Научная статья на тему 'Концептуализации мимических движений верхней зоны лица в русском языке'

Концептуализации мимических движений верхней зоны лица в русском языке Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
186
23
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
НОМИНАЦИЯ МИМИЧЕСКИХ ДВИЖЕНИЙ / КОНЦЕПТУАЛИЗАЦИЯ / МАТРИЦА МИМИКА / КОНЦЕПТ ВЕРХНЯЯ ЗОНА ЛИЦА / ДОМИНАНТНЫЕ СМЫСЛЫ / ПЕРЦЕПТИВНОЕ ВОСПРИЯТИЕ / ИНТЕРПРЕТАТИВНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА / NOMINATION OF FACIAL MOVEMENTS / CONCEPTUALIZATION / MATRIX FACIAL EXPRESSION / CONCEPT UPPER AREA EXPRESSION / CONCEPT DOMINANT MEANINGS / PERCEPTION / INTERPRETATIVE CHARACTERISTIC

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Бабина Л.В., Проскурнич О.Д.

В статье рассматриваются русские глаголы, словосочетания и фразеологические единицы (хмуриться, насупиться, взметнуть брови, приподнять одну бровь, морщить лоб и другие), репрезентирующие концепт верхняя зона лица (лоб, брови). Концепт верхняя зона лица (лоб, брови) рассматривается как компонент матрицы мимика, который также включает компоненты мимика средней зоны (глаза, нос), мимика нижней зоны (рот, подбородок). Авторы анализируют значение слов и фразеологических единиц через словарные статьи, лексическую сочетаемость глаголов и существительных, называющих лоб и брови, с другими словами, чтобы определить характеристики исследуемого концепта. В результате анализа в содержании концепта верхняя зона лица (лоб, брови) выявляются характеристики, отражающие информацию о перцептивном восприятии мимических движений верхней зоны лица, и характеристики, отражающие информацию об интерпретации мимических движений верхней зоны. К числу характеристик, отражающих информацию о перцептивном восприятии мимических движений верхней зоны лица, относятся ‘движение мышц лба’ и ‘формирование морщин’, ‘движение бровями, околобровной зоны’, ‘комплексное движение мышц лба и бровей’ и ‘формирование морщин’. Среди интерпретативных характериcтик выявляются ‘эмоциональное состояние’, ‘функциональное (физиологическое) состояние’, ‘знак коммуникативного намерения’. Показывается, что одни языковые единицы передачи мимических движений верхней зоны лица могут репрезентировать только одну интерпретативную характеристику, которая может рассматриваться как доминантная, другие языковые единицы способны репрезентировать несколько интерпретативных характеристик. Все языковые единицы передачи мимических движений верхней зоны лица способны репрезентировать интерпретативные характеристики в определенном языковом контексте.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Conceptualization of upper area expression in Russian

This paper deals with Russian verbs, word combinations and phraseological units (khmurit’sya, nasupit’sya /to frown/, vzmetnut’ brovi /raise eyebrows/, pripodnyat’ odnu brov’ / raise an eyebrow/, morshchit’ lob /wrinkle forehead/, etc.) representing the concept of upper area expression (forehead, eyebrows). The concept of upper area expression (forehead, eyebrows) is considered as a component of the facial expression matrix that also includes the concepts of middle area expression (eyes, nose), lower area expression (mouth chin). The authors analyze the meaning of words and phraseological units through dictionary articles, the lexical combinatory of verbs and nouns that refer to the forehead and eyebrows, with other words to determine the characteristics of the investigated concept. The authors reveal the characteristics of the upper area expression concept, which mentally represent the information about the perceptual acquisition of the upper area expression, and interpretive characteristics. The characteristics of the upper area expression concept, which mentally represent the information about the perceptual acquisition of the upper area expression, are ‘forehead muscle movement’ and ‘wrinkle formation’, ‘eyebrow (near-brow zone) movement’, ‘forehead and eyebrow movement’ and ‘wrinkle formation’. The interpretive characteristics of the upper area expression concept are ‘emotional state’, ‘physiological state’ and ‘sign of communicative intention’. It is shown that some analyzed linguistic units can represent only one interpretative characteristic, which can be considered as dominant, other linguistic units are able to represent several interpretative characteristics. All analyzed linguistic units are able to represent the interpretative characteristics in a particular linguistic context.

Текст научной работы на тему «Концептуализации мимических движений верхней зоны лица в русском языке»

КОНЦЕПТОЛОГИЧЕСКИЕ И ЛИНГВОКУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

CONCEPTS IN CULTURAL STUDIES

Оригинальная статья УДК 81-13

DOI: 10.29025/2079-6021-2019-1-53-62

Концептуализации мимических движений верхней зоны лица в русском языке

Л.В. Бабина^

Тамбовский государственный университет имени Г.Р. Державина,

г. Тамбов, Российская Федерация ORCID ID: 0000-0003-1096-122X; e-mail: ludmila-babina@yandex.ru

О.Д. Проскурнич

кадетская школа «Многопрофильный кадетский корпус имени Героя Советского Союза летчика-космонавта СССР Л.С. Дёмина», г. Тамбов, Российская Федерация ORCID ID: 0000-0002-1424-8619; e-mail: otpravitel@yandex.ru

Получена: 19.12.2018 Принята: 6.02.2019 Опубликована онлайн: 25.03.2019

Резюме: В статье рассматриваются русские глаголы, словосочетания и фразеологические единицы (хмуриться, насупиться, взметнуть брови, приподнять одну бровь, морщить лоб и другие), репрезентирующие концепт верхняя зона лица (лоб, брови). Концепт верхняя зона лица (лоб, брови) рассматривается как компонент матрицы мимика, который также включает компоненты мимика средней зоны (глаза, нос), мимика нижней зоны (рот, подбородок). Авторы анализируют значение слов и фразеологических единиц через словарные статьи, лексическую сочетаемость глаголов и существительных, называющих лоб и брови, с другими словами, чтобы определить характеристики исследуемого концепта.

