Научная статья на тему 'Корейская проблема в современной внешней политике России'

Корейская проблема в современной внешней политике России Текст научной статьи по специальности «Политологические науки»

CC BY-NC-ND
995
163
Поделиться
Ключевые слова
ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА РОССИИ / RUSSIAN FOREIGN POLICY / ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА СССР / USSR FOREIGN POLICY / КНДР / DPRK / ЮЖНАЯ КОРЕЯ / SOUTH KOREA / КОРЕЙСКИЙ ЯДЕРНЫЙ КРИЗИС / KOREAN NUCLEAR CRISIS / КОРЕЙСКИЙ ПОЛУОСТРОВ / KOREAN PENINSULA

Аннотация научной статьи по политологическим наукам, автор научной работы — Денисов Валерий Иосифович

В статье анализируется советская и российская политика на Корейском полуострове, отношения России с двумя корейскими государствами. Автор рассматривает роль РФ в урегулировании корейского ядерного кризиса, политику России по проблеме корейского объединения. Автор предлагает ряд идей, направленных на укрепление позиций России на Корейском полуострове и в Северо-Восточной Азии в целом.

Похожие темы научных работ по политологическим наукам , автор научной работы — Денисов Валерий Иосифович

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Modern Foreign Policy of Russia and the Korean problem

The author analyses Soviet and Russian policy on the Korean peninsula, relations between Russia and two Korean states, the role of the Russian Federation in the settlement of Korean nuclear crisis, and policy of Russia on the problem of Korean unification. Author puts forward some ideas on the strengthening of Russian position on the Korean peninsula and in the North-East Asia in general.

Текст научной работы на тему «Корейская проблема в современной внешней политике России»

В.И. Денисов

КОРЕЙСКАЯ ПРОБЛЕМА В СОВРЕМЕННОЙ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ РОССИИ

В статье анализируется советская и российская политика на Корейском полуострове, отношения России с двумя корейскими государствами. Автор рассматривает роль РФ в урегулировании корейского ядерного кризиса, политику России по проблеме корейского объединения. Автор предлагает ряд идей, направленных на укрепление позиций России на Корейском полуострове и в Северо-Восточной Азии в целом.

Ключевые слова: внешняя политика России, внешняя политика СССР, КНДР, Южная Корея, корейский ядерный кризис, Корейский полуостров.

В июле 2009 г. исполняется 125 лет с момента установления дипломатических отношений между Российской Империей и Королевством Корея. Как известно, Россия не была в числе первых, кто «открыл» Корею и установил с ней официальные связи. Однако Россия была единственной страной, которая на протяжении многих десятилетий настойчиво боролась за сохранение независимости Кореи, корейской государственности. Поражение России в русско-японской войне 1904-1905 гг. в значительной степени предопределило печальную судьбу Кореи - потерю самостоятельности, а затем и государственности, превращение ее в провинцию Японской империи.

Сорокалетнее колониальное правление Японии в Корее (1905-1945 гг.) было жестоким и кровавым. «Сабельный режим», политика «бархатной кошачьей лапы», насильственная ассимиляция были главными средствами угнетения и подавления корейской самоидентичности. Попытки корейцев самостоятельно освободиться от колониального угнетения (первомартовское движение

© Денисов В.И., 2009.

1919 г.) были жестоко подавлены. Не имела успеха и партизанская борьба 1930-1940-х годов. Японская регулярная армия разгромила корейское партизанское движение. В августе 1945 г. освобождение корейскому народу принесла Красная армия, разгромившая кван-тунскую группировку на Корейском полуострове и открывшая народу Кореи перспективы строительства независимого корейского государства. Исторически ситуация сложилась таким образом, что в 1948 г. на полуострове было создано не единое корейское государство, а две Кореи - Республика Корея на Юге и Корейская Народно-Демократическая Республика на Севере. Раскол Кореи -это один из итогов военно-политического и идеологического противостояния бывших союзников по антигитлеровской коалиции -СССР и США.

Более 40 лет СССР не признавал южнокорейское государство, исходя прежде всего из идеологических соображений. Советская политика на Корейском полуострове была ориентирована на всестороннюю поддержку Северной Кореи, режима, созданного по советскому образцу и подобию. На основе американских рецептов и при полной поддержке и участии США был построен южнокорейский режим во главе с американской креатурой Ли Сын Маном.

Советская политика в Корее: ее минусы и плюсы

Корейская политика СССР вплоть до конца 1980-х годов носила односторонний, просеверокорейский характер, что отражало общую конфронтационную направленность отношений двух идеологически противоположных блоков. Односторонность политического курса Москвы на Корейском полуострове, естественно, наносила ущерб государственным интересам нашей страны, ослабляла позиции СССР в Северо-Восточной Азии и в Азиатско-Тихоокеанском регионе в целом. Известный российский специалист по корейской проблематике Ф.И. Шабшина в этой связи отмечала, что «длительное, очень длительное время национальные интересы в корейской политике СССР не учитывались. Собственно, своей политики у нас не было, мы только автоматически поддерживали курс нашей союзницы - КНДР, даже по вопросам, выходящим за пределы чисто внутрикорейских»1.

