Научная статья на тему 'Концепции памяти: история развития и современные исследования'

Концепции памяти: история развития и современные исследования Текст научной статьи по специальности «Психология»

CC BY
4569
586
Поделиться
Ключевые слова
ПАМЯТЬ / ПСИХОЛОГИЯ / ФИЛОСОФИЯ / КОНЦЕПЦИЯ / МОДЕЛЬ

Аннотация научной статьи по психологии, автор научной работы — Савельев Александр Евгеньевич

В статье анализируется развитие представлений о памяти и ее моделей с Античности до настоящего времени.

Текст научной работы на тему «Концепции памяти: история развития и современные исследования»

Савельев Александр Евгеньевич

кандидат исторических наук (г. Краснодар)

(e-mail: savelev@mail.ru)

Концепции памяти: история развития и современные исследования

В статье анализируется развитие представлений о памяти и ее моделей с Античности до настоящего времени.

Ключевые слова: память, психология, философия, концепция, модель.

A.E. Savelyev, Master (History), (Krasnodar); e-mail: savelev@mail.ru.

The author analyzes in article the development of notions of memory and it's models since Antiquity till modern time.

Key words: memory, psychology, philosophy, conception, model

В современных исследованиях памяти их центральным вопросом является проблема построения моделей работы ее механизмов. К сожалению, в настоящее время нет единой законченной теории памяти. Существующее сейчас большое количество разнообразных гипотез, теорий и моделей памяти - результат значительно активизировавшихся в последнее время исследований механизмов памяти, которые проводятся представителями разных наук. В современной науке существуют три основных уровня изучения механизмов и закономерностей памяти: психологический, нейрофизиологический и биохимический. Формируется также кибернетический подход к изучению памяти, принятый сейчас в когнитивной психологии.

Психологический уровень изучения механизмов памяти является самым ранним и включает в себя наибольшее количество теорий памяти. Эти концепции отличаются друг от друга главным образом в том, какую роль в формировании процессов они отводят активности субъекта и как рассматривают характер этой активности. В большинстве психологических теорий их авторы исследуют либо только объект ("материал") сам по себе, либо субъект ("чистая" активность сознания), безотносительно к содержанию взаимодействия субъекта и объекта, т.е. не принимая во внимание деятельность индивида. Отсюда неизбежна некоторая односторонность подобных концепций.

Следует отметить, что в психологии имелись два основных подхода к изучению памяти -монистический и множественный. Первая позиция развивалась в таких направлениях психологии, как ассоцианизм и бихевиоризм. В ее основе лежало предположение, что разные виды памяти имеют, несмотря на кажущиеся значительные отличия, по существу, одинаковые механизмы функционирования и отличаются только разной степенью прочности ассоциаций. Это допущение вызвало возражения у многих психологов. Другое же направление психологии (психология сознания) придерживалась множественной или двойственной трактовки памяти, различая первую память (содержание которой включает в себя впечатления, непосредственно присутствующие в сознании) и вторичную память, сохраняющей основные знания человека и отличающейся значительной устойчивостью.

Одно из наиболее ранних направлений научного изучения памяти получило название "ассоциативного". Основополагающим принципом этого направления является следующий: если какие-то образы возникли в сознании одновременно или сразу же друг за другом, то между ними образуется ассоциативная связь, и повторное появление какого-либо из элементов этой связи немедленно вызовет в сознании представление о всех других ее элементах. Следовательно, по этой концепции для образования связи между двумя впечатлениями достаточно одновременности их

88

появления в сознании. Поэтому даже представители этого направления не ставили перед собой задачу более глубокого изучения механизмов памяти, ограничиваясь лишь характеристикой внешних условий, необходимых для возникновения "одновременных впечатлений".

Основы ассоциативной теории памяти были заложены еще в античности древнегреческим ученым Аристотелем в IV в. до н. э., который написал специальный трактат "О памяти и воспоминании". Он определил память как "обладание образом, как подобием того, чего он образ" [1], что сближало ее с воображением. Аристотель полагал, что память представляет собой не просто "обладание" каким-то образом, но и осознание, что этот образ является подобием воспринимавшегося ранее предмета или явления. Ученый полагал, что память неразрывно связана со временем, поэтому она есть лишь у тех животных, которые воспринимают время, а орган памяти, по его мнению, тот же, что и орган восприятия времени - для философа это было сердце. Идеи Аристотеля были развиты некоторыми другими мыслителями Античности.