В результате анализа в содержании концепта верхняя зона лица (лоб, брови) выявляются характеристики, отражающие информацию о перцептивном восприятии мимических движений верхней зоны лица, и характеристики, отражающие информацию об интерпретации мимических движений верхней зоны. К числу характеристик, отражающих информацию о перцептивном восприятии мимических движений верхней зоны лица, относятся 'движение мышц лба' и 'формирование морщин', 'движение бровями, околобровной зоны', 'комплексное движение мышц лба и бровей' и 'формирование морщин'. Среди интерпретативных характеристик выявляются 'эмоциональное состояние', 'функциональное (физиологическое) состояние', 'знак коммуникативного намерения'. Показывается, что одни языковые единицы передачи мимических движений верхней зоны лица могут репрезентировать только одну ин-терпретативную характеристику, которая может рассматриваться как доминантная, другие языковые единицы способны репрезентировать несколько интерпретативных характеристик. Все языковые единицы передачи мимических движений верхней зоны лица способны репрезентировать интерпретатив-ные характеристики в определенном языковом контексте.

Ключевые слова: номинация мимических движений, концептуализация, матрица мимика, концепт верхняя зона лица, доминантные смыслы, перцептивное восприятие, интерпретативная характеристика.

Благодарности: Публикация выполнена при финансовой поддержке Российского научного фонда, проект № 18-18-00267 в Тамбовском государственном университете имени Г.Р. Державина.

Для цитирования: Бабина Л.В., Проскурнич О.Д. Концептуализации мимических движений верхней зоны лица в русском языке. Актуальные проблемы филологии и педагогической лингвистики. 2019; 1: 53-62. DOI: 10.29025/2079-6021-2019-1-53-62.

Original Paper

DOI: 10.29025/2079-6021-2019-1-53-62

Conceptualization of upper area expression in Russian

Liudmila V. Babina

Derzhavin Tambov State University, Tambov, Russian Federation ORCID ID: 0000-0003-1096-122X; e-mail: ludmila-babina@yandex.ru

Olga D. Proskurnich

Multidisciplinary cadet military school named after the Hero of the Soviet Union, pilot-cosmonaut of the USSR L.S. Demina, Tambov, Russian Federation ORCID ID: 0000-0002-1424-8619; e-mail: otpravitel@yandex.ru

Received: 19.12.2018 Accepted: 6.02.2019 Published online: 25.03.2019

Abstract: This paper deals with Russian verbs, word combinations and phraseological units (khmurit 'sya, nasu-pit'sya /to frown/, vzmetnut' brovi /raise eyebrows/, pripodnyat' odnu brov' / raise an eyebrow/, morshchit' lob /wrinkle forehead/, etc.) representing the concept of upper area expression forehead, eyebrows). The concept of upper area expression (forehead, eyebrows) is considered as a component of the facial expression matrix that also includes the concepts of middle area expression (eyes, nose), lower area expression (mouth chin). The authors analyze the meaning of words and phraseological units through dictionary articles, the lexical combinatory of verbs and nouns that refer to the forehead and eyebrows, with other words to determine the characteristics of the investigated concept.

The authors reveal the characteristics of the upper area expression concept, which mentally represent the information about the perceptual acquisition of the upper area expression, and interpretive characteristics. The characteristics of the upper area expression concept, which mentally represent the information about the perceptual acquisition of the upper area expression, are 'forehead muscle movement' and 'wrinkle formation', 'eyebrow (near-brow zone) movement', 'forehead and eyebrow movement' and 'wrinkle formation'. The interpretive characteristics of the upper area expression concept are 'emotional state', 'physiological state' and 'sign of communicative intention'. It is shown that some analyzed linguistic units can represent only one interpretative characteristic, which can be considered as dominant, other linguistic units are able to represent several interpretative characteristics. All analyzed linguistic units are able to represent the interpretative characteristics in a particular linguistic context.

Keywords: nomination of facial movements, conceptualization, matrix facial expression, concept upper area expression, concept dominant meanings, perception, interpretative characteristic.

Acknowledgements: The research is financially supported by the Russian Science Foundation, project No. 18-18-00267 at Derzhavin Tambov State University.

For citation: Babina L.V., Proskurnich O.D. Conceptualization of upper area expression in Russian. Current Issues in Philology and Pedagogical Linguistics. 2019; 1: 53-62. DOI: 10.29025/2079-6021-2019-153-62. (In Russ.)

Введение

Изучение невербальных средств коммуникации, являющихся проявлением двигательной активности человека, вызывает интерес исследователей различных областей науки уже долгое время [21-26]. Лингвисты также обращались к их анализу, поскольку данные средства коммуникации, получившие название «кинесических движений», сопровождают речь и получают отражение в языке.