Во второй половине 1980-х годов обстановка в мире стала меняться в сторону разрядки. Позитивные процессы появились и в СВА, на Корейском полуострове. Северная и Южная Корея налаживали межкорейские контакты и диалог на правительственном уровне. СССР и США предприняли серьезные усилия по ограни-

чению гонки вооружений, сокращению ракет малой и средней дальности. Советский Союз значительно сократил свою военную группировку на Дальнем Востоке. Активно шел процесс нормализации советско-китайских отношений. Естественно, требовались новации и в корейской политике СССР, учет растущей экономической и международной значимости южнокорейского фактора. Республика Корея в 1980-е годы демонстрировала серьезные достижения в сфере экономики, постепенно избавлялась от наследия военных диктатур, вставала на путь демократических реформ. Оставаясь в жесткой системе военно-политического альянса с Соединенными Штатами, Южная Корея вместе с тем выступала инициатором разрядки напряженности на Корейском полуострове, налаживания стабильного межкорейского диалога и сотрудничества.

В этих условиях руководство СССР принимает вполне логичное, хотя и запоздалое решение пойти на нормализацию советско-южнокорейских отношений, установление дипломатических связей с Сеулом (30 сентября 1990 г.). Этот нормальный с точки зрения международного права шаг вызвал резко негативную реакцию официальных властей КНДР, привел к заметному охлаждению отношений СССР с Северной Кореей, свертыванию связей практически по всем направлениям. Эта акция однако отвечала национальным интересам нашей страны, учитывала реалии ситуации, которая сложилась к тому времени в Азиатско-Тихоокеанском регионе, включая Корейский полуостров. Идя на установление дипломатических отношений с Сеулом, Москва ни в коей мере не собиралась свертывать связи с КНДР. Об этом было прямо и недвусмысленно заявлено северокорейской стороне в начале сентября 1990 г. во время визита в Пхеньян министра иностранных дел СССР Э.А. Шеварднадзе. В Пхеньяне решение Советского руководства нормализовать отношения с Республикой Корея было воспринято резко негативно. Северокорейская сторона заявила, что действия Москвы направлены на «закрепление раскола Кореи, на международную изоляцию КНДР, свержение социалистического строя». Пхеньян заявил также, что руководство СССР фактически «отменило» корейско-советский союзный договор, что вынуждает КНДР «принять меры по созданию некоторых видов оружия собственными силами»2. Здесь содержится явный намек на то, что северокорейские власти намерены приступить к осуществлению программы создания оружия массового уничтожения (ОМУ), что впоследствии спровоцировало ядерный кризис на Корейском полуострове.

Для корейской политики Москвы важнейшая задача состояла в том, чтобы не допустить силового сценария развития обстановки на полуострове. Именно с этой целью советское руководство по-

шло на заключение с КНДР в 1961 г. Договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи. Военная статья Договора была сформулирована таким образом, что вовлеченность СССР в военный конфликт на северокорейской стороне была практически автоматической. Категоричность союзного Договора в военной сфере отношений с КНДР не имела прецедентов в этот период3.

В Москве вызывала большое беспокойство тенденция к росту напряженности на Корейском полуострове в 1960-1970-е годы. Северокорейское руководство, провозгласив в 1962 г. курс на параллельное оборонное и экономическое строительство, приступило к осуществлению широких военных программ. На конференции Трудовой партии Кореи (ТПК) в октябре 1966 г. были конкретизированы задачи в области военного строительства: вооружение всего народа, превращение страны в крепость, модернизация вооруженных сил. На осуществление военных программ были направлены значительные материальные ресурсы. Более половины госбюджета расходовалось в эти годы на военные цели.

В области межкорейских отношений проводилась линия на форсирование процесса объединения Кореи. На V съезде ТПК в 1970 г. руководитель КНДР Ким Ир Сен провозгласил: «Мы (то есть Северная Корея - В. Д.) обязаны оказать активную поддержку южнокорейскому народу в его революционной борьбе»4. А это означало, что на полуострове может разразиться новый военный конфликт, в который будут втянуты союзники КНДР - СССР и КНР (Северная Корея также имела и союзный Договор с КНР, заключенный в 1961 г.).

В период 1960-1970-х годов серьезно обострилась военно-политическая обстановка на Корейском полуострове. Увеличилось количество вооруженных инцидентов в районе демилитаризованной зоны с 50 в 1966 г. до 829 в 1967 г. Весьма опасная ситуация на полуострове возникла в январе в 1968 г. Вначале северокорейский спецназ совершил рейд вплоть до президентского дворца в Сеуле с целью убить президента РК Пак Чжон Хи. Но северокорейцы были уничтожены. Затем военно-морские силы КНДР задержали в прибрежных водах Северной Кореи военный корабль США «Пуэбло». Эти инциденты привели ситуацию на Корейском полуострове к критической. Противоборствующие стороны (КНДР-США и РК) стояли на пороге новой корейской войны. Благодаря дипломатическим усилиям СССР, а также осознанию Соединенными Штатами опасности ядерного конфликта в Корее ситуацию удалось разрядить, опасный кризис ликвидировать.

