Научная статья на тему 'Коренные изменения в жизни Русской Православной Церкви Московского Патриархата в БССР (1919–1939 гг.)'

Коренные изменения в жизни Русской Православной Церкви Московского Патриархата в БССР (1919–1939 гг.) Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
12
1
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
репрессии / патриарх / советский режим / обновленчество / Минско-Белорусская митрополия / Русская Православная Церковь / БССР / автокефалия / церковная автономия / repression / patriarch / Soviet regime / renovationism / Minsk-Belorussian Metropolia / Russian Orthodox Church / BSSR / autocephaly / church autonomy

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Воробьёв Павел Анатольевич

Новейшая история Русской Православной Церкви Московского Патриархата в межвоенный период активно изучается как церковным, так и светским научным сообществом. Само понятие «светскости» на восточнославянском пространстве является советским юридическим наследием. Из белорусских церковных историков особо следует выделить протоиерея Федора Кривоноса и иерея Гордея Щеглова. Вопросы целенаправленного вытеснения Церкви из общественной жизни, соотношения канонического и государственного права, советских репрессий в отношении православного духовенства и мирян, внутрицерковного неустройства представляются актуальными, так как их изучение приближает нас к ответам на вопросы более высокого уровня обобщения: кто и что есть Русская Православная Церковь, почему в первой трети XX в. столь мощно проявилось истощение лимита доверия к Церкви у значительного количества жителей Беларуси, России и Украины. Церковь на белорусских землях в указанный период пережила разделение паствы по линии советско-польской границы 1921 г.; провозглашение автономной Минско-Белорусской митрополии 1922 г. вызвало разного рода оценки; провозглашение в 1927 г. автокефалии Белорусской Православной Церкви, отделение ее от Московского Патриархата поддерживалось ОГПУ и порицалось Заместителем Патриаршего Местоблюстителя митрополитом Сергием (Страгородским).

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Korennye izmeneniia v zhizni Russkoi Pravoslavnoi Tserkvi Moskovskogo Patriarkhata v BSSR (1919–1939 gg.) [Fundamental Changes in the Life of the Russian Orthodox Church of the Moscow Patriarchate in the BSSR (1919–1939)]

The recent history of the Russian Orthodox Church of the Moscow Patriarchate in the interwar period has been actively studied by both the Church and secular scholarly communities. The very notion of “secularism” in the East Slavic area is a Soviet legal legacy. Belarusian Church historians Archpriest Fedor Krivonos and Priest Gordei Shcheglov should be singled out in particular. The questions of purposeful ousting of the Church from public life, correlation of canonical and state law, Soviet repressions against Orthodox clergy and laity, intra-church disorder appear to be actual, as their study brings us closer to the answers the questions of a higher generalization level: who and what the Russian Orthodox Church is; why in the first third of the 20th century the exhaustion of the limit of trust in the Church by a considerable number of citizens of Belarus, Russia and Ukraine was so powerfully manifested. The Church in the Belorussian lands during this period experienced the separation of the flock along the Soviet-Polish frontier in 1921; the proclamation of the autonomous Metropolis of Minsk and Belarus in 1922 provoked various assessments; the proclamation in 1927 of the autocephaly of the Belorussian Orthodox Church and its separation from the Moscow Patriarchate was supported by the OGPU and deplored by Metropolitan Sergii (Stragorodsky), the Deputy Patriarchal Locum Tenens of the Russian Orthodox Church.

Текст научной работы на тему «Коренные изменения в жизни Русской Православной Церкви Московского Патриархата в БССР (1919–1939 гг.)»

DOI: 10.24412/2686-9497-2021-11-12-78-88

П. А. Воробьёв

Коренные изменения в жизни Русской Православной Церкви Московского Патриархата в БССР (1919-1939 гг.)