Вместе с тем работ, посвященных изучению когнитивных основ языковых средств передачи невербальной коммуникации, не так много, и особенности концептуализации мимики недостаточно изучены. В настоящем исследовании мы анализируем особенности концептуализации мимических движений верхней зоны лица в русском языке.

Новизна исследования обусловливается тем, что дается представление о концепте мимика верхней зоны как составляющей матрицы мимика, выявляются языковые единицы, отражающие представления о мимике верхней зоны лица, определяются те характеристики, которые получают объективацию номинациями движений верхней зоны лица.

Цель статьи

Целью данной статьи является рассмотрение концепта мимика верхней зоны как компонента матрицы мимика, выявление русских языковых единиц передачи мимики верхней зоны лица, описание концептуального содержания, репрезентируемого номинациями движений верхней зоны лица.

Обзор литературы

В исследованиях, авторы которых изучают лингвистические проблемы вербализации кинесических явлений, рассматриваются принципы их лексикографической фиксации, системные отношения между номинациями кинесических движений, их функционирование в текстах художественной литературы, роль кинесических средств в организации культурно-информативной коммуникации. Предметом исследования становится интерпретация невербальных знаков на сопоставительном уровне в различных языках, классификация языковых средств, использующихся для номинации кинесических движений.

Исследователи, например Е.Д. Боева, отмечают, что кинесические средства характеризуются чрезвычайно высокой информативностью, поскольку они не только дополняют смысл вербального сообщения, но и являются источниками информации о субъекте речи, о его национальных, культурных, социальных и возрастных чертах, половой принадлежности, свойствах характера. Вместе с тем значения кинесических единиц очень подвижны и могут меняться в той или иной коммуникативной ситуации. Как отмечает Е.Д. Боева, «автор художественных произведений зачастую лишь обозначает эмоциональность и оценочность кинесики как данность, а реципиенту предоставляет «дорисовать» их конкретное семантическое наполнение» [2].

Рассматривая роль контекста для интерпретации какого-либо движения как коммуникативно значимого, В.Г. Хлыстова выявляет стандартные, контекстуальные и оригинальные кинемы. Стандартные кинемы регулярно выступают в качестве невербальных средств информации и сохраняют свою знаковую сущность в любой ситуации общения, оригинальные кинемы не обладают способностью регулярно выступать в качестве невербальных средств информации, а контекстуальные кинемы, занимающие промежуточное положение, приобретают коммуникативное значение только при условии включения в определенную ситуацию. Со структурной точки зрения автором выделяется разнородный пласт лекси-ко-синтаксических единиц: однословные лексемы - кинемы, выраженные глаголом или отглагольным существительным, свободные словосочетания, устойчивые словосочетания с ограниченной сочетаемостью компонентов, собственно фразеологические обороты [19].

Работ, рассматривающих кинесические единицы с когнитивных позиций, не так много. Так, М.В. Нестерова, изучая структуру концептосферы human face, включающую концепты face, eye, nose, mouth, lip, cheek, forehead и chin, описывает языковые единицы, дающие представление о движениях, совершаемых той или иной частью лица [12]. Д.А. Герасимова описывает языковые средства выражения глазного поведения и раскрывает их роль в невербальной коммуникации [6]. И.Е. Папулинова и Ю.В. Голубева исследуют жестовый фрейм, рассматривая его как унифицирующую структуру знания, которая обусловливает сходство и различие языковых средств, репрезентирующих жесты [7; 14]. Исходя из сказанного, можно констатировать, что концептуализация мимических движений еще не получила достаточного рассмотрения с позиций когнитивно-коммуникативного подхода, что определяет актуальность предлагаемого исследования.

Методы исследования

Исследование проводится с применением метода концептуального анализа, который предполагает дефиниционный анализ слов и устойчивых выражений, репрезентирующих рассматриваемые концепты, анализ сочетаемости слов-номинаций концепта.

Кроме того, применяется метод когнитивного-матричного анализа. Метод когнитивно-матричного анализа получил разработку в работах Н.Н. Болдырева и его учеников, которые употребляют данный термин для обозначения единого многоаспектного формата знания, системы взаимосвязанных когнитивных контекстов, «которые носят опциональный характер и не предполагают их обязательно одновременное иерархическое ассоциирование с тем или иным словом или концептом» [3, с. 49]. Данные когнитивные контексты приобретают статус самостоятельных, независимых друг от друга компонентов в составе когнитивной матрицы [4].

Когнитивная матрица может иметь разную структуру в зависимости от способа ее репрезентации: общая когнитивная матрица (представлена языковыми единицами, которые сами по себе передают многоаспектное знание: прим. «культура») и частная когнитивная матрица (представлена языковыми единицами, которые передают многоаспектное знание, предполагающие возможность их многоаспектного осмысления).

Основываясь на структурных особенностях такого многоаспектного формата знания, как матрица, для его изучения Н.Н. Болдыревым был предложен когнитивно-матричный анализ, который выступает в виде системы исследовательских приемов, которая требует решения следующих задач: 1) выявление за счет концептуального анализа взаимосвязанных аспектов единого знания, которые носят интегратив-ный характер; 2) построение когнитивной матрицы выявленного интегративного концепта; 3) описание компонентов матрицы как системы когнитивных контекстов или концептуальных областей, которые лежат в основе формирования значений языковых единиц, а также средств языковой актуализации этих контекстов; 4) выделение посредством концептуального анализа основных характеристик объекта, интерпретируемых в рамках конкретных когнитивных контекстов; 5) установление взаимосвязи данного объекта с контекстами, основываясь на выделенных характеристиках; 6) описание когнитивных механизмов формирования определенных языковых значений; 7) анализ языковых механизмов и средств актуализации этих значений на функциональном уровне» [3, с. 62].