Серьезные инциденты на Корейском полуострове заставили руководство Советского Союза изменить свою позицию и начать

проводить такую политику, которая отвечала нашим интересам, интересам безопасности и стабильности в Корее. Советская сторона твердо заявила северным корейцам, что Договор 1961 г. «носит оборонительный характер и по своему содержанию и смыслу призван служить инструментом мира на Дальнем Востоке»5. Этот политический шаг Москвы имел значимые последствия для советско-северокорейских отношений. Пхеньянское руководство получило четкий сигнал о том, что Советский Союз имеет собственный взгляд на толкование условий вступления в силу военной статьи Договора и не намерен потакать северокорейским амбициям, направленным на «поддержку южнокорейской революции». Отношения между СССР и КНДР после наших разъяснений заметно ухудшились. Пхеньян приступил к очередному этапу переоценки своего внешнеполитического курса. Северная Корея пошла на установление контактов с сеульской администрацией, итогом которых стало подписание 4 июля 1972 г. Совместного заявления Севера и Юга о принципах эвентуального воссоединения Кореи.

Следующим шагом во внешней политике КНДР стали настойчивые попытки добиться членства в движении неприсоединившихся государств. В 1975 г. КНДР становится участником движения неприсоединения (ДН), Пхеньян активно зондирует возможность денонсации советско-северокорейского союзного договора под предлогом того, что это будет способствовать созданию «благоприятной атмосферы для объединения Кореи». В дальнейшем северокорейские руководители не раз в неофициальном порядке ставили перед советскими представителями вопрос об аннулировании союзного договора 1961 г. Ким Ир Сен в своих публичных выступлениях также возвращался к идее расторжения Договора, правда, при этом призывал и к денонсации американо-южнокорейского договора о взаимной обороне 1953 года. С советской стороны по этому поводу подчеркивалось важное значение Договора 1961 г. для дальнейшего развития всего комплекса отношений СССР-КНДР, укрепления основ мира и безопасности на Корейском полуострове и во всей СевероВосточной Азии.

Твердая позиция Москвы по вопросу толкования и смысла союзных отношений с Пхеньяном в 1960-1970-е годы не позволила северокорейскому руководству спровоцировать новый корейский конфликт и втянуть СССР в реализацию своих амбициозных планов на полуострове. На всех официальных встречах и форумах советские представители постоянно подчеркивали, что СССР выступает за поиск политического решения корейского вопроса, за мирное воссоединение Кореи.

В Советском Союзе нашли поддержку гуманитарные контакты между Севером и Югом Кореи, начавшиеся в 1971 г., межкорейский политический диалог, совместное заявление Севера и Юга 1972 г. В Москве поддержали «конструктивные элементы» политики Трудовой партии Кореи, одобренной на VI партийном форуме (1980 г.), подчеркнув при этом важность «совместных усилий» в обеспечении мира и безопасности в АТР. Широко разрекламированная программа создания конфедерации Севера и Юга, с которой на VI съезде партии выступил Ким Ир Сен, была воспринята советским руководством весьма прохладно. Высшая советская партийная номенклатура усмотрела в кимирсеновской конфедерации отсутствие «классового подхода», что, по ее мнению, могло привести к утрате социализма в Северной Корее.

В середине 1980-х годов в советском подходе к решению корейского вопроса произошел заметный крен в сторону еще более активной поддержки северокорейских инициатив, в том числе и программы создания конфедерации Севера и Юга, в целом политики Пхеньяна по корейскому урегулированию. В ходе переговоров М.С. Горбачев - Ким Ир Сен в Москве (октябрь 1986 г.), неоднократных встреч министров иностранных дел СССР и КНДР советская сторона полностью солидаризировалась с Пхеньяном по проблематике Корейского полуострова, «не замечая», что южнее 38-й параллели находится еще одно корейское государство с динамично развивающейся экономикой, растущим международным авторитетом, желающее иметь добрые отношения с нашей страной. В совместном советско-северокорейском коммюнике по итогам переговоров министров иностранных дел в Пхеньяне в декабре 1988 г. получили поддержку практически все северокорейские идеи по корейскому вопросу. В частности, советская сторона высказалась «против ведущих к закреплению раскола страны попыток США и южнокорейских властей создать ситуацию "двух Корей" путем так называемого "перекрестного признания" Севера и Юга Кореи, их одновременного или сепаратного приема в ООН». «Советский Союз, - подчеркивалось в коммюнике, - не имеет намерения официально признавать Южную Корею, устанавливать с ней политические и дипломатические отношения»6.

