоминала американцам, что "в течение какого-то короткого светлого момента Камелот был!", что "у Америки будут и другие великие президенты", но "Камелот больше никогда не повторится"8.

Роуз Кеннеди, матери президента, нравилось, что ее сын становится мифом, и она была польщена тем, что Жаклин "выбрала Камелот в качестве маленького приватного символа их романтической и славной жизни вместе"; она также вспоминала, как "Джек" «читал и перечитывал книжку под названием "Король Артур и Круглый Стол", написанную А.М. Хэдфилдом»9.

Историк президента У. Манчестер и другие люди из бывшего окружения Кеннеди также внесли свою лепту в сближение легенды об Артуре с образом Кеннеди: отрабатываемая при жизни Кеннеди концепция "нового фронтира" (The New Frontier) характеризовалась некоторыми из них в качестве "мечты Артура" (Arthur's Dream), а знаменитый "корпус мира" (Peace Corps) описывался как братство "рыцарей Кеннеди, каждый из которых отправился в свой индивидуальный Обетованный Поиск, сражался с драконами бедности и приходил на выручку группам населения, оказавшимся в беде; преодолевал трудности во имя благородных целей в землях чужих и далеких"; убийца президента Ли Харви Освальд представлялся ими "отчасти Мордредом"10.

Во-вторых, речь может идти о фольклоризации фигуры короля Артура в культуре американской повседневности; о фольклоризации как неуловимом процессе, подспорьем которого выступает, например, обширная "артуровская" ономастика (название клубов, магазинов, гостиниц, улиц, жилых районов в городах, торговых марок), но далеко не только она. Несмотря на то что в различаемом теоретиками "собственно фольклоре" и тем, что может фольклором выглядеть (Fakelore, или "фальшклор", если воспользоваться терминологией Р. Дорсона), определяющим критерием выступает национальная традиция (в случае с королем Артуром заведомо неамериканская). «Коммерческие и идеологически инспирированные формы "фальшклора" <...>, - как замечает отечественный фольклорист К. Богданов, - бытуют и адаптируются в соответствии с такими законами трансмиссии и репродукции, которые не отличаются от традиционно фольклорных»11, с чем можно согласиться. Так, одна из "массовых" праздничных постановок во время фестиваля Марди

8 Цит. по: Knight W.N. 'Lancer': Myth-Making and the Kennedy Camelot // Avalon to Camelot. 1986. N 2.1. P. 31.

9 Kennedy Rose Fitzgerald. Times to Remember. N.Y., 1974. P. 112.

10 Knight W.N. Op. cit. P. 31.

11 Богданов К. Повседневность и мифология: Исследования по семиотике фольклорной действительности. СПб., 2001. C. 20-21.

Гра в Новом Орлеане, например, была задумана с опорой на сюжеты традиционной Артурианы; ее участники (krewe knights) носили имена традиционных персонажей - Ланселот, Галахад, Гавейн. До создания "рыцарской" труппы для участия в фестивале Марди Гра в Новом Орлеане проводился ежегодный бал короля Артура в " Зимнем дворце Артура" (Arthur's Winter Palace). Среди ритуалов бала был и такой: после прибытия "Артура" начинались испытания "Мерлина". "Мерлин" касался волшебной палочкой всех собравшихся дам и определял, которая из них может быть выбрана "Гиневрой года", а затем назначал состав ее "двора"12. Знаменитый американский архитектор Ф.Л. Райт, ознакомившись с "образом исторического барда" Талиесина благодаря "очаровательной маске Ричарда Хови", назвал свои собственные дома "Восточный и Западный Талиесин" - "в честь поэта, певца и ясновидящего из легенд об Артуре"13.

Массовое городское и пригородное строительство в США также является сферой, в которой можно найти аллюзии к легенде об Артуре. Потенциальные домовладельцы могут поселиться в модульных домах, которые носят название "Король Артур", "Авалон"; американские семьи с более высокими доходами могут переехать в пригородные районы с "артуровскими" названиями типа "Камелот Виллидж", которых в США в конце XX в. было достаточно много. В одном Рочестере, штат Нью-Йорк, например, есть два жилых района с улицами, которые были названы с намеком на "артуровскую" тематику, - Lancelot Lane, Tristram Court, Astolat Road, Galahad Drive, Gareth Way.