Результаты и дискуссия

Концепт мимика верхней зоны как составляющая концепта мимика

В русском языке для обозначения мимических движений используется слово мимика. Для определения того, что понимается под мимикой, обратимся к трактовке понятия учеными-психологами и приведем определения слова из разных словарей:

Мимика - (греч. mimikos - подражательный) - выразительные движения мышц лица, в которых проявляются эмоции, чувства, умственное напряжение, волевое напряжение или попытки скрыть свое душевное состояние [20].

Мимика - совокупность движений частей лица, выражающих состояние субъекта или его отношение к воспринимаемому (=> движение выразительное) [17].

Мимика - (<гр. mimikos подражательный) - движение мышц лица как выражение внутренних переживаний [8].

Мимика - движения лица, выражающие внутреннее душевное состояние [13].

Как свидетельствуют определения, в значении русского слова отражены представления как о первичной концептуализации мимики, выявляется такая характеристика, как 'движение мышц лица', так и о вторичной концептуализации мимики - характеристика 'состояние'.

Вместе с тем, рассматривая концепт мимика, нельзя не обратиться к определению слова лицо.

Лицо - передняя часть головы человека (редко говор. о животном), от рубежа головных волос, до ушей и нижнего края исподней скулы: лоб, глаза, нос, щеки со скулами, губы и отвесная часть подбородка [18].

Как видно из дефиниции, движения лица обусловливаются движениями разных мышц. К числу мышц лица физиологи относят надчерепные мышцы и сухожильный шлем, височные мышцы, круговую мышцу лица, мышцу, поднимающую угол рта, щечную мышцу, мышцу, опускающую нижнюю губу, подбородочную мышцу, мышцу, опускающую угол рта, круговую мышцу рта, жевательную мышцу, носовую мышцу и другие [1]. С учетом же обыденного знания движение лица определяется как дви-

жение органов, составляющих лицо, то есть движение лба, глаз, носа, щек со скулами, губ, подбородка. Исходя из этого, можно сказать, что концепт мимика носит интегративный характер и может быть представлен как совокупность концептов, которые были обозначены как мимика верхней зоны (лоб, брови), мимика средней зоны (глаза, нос), мимика нижней зоны (рот, подбородок).

Содержание концепта мимика верхней зоны

Исследование языковых средств репрезентации концепта мимика верхней зоны (лоб, брови) позволило показать, что осмысление мимики рассматриваемой зоны осуществляется по проявляющимся в комплексе движениям лба и бровей, однако языковые единицы могут отражать отдельно представления о мимике лба и о мимике бровей, о чем свидетельствуют выявленные характеристики концепта мимика верхней зоны (лоб, брови). Данные характеристики были распределены на две группы: характеристики, отражающие информацию о перцептивном восприятии мимических движений верхней зоны лица, и интерпретативные характеристики 'эмоциональное состояние', 'функциональное (физиологическое) состояние' и 'знак коммуникативного намерения'.

Средствами репрезентации концепта мимика верхней зоны (лоб, брови) служат глаголы, свободные и устойчивые словосочетания. В ходе анализа при рассмотрении специализированных единиц, основным назначением которых является номинация кинесических явлений, указываются компоненты их словарных дефиниций, отражающие ту или иную характеристику.

Рассмотрим характеристики концепта, передающие информацию о перцептивном восприятии мимических движений мышц верхней зоны лица:

- характеристики 'движение мышц лба' и 'формирование морщин' объективируются следующими словосочетаниями: (на)морщить лоб «сдвигать в морщины кожу на лбу» [16], (на)хмурить лоб, собирать лоб (в складки).

1) - Кто же у нас ей занимался? - Бобров опять принялся старательно морщить лоб. - Может, Борис? (Н. Леонов, А. Макеев. Гроссмейстер сыска (2003)) [11].

- характеристика 'движение бровями, околобровной зоны' получает репрезентацию за счет словосочетаний, включающих субстантив бровь/брови: вскинуть брови «верхние веки сильно подняты вверх, брови приподняты» [16], взметнуть брови, приподнять одну бровь, опустить брови, играть бровями/ игра бровями «их быстрое (мгновенное) вскидывание, длящееся около одной шестой доли секунды» [16], наморщить брови «собрать в складки у переносицы», свести брови к переносице, сдвинуть брови «брови сдвинуты к переносице так, что образуют вертикальные складки на лбу» [16], (на)хмурить брови, насупить брови/лоб «сблизить, свести (брови)» [16].

2) Я хочу сделать предложение... Мария Александровна удивленно вскинула брови. - Нет. [Вацлав Михальский. Прощеное воскресенье // Октябрь, 2009] [11].

- характеристики 'комплексное движение мышц лба и бровей' и 'формирование морщин' репрезентируются за счет глаголов и словосочетаний, включающих в себя субстантивы лоб или брови: на(хмуриться) «морщить лоб, брови, лицо» [16], насупиться «сдвинув брови, наморщив лоб, придать своему лицу хмурое выражение, принять мрачный вид» [18], (при)поднять брови «брови приподняты, при этом образуются горизонтальные складки на лбу» [16], выгнуть брови, задрать брови, сделать (поставить) брови «домиком».