Аннотация:

Новейшая история Русской Православной Церкви Московского Патриархата в межвоенный период активно изучается как церковным, так и светским научным сообществом. Само понятие «светскости» на восточнославянском пространстве является советским юридическим наследием. Из белорусских церковных историков особо следует выделить протоиерея Федора Кривоноса и иерея Гордея Щеглова. Вопросы целенаправленного вытеснения Церкви из общественной жизни, соотношения канонического и государственного права, советских репрессий в отношении православного духовенства и мирян, внутрицерковного неустройства представляются актуальными, так как их изучение приближает нас к ответам на вопросы более высокого уровня обобщения: кто и что есть Русская Православная Церковь, почему в первой трети XX в. столь мощно проявилось истощение лимита доверия к Церкви у значительного количества жителей Беларуси, России и Украины. Церковь на белорусских землях в указанный период пережила разделение паствы по линии советско-польской границы 1921 г.; провозглашение автономной Минско-Белорусской митрополии 1922 г. вызвало разного рода оценки; провозглашение в 1927 г. автокефалии Белорусской Православной Церкви, отделение ее от Московского Патриархата поддерживалось ОГПУ и порицалось Заместителем Патриаршего Местоблюстителя митрополитом Сергием (Страгородским).

Ключевые слова: репрессии, патриарх, советский режим, обновленчество, Минско-Белорусская митрополия, Русская Православная Церковь, БССР, автокефалия, церковная автономия

Октябрьский переворот 1917 г. значительно повлиял на развитие стран Восточной Европы, на жизнь людей, относящих себя к Русской (Российской) Православной Церкви, в которой 5 ноября 1917 г. в лице Тихона (Беллавина) было восстановлено патриаршество. По итогам польско-советской войны в 1921 г. территория Западной Беларуси (граница проходила в 30 км западнее Минска) вошла в состав Польши, а местные православные приходы оказались в составе Польской Православной Церкви, в 1924 г. вышедшей

из юрисдикции Московского Патриархата. На землях Восточной Беларуси еще в январе 1919 г. была провозглашена Советская Социалистическая Республика Белоруссия (ССРБ, БССР).

Советское руководство кардинальным образом пересмотрело ту модель государственно-церковных отношений, которая сложилась в период существования Российской империи Романовых и за непродолжительный период нахождения у власти Временного правительства. Например, вскоре после победы Октябрьского переворота была национализирована основная церковная недвижимость в городе Минске (будущей столице БССР). Религия и Церковь не вписывались в идеологию партии большевиков. Эта идеология отвергала возможность существования Бога, священнослужителей расценивала как эксплуататоров рабочих и крестьян. Перед новой властью стояла задача разработать юридические основы, которые бы регламентировали статус религиозных объединений в обществе и государстве.

Одним из основополагающих документов в области религиозного законодательства Советского государства стал декрет СНК РСФСР «Об отделении церкви от государства и школы от церкви», опубликованный 23 января 1918 г. До принятия 11 января 1922 г. аналогичного документа в БССР власти ориентировались на положения российского декрета, согласно которому Русская Православная Церковь уравнивалась в правах с прочими религиозными объединениями, утрачивала право собственности и статус юридического лица. Отныне она рассматривалась в качестве частного общества, призванного удовлетворять только религиозные потребности его членов, за средства которых и должно было существовать. Храмы и церковная утварь передавались религиозной общине государством во временное пользование.

В Декрете 1918 г. все государственные школы объявлялись светскими заведениями. В деле регламентации семейно-брачных отношений рассматриваемый декрет подтверждал положения декрета СНК РСФСР от 18 декабря 1917 г. «О гражданском браке, о детях и о ведении книг актов состояния». Теперь государством признавались только те браки, которые зарегистрированы в органах ЗАГС [3, с. 286-287]. Однако в БССР, особенно в сельской местности, многие люди продолжали оформлять факты рождения и вступления в брак вместе с совершением церковных таинств, поэтому 26 августа 1922 г. власти запретили священникам крестить и венчать людей до их регистрации в органах ЗАГС [17, с. 79].

Лишение религиозных объединений прав собственности в рамках обобществления земельного фонда и инвентаря и ликвидации частной собственности на землю (статья 2) было закреплено в первой Конституции ССРБ 1919 г. Формально за гражданами закреплялась «свобода религиозной и антирелигиозной пропаганды» (статья 7), но на деле Советское

государство всячески ограничивало церковно-просветительскую деятельность. В документе также постулировалось в качестве основной задачи «беспощадное подавление эксплуататоров» (статья 2). Благодаря довольно размытой формулировке привлечь к ответственности при желании можно было любого священнослужителя, извлекающего «нетрудовой доход». «Эксплуататоры» лишались права работать в органах власти (статья 3). В Конституции (статья 16) также была зафиксирована возможность изъятия у определенных лиц и групп тех прав, которыми они пользуются «в ущерб интересам социалистической революции» [9].