В Средние Века память считалась одним из основных связующих звеньев между человеком и Богом, так как именно благодаря ей индивид усваивал религиозные истины и предписания, проявлял благочестие и благоразумие. Как писал знаменитый итальянский богослов Бонкомпапаньо да Синья, "мы должны неустанно помнить о незримых радостях рая и вечных муках ада" [2].

Мыслители эпохи Возрождения начали рассматривать память не только как средство воссоздания некоего материала, но и как способ познания природы вещей. Следует отметить, что в это время было создано множество мнемонических систем, которые представляли собой своеобразные шифрованные энциклопедии, которые, по замыслу их создателей, должны были заключать в себе огромное количество сведений, отражавших представления того времени о человеке и Вселенной, при этом они имели эзотерический, скрытый от непосвященных, характер.

В XVN-XVШ вв. память стала рассматриваться в все более тесной связи с мышлением как один из важнейших инструментов познания мира.

После появления экспериментальной психологии (конец XIX в.) исследования, проводившиеся в рамках сначала ассоциативного направления, а позже гештальтпсихологии, позволили установить многие закономерности и характерные черты памяти, в том числе особенности взаимодействия

памяти с мотивацией индивида, его аффективных реакций, установок, привычек, способов организаций и восприятий стимулов. Однако эти эксперименты не смогли прояснить механизмы функционирования памяти.

Новый этап в изучении памяти начался в конце 20-х гг. XX в. В 1928 г. вышла книга французского ученого П. Жане, где он рассматривал высшую форму памяти как особое действие, социальную реакцию на отсутствие, преодоление отсутствия. Л.С. Выготский определил память как использование и участие прошлого опыта в поведении в данный момент времени. Следующий этап начался с экспериментов А.Н. Леонтьева и А.Р Лурия, которые, по словам Выготского, впервые достигли результатов, где "не из свойств памяти объяснялось ее развитие, а из развития выводились ее свойства" [3]. Выполненное в этом ракурсе сочинение А.Н. Леонтьева "Развитие памяти" было одновременно и первым трудом, посвященным проблеме опосредствования высших психических функций человека.

Главным достижением психологии памяти в следующие два десятилетия стало принятие концепции памяти как одного из видов психических действий. П. И. Зинченко отметил, что именно благодаря этим взглядам стало возможным исследование не только запоминания, как это было еще во времена Эббингауза, но и деятельности запоминания, ее внутреннего строения. Данное явление психики стало рассматриваться как результат исторически развивающейся предметной деятельности. Это потребовало разработки нового методологического подхода, сущность которого и заключалась в том, что именно деятельность стала выступать в качестве объяснительного принципа развития памяти и ее функционирования. Использование при описании структуры памяти понятия "стимул-средство" привело к необходимости пересмотра структуры процесса в целом. В свою очередь, подобное изменение обусловило некоторую трансформацию проблематики дальнейших разработок. В следующие годы среди исследований отечественных психологов стоит отметить эксперименты А.А. Смирнова и П.И. Зинченко, имевшие своей целью структурнофункциональный анализ процессов, лежащих в основе различных видов запоминания. Например, П.И. Зинченко определял произвольное запоминание как специальное действие, принимающее в своем развитии различные формы в зависимости от особенностей тех компонентов, которые составляют реальное содержание данного

89

психического явления, то есть предмета, цели, мотива, средства запоминания. При этом отмечалось, что структура действия запоминания изменяется в зависимости от смены не характера компонентов, а всей структуры действия запоминания [4].

В целом, к 60-м гг. XX в. в психологии памяти существовали два основных подхода. Первый из них изучал память как след, второй - как действие.