3) Выслушав его просьбу, он только хмурит брови и закусывает седой ус (Ольга Онойко. Некромантисса (2014)) [11].

К числу характеристик, отражающих информацию об интерпретации мимических движений верхней зоны, были отнесены следующие:

- характеристика 'эмоциональное состояние'. Эмоциональное состояние, как отмечается в психологии, представляет собой «переживания человеком своего отношения к окружающей действительности и к самому себе в определенный момент времени, относительно типичные для данного человека; те состояния, которые регулируются преимущественно эмоциональной сферой и охватывают эмоциональные реакции и эмоциональные отношения; относительно устойчивые переживания» [15]. То есть характеристика «эмоциональное состояние» включает представления о чувствах и эмоциях человека.

Эмоциональное состояние передается словосочетаниями, репрезентирующими характеристику 'движение бровями, околобровной зоны': вскинуть брови «жесты восхищения и восторга» [16], приподнять одну бровь/одна бровь приподнята «выражает удивление, смешанное с недоумением. Так ча-

сто приподнимают бровь люди, чувствующие свое превосходство над другими» [16], наморщить брови «выражают отрицательные эмоции, например, гнев, злость или обиду, часто бывают связаны с напряжением или критикой, в редких случаях служат реакцией на душевные раны, боль или потрясение», свести брови к переносице, сдвинуть брови «характеризуют сердитого человека, который часто привык выражать свое неудовольствие только внешне, не прибегая к физическому насилию, показывают превосходство над человеком, на которого направлен взгляд» [16].

4) Марианна повернула к нему голову через плечо и с изумлением приподняла брови (Тургенев И.С. Новь, 1979) [11].

В рассмотренном выше примере указывается эмоция, испытываемая персонажем, приподнимающим брови.

5) Скажите - эта дама была ваша невеста? Санин слегка наморщил брови... - Ну, не буду, не буду, - поспешно проговорила Марья Николаевна. Вам это неприятно, простите меня, не буду, не сердитесь! (Тургенев И.С. Вешние воды, 1978) [11].

В примере 5 из прямой речи персонажей становится понятно, что языковая единица, описывающая мимическое движение наморщил брови, передает отрицательное эмоциональное состояние, а именно недовольство, одного из героев.

К числу языковых единиц, которые объективируют представление о комплексном движении мышц лба, бровей и формировании морщин, а также отражают эмоциональный компонент, могут быть отнесены следующие единицы: на(хмуриться) «нахмурить лоб, брови, лицо, стать хмурым; сурово, угрюмо» [16], насупиться «хмуриться; становиться угрюмым» [9], (при)поднять брови «это жест, выражающий радость при встрече или удивление» [16], сделать (поставить) брови «домиком» «выгнутые дугой брови, имеют значение, противоположное значению наморщенных бровей. Часто выражают удивление, недоумение, а в сочетании с улыбкой - радость и удовольствие» [16].

6) Шатов опять поглядел на Лизу, насупился, и, проворчав: «какое мне дело!» подвинулся к дверям (Достоевский Ф.М. Бесы, 1989) [11].

В приведенном примере насупленный вид персонажа передает его недовольство.

Проведенный анализ показывает, что чаще всего при помощи описания мимических движений лба и бровей передаются отрицательные эмоции (гнев, беспокойство, раздражение и т.п.). Мимическое движение бровей может передавать и положительные эмоции, такие как радость, удовольствие, однако происходит это, как правило, когда оно сопровождается улыбкой.

- характеристика 'функциональное (физиологическое) состояние'.

Чтобы дать представление, что же понимается под данной характеристикой, следует рассмотреть, как понимается функциональное состояние в физиологии и психологии. Согласно А.Б. Леоновой, разрабатывающей проблемы психологии, функциональное (физиологическое) состояние - это «характеристика протекания процессов жизнеобеспечения на уровне отдельных физиологических систем и всего организма в целом для решения поведенческих задач. Согласно исследованиям физиологические механизмы обеспечивают протекание метаболитических, нервно-гуморальных, церебральных, вегетативных и других процессов в разных условиях и режимах деятельности. Такие типы психофизиологических состояний, проявляющиеся и характерные для разных ситуаций, включают в себя, например: 'утомление', 'сонливость', 'скуку', 'стресс', 'напряжение' и другие состояния» [10]. Следует отметить, что, несмотря на большое разнообразие функциональных состояний, все они имеют общие физиологические компоненты. К числу данных компонентов относятся сенсорные компоненты деятельности, которые характеризуют возможность приема и первичной обработки поступающей информации (зрительной, слуховой и др.), далее следуют информационные компоненты деятельности, которые обеспечивают переработку информации и на ее основе принятие решений. Данная группа представлена показателями основных когнитивных процессов - памяти и мышления. Исходя из сказанного, под функциональным состоянием будут пониматься состояния стресса, напряжения, утомления, голода и тому подобные, а также осуществление умственной деятельности человеком.

Была выявлена одна языковая единица, объективирующая характеристики 'комплексное движение мышц лба и бровей' и 'формирование морщин', которая передает представление об умственной деятельности человека на(хмуриться) «задумчиво морщить лоб, брови» [16].

