Научная статья на тему 'КОНЦЕПТЫ GLüCK И СЧАСТЬЕ В НЕМЕЦКОМ И РУССКОМ ЯЗЫКОВОМ СОЗНАНИИ'

КОНЦЕПТЫ GLüCK И СЧАСТЬЕ В НЕМЕЦКОМ И РУССКОМ ЯЗЫКОВОМ СОЗНАНИИ Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
1348
353
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «КОНЦЕПТЫ GLüCK И СЧАСТЬЕ В НЕМЕЦКОМ И РУССКОМ ЯЗЫКОВОМ СОЗНАНИИ»

И.Г. Колиева

КОНЦЕПТЫ GLÜCK И СЧАСТЬЕ В НЕМЕЦКОМ И РУССКОМ ЯЗЫКОВОМ СОЗНАНИИ

Многие современные исследователи [4, с. 237; 11, с. 53-54 и др.] указыва-. ют на то, что фразеологизмы и пословично-поговорочные высказывания занимают особое место в системе устойчивых речевых выражений. Именно на фразеологическом уровне наиболее наглядно отражена специфика познавательного и эмоционального опыта того или иного народа, черты его материальной и духовной культуры. Освоение человеком объективной и субъективной действительности происходит на основании образов, являющихся, как правило, необходимым компонентом фразеологизмов, фиксирующих собой и способы мыслительной деятельности, и ее результаты.

Фразеологические сочетания (в первую очередь, пословицы и поговорки) отражают наиболее важные для того или иного этнического сообщества ценности, нормы, стереотипы, т.е., в целом - менталитет. В этой связи, очевидно, что анализ пословиц и поговорок в разных языках может позволить нам определить особенности языкового осмысления социальных феноменов в разных этнокультурах.

Задача данной статьи состоит в лингвокультурологическом описание немецкой и русской кон-цептосфер на примере концептов Glück и счастье, запечатленных в пословицах и поговорках. При анализе применены методы интерпретации и компонентного анализа, а также использованы данные этнопсихологии и культурологии.

Концепт эмоции Glück в количественном отношении довольно широко представлен в немецком пословично-поговорочном фонде, входит в состав 94 фразеологических сочетаний. Пословично-поговорочные единицы мы классифицируем, следуя принципу, предложенному Н.А. Красавским [2, с. 79-89], подразделяя их на соответствующие семантические группы. Анализируемые и фразеологические сочетания отобраны нами методом сплошной выборки по ключевым словам Glück и счастье из авторитетных словарей [5; 6; 7; 8; 10].

Количественно наиболее представлена (15 единиц) семантическая группа со значением «неустойчивость, изменяемость счастья»: Glück und Glas, wie leicht bricht das «аналог (далее анал.)

счастье, что стекло: бьется легко»; Das Glück ist keinem treu; Das Glück ist wandelbar; Glück hat seine Launen; Das Glück ist unbeständig wie schönes Wetter im Frühling «анал. счастье вешнее ведро»; Glück ist leichter gefunden als erhalten «анал. легче счастье найти, нежели удержать»; Wer dem Glücke traut, hat auf Sand gebaut «анал. на счастье не надейся»; Das Glück ist aus Flandern, es geht von einem zum andern; Das Glück läuft dem einen ins Haus, dem andern heraus «анал. счастье вольная пташка: где захотело, там и село»; Das Glück dreht sich «анал. счастье вертко»; Das Glück ist rund und ändert sich alle Stund «анал. счастью не вовсе верь». Следующие фразеологические единства не имеют ни эквивалентов, ни аналогов в русском языке: Das Glück kommt über Nacht; Ander Jahr, ander Glück; Glück und Haar wächst alle Jahr; Neues Spiel, neues Glück.

Таким образом, Glück в немецких пословицах и поговорках оценивается как желательная, но крайне неустойчивая эмоция. Она ассоциируется с переменчивой погодой и настроением капризного человека, поэтому верить счастью, надеяться на него неразумно.

Вторая семантическая группа (12 единиц) со значением «абсолютизация роли счастья»: Wem das Glück aufspielt, der tanzt auf einem Bein; Wem das Glück lacht, der gewinnt im Traum; Wer das Glück hat, geht mit Braut zu Bett; Wer das Glück hat, führt die Braut heim «анал. кому повезет, тот и возьмет»; Wen das Glück verlässt, den verlassen auch die Freunde «анал. все други, все приятели до черного дня»; Ohne Glück ist kein Gelingen; Wer kein Glück hat, soll auch nicht Pilze suchen «анал. без счастья и в лес за грибами не ходи»; Wer’s Glück hat, dem fliegen die Enten gebraten ins Maul; Wer’s Glück hat, dem legt der Hahn Eier,- dem geben seine Hühner Milch «анал. кому счастье, у того и петух несется; кому паит, у того и бык доит». Фразеологические словари [5; 10] не приводят русских аналогов немецких пословиц Wem das Glück nicht wohlwill, den tritt es mit Füssen; Wem das Glück zu wohl will, dem macht es zum Narren; Das Glück macht Könige und Narren.