Высшее Церковное Управление (ВЦУ) Русской Православной Церкви во главе с Патриархом Тихоном испытывало со стороны советской власти огромное давление. Церковные связи между Москвой и Минском характеризовались нестабильностью. Для сплочения церковных сил 20 ноября 1920 г. было принято постановление, согласно которому в случае прекращения общения с ВЦУ либо прекращения его деятельности епархиальным архиереям на местах предписывалось объединять епархии в более крупные структуры для «организации высшей инстанции церковной власти» («в виде Временного Высшего Церковного Правительства, митрополичьего округа или еще иначе») [16, с. 6].

С мая 1922 г. Патриарх Тихон находился под домашним арестом. Его решением Церковь временно возглавил митрополит Ярославский и Ростовский Агафангел (Преображенский). Но вскоре власти официально уведомили владыку, что в управлении Церковью появились обновленцы (на которых спецслужбы делали ставку). Митрополита Агафангела так и не выпустили из Ярославля для исполнения обязанностей Патриаршего Местоблюстителя. Понимая, что ВЦУ захватили обновленцы, митрополит Агафангел в своем послании от 18 июня 1922 г. призывал архиереев управлять епархиями самостоятельно, «сообразуясь с писанием, священными канонами и обычным церковным правом», вплоть до восстановления высшей церковной власти [15, с. 220].

Наметившаяся угроза со стороны обновленцев, усиливавшийся католический и униатский прозелитизм, отсутствие постоянных контактов с Патриархом Тихоном и его официальными представителями, на основании упомянутых постановления от 20 ноября 1920 г. и послания Патриаршего Местоблюстителя — все это способствовало появлению провозглашенной 23 июля 1922 г. автономной Минско-Белорусской митрополии во главе с епископом Минским Мелхиседеком (Паевским). Митрополия была образована в границах БССР (шесть уездов бывшей Минской губернии) по решению духовенства Минска, представителей сельского духовенства и мирян Минской епархии. Полоцкая и Могилевская епархии тогда находились в РСФСР.

Епископ Мелхиседек, как глава новой церковной структуры, принял на себя митрополичий сан. Согласно мнению протоиерея Ф. Кривоноса, Патриарх Тихон, вышедший на свободу в июне 1923 г. (следует отметить, во многом из-за требований к Советскому государству английских дипломатов прекратить в России религиозные гонения), признал за Мелхи-седеком новый сан [12, с. 61]. Расчет спецслужб на разрыв отношений епископа Мелхиседека с Патриархом Тихоном не оправдался, хотя владыка Мелхиседек, глава созданного на базе митрополии Церковного Управления Белоруссии, понимал ситуацию и заявлял о своей лояльности не только к советской власти, но и к обновленцам [19, с. 104]. Пределы самоуправления митрополии и ее статус требовали особого канонического рассмотрения, однако при Патриархе Тихоне это так и не было сделано [19, с. 108-109].

Значительным шагом к развитию Минско-Белорусской митрополии стало открытие в 1923 г. Бобруйского, Слуцкого и Мозырского викариатств. Их соответственно возглавили рукоположенные в епископы митрополитом Мелхиседеком Филарет (Раменский), Николай (Шеметилло) и Иоанн (Па-шин). В 1924 и 1926 гг. территория БССР дважды укрупнялась, вследствие чего Могилевская и Полоцкая, а также новообразованная Гомельская епархии оказались в составе этого государства, но в состав Минско-Белорусской митрополии не вошли.

Тем временем властями БССР предписывалось, что священнослужители лишаются прав гражданства до тех пор, пока они связаны с церковной иерархией и не занимаются производительным трудом [2, с. 110; 17, с. 80]. Лишение избирательного права «монахов и духовных служителей религиозных культов всех исповеданий и толков» было отражено в Конституции БССР 1927 г. (статья 71) [7].

В апреле 1925 г. почил Патриарх Тихон. Спустя полгода в Москве арестовали владыку Мелхиседека. Воспользовавшись этим обстоятельством, в Минск приехал обновленческий архиепископ Могилевский Владимир (Кириллов), фигурировавший теперь как митрополит Минский и Белорусский. Однако признания минской паствы Владимир не получил. Управление Минско-Белорусской митрополией в условиях отсутствия митрополита Мелхиседека осуществлял признанный минской паствой епископ Бобруйский Филарет. Вскоре у него возникли разногласия с митрополитом Сергием (Страгородским), Заместителем Патриаршего Местоблюстителя. От имени митрополита Сергия и Синода в 1927 г. была издана Декларация о лояльности к советской власти [11, с. 201-206].