7) Этот поворот мыслей заставил Федора Ивановича еще ниже опустить голову, нахмуриться (Владимир Дудинцев. Белые одежды / Третья часть (1987)) [11].

Однако единицы, репрезентирующие характеристики 'движение мышц лба' и 'формирование морщин', 'движение бровями, околобровной зоны', могут передавать представление об умственной деятельности человека в определенном контексте.

8) Мотор работал ровно, спокойно, сильный человек Валера морщил лоб, думал свою думу (Василий Аксенов. Пора, мой друг, пора (1963)) [11]. В приведенном примере раздумья заставляют персонажа морщить лоб.

- характеристика 'знак коммуникативного намерения'.

Данная характеристика была выявлена исходя из того, что мимические движения могут трактоваться как сигналы определенного коммуникативного намерения, то есть цели, для реализации которой человек осознанно или неосознанно осуществляет мимическое движение.

К числу языковых единиц, выступающих как знаки коммуникативного намерения, были отнесены словосочетания, репрезентирующие характеристику 'движение бровями, околобровной зоны' сдвинуть брови «жест неодобрения или несогласия» [16], играть бровями/игра бровями «первый, основной и главный дружелюбный сигнал» [16].

9) Джемма тоже ничего не сказала Санину, даже не взглянула на него: по сдвинутым ее бровям, по губам, побледневшим и сжатым, по самой ее неподвижности можно было понять, что у ней нехорошо на душе (Тургенев И.С. Вешние воды, 1978) [11].

В примере, используя только описания мимики персонажей <не взглянула на него: по сдвинутым ее бровям, по губам, побледневшим и сжатым, по самой ее неподвижности>, автор дает четкое представление об отношении и поведении героини в описываемой ситуации, а именно указывает на ее неодобрение и недовольство по отношению к другому герою (Санину).

Единицы, репрезентирующие характеристики 'движение мышц лба' и 'формирование морщин', 'комплексное движение мышц лба и бровей' и 'формирование морщин', могут передавать представление о коммуникативных намерениях человека в определенном контексте.

10) Некоторые молитвенно подняли брови, закатили глаза, иные с благоговением сложили на груди руки, будто перед причастием (В.Я. Шишков. Емельян Пугачев. Книга вторая. Ч. 3 (1939-1945)) [11].

В приведенном примере мимические движения выступают как знаки передачи благоговейного отношения.

Заключение

Концепт мимика верхней зоны (лоб, брови) получает репрезентацию за счет разнообразных языковых средств: глаголов, устойчивых и свободных словосочетаний. Помимо устойчивых словосочетаний, которые получают фиксацию в словаре, могут использоваться оригинальные номинации мимических движений, являющиеся синонимами стандартных. Так, они используются для описания движений бровей и лба (взметнуть брови, задрать брови и другие). В содержании концепта мимика верхней зоны (лоб, брови) выявляются характеристики, отражающие информацию о перцептивном восприятии мимических движений верхней зоны лица, и характеристики, отражающие информацию об интерпретации мимических движений верхней зоны (характеристика 'эмоциональное состояние', характеристика 'функциональное (физиологическое) состояние', характеристика 'знак коммуникативного намерения'). Интересно то, что способность отражать представления и об эмоциональном состоянии, и о физиологическом, и о коммуникативных намерениях человека заложена только в семантику единиц, объективирующих представление о движении бровями, околобровной зоны. Другие языковые единицы способны передавать только одну интерпретативную характеристику. Вместе с тем все рассмотренные единицы могут передавать разные интерпретативные характеристики при использовании в определенном контексте.

Список литературы

1. Анатомическое строение мышц лица и шеи [Электронный ресурс]. URL: http://face-building.com/ obshcheefacial-musdes.html (дата обращения: 10.01.2019).

2. Боева Е.Д. Кинесика в художественном тексте: герменевтический, когнитивный, прагматический, лингвокультурологический аспект: дис. ... д-ра филол. наук. Краснодар, 2006 [Электронный ресурс]. URL: http://www.dissercat.com/contentMnesika-v-khudozhestvennom-tekste-germenevticheskii-kognitivnyi-pragmaticheskii-lingvokultu (дата обращения: 10.01.2019).

3. Болдырев Н.Н. Концептуальная основа языка // Когнитивные исследования языка. 2009. Вып. IV С. 25-77.

4. Болдырев Н.Н. Язык и система знаний. Когнитивная теория языка. 2 изд. М.: Издательский дом «ЯСК», 2019. 480 с.

5. Большой современный толковый словарь русского языка [Электронный ресурс]. URL: http:// slovarslov.ru (дата обращения: 10.01.2019).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

6. ГерасимоваД.А. Концепт EYES в английской языковой картине мира: автореф. дис. ... канд. фи-лол. наук. Иркутск, 2009. 23 с.

7. Голубева Ю.В. Активация фрейма «жестикуляция» речевыми средствами вербализации жестовых кинем // Единство системного и функционального анализа языковых единиц. Белгород: Изд-во БелГУ, 2006. Вып. 9, ч. 1. С. 105-109.

8. Епишкин Н.И. Исторический словарь галлицизмов русского языка. М.: ЭТС, 2010. 5140 с.

9. Ефремова Т.Ф. Новый словарь русского языка. Толково-словообразовательный [Электронный ресурс]. URL: http://www.classes.ru (дата обращения: 10.01.2019).