Такие формулировки содержались в официальных документах, подписанных советскими представителями, когда было уже провозглашено так называемое «новое мышление», подчеркивалось, что СССР строит свою внешнюю политику на основе существующих реальностей, нового подхода к урегулированию конфликтных

ситуаций в АТР, универсальности Организации Объединенных Наций и т. д. А реальность была такова, что Республика Корея (Южная Корея) к тому времени имела дипломатические отношения почти со 150 государствами мира, причем 80 государств поддерживали дипотношения с обеими Кореями. КНДР и РК имели статус постоянного наблюдателя при ООН. Пхеньян и Сеул были представлены в качестве полноправных членов одновременно в 20 международных организациях7.

В конечном итоге здравый смысл восторжествовал и 30 сентября 1990 г. СССР и РК нормализовали отношения. Надо сказать, что в советском руководстве по вопросу установления дипломатических отношений существовало по крайней мере две точки зрения, которые касались не столько сути проблемы, сколько сроков нормализации. Окружение Президента М.С. Горбачева, поддерживаемое академическими кругами, выступало за скорейшую нормализацию связей с РК, а руководство МИД СССР и лично Э.А. Шеварднадзе предлагали не спешить с официализацией отношений с Сеулом, надеясь, что это будет способствовать не столь болезненной реакции Пхеньяна. Присутствовал у Э.А. Шеварднадзе и личностный момент по этому поводу. В разгар «личной братской дружбы» с северокорейским министром иностранных дел Ким Ен Намом он дал «слово коммуниста», что не пойдет на дипломатическое признание Южной Кореи.

Установление официальных отношений с РК вызвало гневную реакцию северокорейского руководства. Пхеньян развернул широкую антисоветскую кампанию. СМИ КНДР обрушились с резкими выпадами в адрес руководства СССР, политики нашей страны. Порою критика Советского Союза принимала оскорбительные формы. По инициативе КНДР стали сворачиваться советско-северокорейские связи и обмены в различных областях. Прекратились контакты между представителями общественных кругов, которые и до нормализации отношений с Сеулом были весьма скромными.

Советский Союз, со своей стороны, демонстрировал желание продолжать развитие дружественных отношений с КНДР, сотрудничество с ней на международной арене, поддержку мирному объединению Кореи.

Нормализация отношений СССР-РК несомненно стала позитивным фактором, отвечала национальным интересам Советского Союза, открывала дополнительные возможности для укрепления позиций нашей страны на Корейском полуострове и во всем Азиатско-Тихоокеанском регионе.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Россия и две Кореи

Корейская политика России испытала на себе все перипетии бурного развития нашего государства начала 1990-х годов. Политическая нестабильность и экономический кризис, которые терзали российское общество в первые годы после провозглашения независимости, оказывали негативное воздействие на внешнюю политику России. Внешнеполитическая ориентация на Запад, проамериканская линия по ряду важных международных проблем привели к несамостоятельности РФ в международных делах. Эта несамостоятельность проявилась и на корейском направлении. В Концепции внешней политики Российской Федерации, принятой в 1993 г., было записано о «неизбежном отдалении» России от КНДР и развитии полномасштабных связей с РК8. Сложилась парадоксальная ситуация. Провозглашалась стратегическая установка на создание «пояса добрососедства» вокруг границ РФ и одновременно указывалось на полярность отношений России с двумя соседними корейскими государствами. «Неизбежное отдаление» Москвы от Пхеньяна на практике привело к заметному крену российской политики в сторону Сеула, то есть получилась новая односторонняя ориентация, как это было в советский период, но уже не на Север, а на Юг Корейского полуострова. Вместо того чтобы исправить линию поведения в корейских делах, сделать ее ровной, сбалансированной, Москва вновь наступила на те же грабли и сделала это сознательно, надеясь на то, что этот дипломатический шаг простимулирует приток южнокорейских инвестиций в российскую экономику. Но не тут-то было. Сеул не собирался «вытаскивать» из кризиса наше хозяйство, да и не смог бы этого сделать. Наши «демократические эксперты» переоценили возможности южнокорейской экономики и не понимали, да и не могли понять истинные намерения южных корейцев. Дипломатия РК стремилась, и в значительной степени это ей удалось, добиться ослабления российско-северокорейских отношений. Пхеньян усилил критические выпады против российских реформ, внешнеполитических акций РФ, замалчивал предложения Москвы, направленные на укрепление безопасности и стабильности в АТР, отвергал какую-либо роль России в корейском урегулировании. Публичные заявления российских политиков о том, что Москва способна оказать позитивное воздействие на Пхеньян по ядерной проблеме, обострение которой пришлось на 1993-1994 гг., были с раздражением восприняты в Северной Корее. Руководство КНДР однозначно дало понять, что решение этой проблемы оно будет искать в диалоге только с США. При этом Северная Корея согласилась на посредничество Китая в разрешении ядерного кризиса.