Деятельностный подход к проблеме памяти был наиболее распространен в отечественной психологии, но оказал довольно сильное влияние и на европейскую научную мысль. Исследования, проведенные в рамках данного направления, изучали проблему памяти в ракурсе двух вопросов: память и деятельность; память как деятельность. Однако, несмотря на некоторые положительные моменты подобной ситуации, например, возможность получить ответы на ряд вопросов, в том числе о протекании мнемонических процессов и разработать различные методики улучшения процессов запоминания и воспроизведения некоторые исследователи (В.П. Зинченко, Г.Г. Вучетич) полагали, что к началу 1960-х гг. проблематика психологии памяти растворилась в изучении различных психических процессов или других видов деятельности: игровой, учебной, трудовой, спортивной [5].

Одним из основных направлений изучения памяти в данный период времени было исследование связи памяти с мышлением. Этим занимались как отечественные ученые (А.А. Смирнов [6], П.И. Зинченко [7], А.В. Шлычкова

[8]), так и зарубежные (Ж. Пиаже, Б. Инельдер)

[9]. Эксперименты отечественных психологов, посвященные изучению кратковременной памяти, позволили установить, что "преобразования информации, выявленные в исследованиях кратковременной памяти, играют существенную роль в информационной подготовке решения, в формировании образноконцептуальной модели проблемной ситуации"

[10]. Эксперименты Н.Я. Батовой и Е.Д. Холмской исследовали влияние эмоционального фактора на воспроизведение словесного материала, в результате чего было подтверждено наличие этой связи: "нарушение эмоционально-личностной сферы - известные в клинике поражения лобных долей мозга - находит свое отражение в мнемонических дефектах...." [11]. Ряд ученых указывали на связь эффективности запоминания с волевыми свойствами личности, а также с ценностно-мотивационной сферой индивида. Исследования Ж. Пиаже и Б. Инельдера позволили установить, что структура

запоминаний обусловливается оперативными единицами восприятия и памяти, которыми владеет индивид. Ученые также пришли к выводу, что организация памяти меняется в зависимости от уровня схем мышления и развивается вместе с интеллектом человека. В целом, деятельностный подход обеспечил изучение взаимосвязей памяти и других психических процессов и личностных образований.

Накопленное к концу 70-х г. XX в. очень большое количество разнообразного экспериментального материала по различным вопросам проблемы памяти позволило отечественным психологам создать несколько современных подходов к изучению данного психического явления, в том числе информационный, структурно-функциональный и системный.

Так, системный подход был разработан в исследованиях С.П. Бочаровой, которая рассматривала память как базовую функциональную систему, выполняющую не только когнитивную функцию, связанную с преобразованием новой информации, но и продуктивную, относящуюся к организации всей деятельности человека. Другие исследователи (В.Я. Ляудис, Я.В. Большунов, РМ. Грановская) также соглашались с необходимостью учета продуктивных моментов при анализе особенностей функционирования памяти человека. Так, В.Я. Ляудис писал, что память обеспечивает "продуктивную реконструкцию формируемого и актуализируемого опыта в соответствии с ценностями и смыслами личности" [12]. Я.В. Большунов при этом отметил, что формирование индивидуальных схем актуализируемого опыта и схем отношений необходимо рассматривать не как обособленные образования, а как способы достижения новых целей и реализации новых смыслов поведения [13]. Б.Ф. Ломов, С.П. Бочарова, Л.М. Веккер рассматривали память как явление, которое влияет на всю сферу человеческой психики, а потому полагали ее полисистемным образованием, возникающем на пересечении различных систем, ведь данное психическое явление определяет большое число тех или иных отношений, реализующихся в деятельности человека. В целом, Б.Ф. Ломов, оценивая системный подход, писал, что память человека представляет собой многомерную и многоуровневую структуру, а потому именно системный подход, анализирующий память с различных сторон, позволяет получить наиболее адекватную картину данного явления.

В зарубежной психологии наибольшее

90

развитие получило когнитивное направление изучения памяти. Его основоположником можно назвать американского психолога У. Найссера, который в 1967 г. издал книгу "Когнитивная психология". Различными исследователями данного психологического подхода человек рассматривался как познающая система, и поэтому использовалась аналогия с компьютером. Память в этом ракурсе сравнивалась с библиотекой [14], хранилищем [15], мастерской [16] и т. д.