10. ЛеоноваА.Б. Психодиагностика функциональных состояний человека. М.: Изд -во Моск. ун-та, 1984 [Электронный ресурс]. URL: http://pedlib.ru/Books/5/0395/5-0395-1.shtml (дата обращения: 10.01.2019).

11. Национальный корпус русского языка [Электронный ресурс]. URL: http://ruscorpora.ru/search-main.html (дата обращения: 10.01.2019).

12. НестероваМ.В. Вербализация концептосферы HUMAN FACE в американской языковой картине мира: автореф. дис. ... канд. филол. наук. Владивосток, 2007. 29 с.

13. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка: 80 000 слов и фразеологических выражений. 4-е изд., доп. М.: ООО «А ТЕМП», 2006. 944 с.

14. Папулинова И.Е. Языковая манифестация жестов рук в диалогическом дискурсе (на материале русского, немецкого и английского языков): дис. ... канд. филол. наук. Тамбов, 2003. 14 с.

15. Психология человека: словарь терминов [Электронный ресурс]. URL: https://psihologiya_chelove-ka.academic.ru/505/Эмоциональные_состояния (дата обращения: 10.01.2019).

16. Словари и энциклопедии на Академике [Электронный ресурс]. URL: https://dic.academic.ru (дата обращения: 10.01.2019).

17. Словарь практического психолога [Электронный ресурс]. URL: http://vocabulary.ru/termin/ mimika.html (дата обращения: 10.01.2019).

18. Толковый словарь живого великорусского языка В. Даля [Электронный ресурс]. URL: http:// slovorus.ru/ (дата обращения: 10.01.2019).

19. Хлыстова В.Г. Функционально-структурная и семантическая характеристика кинематических речений, отражающих коммуникативный аспект кинесики (на материале английского языка): автореф. дис. ... канд. филол. наук. Н. Новгород, 2005. 16 p.

20. Энциклопедический словарь по психологии и педагогике [Электронный ресурс]. URL: https:// psychology_pedagogy.academic.ru/10023/ (дата обращения: 10.01.2019).

21. Camras L.A., Castro V.L., Halberstadt A.G., Shuster M.M. Facial expressions in children are rarely prototypical // The psychology of facial expressions / J.A. Russell & J.M. Fernandez-Dols (Eds.). 2nd ed. New York: Cambridge University Press, 2017. Pp. 279-296.

22. Castro V.L., Chen, Y., HalberstadtA.G., Gruhn D. EUReKA! A conceptual model of emotion understanding // Emotion Review. 2016. №8. Pp. 258-268. https://doi.org/10.1177/1754073915580601.CrossRef-PubMedGoogle Scholar.

23. Castro V.L., Halberstadt A.G., Garrett-Peters P. A three-factor structure of emotion understanding in third-grade children // Social Development. 2016. №25. Pp. 602-622. https://doi.org/10.1111/sode.12162. CrossRefPubMedGoogle Scholar.

24. Chronaki G., Hadwin J.A., Garner M., Maurage P., Sonuga-Barke E. J. S. The development of emotion recognition from facial expressions and non-linguistic vocalizations during childhood // British Journal of Developmental Psychology. 2015. № 33. Pp. 218-236. https://doi.org/10.1111/bjdp.12075.

25. HalberstadtA.G., Parker A.E., Castro V.L. Nonverbal communication: Developmental perspectives // Handbook of communication science / J.A. Hall & M.L. Knapp (Eds.). Vol. 2. Berlin: Mouton de Gruyter, 2013. Pp. 93-128. https://doi.org/10.1515/9783110238150.93.

26. Strand P., Downs A., Barbosa-Leiker C. Does facial expression recognition provide a toehold for the development of emotion understanding? // Developmental Psychology. 2016. Is. 52(8). Pp. 1182-1191. DOI: 10.1037/dev0000144.

References

1. Anatomical structure of face and neck muscles. Available at: http://face-building.com/obshchee/fa-cial-muscles.html (access at: 10 January 2019). (In Russ.)

2. Boeva, E.D. (2006) Kinesics in the fiction text: hermeneutic, cognitive, pragmatic, linguocultural aspect: dis. ... d-ra filol. nauk. Krasnodar, 2006. dis. ... Dr. Phil. Sciences, Krasnodar. Available at: http://www. dissercat.com/content/kinesika-v-khudozhestvennom-tekste-germenevticheskii-kognitivnyi-pragmatich-eskii-lingvokultu (access at: 10 January 2019). (In Russ.)

3. Boldyrev, N.N. (2009) The conceptual basis of language, Cognitive studies of language, vol. IV, pp. 25-77. (In Russ.)

4. Boldyrev, N.N. (2019) Language and knowledge system. Cognitive theory of language, 2nd ed., M.: Publishing House YASK, 480 p. (In Russ.)

5. Large modern dictionary of the Russian language. Available at: http://slovarslov.ru (access at: 10 January 2019). (In Russ.)

6. Gerasimova, D.A. (2009) The concept of EYES in the English language picture of the world: author. dis. ... Cand. filol. Sciences, Irkutsk, 23 p. (In Russ.)

7. Golubeva, Yu.V. (2006) The activation of the gesticulation frame by means gesture kinemes, Unity of system and functional analysis of linguistic units, Belgorod: Publishing house of BelSU, vol. 9, part 1, pp. 105-109. (In Russ.)