Епископ Филарет (не являясь русофобом) в условиях продолжавшейся в государстве политики белорусизации, в попытке наладить местную церковную жизнь стал одним из инициаторов провозглашения 9-10 августа

1927 г. (без согласия митрополита Сергия (Страгородского)) Автокефальной Белорусской Православной Церкви. Решение принималось на уровне Минской епархии без участия делегатов Полоцкой, Могилевской и Гомельской епархий. Из архиереев Филарета поддержал только епископ Слуцкий Николай. С точки зрения канонического права, одним из необходимых условий для провозглашения автокефалии является наличие стремления к ней среди значительного большинства мирян, духовенства, епископата определенной церковной области на каждом из этих уровней [18, с. 387].

В конце 1920-х — нач. 1930-х гг. руководство СССР и БССР пришло к выводу об определенной неэффективности предыдущих способов антирелигиозной борьбы, что вовсе не подразумевало намерения прекратить эту борьбу: по-прежнему в БССР закрывались храмы, в 1929 г. усилились репрессии против сельских верующих. Руководством говорилось о совершенных на местах ошибках и даже нарушениях действующего законодательства, что не содействовало укреплению авторитета советской власти в глазах трудящихся [20, с. 99]. Для предотвращения таких ошибок позднее была учреждена Центральная комиссия по делам культов при ЦИК БССР.

В целом государственная политика в отношении религиозных объединений оставалась прежней. 8 апреля 1929 г. по решению ВЦИК и СНК РСФСР было издано постановление «О религиозных объединениях» (нами приводится в редакции от 1 января 1932 г.). В БССР оно принято не было [4, с. 81-82]. Несомненно, в Белоруссии советские комиссии по работе с религиозными объединениями учитывали содержание постановления. Согласно документу, молитвенные здания и культовое имущество должны были передаваться в пользование религиозной общине по договору с комиссией по рассмотрению религиозных вопросов при соответствующем горсовете или райисполкоме. Также предусматривалась возможность использования для молитвенных собраний других помещений, а именно в случаях их предоставления религиозным общинам отдельными лицами или исполкомами районных и городских советов на правах аренды.

Постановление запрещало материальную помощь внутри религиозного объединения (в т. ч. благотворительность), а также организацию ими общественной лечебной помощи (в т. ч. миссионерство). Некоторые положения документа сводятся к попытке отделить Русскую Православную Церковь (и другие религиозные объединения) от жизни всего общества (через ограничение крестных ходов и др.). Республиканские церковные съезды и собрания должны были проходить только с разрешения комиссии по рассмотрению религиозных вопросов при ЦИК республики [13].

К маю 1929 г. в БССР действовало 1 123 православных прихода. Из них 386 (большинство в Минской епархии) подчинялись епископу Филарету

(Раменскому) и являлись автокефальными, 313 приходов были подконтрольны обновленцам, а 424 — Синоду во главе с митрополитом Сергием (Страгородским), вскоре после учреждения Автокефальной Белорусской Православной Церкви запретившим епископа Филарета в священно-служении.

Священно- и церковнослужители в БССР имели возможность просить земельный участок на общих основаниях, однако «трудовое население» обладало по отношению к ним первоочередным правом [17, с. 77-78]. Одним из средств давления советской власти на Церковь стало повышенное налогообложение (страховые взносы за пользование храмом, натуральные сборы с сельских приходов и пр.). С представителей духовенства также взимался дополнительный налог за то, что их не призывали в армию. Согласно Конституции БССР 1927 г., «почетное право защищать революцию с оружием в руках предоставляется только трудящимся; на нетрудовые элементы возлагается выполнение иных воинских обязанностей» [7]. В 1931 г. митрополит Сергий (Страгородский) смог добиться от властей смягчения налогового бремени [14].

