Научная статья на тему 'Концепт "кударец" сквозь призму "чужой" (североосетинской) ментальности'

Концепт "кударец" сквозь призму "чужой" (североосетинской) ментальности Текст научной статьи по специальности «Языкознание»

CC BY
12
0
Поделиться
Ключевые слова
ЛИНГВОКУЛЬТУРНЫЙ ТИПАЖ / РАЗНОВИДНОСТИ ТИПАЖА / CULTURAL TYPE / VARIETIES OF THE TYPE / СТЕРЕОТИПНЫЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ / ГЕТЕРОСТЕРЕОТИП / HETEROSTEREOTYPE / АКСИОЛОГИЧЕСКАЯ ДОМИНАНТА / AXIOLOGICAL DOMINANT / STEREOTYPICAL VIEWS

Аннотация научной статьи по языкознанию, автор научной работы — Качмазова Алина Ушанговна

В данной статье рассматривается репрезентанты гетеростереотипные представлений северных осетин о кударцах на основе бинарной оппозиции «свой-чужой». Раскрывается его аксиологическая доминанта. Выявляются разновидности лингвокультурного типажа «кударец».

THE CONCEPT KUDARETS THROUGH THE PRISM OF “ALIEN “ (NORTH-ОSSETIAN) MENTALITY

The article is devoted to the description of the heterostereotype representatives of the concept Kudarets in the North Ossetian on the basis of binary opposition «own alien». Its axiological dominant and variations of the cultural type “Kudarets” are revealed.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Концепт "кударец" сквозь призму "чужой" (североосетинской) ментальности»

КОНЦЕПТ «КУДАРЕЦ» СКВОЗЬ ПРИЗМУ «ЧУЖОЙ» (СЕВЕРООСЕТИНСКОЙ) МЕНТАЛЬНОСТИ

А. У. КАЧМАЗОВА

THE CONCEPT KUDARETS THROUGH THE PRISM OF "ALIEN " (NORTH-ОSSETIAN) MENTALITY

A. U. KACHMAZOVA

В данной статье рассматривается репрезентанты гетеростереотипные представлений северных осетин о кударцах на основе бинарной оппозиции «свой-чужой». Раскрывается его аксиологическая доминанта. Выявляются разновидности лингвокультур-ного типажа «кударец».

Ключевые слова лингвокультурный типаж, разновидности типажа, стереотипные представления, гетеростереотип, аксиологическая доминанта.

The article is devoted to the description of the heterostereotype representatives of the concept Kudarets in the North Ossetian on the basis of binary opposition «own - alien». Its axiolog-ical dominant and variations of the cultural type "Kudarets" are revealed.

Keywords: cultural type, varieties of the type, stereotypical views, heterostereotype, axi-ological dominant.

Картина мира каждого этноса содержит не только социальные предписания, нормы, традиции и обычаи, правила поведения, соответствующие определенным этническим сценариям, автопредставления (уникальную комбинацию «мы-образов»), но и стереотипизированные представления о других этносах (систему «они-обра-зов» или образов «чужих») (А. З. Журтова [2: 2], В. А. Косяков [5], Т. Ю. Тамерьян [8]).

Предметом анализа данной статьи является языковая репрезентация эмоционально-оценочного компонента, характеризующего гетеростереотипы образа ку-дарца в североосетинской ментальности.

Этнический стереотип как когнитивно-языковой феномен формируется на основе комплекса «они-образов» [2: 5]. Цель данной статьи выявить причины негативной стереотипизации кударцев в североосетинском языковом сознании, определить эмоционально-оценочные и конативные характеристики исследуемых стереотипов; проследить позитивные, нейтральные и негативные стереотипы о кударцах.

Гетеростереотип кударец представляет собой предел обобщения на основе наиболее характерных особенностей,отражающих этнокультурную специфику поведения с учетом анализа оценочных суждений.

«Этнический гетеростереотип представляет собой как оценочный образ «чужого», зафиксированный в языке (номинативные модели, паремии), так и значимый концепт, составляющий непременный элемент картины мира. Этностереотип играет важные для самоосознания и самопознания этноса (представления о «своем» и «чужом» народе, «своей» и «чужой» религии, обрядности и системе ценностей) роли» [2: 3].