В начале 1990-х годов снова встал вопрос о судьбе советско-северокорейского союзного договора. Южная Корея оказывала постоянное политическое давление на Москву, требуя денонсации договора или изъятия его военной статьи. Северная Корея в принципе соглашалась с тем, что документ «не соответствует существующим реалиям». С российской стороны на высшем уровне последовал ряд высказываний о том, что «договор иссяк» и «подлежит аннулированию или очень серьезной корректировке»9. Однако официальный представитель МИД РФ до подобных заявлений подтвердил приверженность Москвы обязательствам по договору 1961 г., который, как отмечало российское внешнеполитическое ведомство, «в полном объеме сохраняет свое действие и продолжает оставаться важным элементом военной и политической стабильности на Корейском по-луострове»10. Такие противоречивые заявления российских властей вызывали нескрываемое раздражение официального Пхеньяна и привносили дополнительную дозу негативизма в отношения РФ-КНДР, разрушали двусторонние связи практически во всех областях. В КНДР подвергали открытой критике как внутренние процессы в России, так и ее внешнеполитический курс.

С приходом к руководству Министерством иностранных дел России Е.М. Примакова изменился внешнеполитический вектор нашего государства. Приоритетным принципом внешней политики стал учет прежде всего национальных интересов России, строительство равноправных отношений со всеми государствами, ликвидация и недопущение конфликтов по периметру российских границ.

Постепенно начала выправляться и корейская политика Москвы. Российская сторона стала медленно, но верно избавляться от просеульского крена, налаживать нормальные отношения с Пхеньяном, поддерживая вместе с тем достаточно активные политические, экономические и иные связи с Южной Кореей. При этом Россия строго следовала принципу - развивать отношения с обоими корейскими государствами, не нанося ущерба нашим отношениям ни с одной из Корей. Проводить на практике такой политический курс было весьма непросто, учитывая сложный, периодически даже враждебный характер межкорейских отношений.

Москва и Пхеньян в 1995 г. приступили к политическим консультациям по вопросу заключения нового межгосударственного договора взамен союзного договора 1961 г. Переговоры по проекту нового договора продолжались более четырех лет и завершились его подписанием в феврале 2000 г. во время визита в Пхеньян министра иностранных дел РФ И.С. Иванова. Договор о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве между РФ и КНДР 2000 г. заложил новую, неидеологическую базу двусторонних отношений. Он не со-

держит, в отличие от договора 1961 г., каких-либо военных обязательств и является сугубо политико-юридическим документом, регулирующим отношения двух соседних государств. Аналогичным по своим целям и задачам является также Договор об основах отношений России и Республики Корея, заключенный в 1992 г.

Россия развивает с обоими государствами Корейского полуострова корректные, добрые отношения в различных областях. Москва поддерживает высокий уровень политического диалога с КНДР и РК. В 2000 г. Президент РФ впервые в истории российско-северокорейских отношений нанес визит в КНДР. Дважды (в 2001 и 2002 гг.) руководитель Северной Кореи побывал в России. Президенты РК неоднократно посещали Москву. Президент Южной Кореи Ли Мен Бак в сентябре 2008 г. провел переговоры в российской столице.

Москва поддерживает с Пхеньяном и Сеулом активные связи и контакты по линии внешнеполитических ведомств, законодательных органов, между правоохранительными и другими ведомствами. Москва и Сеул в 2008 г. начали стратегический диалог по вопросам двусторонних отношений, региональных и международных проблем с акцентом на поиск эффективных средств преодоления мирового финансового кризиса. Обе стороны согласовали план мероприятий по случаю 20-летия установления дипломатических отношений (30 сентября 2010 г.) Укрепляется экономическое взаимодействие РФ и РК. Объем торговли между двумя странами в 2008 г. составил 20 млрд долл. Растут южнокорейские инвестиции в российскую экономику (3 млрд долл. в 2008 г.).

Экономическая составляющая российско-северокорейских отношений, к сожалению, весьма скромная (объем товарооборота в 2008 г. составил всего чуть более 100 млн долл.). КНДР должна России почти 9 млрд долл. Переговоры о реструктуризации северокорейского долга пока не завершены. Российская сторона оказывает КНДР ежегодную гуманитарную продовольственную помощь. Российский бизнес принимает участие в модернизации железных дорог КНДР, реконструкции порта Раджин и других проектах.

Москва предпринимает последовательные усилия в целях налаживания трехстороннего (РФ-КНДР-РК) экономического сотрудничества в реализации таких проектов, как соединение транскорейской железной дороги с Транссибом, модернизация энергетических объектов на территории КНДР. Осуществление этих масштабных проектов зависит прежде всего от состояния межкорейских отношений, которые испытывают сегодня немалые трудности, от политического урегулирования корейского ядерного кризиса, продолжающегося уже почти 20 лет, от общей разрядки

напряженности на полуострове. Во всяком случае, Россия со своей стороны делает все возможное, чтобы устранить очаг военного и политического напряжения в Корее, добиться укрепления здесь стабильности, добрососедства, взаимовыгодного сотрудничества. В Концепции внешней политики Российской Федерации, утвержденной 12 июля 2008 г. Президентом РФ Д.А. Медведевым, записано, что усилия нашей страны «будут сосредоточены на поддержании конструктивных отношений с КНДР и Республикой Корея...»11.