Ономастическая Артуриана преследует американцев и вне дома. Подростки и юноши, страдающие от ожирения (а их в США великое множество), едут летом в "Кэмп Камелот" - лагерь с программой активного отдыха14.

"Иконы" мира Артура в почти буквальном смысле этого слова можно увидеть в общественных и образовательных учреждениях, церквях, часовнях. В Принстонском университете, например, есть витражи, на которых изображены эпизоды из известнейших эпических книг христианства - из "Паломничества пилигрима" Дж. Бе-ньяна, "Потерянного рая" Дж. Мильтона, "Божественной комедии"

12 The New Arthurian Encyclopaedia / Ed. by Norris J. Lacy et al. N.Y., 1991. P. 363.

13 Wright Frank Lloyd. Frank Lloyd Wright: Writings and Buildings // Selected by E. Kaufmann, B. Raeburn. N.Y., 1960. P. 172.

14 М. Фридман, один из управляющих сети загородных лагерей «Кэмп Камелот», пишет, что «замысел назвать лагеря сети подобным образом пришел вследствие того, что Камелот был местом, где сбываются мечты, - и мы (в "Кэмп Камелоте". - Ю.С.) создали окружающую обстановку именно такого типа. Кроме того, я был великим поклонником президента Кеннеди, а он тоже стремился к созданию Камелота!» (Письмо М. Фридмана к Б.Т. Лупак от 21 января 1994 г., воспроизводится в кн.: LupackAlan, LupackBarbara Tepa. King Arthur in America. N.Y., 1999. P. 181).

А. Данте и "Смерти Артура" Т. Мэлори. В зале выдачи литературы Бостонской публичной библиотеки на Копли-Сквер находится еще одно примечательное художественное произведение - серия фресок "Поиск и Достижение Святого Грааля" Эдвина Остина Эбби (Edwin Austin Abbey). Художник и создатель арт-объектов Луи Комфорт Тиффани (Louis Comfort Tiffany) изготовил несколько витражей на "артуровские" темы, включая мемориальное окно Огдена Крайера в 19Q2 г. в церкви Дюны Святого Андрея (St. Andrew's Dune Church) в Саутхамптоне, штат Нью-Йорк, и трехпанельную композицию "Рыцарь с Красным Крестом" по мотивам "Королевы фей" Э. Спенсера в национальной штаб-квартире американского Красного Креста в г. Вашингтоне, округ Колумбия. Одно из окон в церкви г. Рутланда, штат Вермонт, имеет менее выдающуюся, но не менее примечательную родословную: деньги на его создание были собраны в ходе осуществления проекта, разработанного членами местной молодежной "артуровской" организации - Замка Рыцарей Короля Артура.

В-третьих, очень важна в процессе "присвоения" Америкой легенды о короле Артуре коммерческая сфера (и связанная с нею потребительская культура), в контексте которой и "узнавание" Артура, и его легендарная репутация, и само его имя использовались на протяжении всего XX в. в качестве особого рода марки. Предприниматели осознавали, цитируя А. Дайскель и Р. Шпакову, "организующую энергию образа" короля Артура, которая выявляла "идею образа как <.. .> ядра для окружающих его элементов" и потенциал "становления образа компонентом морали и достижения высшей степени плотности"15 - плотности продукта, который можно купить, съесть, одеть, использовать в быту. Поэтому Артур прочно укоренился в инфраструктуре сфер, связанных с потреблением. При этом интересна изобретательность и в ряде случаев парадоксальность логики, приводящей предпринимателей к мысли о превращении элементов мифа и легенд о короле Артуре в бренд.