Материалом для исследования послужили публицистические тексты, оценочные текстовые фрагменты, полученные из различных осетинских, русско- и осе-тиноязычных Интернет-форумов. Основным критерием отбора текстов послужила оценочная составляющая поведения, ценностных ориентиров, черт характера ку-

II. КОНЦЕПТОЛОГИЧЕСКИЕ И ЛИНГВОКУЛЬГУРОЛОГИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

дарцев. Анализ текстовых суждений позволил выявить аксиологическую составляющую анализируемого типажа.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Оценка лингвокультурного типажа во многом определяется нормативными установками североосетинской лингвокультуры, где личность соотносится с модельной центровой фигурой северного осетина, которая представляет собой стандарт поведения, образ «своего» и, соответственно, оценивается положительно.

Соответствие/несоответствие норме является основой выделения ядерных признаков анализируемого концепта. Отношение к кударцам выстраивается в рамках бинарной оппозиции «свой - чужой», отражающей стереотипные представления лингвокультуры.

Содержанием лингвокультурного типажа кударец является человек - представитель субэтнической группы осетин, проживающий на территории Северной и Южной Осетий, говорящий на кударском говоре иронского диалекта осетинского языка.

Кударцы (осет. Къуыдар, къуыдайржгтж; ед. ч. -къуыдайраг) - этнографическая группа осетин, исторически населяющая Кударское ущелье на северо-западе Южной Осетии. От остальных осетин отличаются своеобразным кударо-джавским говором, который иногда выделяют в особое наречие - кударский диалект осетинского языка [13].

Очевидно, что массовая миграция осетин (кударцев) из Южной Осетии и Грузии в 1989-1992 гг. в Северную Осетию послужила формированию лингвокультурного типажа кударца на основе гетеростереотипных представлений северных осетин, в основном, негативных.

Оказалось, что многовековое соседство Южной Осетии с Грузией существенно изменило ментальную картину мира южных осетин, оказало влияние на становление национального характера, сохранение/утрату традиционной осетинской культуры, языка и значительно увеличило различия внутри одной нации, что привело к растерянности и возмущению северных осетин.

Стереотипный образ кударца в общественном сознании задается и поддерживается зрительными, слуховыми и традиционными (стереотипными) представлениями, общим стандартом восприятия данного типажа с позиций системы норм и шкалы оценок североосетинской лингвокультуры.

Тематика проанализированных высказываний затрагивает социальные аспекты жизнедеятельности кударцев - уровень языковой компетенции, внешний облик, проблемы адаптации, уровень образования, характер, сферы деятельности, поведение, происхождение, место жительства.

Вопрос языковой компетенции является одним из основных критериев ассимиляции индивида в лингвокультуру и, следовательно, показателем того, что индивид принимает нормативные установки и правила межличностного общения, регулирующие характер коммуникации в ином культурно-языковом пространстве [3: 16]. Использование кударцами в качестве языка общения кударского говора иронского диалекта осетинского языка воспринимается как нежелание ассимилироваться в культурно-языковую общность северных осетин, которые в качестве общения используют куртатинский говор иронского диалекта или русский язык.

По мнению осетин-северян уровень языковой компетенции кударцев невысок. В речи кударцев проявляется отклонение от общепринятых языковых норм, преобладает фамильярно-просторечный стиль. Язык наводнен использованием грузин-

ских заимствований, что приводит к коммуникативному сбою между носителями куртатинского и кударского говоров и вызывает возмущение северных осетин как проявление нежелания беженцев-кударцев адаптироваться в североосетинском обществе и принять правила поведения и общепринятые нормы в данном обществе и выучить или куртатинский говор осетинского языка, или русский язык («чисто говорящий на иронском, в ужасе наблюдала за шумными людьми, на иностранном языке», «плохо говорили по-русски, а по-осетински говорили вперемешку с грузинским языком»,«не хочу слышать кударскую речь в моем городе»; «на Юге мало найдется осетин, говорить по-грузински, конечно если их не путать с беженцами из самой Грузии»).