8. Epishkin, N.I. (2010) Historical dictionary of gallicisms of the Russian language, M.: ETS, 5140 p. (In Russ.)

9. Efremova, T.F. New dictionary of the Russian language. Interpretive word-building. Available at: http:// www.classes.ru (access at: 10 January 2019). (In Russ.)

10. Leonova, A.B. (1984) Psychodiagnostics of human functional states, M.: Publishing House of Moscow University. Available at: http://pedlib.ru/Books/5/0395/5-0395-1.shtml (access at: 10 January 2019). (In Russ.)

11. National corpus of the Russian language. Available at: http://ruscorpora.ru/search-main.html (access at: 10 January 2019). (In Russ.)

12. Nesterova, M.V. (2007) Verbalization of the HUMAN FACE conceptual sphere in the American language picture of the world: author. dis. ... Cand. filol. sciences, Vladivostok, 29 p. (In Russ.) and (2006) Explanatory dictionary of the Russian language: 80,000 words and phraseological expressions. 4th ed., Ext., M.: OOO "A TEMP", 944 p. (In Russ.)

13. Papulinova, I.E. (2003). Language manifestation of hand gestures in the dialogic discourse (on the material of Russian, German and English): dis. ... Cand. filol. sciences, Tambov, 14 p. (In Russ.)

14. Human psychology: glossary of terms. Available at: https://psihologiya_cheloveka.academic.ru/505/ ЭмоцнонаflhнhIе_состоflннg (access at: 10 January 2019). (In Russ.)

15. Dictionaries and Encyclopedias on Academic. Available at: https://dic.academic.ru (access at: 10 January 2019). (In Russ.)

16. Dictionary of practical psychologist. Available at: http://vocabulary.ru/termin/mimika.html (access at: 10 January 2019). (In Russ.)

17. Explanatory Dictionary of the Living Great Russian Language V Dahl Available at: http://slovorus.ru/ (access at: 10 January 2019). (In Russ.)

18. Khlystova, V.G. (2005) Functional-structural and semantic characteristics of kinematic utterances, reflecting the communicative aspect of kinesics (on the basis of the English language): author. dis. ... Cand. filol. sciences, N. Novgorod, 16 p. (In Russ.)

19. Encyclopedic Dictionary of Psychology and Pedagogy. Available at: https://psychology_pedagogy.aca-demic.ru/10023/ (access at: 10 January 2019). (In Russ.)

20. Camras, L.A., Castro, V.L., Halberstadt. A.G., Shuster, M.M. (2017) Facial expressions in children are rarely prototypical, The psychology of facial expressions / J.A. Russell & J.M. Fernandez-Dols (Eds.). 2nd ed., New York: Cambridge University Press, pp. 279-296. (In Eng.)

21. Castro, V.L., Chen, Y., Halberstadt, A.G., Gruhn, D. (2016) EUReKA! A conceptual model of emotion understanding, Emotion Review, 8, pp. 258-268. https://doi.org/10.1177/1754073915580601.CrossRefPub-MedGoogle Scholar. (In Eng.)

22. Castro, V.L., Halberstadt, A.G., Garrett-Peters, P. (2016) A three-factor structure of emotion understanding in third-grade children: Social Development, 25, pp. 602-622. https://doi.org/10.1111/sode.12162.

CrossRefPubMedGoogle Scholar. (In Eng.)

23. Chronaki, G., Hadwin, J.A., Garner, M., Maurage, P., Sonuga-Barke, E. J. S. (2015) The development of emotion recognition from facial expressions and non-linguistic vocalizations during childhood: British Journal of Developmental Psychology, no 33, pp. 218-236. https://doi.org/10.1111/bjdp.12075. (In Eng.)

24. Halberstadt, A.G., Parker, A.E., Castro, V.L. (2013) Nonverbal communication: Developmental perspectives // Handbook of communication science / J.A. Hall & M.L. Knapp (Eds.), vol. 2, Berlin: Mouton de Gruyter, pp. 93-128. https://doi.org/10.1515/9783110238150.93. (In Eng.)

25. Strand, P., Downs, A., Barbosa-Leiker, C. (2016) Does facial expression recognition provide a toehold for the development of emotion understanding?: Developmental Psychology, is. 52(8), pp. 1182-1191. DOI: 10.1037/dev0000144. (In Eng.)

Бабина Людмила Владимировна, доктор филологических наук, профессор, профессор кафедры зарубежной филологии и прикладной лингвистики, Тамбовский государственный университет имени Г.Р. Державина, кафедра зарубежной филологии и прикладной лингвистики факультета филологии и журналистики, г. Тамбов, Российская Федерация.

Liudmila V. Babina, Doctor of Philology, professor, Derzhavin Tambov State University, Faculty of Philology and Journalism, Department of Foreign Philology and Applied Linguistics, professor; Tambov, Russian Federation.

Проскурнич Ольга Дмитриевна, преподаватель, кадетская школа «Многопрофильный кадетский корпус имени Героя Советского Союза летчика-космонавта СССР Л.С. Дёмина», г. Тамбов, Российская Федерация.

Olga D. Proskurnich, teacher, Multidisciplinary cadet military school named after the Hero of the Soviet Union, pilot-cosmonaut of the USSR L.S. Demina; the address: Tambov, Russian Federation.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.