Счастье, считает народная мудрость, всемогуще. В пословицах и поговорках нашли свое

© И.Г Колиева, 2007

Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова ♦ № 4, 2007

107

выражение мечты прилежных немецких крестьян о достижении материальных благ при минимальных затратах труда.

Семантическая группа «условия достижения счастья» включает 12 фразеологизмов: Die Dümmsten haben das meiste Glück; Narren haben das beste Glück «анал. дуракам счастье»; Je ärger das Stück, je besser das Glück; Je grösser Tück, je grösser Glück; Je weniger Verstand, desto mehr Glück; Je toller Kerl, je besser Glück; Liederlich hat’s meiste Glück; Das Glück bietet seine Hand dem Kühnen; Fleiss ist des Glückes rechte Hand, Sparsamkeit die linke; Der hat gut lachen, dem das Glück wohlwill; Geschick hat Glück. Согласно данным словарей [5; 10], эти фразеологизмы также не имеют русских аналогов.

«Необходимость стремления к счастью» -семантическая группа, представленная 11 высказываниями: Das Glück muss der Mensch haben «анал . человек рожден для счастья»; Wie einer tut, so hat er Glück «анал. какова воля, такова и доля»; Glück erbt nicht «анал. счастье не дворянство: родом не ведется»; Jeder ist seines Glückes Schmied «эквивалент всяк своего счастья кузнец». Однако нами не обнаружены аналоги следующих фразеологизмов: Wer Glück haben will, darf nichts dem Glück überlassen; Wo einer hinwill, da tut das Glück die Tür auf; Man darf nicht schlafen, wenn das Glück vor der Tür steht; Wer sein Glück nicht sucht, versäumt es; Man muss das Glück beim Schopfe packen; Das Glück muss man erobern; Das Glück hilft keinem, der sich selbst nicht hilft.

Основная идея, как нам представляется, суммирована в последнем из представленных примеров -человек сам создает свое счастье. Это заимствование из латинского языка [9, с. 230] прочно вошло в пословично-поговорочный фонд немецкого языка, что свидетельствует о совпадении оценки способов достижения счастья разными народами.

Семантическая группа «препятствия на пути к счастью» содержит 8 высказываний: Hans Ungeschick hat selten Glück; Beim Geiz ist wenig Glück; Das Glück hilft keinem Hasenfuss; Zag hat kein Glück; Wo Hochmut zunimmt, da nimmt Glück ab; Wo kein Vergnügen ist, da ist auch kein Glück; Furchtsame Leute haben kein Glück. Данные фразеологические единицы не имеют соответствий в русском языке. Только для высказывания Wo kein Frieden ist, da ist kein Glück словарь [5; 10] приводит русский аналог «где нет согласия, там нет и счастья».

7 фразеологических единиц входят в состав семантической группы «роль рассудка в достижении счастья»: Glück und Verstand gehen nicht Hand in Hand; Wer Glück hat, braucht kein Verstand, wer Verstand hat, braucht kein Glück; Wo Glück einkehrt, wandert der Verstand aus; Den Narren bringt sein eigenes Glück um; Glück macht Narren. Только две из представленных пословиц имеют по данным словаря [5; 10] аналоги в русском языке: Bei grossem Glück ist wenig Verstand «анал. счастье велико, да ума мало»; Glück ohne Verstand - verloser Tand «анал. счастье без ума -дырявая сума».

Основную идею, выраженную в данных пословично-поговорочных текстах и сопряженную с концептом Glück можно выразить следующим образом: счастье - удел активных и сильных людей. Робкие, нерешительные и трусливые, как правило, не добиваются успеха. Немецкий социум традиционно был нацелен на создание материальных благ, что согласно трудам социолога религии М. Вебера [1, с. 61-72], активно поощрялось церковью. Поэтому наличие таких качеств, как прилежание, мастерство, экономность, бережливость рассматривается в немецкой этно-культуре как условие достижения успеха и оценивается положительно. Анализ пословиц и поговорок показывает отражение в них еще одной константы национальной культуры: накопленный немецким народом жизненный опыт свидетельствует о том, что только союз счастья (удачи) и рассудка рационален и плодотворен.