Отклонения от нормы проявляются не только на лексическом уровне, но и на фоносемантическом звучании кударской речи, что способствует формированию негативного обобщенного образа и отношения к кударцам северных осетин («Дело в манере говорить.Грубость, расхлябанность в произношении, это отталкивало», «приходят армяне, и таджики, и узбеки и ведут очень воспитанно и спокойно, но только не грузины и кударцы!!!! как они по-хамски разговаривают!!!!» «такие же обнаглевшие южане грубили, хамили, употребляя мат продавцу»).

В североосетинском коллективном сознании особенности внешности образа кударца имеют полярную оценочность, в соответствии с его разновидностями: негативно-уничижительную по отношению к кударцу-беженцу из внутренних районов Грузии (Напр.: - Чтобы с высоты своих метра двадцати на кривых ножках гордо рассматривать мимо проходящих...) и положительную (или позитивную), по отношению к кударцу-югоосетину («физически всегда развитее», «крупнее в мышцах», «легко бывает отличить от северных осетин»).

Релевантными признаками внешности являются рост и физическая сила кударца. Также акцентируется внимание на одежде. Обязательными аксессуарами являются кепка, спортивный костюм, шарфики, которые кударец носит «с грузинским шиком» (ирон.). Описанный стиль одежды не принимается как норма в североосетинском обществе и вызывает неодобрение и раздражение, приравнивается к нарушению общественного порядка («сразу в полицию»).

Специфика коммуникативного поведения кударцев определяется понятием «ха-бальство» (грубое, нахальное, вульгарное, хамское поведение) («хамское поведение», «излишнее хабальство», «не особо люблю кударцев как общность шумную, активную, боевую, спаянную и самоуверенную, дикую, грубую»).

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Доминантным признаком в проявлении интеллектуальных способностей у ку-дарцев является наличие у них чувства юмора, которое положительно оценивается осетинами Северной Осетии («С юмором у них всё в порядке!!», «Дерзкие, гордые и с чувством юмора»; «А юморные какие были», «В них был позитив. По-осетински сдержанный и по-южански упёртый»).

Что касается образованности кударцев, то здесь присутствует нейтральная и амбивалентная оценки («Ты знаешь, я заметил, вот у кударцев крайности, ... или же он образованный или же его смс невозможно читать».). В Интернет материалах в отличие от анекдотов про кударцев, у осетин-северян наблюдается признание образованности кударцев, которое оценивается или в позитивном аспекте, или нейтрально («Я знаю очень много толковых ребят из Цхинвала». Могли бы написать про докторов наук кударцев или спортсменов, военных или врачей, священников или просто праведных и достойных представителей юга Алании»).

Согласно социологическому исследованию, особенности характера лингво-культурного типажа «кударец» имеют полярную оценочность в зависимости от его разновидностей: положительную - у кударца из Южной Осетии, и отрицательную - у кударца из Грузии («респонденты указывали на различия между осетинами... представителями этнических групп: - осетины, выходцы из Южной Осетии, «...терпеливые, дружелюбные, щедрые, трудолюбивые»; - осетины, выходцы из Северной Осетии, «...гордые, подозрительные, гостеприимные, аккуратные, интеллигентные»; - осетины, выходцы из Грузии, «... нагловатые, мудрые, предприимчивые». [239]).

Однако не все осетины Северной Осетии могут различить эти две разновидности в образе «кударец» («Я знаю, в основной массе это выходцы с внутренних районов Грузии, но не у всех северян в друзьях цхинвальские, и они не могут отличить их, для них все южане»). Для осетин из Северной Осетии все «ненашенские» в любом случае вызывают «негатив».

Ценностный компонент в образе кударца актуализируется достаточно выразительно и очевидно в следующем примере. Осетины из Северной Осетии в рамках Интернет-форумов и блогов дают волю выражению своего отношения к кударцам («я не люблю кударцев», «тоже негативно отношусь к кударцам», «такой негатив ко всем, у кого говор не нашенский»).

Для данного типа личности нетипично следование этикетным нормам, соблюдение светских манер не является ценностной характеристикой рассматриваемого лингвокультурного типажа. Очень часто в качестве стандартного поведения кударца указывается нарушение общественного порядка («Кто-то скажет, что видел кударца, грызущим семечки и т.д.». «Потом появились эти беженцы, лузгающие семечки на проспекте Мира; «Это они принесли - плеваться семечками, к девушкам приставать и т.д.)