Нейрофизиологические теории памяти тесно связаны с учением И.П. Павлова о закономерностях высшей нервной деятельности. Теория "запоминания на физиологическом уровне" основана на учении об образовании условных временных связей и объясняет механизмы формирования индивидуального опыта субъекта. Действительно, условный рефлекс, как процесс образования связей между новым и уже ранее закрепленным содержанием, составляет физиологическую основу акта запоминания. Павлов писал, что при наличии в коре головного мозга достаточного очага возбуждения, который связан с постановкой определенной цели, образующиеся связи останутся и укрепятся, как только они "совпадут с достижением цели" [17]. Эту идею о роли обратной афференции в обеспечении эффективной адаптации к внешней ситуации несколько развил П.К. Анохин, отметивший, что данный механизм приостанавливает дальнейшие попытки активизации рефлекторных реакций и закрепляет последнюю из комбинаций возбуждений в центрах мозга, которая обеспечила наибольший эффект.

К физиологическим теориям примыкает так называемая физическая теория памяти. Согласно представлениям сторонников этой концепции, прохождение любого нервного импульса через определенную группу нейронов оставляет после себя физический след, который выражается в электрических и механических изменениях в синапсах - местах соприкосновения нервных клеток. Эти изменения облегчают вторичное прохождение импульса по этому пути. Данную концепцию называют еще "теорией нейронных моделей", так как, по мнению ее сторонников, процесс образования и последующей активизации нейронных моделей и составляет механизм запоминания, сохранения и воспроизведения информации. Нейронная модель воспринимаемого органом чувств объекта образуется при движении импульса по соответствующей группе нервных клеток, которое как бы моделирует данный объект в виде

устойчивой пространственно-временной нейронной структуры.

Современные нейрофизиологические и сс л е д о в а ни я п о звол ил и у ч ен ы м г л у бже проникнуть в механизмы закрепления и сохранения следов на нейронном и молекулярном уровнях. Было обнаружено, что отходящие от нервных клеток аксоны либо соприкасаются с дендритами других клеток, либо возвращаются обратно к телу своей клетки. Благодаря этому возникает возможность циркуляции ревербирующих кругов возбуждения разной сложности. В результате происходит самозаряжение клеток, так как возникший в ней электрический заряд возвращается на данную клетку либо непосредственно, либо через цепь других нейронов. В любом случае это усиливает возбуждение данной клетки. Некоторые исследователи считают подобные стойкие круги ревербирующего возбуждения физиологической основой процесса сохранения следов. Именно благодаря этим процессам происходит перевод информации из кратковременной памяти в долговременную. Это подтверждают опыты известного исследователя головного мозга У. Пенфилда. Когда он раздражал с помощью электрического тока височные участки коры доминантного полушария головного мозга, то у человека возникали воспоминания о давно прошедших событиях. Исследователи разошлись во мнениях по поводу того, сколько физиологических структур обслуживают эти два вида памяти. Одни считают, что здесь действует единый механизм, по мнению других, - два механизма с различными характеристиками.

На современном этапе исследований нейрофизиологический уровень изучения механизмов памяти все более сближается, а нередко и прямо переходит в биохимический. Это подтверждается многочисленными экспериментами, которые проводятся на стыке этих двух уровней. В результате опытов возникла гипотеза о двухступенчатом характере процесса запоминания, основные положения этой теории заключаются в следующем. На первом этапе, непосредственно после воздействия раздражителя, в клетках головного мозга происходит кратковременная электрохимическая реакция, вызывающая в них обратимые физиологические изменения. Затем на этой основе протекает второй этап процесса запоминания - собственно биохимическая реакция, связанная с образованием новых белковых веществ (протеинов). Первая стадия длится несколько секунд или минут и считается физиологическим механизмом кратковременного запоминания. Вторая стадия, приводящая к

91

необратимым химическим изменениям в клетках, соотносится с механизмом долговременного запоминания.

Собственно биохимическая теория памяти была предложена шведским ученым Х. Хиденом в 1960 г. Согласно этой концепции, в основе механизмов, которые обеспечивают процесс закрепления, сохранения и воспроизведения следов, лежат специфические химические изменения, происходящие в нервных клетках под воздействием внешних раздражителей. Имеются в виду различные перегруппировки белковых молекул нейронов и, прежде всего, молекул так называемых нуклеиновых кислот. Дезоксирибонуклеиновая кислота (ДНК) считается носителем генетической, наследственной, памяти, а рибонуклеиновая (РНК) - основой онтогенетической, индивидуальной, памяти.