Россия и корейский ядерный кризис

Российская Федерация, являясь принципиальным противником ядерного распространения, на всех этапах корейского ядерного кризиса выступала и продолжает выступать за поиск дипломатических средств его разрешения. Во время первого ядерного кризиса 1993-1994 гг. российская сторона заняла однозначно негативную позицию в связи с объявленным КНДР 12 марта 1993 г. выходом из Договора о нераспространении ядерного оружия. Россия выразила по этому поводу глубокую озабоченность. МИД РФ в своем заявлении отметил, что «неукоснительное соблюдение ДНЯО отвечает интересам прежде всего северокорейской стороны, стабильности и безопасности на Корейском полуострове»12. Реакция официального Пхеньяна на этот российский шаг была неадекватной. Москва была обвинена в попытках совместно с США «задушить КНДР»13. Российская сторона приостановила сотрудничество с КНДР в области мирного использования атомной энергии. Российские специалисты, принимавшие участие в сооружении на территории КНДР атомной станции, были отозваны на Родину. Были также прекращены подготовка в РФ северокорейских специалистов, делегационный обмен в этой области.

Несмотря на то, что Россию отстранили от участия в урегулировании первого ядерного кризиса (Пхеньян предпочел переговоры с США при китайском содействии), Москва в марте 1994 г. выступила с важной дипломатической инициативой (это был период очередного обострения северокорейского ядерного вопроса) созыва международной конференции по безопасности и безъядерному статусу Корейского полуострова. По мнению российских экспертов, предметом многосторонних договоренностей на этом форуме должны были стать вопросы денуклеаризации Корейского полуострова, гарантии безопасность обоих Корейских государств, нормализация обстановки на полуострове в целом.

Инициативный шаг российской дипломатии наряду с усилиями СБ ООН, МАГАТЭ оказал позитивное влияние на поиск путей выхода из ядерного кризиса, подстегнул Пхеньян и Вашингтон к продолжению переговорного процесса, что в итоге привело к подписанию между КНДР и США в октябре 1994 г. в Женеве Рамочного соглашения по урегулированию ядерного кризиса. Этот документ предоставлял хорошую возможность для решения ядерной проблемы Пхеньяна, однако американская администрация во главе с Дж. Бушем младшим отказалась от его выполнения. В начале 2003 г. разразился второй ядерный кризис.

В августе 2003 г. в Пекине начались шестисторонние переговоры (РФ, КНР, США, Япония, КНДР, РК) по урегулированию северокорейской ядерной проблемы, которые проходили достаточно сложно, часто прерывались и снова возобновлялись. Россия выступила с «пакетной инициативой» разрешения кризиса, которая включала следующие положения:

- провозглашение безъядерного статуса Корейского полуострова;

- строгое соблюдение ДНЯО;

- выполнение всеми сторонами своих обязательств;

- проведение конструктивного диалога между заинтересованными сторонами;

- гарантии безопасности КНДР;

- возобновление на Корейском полуострове гуманитарных и экономических программ14.

«Пакетные предложения» Москвы явились как никогда кстати. Интенсивные консультации между заинтересованными сторонами, челночные дипломатические усилия позволили в конечном итоге выработать компромиссные договоренности, которые были зафиксированы в Совместном заявлении «шестерки» 19 сентября 2005 г. Заложенные в этом документе принципы и меры по разрешению ядерного кризиса в ряде аспектов повторяют или перекликаются с российскими «пакетными предложениями». Совместное заявление стало базовым документом для дальнейшего продвижения вперед в урегулировании ядерного кризиса. Однако на пути его практической реализации встретилось немало очень сложных препятствий, которые удалось преодолеть и которые пока еще не преодолены. В частности, в 2006 г. в результате усилий российской стороны США были вынуждены разрешить перевод северокорейских денег (25 млн долл.) из банка «Дельта Азия» (Макао) через коммерческий банк России в КНДР. Это позволило разблокировать шестисторон-ние переговоры, которые были прерваны Пхеньяном из-за ареста его денежных средств в банке «Дельта Азия».

Важное значение для продвижения процесса денуклеаризации Корейского полуострова, ликвидации конфликтных ситуаций в Северо-Восточной Азии имеет учреждение в рамках пекинских переговоров рабочей группы по созданию механизма мира и безопасности в СВА, деятельность которой возглавляет российская сторона.

Серьезный виток напряженности на Корейском полуострове вызвало испытание Северной Кореей 9 октября 2006 г. ядерного устройства. Россия, как и подавляющее число государств мира, осудила действия Пхеньяна. Совет Безопасности ООН принял резолюцию № 1718. Этот документ, в выработке которого российская сторона приняла самое активное участие, направлен на обуздание военного потенциала КНДР и на дипломатическое урегулирование кризиса. Осуждая действия Пхеньяна, Россия, тем не менее, считает, что любое государство должно чувствовать себя в безопасности, которая обеспечивается на основе международного права, международных гарантий безопасности. Нельзя загонять в угол те государства, которым не остается ничего иного, как использовать (в случае с КНДР) «ядерную карту». Попытки администрации Дж. Буша загнать северокорейский режим в тупик обернулись серьезным ядерным кризисом, решать который, как это очевидно, очень и очень непросто.