Сфера деятельности современного типажа «кударец» не имеет четких границ, теоретически кударцы могут быть заняты в любой области («кударцы представлены у нас на всех уровнях госслужебной лестницы»).

Однако чаще встречаются примеры, где кударец - это бизнесмен, воин, спортсмен. Кударец-бизнесмен - это бизнесмен успешный, неуступчивый, контролирующий целые сферы торговли («Никто не сможет заменить их ни на рынке, ни на товарном дворе».«Мелкую розничную торговлю в РСО-А в основном контролируют кударцы». «Кому зелень на рынке не продали, не сбавили 5 рублей, кому свинина не понравилась, проданная кударцами». «Серьезная часть водочного бизнеса находится в ихруках»....беженцы, заполонившие базары...»).

Доминантным признаком в данной сфере деятельности является трудолюбие кударцев («А кударцы, за что я их уважаю, берутся за любую работу, чтобы заработать». «Почему-то все девушки мечтали выйти замуж за кударцев, потому что они хотят и умеют зарабатывать».Молодцы ребята - вкалывать умеют, как лошади»).

В связи с трагическими событиями в Южной Осетии, в сознании осетин Северной Осетии ярко обрисовывается положительный образ кударца-воина из Южной Осетии. По мнению осетин из Северной Осетии, они показали себя воинственными, храбрыми воинами, готовыми идти на выручку («Наши парни из ЮОР в 1992 году приехали и бились за нашу землю не жалея своего живота. Тогда я не слышал ни от одного про"кударцев"», «в то время как эти "злые и невоспитанные

кударцы" освобождали наши земли», «А когда нам было тяжело в 1992 году и на помощь приехали к нам наши воинственные, уже закаленные в боях братья с Южной Осетии, и когда наши местные осетины увидели небритых ребят, появились слезы, ведь это была помощь»).

Кударец-спортсмен также оценивается позитивно осетинами из Северной Осетии, раскрывается яркий образ спортсмена-победителя («Среди южан очень много талантливых и в спорте, и в культуре». «Южанцы лучше остальных осетинов играют в футбол». «Местные кударцы не раз прославили нашу республику на всероссийских и международных уровнях. Один Ногир чего стоит»).

Место жительства. Кударцы могут быть родом из Южной Осетии, внутренних районов Грузии («И вообще я настаиваю на том, что львиная доля беженцев была из внутренних районов Грузии, которые и остались здесь жить». «Цхинваль-цы сами отлавливали здесь наглых грузиноговорящих беженцев-осетин из внутренних районов Грузии»), а также являться коренными жителями Северной Осетии, проживающими в Пригородном районе («Не все, кто по-кударски разговаривает, из Южной Осетии. Может они с Пригородного района». «Кударцы живут здесь давно в поясе Ногир-Сунжа-Тарское-Кадгарон»).

Противопоставление образа кударца как «чужого» базируется на закрепленных в данной лингвокультурной общности специфических чертах анализируемых объектов, зафиксированных в стереотипах, совокупность которых образует уникальную систему образов «своего» и «чужого».

Данное культурно-языковое сообщество, как и любое организованное пространство, являет собой не нерасчлененную массу «своих», а иерархическую структуру, выстроенную по принципу центрации, и кударец воспринимается как «чужой» за счет своего стереотипного составляющего в рамках лингвокультуры.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Статус «чужого» приобретается в результате общей тенденции обобщения характеристик этнической группы кударцев, которая мыслится и репрезентируется языковыми средствами как социально нерасчлененная и в целом негативно окрашенная.

Таким образом, особенности политического, экономического, социокультурного развития Южной и Северной Осетии обусловили специфику осетин, живущих на этих территориях. Очевидно, что осетины, выходцы из Южной Осетии, отличаются от осетин, выходцев из Северной Осетии-Алании. Также отмечается отличие осетин - выходцев из Южной Осетии от осетин - выходцев из Грузии.

Осетины-беженцы из Грузии оказались «чужими среди своих». Проживание осетин в иной культурной среде на протяжении многих лет, усвоение грузинских культурных обычаев и традиций не могли не сказаться на их мировоззрении. Уже проживая на территории Северной Осетии, они не отошли от грузинских культурных обычаев и традиций, отличных от осетинских, что, в свою очередь, вызвало возмущение осетин из Северной Осетии.