Проблема памяти волновала мыслителей и ученых с глубочайшей древности. Однако до сих пор, несмотря на ряд серьезнейших исследований, проведенных в этом направлении за последние полтора столетия, в настоящее время нет общепризнанной концепции памяти. Ее основные закономерности и законы известны давно, но глубинные механизмы ее функционирования до сих пор остаются тайной.

1. Цит по: Блонский П П. Память и мышление. СПб., 2001. С. 6.

2. Цит. по: Йейтс Ф. Искусство памяти / Ф. Йейтс. СПб., 1997. С. 79.

3. Выготский Л. С. Собрание сочинений: В 6 Т. М., 1982. Т. 1. С. 154.

4. Зинченко П.И. Непроизвольное

запоминание. М., 1961.

5. Зинченко В.П., Величковский Б.М., Вучетич Г. Г. Функциональная структура зрительной памяти. М., 1980.

6. Смирнов А.А. Проблемы психологии памяти. М., 1966.

7. Зинченко П.И. Непроизвольное

запоминание. М., 1961.

8. Шлычкова А.Н. Изучение эффективности развитых видов запоминания // Вопросы психологии. 1982. № 6; Она же Непроизвольное и произвольное запоминание осмысленного материала старшеклассниками // Вопросы психологии. 1986. № 4.

9. Пиаже Ж., Инельдер Б. Генезис

элементарных логических структур. М., 1961.

10. Зинченко В.П., Величковский Б.М., Вучетич Г.Г Функциональная структура зрительной памяти. М., 1980. С. 260.

11. Батова Н.Я., Холмская Е.Д.

Нейропсихологический анализ влияния

эмоционального фактора на воспроизведение словесного материала //Вопросы психологии. 1984. № 3.

12. Ляудис В.Я. Память в процессе развития. М., 1976. С. 38.

13. Большунов Я.В. К характеристике структуры произвольного воспроизведения // Вопросы психологии. 1978. № 3.

14. Broadbent D.E. Decision and stress. New York. 1971.

15. Клацки Р. Память человека: структуры и процессы. М., 1978.

16. Аткинсон Р. Человеческая память и процесс обучения. М., 1980.

17. Павлов И.П. Полное собрание трудов. М.; Л., 1949. Т. 3. С. 583.

1. Cit. on: Blonsky P.R. Memory and thinking. SPb., 2001. P. 6.

2. Cit. on: Yates F. Memory art/F. Yates. SPb., 1997. P. 79.

3. Vygotsky L.S. Collected works: In 6 T M., 1982. T 1. P. 154.

4. Zinchenko P.I. Involuntary storing. M., 1961.

5. Zinchenko V.P., Velichkovsky B.M, Vuchetich G.G. Functional structure of a visual memory. M., 1980.

6. Smirnov A.A. Problems of psychology of memory. M., 1966.

7. Zinchenko P.I. Involuntary storing. M., 1961.

8. Shlychkova A.N. Studying of efficiency of the developed types of storing//psychology Questions. 1982. № 6; It Involuntary and any storing of an intelligent material by seniors//psychology Questions. 1986. № 4.

9. Piaget Zh., Inelder B. Genesis of elementary logic structures. M., 1961.

10. Zinchenko V.P., Velichkovsky B.M, Vuchetich G. G. Functional structure of a visual memory. M., 1980. P. 260.

11. Batov N.Ya., Holmsky E.D. Neuropsychological the analysis of influence of an emotional factor on reproduction of a verbal material //psychology Questions. 1984. № 3.

12. Lyaudis V.Ya. Memory in development. M., 1976. P. 38.

13. Bolshunov Ya.V. To the characteristic of structure of any reproduction//psychology Questions. 1978. № 3.

14. Broadbent D.E. Decision and stress. New York. 1971.

15. Klatsky R. Pamyat of the person: structures and processes. M., 1978.

16. Atkinson R. Human memory and training process. M., 1980.

17. Pavlov I.P. Complete collection of works. M.; L., 1949. T. 3. P. 583.