Начавшийся процесс ликвидации ядерных объектов КНДР идет трудно, с большими перебоями. Пхеньян представил декларацию о своей ядерной программе, однако пока не удается разрешить проблему методов проверки северокорейских сведений. По мнению российской стороны, меры верификации северокорейского ядерного досье должны соответствовать стандартам МАГАТЭ. К сожалению, не все участники шестисторонних переговоров выполняют свои обязательства по поставкам в КНДР энергоресурсов. Россия, как и обещала, поставила в Северную Корею 200 тыс. т. мазута.

Прогресс на шестисторонних переговорах в Пекине по урегулированию ядерного кризиса на Корейском полуострове несомненен. Однако трудности «пекинского процесса» немалые и обусловлены они главным образом дефицитом доверия и сохраняющимися противоречиями между основными участниками переговоров -КНДР и США.

Шестисторонние переговоры являются наиболее оптимальным вариантом урегулирования корейского ядерного кризиса. Россия считает шестисторонний процесс важным средством решения не только ядерной проблемы КНДР, но и перспективным политическим механизмом для урегулирования конфликтных ситуаций во всей Северо-Восточной Азии.

Россия и проблема объединения Кореи

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Прошло более 60 лет с момента раскола Корейского полуострова на два государства - КНДР и РК. Этот период изобиловал трехлетним военным конфликтом (1950-1953 гг.), десятилетиями острой военно-политической и идеологической конфронтации, короткими промежутками разрядки и межкорейского мирного диалога. За годы диалога Пхеньяну и Сеулу удалось сформировать достаточно солидную правовую базу двусторонних отношений. Во-первых, это - Совместное заявление Севера и Юга от 4 июля 1972 г., в котором зафиксированы три принципа будущего воссоединения Кореи (мирное, самостоятельное, на основе консолидации). Во-вторых, это - Соглашение о примирении, ненападении, сотрудничестве и обменах от 13 декабря 1991 года. Этот документ юридически признает наличие двух государств - КНДР и РК на территории Корейского полуострова. В-третьих, это - Декларация Севера и Юга о денуклеаризации Корейского полуострова от 20 января 1992 г., в которой изложены принципы создания на полуострове зоны, свободной от ядерного оружия. В-четвертых, это - Совместная декларация Севера и Юга от 15 июня 2000 г., подписанная руководителями КНДР и РК в ходе первого саммита в Пхеньяне. В документе зафиксированы намерения сторон развивать межкорейский диалог и сотрудничество на уровне властных структур. В-пятых, это - Декларация во имя развития отношений между Севером и Югом, мира и процветания от 4 октября 2007 г., принятая руководителями КНДР и РК во время второго саммита в Пхеньяне. В декларации изложены общие подходы сторон к развитию межгосударственных отношений, снижению напряженности на Корейском полуострове, расширению экономического, гуманитарного сотрудничества. Межкорейские документы и другие договоренности имеют большое значение для укрепления взаимопонимания и примирения корейских сторон, наращивания потенциала сотрудничества между Пхеньяном и Сеулом. К сожалению, новая южнокорейская администрация во главе с президентом Ли Мен Баком резко изменила прежний конструктивный подход к Северной Корее. Сам президент РК и его помощники выступили с рядом жестких заявлений и требований к Пхеньяну. В ответ северокорейские власти пошли на свертывание связей и контактов с официальными представителями РК, резко сократилось торгово-экономическое сотрудничество между корейскими сторонами. Наступил очередной период политической конфронтации.

Российская Федерация на всех этапах межкорейских отношений поддерживала и поддерживает межкорейский диалог. Все догово-

ренности, документы, подписанные Пхеньяном и Сеулом и направленные на укрепление стабильности, безопасности, мира и сотрудничества на Корейском полуострове, находят искреннее понимание и поддержку в России. Москва последовательно выступает за снижение военно-политической напряженности на полуострове, освобождение его от оружия массового уничтожения, создание безъядерной зоны и ракетное нераспространение в этом районе.

Весьма актуальным остается вопрос о мирном договоре на Корейском полуострове. Соглашение о перемирии, заключенное после окончания Корейской войны в июле 1953 г., хотя формально продолжает действовать и обе корейские стороны заявляют о приверженности этому документу, однако ситуация на полуострове и в мире в целом требует скорейшего подведения черты под корейским конфликтом и подписания мирного договора. Определенные подвижки в этом направлении есть. В рамках шестисторонних переговоров создана рабочая группа. КНДР официально отошла от прежней, весьма жесткой позиции - исключить Южную Корею из переговоров о мирном договоре на полуострове. Во время второго пхеньянского саммита в октябре 2007 г. Ким Чен Ир согласился на участие РК в трех-четырехсторонних переговорах о мире в Корее. Настораживает, однако, то, что в числе потенциальных участников таких переговоров отсутствует Россия. Наша страна (СССР) формально не принимала участия в корейском конфликте 1950-1953 гг., но из рассекреченных в РФ архивных документов этого периода видно, какое место занимал Советский Союз в этой войне. Кроме того, есть предложение, исходящее от США, пригласить Японию к участию в переговорах по мирному договору в Корее. Как хорошо известно из истории отношений великих держав с Кореей, очень часто некоторые страны, соседствующие с Корейским полуостровом и находящиеся вдали от него, стремились к усилению своего влияния в Корее в ущерб интересам российского государства, его безопасности. Поэтому вполне понятно и логично стремление РФ быть участницей переговорного процесса по мирному договору в Корее.