В этом отношении показательна история и философия одного из самых "американских" потребительских брендов - речь идет о муке "Король Артур". Эта мука, предложенная в 1896 г. компанией Сэнд-за, Тейлора и Вуда, стала первым сортом муки, производимой этой бостонской компанией. "Дебют" муки был довольно зрелищным: на черном жеребце по улицам Бостона проскакала одинокая фигура, одетая в кольчугу. Это мероприятие, очевидно, перекликалось со знаменитой поездкой верхом по улицам Бостона Поля Ревера, принесшего весть о независимости более ста лет до того. "Король Артур" вновь появился в 1927 г. и посетил большие и малые города в штате

15ДайскельА.,ШпаковаР.П. Торговая марка как система образов // Социология и социальная антропология / Ред. В. Д. Виноградов, В.В. Козловский. СПб., 1997. С. 126.

Массачусетс. В 1928 г. огромная деревянная конная фигура короля была провезена под звуки каллиопа от Бостона до Нью-Йорка с целью продвижения товаров компании на рынке. В 1930-е гг. радиослушатели могли настроиться на волну передач "Кофе-клуб короля Артура" и "Песенный Круглый Стол короля Артура", чтобы узнать о новых товарах, таких, как кофе, чай и пшеничная крупа "Король Артур"; в годы Великой депрессии некоторые из этих товаров раздавались бесплатно членами молодежных клубов Рыцарей Короля Артура в рамках благотворительных акций. Позднее рекламы компании Сэн-дза, Тейлора и Вуда стали появляться в периодике и на телевидении. На радио была создана еженедельная популярная программа "Кухня короля Артура". Эта программа была до конца XX в. еженедельной радиопередачей в "Радиожурнале Новой Англии" (Radio New England Magazine), которую передавали более 80 станций по всему Северо-Востоку США. В 200-летнюю годовщину "родительской" компании рекламный король вновь оседлал жеребца и "провел" компанию за собой в третье тысячелетие; при этом мука "Король Артур" чествовалась как "Король Артур всех сортов муки" американской пищевой промышленности. История компании наряду с рецептами продуктов компании была в деталях описана в "Поваренной книге, посвященной 200-летию муки короля Артура" (The King Arthur Flour 200th Anniversary Cookbook)16, хотя реально речь шла о двухсотлетней годовщине компании "Сэндз, Тейлор и Вуд" - "родительской" компании лейбла муки "Король Артур" и лишь сотой годовщине самого продукта. Многие другие продукты, в которые создатели смогли вдохнуть "идею" короля Артура, также нашли свой путь на полки американских супермаркетов. Помимо пользующихся спросом неамериканских брендов, подобных британским тянучкам "Король Артур" и канадской артезианской питьевой воде "Авалон", американские потребители могут купить и товары своих, американских брендов, включая пиццу "Экскалибер" (Excaliber), десертные пирожки "Экскалибур" (Excalibur), воду "Обетованный Поиск" (Quest), эль "Грааль" и детские консервированные макароны "Сэр Чомп-Е-Лот" (Sir Chomp-E-Lot) компании "Chef Boyardi".

На детей - эту специфическую потребительскую аудиторию - нацелена группа коммерческих продуктов, обслуживающих важнейшую

16 В этой книге можно прочесть о происхождении названия муки: «1890-е гг. были отмечены возрождением интереса к артуровским романам. В то время как Сэндз, Тейлор и Вуд пытались решить, какое же имя дать своей исключительной муке, Джордж Вуд попал в Бостоне на мюзикл, который назывался "Король Артур и рыцари Круглого Стола". Он ушел после представления с чувством, что ценности, присущие легендам об Артуре, а именно чистота, верность, честность, сила, превосходящая все и вся, были теми самыми ценностями, которые наиболее адекватным образом выражали его собственные чувства и чувства его коллег касательно новой муки. Так и было решено, что король Артур станет ее (муки. - Ю.С.) символом» (The King Arthur Flour 200th Anniversary Cookbook. P. 2-3).