Убедить епископа Филарета в необходимости упразднения автокефалии удалось архиепископу Могилевскому Павлину (Крошечкину). О решении было сообщено митрополиту Сергию, от имени которого действовал Павлин. Спецслужбы, заинтересованные в расколе Белорусской Церкви на автокефалистов и «сергианцев», расценили отказ Филарета от автокефалии как попытку создания контрреволюционного блока. Это стало поводом для арестов. В 1935 г. арестовали архиепископа Павлина, а в 1937 г. епископа Филарета. Обоих приговорили к высшей мере наказания. От автокефалии отказались не все, о чем свидетельствует существование 26 храмов автокефальной ориентации в БССР к началу 1937 г. [20, с. 104].

В связи с принятием демократической по содержанию Конституции СССР 1936 г. и соответствующей ей Конституции БССР 1937 г. наблюдался определенный рост активности верующих в отстаивании своих прав: они стали чаще обращаться в высшие органы власти, указывать на факты несоблюдения представителями местной власти религиозного законодательства, незаконного закрытия храмов. Верующие ссылались на провозглашенную в Конституции СССР свободу отправления религиозных культов (статья 124), а также свободу слова, печати, собраний и уличных шествий (статья 125) [10]. Верующие требовали открытия церквей [4, с. 82-83]. Негодование у них вызывало и кощунственное отношение к храмам со стороны властей [20, с. 103]. Конституция БССР (статья 110) предоставляла избирательное право гражданам независимо от их вероисповедания [8].

В результате репрессий в адрес мирян, духовенства и епископата к концу 1930-х гг. на территории БССР прекратили свою деятельность все

православные епархии. Людям приходилось исповедовать свою веру тайно. При всей относительности ее данных, Всесоюзная перепись населения 1937 г. показала, что «верующих среди лиц в возрасте 16 лет и старше оказалось больше, чем неверующих» [5, с. 330]. Многие конституционные свободы оставались лишь на бумаге. В 1939 г. Западная Беларусь вошла в состав БССР и пошла по советскому пути, что наложило заметный отпечаток на жизнь местного православного населения.

Источники и литература:

1. Воробьев, П. А. Единство Церкви сохранившие: из отечественной истории XX века / П. А. Воробьев // 1917-2017. Православие в истории и культуре Беларуси: итоги столетия: сб. м-лов Вторых Белорусских Рождественских чтений / редкол.: свящ. Алексий Хотеев [и др.]. Минск, 2017. С. 113-117.

2. Врублевский, А. Репрессии против духовенства и верующих в советской Белоруссии в 1920-30-е годы / А. Врублевский // Репрессивная политика советской власти в Беларуси: сб. науч. работ. 2007. № 2. C. 106-122.

3. Декрет СНК «Об отделении церкви от государства и школы от церкви» от 23 января 1918 г. // Собрание узаконений и распоряжений правительства за 1917-1918 гг. М., 1942. С. 286-287.

4. Довгяло, Н. В. Законодательство БССР по отношению к религиозным культам в 1919-1939 гг. / Н. В. Довгяло // Працоуныя матэрыялы Другога Мiжнароднага Кангрэса даследчыкау Беларуси 2012. Т. 2. С. 80-84.

5. Жиромская, В. Б. Отношение населения к религии: по материалам переписи 1937 г. / В. Б. Жиромская // Труды Института российской истории РАН. 1997-1998 гг. 2000. № 2. С. 324-338.

6. Клибанов, А. И. Русское православие: вехи истории / А. И. Клибанов. М., 1989.

7. Конституция БССР 1927 г. // Национальный правовой Интернет-портал Республики Беларусь. URL: http://pravo.by/pravovaya-informatsiya/pomniki-gistoryi-prava-bela-rusi/kanstytutsyynae-prava-belaru si/kanstytutsyi-belarusi/konstitutsiya-1927-goda (дата обращения: 11.03.2021).

8. Конституция БССР 1937 г. // Национальный правовой Интернет-портал Республики Беларусь. URL: http://pravo.by/pravovaya-informatsiya/pomniki-gistoryi-prava-bela-rusi/kanstytutsyynae-prava-belaru si/kanstytutsyi-belarusi/konstitutsiya-1937-goda (дата обращения: 14.03.2021).

9. Конституция ССРБ 1919 г. // Национальный правовой Интернет-портал Республики Беларусь. URL: http://pravo.by/pravovaya-informatsiya/pomniki-gistoryi-prava-bela-rusi/kanstytutsyynae-prava-belaru si/kanstytutsyi-belarusi/konstitutsiya-1919-goda (дата обращения: 10.03.2021).