Следующая семантическая группа «большое счастье - опасно» (7) интерпретирует счастье как эмоцию, которую нежелательно переживать в больших количествах: Gott, behüte uns vor grossem Glück; Zuviel Glück ist Unglück (нет аналогов). Слишком большое счастье даже опасно: Bei grossem Glück ist grosse Gefahr; Bei grossem Glück ist wenig Klugheit (нет аналогов). Требуется немало сил (физических и моральных), чтобы пережить большое счастье: Je grösser Glück, je grosser Neid «анал. где счастье плодится, там и зависть родится»; Bei grossem Glück ist wenig Klugheit; Grosses Glück ist schwer zu tragen; Es gehört ein starker Magen dazu, grosses Glück zu verdauen (нет аналогов). Эмоция сравнивается с тяжелой ношей или пищей, для которой требуется очень крепкий желудок. И, наоборот, в представлении немецкого этноса «дозированное» счастье не приносит лишних забот: Bei kleinem

Glück ist keine Sorge; Ein kleines Glück ist auch ein Glück; Ein Quentlein Glück ist besser als ganze Fässer voll Weisheit (нет аналогов).

Относительно репрезентативными являются семантические группы «трудность/невозможность достижения счастья» (5): Das Glück ist kein Gaul, geht nicht den geraden Weg «анал. счастье не лошадь, не везет по прямой дороге»; Das Glück wie die Sonne vermagst du nicht mit offenem Auge anzuschauen «анал. счастье как солнце во все глаза не увидишь»; Das Glück wird nicht um eine Kopeke gekauft «анал. счастье копейкой не покупается»; Das Glück ist blind «анал. счастье без глаз»; Glück fragt nicht nach Recht «анал. на счастье нет закона»; «сменяемость счастья другими (негативными) эмоциями» (3): Glück im Spiel, Unglück in der Liebe «анал. везет в игре - не везеет в любви»; Glück macht Hochmut (нет аналогов); Das Glück des einen haben die andern beweinen «анал. счастливым быть - всем досадить»;Glück und Unglück wandern auf einem Steg «анал. счастье с несчастьем на одних санях ездят» «несовершенство эмоции» (2): Das Glück gibt manchem viel, doch niemandem genug; Bei jedem Unglück ist auch ein Glück (нет аналогов).

В пословично-поговорочном фонде русского языка концепт эмоции счастье представлен значительно меньшим количеством единиц (57).

Наиболее продуктивна (11 единиц) семантическая группа «трудность/невозможность достижения эмоции»: Счастье в оглобли не впряжешь; Счастье не корова: не выдоишь; Счастье не лошадь: не везет по прямой дорожке; Счастье не конь: хомута не наденешь; Счастье не дворянство, не родом ведется; Счастье без глаз; Счастье не курочка, не прикормишь; На счастье нет закона; Счастье как солнце во все глаза не увидишь; Счастье легко на помине не бывает; Счастье алтыном не купишь.

Семантическую группу, квалифицирующую счастье на уровне пословично-поговорочного контекста, состоящую из 7 высказываний, определим как «противопоставление эмоции негативным эмоциям»: Счастлив игрой, да несчастлив женой; Во сне счастье, наяву ненастье; Было бы счастье, да одолело несчастье; Во снах счастье, а в быль напасть; Счастье ума прибавляет, несчастье последний отнимает; Счастье идет на костылях, несчастье летит на крыльях; Беды куль-ем валятся, а счастье золотниками.

Следующая семантическая группа «счастье в несчастье» - включает 7 фразеологических еди-

ниц: Наше счастье - на мосту с чашкой; Наше счастье - дожди да ненастье; Наше счастье - решето дырявое; наше счастье - вода в бредне; Наше счастье комом слежалось; Не наше счастье, чтоб найти, а наше, чтоб потерять; Мое счастье разбежалось по сучкам, по веточкам.

Другую семантическую группу, характеризующую концепт счастье, обозначим как «неустойчивость эмоции» (7): Счастье вешнее ведро; Счастье, что волк: обманет и в лес уйдет; Легко найти счастье, а потерять и того легче; Счастью не вовсе верь; Иному счастье мать, иному мачеха; Счастье мать, счастье мачеха, счастье бешенный волк; Счастье вольная пташка: где захотело, там и село.

Менее репрезентативными являются семантические группы: «препятствия на пути к счастью» (6): Горя бояться - счастья не видать; Кто нужды не ведал, тот и счастья не узнает; Счастье без ума - дырявая сума; Счастье без ума нипочем; Счастье со счастьем сойдется, и то без ума не разминется; Глупому счастье, а умному бог дает; Дурак спит, а счастье в головах лежит; Счастье ездит в карете, а с умом идет пешком; «необходимость стремления к счастью» (3): Счастья пытать - деньги терять; Счастья искать - от него бежать; Всяк своего счастья кузнец; «сменяемость эмоции негативными эмоциями» (3): Счастье с несчастьем на одних санях ездят; Где счастье плодится, там и зависть родится; Не было бы счастья, да несчастье помогло; «абсолютизация роли счастья» (3): Без счастья в лес по грибы не ходи; Счастье отпало - ничего в доме не стало; Со счастьем на клад набредешь, без счастья и гриб не найдешь.