человеческую потребность. Это потребность в игре - потребность, обладающая мощным культуросозидающим потенциалом, если принять в расчет выводы классического культурологического труда Й. Хейзинги17. Одной из самых первых "артуровских" настольных игр была игра "Кавалерия" (Chivalry) (1887) компании братьев Паркер, переизданная под названием "Камелот" в 1930 г. Суть ее состояла в том, чтобы провести рыцарей и более медлительных пеших воинов либо "оруженосцев", желавших попасть в "замок" на противоположном конце игрового поля, "галопом" через дружеские фигуры и "прыжками" через вражеские фигуры. Игра "Камелот" совмещала в себе приемы игры в шашки с элементами игры в шахматы. Хотя компания производила и другие игры на средневековые и "артуров-ские" темы, включая "Замок Короля" (1903-1904), "Путешествие рыцаря" (1928-1930), "Короля Артура и рыцарей Круглого Стола" (1930-1936) и " Королевскую рать" (1937 - середина 40-х гг.), в конце XX в. в США об этих играх мало кто помнил. Игра "Камелот" тем не менее была одним из самых востребованных товаров братьев Паркер и производилась до 1968 г.

В 1950-е гг. производилось несколько подобных игр, связанных с первыми "артуровскими" телепрограммами. Эти игры, более того, были инструментом популяризации телепрограмм. Например, настольная игра "Приключения сэра Ланселота" компании Лисбет Уайтинг была основана, как заявлено на коробке от игры, на "восхитительном новом телесериале NBC" и распространялась в качестве "официальной игры" этого популярного шоу. В зависимости от цвета фигур игроки были в роли сэра Ланселота, Зеленого Рыцаря, волшебника Мерлина либо короля Марка. По мере того как они пытались захватить Камелот или замок Уэстбери, они сталкивались с опасностями, подобными "Яме с копьями", "Ловушкам дракона", "Ловушкам лука и стрел" и анахроничным образом "Яме с аллигатором".

В 1978 г. братья Паркер, признавая, что вкусы молодежи становятся все более замысловатыми, запустили в продажу товар, который помог и самой компании, и ее конкурентам продвинуться в мир высокотехнологических развлечений. Игрушка "Мерлин", "электронный чародей" в виде программируемого музыкального проигрывателя, обладала пятью хитроумными особенностями: "логикой", "стратегией", "умением", "памятью" и "азартом" - и была названа в честь "чародея Мерлина"18. Проигрыватель быстро стал игрушкой № 1 и "золотым дном", принесшим создателям капитал в 100 млн долларов. Появились многочисленные марки проигрывателей, имитирующих "Мерлина", но они не пользовались успехом игрушки-прототипа. Тем временем рост интереса к литературе фэнтези привел к раз-

17 См.: ХейзингаЙ. Homo Ludens. М., 1994.

18 Wojahn E. Playing by Different Rules. N.Y., 1988. P. 83.

витию всевозможных ролевых игр, от чрезвычайно популярной игры "Темницы и драконы" (Dungeons & Dragons), в которой среди действующих лиц были и персонажи легенды об Артуре, до более эксклюзивно "артуровских", наподобие игры "Рыцари Круглого Стола" (1978), разработанной Филиппом Эдгреном, и игры "Король Артур Пендрагон" (King Arthur Pendragon) (1985, улучшенные версии - 1988, 1993), разработанной Грегом Стаффордом. Грег Стаффорд также занимался разработкой ролевой игры "Отважный принц, игра в создание повествования" (Prince Valiant, the Storytelling Game, 1989) и настольных игр «"Рыцари короля Артура" (1978) и "Мерлин" (1980), а также написанием книжек-игр фэнтези»19 для одного игрока. В отличие от более ранних игр, игры-приключения фэнтези были рассчитаны как на юных, так и на взрослых игроков. В игре "Мерлин", например, Мерлин воплощает добро, тогда как Могана Ле Фей - зло; в битвы между ними втянуты не только рыцари Камелота, но и "сонмы бессмертных, даже Небесные Ангелы и Демоны Тьмы". В игре "Рыцари Камелота" (Knights of Camelot, © TRS Games, 1980) игроки принимают роли странствующих рыцарей, которые разъезжают по миру во имя рыцарства и добродетели. "Рыцари" ищут Грааль, а также иные сокровища, которые можно доставить в Камелот в игре "Поиск Грааля" (Grail Quest, © Metagaming, 1980); в этой игре они тем не менее соблюдают такие необычные рыцарские правила, как "Рыцари никогда не прибегают к яду! Зелья, бомбы и дубинки с шипами - это не по-рыцарски". Игра "Скрытые царства" (Hidden Realms, © New Rules, Inc., 1983) позволяет игрокам выбрать стратегию с учетом двух полярно противоположных мировидений времен короля Артура - мировидения Языческого Ордена и мировидения Восходящего Христианства.