10. Конституция СССР 1936 г. // Сайт Конституции Российской Федерации. URL: http://constitution.garant.ru/history/ussr-rsfsr/1936/ red_1936/ 3958676 (дата обращения: 12.03.2021).

11. Корзун, М. С. История Русской православной церкви (X век — 2000 год): учеб.-ме-тодич. комплекс для студентов ист. фак. / М. С. Корзун. Минск, 2009.

12. Кривонос, Ф., прот. У Бога мертвых нет. Неизвестные страницы из истории Минской епархии (1917-1939 годы) / протоиерей Ф. Кривонос. Минск, 2007.

13. О религиозных объединениях. Постановление ВЦИК и СНК РСФСР 8 апреля 1929 г. // Хронологическое собрание законов, указов Президиума Верховного Совета и постановлений Правительства РСФСР: в 6 т. Т. 2. 1929-1939 гг. М., 1959. С. 29-45.

14. Писенко, К. А. Налоги и религиозные организации в истории России / К. А. Писен-ко // Интернет-портал «Православие.ги». URL: https://pravoslavie.ru/237.html (дата обращения: 23.03.2021).

15. Послание Патриаршего Заместителя, митрополита Ярославского Агафангела (Преображенского) о вступлении его во временное управление Православной Русской Церковью (Ярославль) от 5 (18) июня 1922 г. за № 214 // Акты Святейшего Патриарха Тихона и позднейшие документы о преемстве высшей церковной власти 1917-1943. М., 1994. С. 219-221.

16. Постановление Святейшего Патриарха, Священного Синода и Высшего Церковного Совета Православной Российской Церкви от 7/20 ноября 1920 года за № 362 // Церковные ведомости. М., 1926. № 17-18. С. 6-7.

17. Синявский, А. А. Советское религиозное законодательство в БССР: эволюция и влияние на изменение церковной жизни населения (1919-1939 гг.) / А. А. Синявский // Сборник материалов Вторых Белорусских Рождественских чтений. 2017. С. 75-84.

18. Цыпин, С., прот. Каноническое право / протоиерей В. Цыпин. М., 2009.

19. Щеглов, Г. Э. Автономия Белорусской Православной Церкви 1922 г. / Г. Э. Щеглов // Вестник ПСТГУ. Серия II: История. История Русской Православной Церкви. 2011. № 3 (40). С. 99-116.

20. Янушевич, И. И. Механизмы ликвидации храмов в Советской Беларуси (1927-1938 гг.) / И. И. Янушевич // Сборник материалов Вторых Белорусских Рождественских чтений. 2017. С. 99-105.

References:

1. Vorob'ev P. A. Hoteev A., sviashch. [Priest] (ed.) [et al.]. Edinstvo Tserkvisokhranivshie: iz otechestvennoi istorii XX veka [Unity of the Church Preserved: from the Domestic History of the 20th Century]. 1917-2017. Pravoslavie v istorii i kul'ture Belarusi: itogi stoletiia: sb. m-lov Vtorykh Belorusskikh Rozhdestvenskikh chtenii [1917-2017. Orthodoxy in the History and Culture of Belarus: Results of the Century: Materials of the Second Belarusian Christmas Readings]. Minsk, 2017, pp. 113-117.

2. Vrublevskij, A. Repressii protiv dukhovenstva i veruiushchikh v sovetskoi Belorussii v 1920-30-e gody [Repressions against the Clergy and Believers in Soviet Belarus in the 1920s and 1930s]. Repressivnaia politika Sovetskoi vlasti v Belarusi [Repressive Policy of the Soviet Government in Belarus: collection of scientific works. 2007, no 2, pp. 106-122.

3. Dekret SNK «Ob otdelenii tserkvi ot gosudarstva ishkoly ot tserkvi» ot 23 ianvaria 1918 g. [Decree of the Council of People's Commissars "On the Separation of the Church from the State and the School from the Church", 23rd of January, 1918]. Sobranie uzakonenii i rasporiazhenii pravitel'stva za 1917-1918 gg. [Collection of Legalizations and Government Orders for 1917-1918]. Moscow, 1942, pp. 286-287.

4. Dovgialo N. V. Zakonodate'stvo BSSRpootnosheniiukreligioznymkul'tamv 1919-1939gg. [The Legislation of the BSSR in Relation to Religious Cults in 1919-1939]. Pracounyia materyialy Drugoga Mizhnarodnaga Kangresa dasledchykau Belarusi [Materials of the Second International Congress of Belarus Researchers]. 2012, vol. 2, pp. 80-84.