Есть еще одна весьма важная проблема полуострова - это проблема объединения Кореи. России, российскому народу понятны чувства корейцев Севера и Юга, желание жить в единой стране. Советский Союз, Россия постоянно поддерживали и поддерживают мирное воссоединение Кореи, имея в виду, что единая Корея будет демократическим, миролюбивым государством, дружественно настроенным к России и другим соседям Корейского полуострова. Однако сегодня никто не может сказать, какой станет Корея в случае объединения, будет ли она демократической и миролюбивой или тоталитарной (авторитарной) и агрессивной. Мы видим, как жестко,

агрессивно ведут себя на шестисторонних переговорах северные корейцы, отстаивая свое право быть ядерным государством. Известны также намерения южных корейцев обзавестись ядерным оружием в период президентства Пак Чжон Хи (1970-е годы). Стали достоянием гласности секретные эксперименты по обогащению урана, проводившиеся в РК в 1982 и 2000 гг. У Северной и Южной Кореи есть претензии исторического и территориального характера к своим соседям - Японии и КНР. Не все понятно в поведении Пхеньяна и Сеула относительно российского Дальнего Востока. Историки и той, и другой Кореи активно эксплуатируют тезис о том, что в VIII-X веках корейское государство Пархэ занимало обширные пространства, включая часть нынешней территории Дальнего Востока России.

Все эти и другие факторы, как представляется, следует учитывать при формулировании политики России в отношении эвентуального объединения Кореи.

Наша политика на Корейском полуострове в последние десятилетия, как видно, была неоднозначной, достаточно противоречивой. В конце XX - начале XXI вв. Россия стала осуществлять прагматическую политику на корейском направлении, проводить ровную линию в отношении двух корейских государств, занимать конструктивную позицию в разрешении сложных проблем Корейского полуострова.

На ближайшую перспективу наши конкретные действия на корейском направлении видятся следующими:

- развитие широкого сотрудничества РФ с обоими корейскими государствами;

- активное участие в политическом разрешении корейского ядерного кризиса в рамках шестисторонних переговоров;

- участие в переговорах о замене Соглашения о перемирии мирным договором;

- налаживание трехстороннего (РФ-КНДР-РК) экономического взаимодействия;

- содействие продуктивному межкорейскому диалогу;

- недопущение попыток доминирования кого бы то ни было на Корейском полуострове;

- создание эффективного многостороннего механизма по безопасности и сотрудничеству в Северо-Восточной Азии, включая Корейский полуостров.

Россия как сосед государств Корейского полуострова намерена и впредь играть активную роль в корейских делах, добиваться мирного урегулирования проблем, что отвечает национальным интересам РФ и направлено на укрепление стабильности, безопасности и добрососедства в этом районе.

Примечания

1 Шабшина Ф.И. Можно ли распутать «корейский узел» // Известия. 1989. 1 сентября.

2 Дипотношения - предмет купли-продажи за доллары // Минчжу Чосон. 1990. 5 сентября.

3 История Кореи (новое прочтение) / Под ред. проф. А.В. Торкунова. М.: РОССПЭН, 2003. С. 375.

4 Ким Ир Сен. Отчетный доклад ЦКТПК V съезду партии. Пхеньян: Изд-во литер. на иностр. яз., 1970. С. 119.

5 В.П. Ткаченко. Корейский полуостров и интересы России. М.: Изд. фирма «Восточная литература». РАН, 2000. С. 40.

6 О визите в Корейскую Народно-Демократическую Республику министра иностранных дел СССР Э.А. Шеварднадзе // Правда. 1988. 24 декабря.

7 Торкунов А.В, Уфимцев Е.П. Корейская проблема: новый взгляд. М.: Изд. центр «АНКИЛ», 1995. С. 52-53.

8 Концепция внешней политики Российской Федерации // Дипломатический вестник. МИД РФ, спецвыпуск. 1993. январь. С. 15, 17.

9 Известия. 1992. 20 ноября.

10 Известия. 1992. 27 июля.

11 Концепция внешней политики Российской Федерации [Электронный ресурс]. URL: www.mid.ru (дата обращения: 18.08.2008).

12 Российская газета. 1993. 13 марта.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

13 Нодон синмун. 1993. 30 апреля.

14 Денисов В.И. Ядерный кризис на Корейском полуострове: возможные пути урегулирования // Россия и Корея в меняющемся мировом порядке. М.: ИДВ РАН, 2003. С. 23.