Более сложные игры переместили короля Артура в эпоху видео и CD-ROM. В игре "Артьюра" (Artura, © Arcadia, 1989), в которой игроков поощряют к "прокладыванию пути к славе", поиск проводится с целью спасения Нимуэ, красивой ученицы мага Мердина, которая была похищена злой единоутробной сестрой Артьюры по имени Моргауз. Игра "Завоевания Камелота: Поиск Грааля" (Conquests of Camelot: The Search for the Grail, © Sierra, 1989) имеет своей целью восстановить мистические ритуалы и страсти "исходных" легенд, а не "мягких и беззубых сказок, которые мы по большей части видим сегодня" (комментарий на коробке от игры), делая акцент на любовь между Гиневрой и Ланселотом и на борьбу за "верховность" между христианством и древнеримским богом-воином Митрой (Mithra). В игре "Дух Экскалибура" (Spirit of Excalibur, © Virgin Games, 1990) Рыцари Круглого Стола бьются, чтобы защитить средневековую Британию от Морганы и Хозяина Теней (Shadowmaster) с Повелителем

19 The New Arthurian Encyclopaedia. P. 175.

6 ВМУ, лингвистика, № 4

Демонов (Lord of Demons), которых она вызвала; после смерти Морганы Хозяин Теней начинает творить сообразно своей собственной воле и сажает Короля в тюрьму, похищает Ниневу, крадет Экскалибур и обретенный Грааль и превращает Британию в "бесплодную землю". Рыцари обязаны преследовать Повелителя Демонов до самой средневековой Испании, а в парной игре "Месть Экскалибура" (Vengeance of Excalibur, © Virgin Games, 1991) Рыцари должны иметь дело с мавританским колдовством, алчными мерсенариями и непрерывной кровной враждой между христианскими королями и мусульманскими калифами. Юный Гавейн, которого хотят посвятить в члены Ордена Круглого Стола, является и героем игры "Хроники меча" (Chronicles of the Sword, © Psygnosis, 1996), и тем, с кем участники игры могут себя идентифицировать; Гавейн-игрок отправляется на поиск с целью найти и уничтожить Моргану до того, как она уничтожит Камелот и все, что сумел создать Артур. Очень популярны интерактивные компьютерные игры, созданные на основе цикла фильмов про Индиану Джоунза и "черного" юмористического фильма британской киногруппы Монти Пайтон "Монти Пайтон и Святой Грааль".

Таким образом, массовая культура США XX в. создала особый конструкт, именуемый "король Артур". Этот конструкт сыграл далеко не последнюю роль в апологии американского стремления присваивать не только чужие легенды, но и чужую славу; стремления изменить значение мифов, противоречащих "букве" американской демократии; стремления ставить на рельсы коммерции то, что сопряжено с духовной и эстетической жизнью других наций.

Список литературы

Богданов К. Повседневность и мифология. Исследования по семиотике фольклорной действительности. СПб., 2001. Дайскель А., Шпакова Р.П. Торговая марка как система образов // Социология и социальная антропология / Ред. В. Д. Виноградов, В.В. Козловский. СПб., 1997.

Монмутский Гальфрид. История бриттов. Жизнь Мерлина. М., 1984.

Мэлори Т. Смерть Артура. М., 1974.

ХейзингаЙ. Homo Ludens. М., 1994.

Barber A. King Arthur in Legend and History. L., 1973.

Higham N.J. King Arthur: Myth-Making and History. N.Y., 2002.

PochodaЕ.Т. Arthurian Propaganda: Le Morte Darthur as an Historical Ideal of Life.

Chapel Hill, 1971. The New Arthurian Encyclopaedia / Ed. Norris J. Lacy et al. N.Y., 1991. White T.H. In Search of History: A Personal Adventure. N.Y., 1978.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.