5. Zhiromskaia V. B. Otnoshenienaseleniiakreligii:pomaterialamperepisi 1937g. [Attitude of the Population to Religion: according to the 1937 Census]. Trudy Instituta rossiiskoi istorii RAN. 1997-1998 gg. [Proceedings of the Institute of Russian History of the Russian Academy of Sciences. 1997-1998]. 2000, no. 2, pp. 324-338.

6. Klibanov A. I. Russkoe pravoslavie: vekhi istorii [Russian Orthodoxy: Milestones of History]. Moscow, 1989.

7. Konstitutsiia BSSR 1927 g. [Constitution of the BSSR 1927]. Natsional'nyi pravovoi Internet-portal Respubliki Belarus' [National Legal Internet Portal of the Republic of Belarus]. Available at: http://pravo.by/pravovaya-informatsiya/pomniki-gistoryi-prava-belarusi/ka nstytutsyynae-prava-belarusi/kanstytutsyi-belarusi/konstitutsiya-1927-goda (accessed: 11.03.2021).

8. Konstitutsiia BSSR 1937 g. [Constitution of the BSSR 1937]. Natsional'nyi pravovoi Internet-portal Respubliki Belarus' [National Legal Internet Portal of the Republic of Belarus]. Available at: http://pravo.by/pravovaya-informatsiya/pomniki-gistoryi-prava-belarusi/ka nstytutsyynae-prava-belarusi/kanstytutsyi-belarusi/konstitutsiya-1937-goda (accessed: 14.03.2021).

9. Konstitutsiia SSRB 1919 g. [Constitution of the BSSR of 1919]. Natsional'nyi pravovoi Internet-portal Respubliki Belarus' [National Legal Internet Portal of the Republic of Belarus]. Available at: http://pravo.by/pravovaya-informatsiya/pomniki-gistoryi-prava-belarusi/ka nstytutsyynae-prava-belarusi/kanstytutsyi-belarusi/konstitutsiya-1919-goda (accessed: 10.03.2021).

10. Konstitutsiia SSSR 1936 g. [Constitution of the USSR 1936]. Sait Konstitutsii Rossiiskoi Federatsii [Internet Portal of the Constitution of the Russian Federation]. Available at: http://constitution.garant.ru/history/ussr-rsfsr/1936/red_1936/3958676 (accessed: 12.03.2021).

11. Korzun M. S. Istoriia Russkoipravoslavnoi tserkvi (X vek — 2000 god): ucheb.-metodich. kompleks dlia studentov ist. fak. [History of the Russian Orthodox Church (X Century — 2000): educational and methodological complex for students of historical faculties]. Minsk, 2009.

12. Krivonos F., prot. [Priest]. U Boga mertvykh net. Neizvestnye stranitsy iz istorii Minskoi eparkhii (1917-1939 gody) [God Has no Dead. Unknown Pages from the History of the Minsk Diocese (1917-1939)]. Minsk, 2007.

13. O religioznykh ob'edineniiakh. Postanovlenie VTSIKiSNKRSFSR 8 aprelia 1929 g. [About Religious Associations. Decree of the All-Russian Central Executive Committee and the Council of People's Commissars of the RSFSR on April 8, 1929]. Khronologicheskoe sobranie zakonov, ukazov Prezidiuma Verkhovnogo Soveta i postanovlenii Pravitel'stva RSFSR [Chronological Collection of Laws, Decrees of the Presidium of the Supreme Soviet and Resolutions of the Government of the RSFSR]: in 6 vols. Vol. 2. 1929-1939. Moscow, 1959, pp. 29-45.

14. Pisenko K. A. Nalogi i religioznye organizatsii v istorii Rossii [Taxes and Religious Organizations in the History of Russia]. Pravoslavie.ru. Available at: https://pravoslavie. ru/237.html (accessed: 23.03.2021).