Остальные пословично-поговорочные высказывания, с точки зрения выражаемого ими смысла, представлены единичными примерами.

Легко заметить, что совпадает большинство семантических групп, характеризующих исследуемый в двух языках концепт, а именно: «неустойчивость, изменяемость счастья», «абсолютизация роли счастья», «необходимость стремления к счастью», «препятствия на пути к счастью», «трудность/невозможность достижения эмоции», «сменяемость счастья другими (отрицательными) эмоциями», «несовершенство счастья» и т.д. В целом, как немецким, так и русским этносом счастье оценивается как желаемая, но крайне неустойчивая, изменяемая эмоция. Этот факт пересечения ряда семантических групп в обоих языках свидетельствует об универсальности че-

Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова ♦ № 4, 2007

109

ловеческих эмоций, а также о том, что общего в мировосприятии разных народов больше, чем различного.

Следует отметить, однако, что степень лингвистической детализации Glück на уровне устойчивых речевых высказываний оказывается значительно более высокой, чем группы эмоции счастье. Отрицательная оценка концепта Glück, отраженная в пословицах и поговорках, которые входят в семантическую группу со значением «большое счастье - опасно» отсутствует в русском языке. Этот факт свидетельствует, вероятно, о том, что в русской истории не было периодов «всеобщего народного благоденствия». В русском сознании глубоко укоренилась идея о том, что слишком много счастья не бывает: «сегодня плохо, а завтра может быть еще хуже».

Национально-специфическим, судя по пословично-поговорочным высказываниям, можно признать и представление русских о счастье, которое дается человеку в награду за страдания и несчастья. Нравственная проблематика счастья в сознании европейских народов тесно связана с христианским вероучением. «Блаженны плачущие» - одна из евангельских заповедей, а счастье - это награда за терпение, кротость, честность и справедливость. Особенно глубокое развитие эта тема получила в православии, что оказало соответствующее влияние на сознание русских, особенно на их жизненную философию счастья. В рамках этой системы представлений о счастье, как ни парадоксально, важнейшее значение имеет компонент страдания. А.В. Сергеева, опираясь на данные историков, психологов и этнографов, пишет, что русские воспринимают счастье не само по себе, не как отдельный факт или сторону жизни, которую можно просто организовать, «устроить», добиться. Они воспринимают счастье комплексно: в связи со страданием и несчастьем. «Между счастьем и несчастьем для русских есть причинно-следственные связи. Об этом говорят и русские поговорки» [3, с. 22]. Очевидно, что такое восприятие счастья - одна из составляющих понятия «русская душа».

Сопоставительный лингвокультурологический анализ концептов эмоции Glück и счастье показал, что:

- в пословично-поговорочном фонде немецкого и русского языков обнаружено большое ко-

личество единиц, характеризующих концепты Glück и счастье, что позволяет говорить о высокой степени их значимости в сознании носителей русской и немецкой культур;

- лингвистический факт пересечения ряда семантических групп свидетельствует о совпадении толкования немцами и русскими этого культурного концепта;

- наличие некоторых «непересекающихся» семантических групп, а именно «большое счастье - опасно» в немецких текстах и «счастье в несчастье» в русских - говорит о существовании национально-специфических черт в интерпретации данных культурных феноменов немецким и русским лингвокультурными сообществами.

- основная масса анализируемых немецких фразеологических единиц не имеет аналогов и эквивалентов в русском языке, что, вероятно, также связано со специфическими особенностями познавательного и эмоционального опыта немецкого и русского народов.

Библиографический список

1. Вебер М. Протестанская этика и дух капитализма // Избранные произведения. - М., 1990.

2. Красавский Н.А. Концепт «Zorn» в пословично-поговорочном фонде немецкого языка // Теоретическая и прикладная лингвистика. - Воронеж, 2000.

3. Сергеева А.В. Русские: Стереотипы поведения, традиции, ментальность. - М. : Флинта; Наука, 2005.

4. Телия В.Н. Роль образных средств языка в культурно-национальной окраске миропонимания. - М., 1996.

5. Бинович Л.Э., Гришин Н.Н. Немецко-русский фразеологический словарь. - М., 1975.

6. Даль В.И. Пословицы русского народа. -М.: Художественная литература, 1984.

7. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка: В 12 т. - М.: Мир книги, 2003.

8. Beyer Horst und Annelies Sprichwörterlexikon. -Leipzig: VEB Bibliographisches Institut, 1984.

9. Böttcher K. Geflügelte Worte. - Leipzig: VEB Bibliographisches Institut, 1984.

10. Graf A.E. 6000 deutsche und russische Sprichwörter. - Halle: VEB Max Niemeyer Verlag, 1960.

11. Korf G. Kultur // Grundzüge der Volkskunde. -Darmstadt, 1978.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.