15. Poslanie Patriarshego Zamestitelia, mitropolita laroslavskogo Agafangela (Preobra-zhenskogo) o vstuplenii ego vo vremennoe upravlenie Pravoslavnoi Russkoi Tserkov'iu (laroslavl') ot 5 (18) iiunia 1922 g. za № 214 [Message of the Patriarchal Deputy, Metropolitan of Yaroslavl Agafangel (Preobrazhensky) on His Accession to the Provisional

Administration of the Orthodox Russian Church (Yaroslavl) of June 5 (18), 1922. Number 214]. Akty Sviateishego Patriarkha Tikhona i pozdneishie dokumenty o preemstve vysshei tserkovnoi vlasti 1917-1943 [Acts of His Holiness Patriarch Tikhon and Later Documents on the Succession of the Highest Ecclesiastical Authority 1917-1943]. Moscow, 1994, pp. 219-221.

16. Postanovlenie Sviateishego Patriarkha, Sviashchennogo Sinoda i Vysshego Tserkovnogo Soveta Pravoslavnoi Rossiiskoi Tserkvi ot 7/20 noiabria 1920 goda za № 362 [Decree of the Holy Patriarch, the Holy Synod and the Supreme Church Council of the Orthodox Russian Church of November 7/20, 1920. Number 362]. Tserkovnye vedomosti — Church Bulletin. Moscow, 1926, no. 17-18, pp. 6-7.

17. Siniavskii A. A. Sovetskoe religioznoe zakonodatel'stvo v BSSR: evoliutsiia i vliianie na izmenenie tserkovnoi zhizni naseleniia (1919-1939 gg.) [Soviet Religious Legislation in the BSSR: Evolution and Influence on Changing the Church Life of the Population (1919-1939)]. Sb. m-lov Vtorykh Belorusskikh Rozhdestvenskikh chtenii [Collection of Materials of the Second Belarusian Christmas Readings]. 2017, pp. 75-84.

18. Tsypin S., prot. [Priest]. Kanonicheskoe pravo [Canon Law]. Moscow, 2009.

19. Shcheglov G. le. Avtonomiia Belorusskoi Pravoslavnoi Tserkvi 1922 g. [Autonomy of the Belarussian Orthodox Church 1922]. Vestnik PSTGU — Bulletin of USTHU. Series II: Istoriia. Istoriia Russkoi Pravoslavnoi Tserkvi [History. History of the Russian Orthodox Church]. 2011, no. 3 (40), pp. 99-116.

20. Ianushevich I. I. Mekhanizmy likvidatsii khramov v Sovetskoi Belarusi (1927-1938 gg.) [Mechanisms for the Elimination of Churches in Soviet Belarus (1927-1938)]. Sb. m-lov Vtorykh Belorusskikh Rozhdestvenskikh chtenii [Collection of Materials of the Second Belarusian Christmas Readings]. 2017, pp. 99-105.

P. A. Vorobiov

Korennye izmeneniia v zhizni Russkoi Pravoslavnoi Tserkvi Moskovskogo Patriarkhata v BSSR (1919-1939 gg.)

[Fundamental Changes in the Life of the Russian Orthodox Church of the Moscow Patriarchate in the BSSR (1919-1939)]

Abstract:

The recent history of the Russian Orthodox Church of the Moscow Patriarchate in the interwar period has been actively studied by both the Church and secular scholarly communities. The very notion of "secularism" in the East Slavic area is a Soviet legal legacy. Belarusian Church historians Archpriest Fedor Krivonos and Priest Gordei Shcheglov should be singled out in particular. The questions of purposeful ousting of the Church from public life, correlation of canonical and state law, Soviet repressions against Orthodox clergy and laity, intra-church disorder appear to be actual, as their study brings us closer to the answers the questions of a higher generalization level: who and what the Russian Orthodox Church is; why in the first third of the 20th century the exhaustion of the limit of trust in the Church by a considerable number of citizens of Belarus, Russia and Ukraine was so powerfully manifested. The Church in the Belorussian lands during this period experienced the separation of the flock along the Soviet-Polish frontier in 1921; the proclamation

of the autonomous Metropolis of Minsk and Belarus in 1922 provoked various assessments; the proclamation in 1927 of the autocephaly of the Belorussian Orthodox Church and its separation from the Moscow Patriarchate was supported by the OGPU and deplored by Metropolitan Sergii (Stragorodsky), the Deputy Patriarchal Locum Tenens of the Russian Orthodox Church.

Keywords: repression, patriarch, Soviet regime, renovationism, Minsk-Belorussian Metropolia, Russian Orthodox Church, BSSR, autocephaly, church autonomy

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.