Из рассмотренных признаков в описании образа кударец можно вывести амбивалентно оценочный образ по следующим признакам:

Во внешнем облике встречаются полярные признаки. Кударцы из внутренних районов Грузии преимущественно малого роста, неприятной внешности, «юноши метра двадцати с кривыми ножками» и представлены в негативном ключе. А ку-дарцы из Южной Осетии «крупнее северных осетин по телосложению», описание их внешности несет или нейтральный, или положительный окрас. Что касается ма-

неры одеваться, то независимо от места проживания, кударцы, в представлениях осетин Северной Осетии, носителей куртатинского говора, одеваются - неприлично «разоделась как во Франции», ярко «разноцветные шарфики на шеях», и не соблюдают правил этикета - «спортивные они принесли».

В речевых особенностях образа кударца отмечают резко выделяющийся более эмоциональным звучанием кударский говор иронского диалекта - «грубость, расхлябанность в произношении», с грузинскими заимствованиями, «по-осетински говорили вперемешку с грузинским».

В особенностях характера кударцевиз Южной Осетии отмечаются более мягкие черты характера - миролюбивый, приветливый, воинственный, выносливый, трудолюбивый, пробивной, напористый. Кударцам из внутренних районов Грузии приписывается хамство, хабальство. Но, в целом, описание характера обобщенного образа кударца сводится к перечислению таких черт, как напористость, наглость, гостеприимство, трудолюбие.

Сфера деятельности кударцев в представлениях северных осетин никак не ограничена. Они могут быть заняты в любом деле. Для северных осетин кударцы, прежде всего, отличаются трудолюбием, что вызывает положительную оценку осетин из Северной Осетии, противопоставляя им себя. Кударцы чаще всего представлены в торговом бизнесе, что преимущественно оценивается отрицательно - «заняли рынки», «заполонили базары».

Кударцы отличились также и в спорте «кударцы прославили нас в спорте», «лучше играют в футбол», но такое положение дел получает амбивалентную оценку.

Северные осетины также отмечают воинственность и умение воевать кударцев-южных осетин. Образ военных кударцев оценивается позитивно. Однако обратная сторона проявления их воинственности - склонность к дракам, зачастую беспредметным. Что нарушает общественный порядок и приводит к физическому причинению ущерба и уже оценивается резко негативно.

Образованность кударцев зачастую получает амбивалентную оценку. Но в последнее время наблюдается падение актуальности данного признака в результате ее нейтральной оценки северными осетинами по материалам Интернет-сайтов.

Стереотипизированный образ кударца характеризируется амбивалентной оце-ночностью, с одной стороны, кударцы - это талантливые, умные, образованные люди, трудолюбивые, обладающие силой духа; с другой стороны - правонарушители, бандиты, недружелюбные, некультурные люди. Северные осетины выделили антропометрические признаки типичного кударца на базе их разновидностей - ку-дарца из внутренних районов Грузии и кударца-южного осетина, подчеркнув разнообразие фенотипов. Антропометрические признаки в структуре типажа «куда-рец» не выражены.

Таким образом, дифференцирована оценка кударцев-южных осетин и кударцев из внутренних районов Грузии. Последние оцениваются в большей степени отрицательно, а кударцы-южные осетины - положительно.

Литература

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

1. Бекоев Д. Г. Иронский диалект осетинского языка. Цхинвал: Ирыстон, 1985. 386 с.

2. Журтова А. З. Этнические гетеростереотипы в американской языковой картине мира: автореф. дис. ... канд. филол. наук. Нальчик, 2013. 23 с.

3. Камболов Т. Т. Очерк истории осетинского языка. Владикавказ, 2006. С. 394396.

4. Карасик В. И. Языковой круг: личность, концепты, дискурс. Волгоград: Перемена, 2002. 477 с.

5. Косяков В. А. Стереотип как когнитивно-языковой феномен: дис. ... канд. филол. наук. Иркутск, 2009. 153 с.

6. Красных В. В. Этнопсихолингвистика и лингвокультурология. М.: Гнозис, 2002. 284 с.

7. Стернин И. А. Коммуникативное поведение в структуре национальной культуры // Этнокультурная специфика языкового сознания. М., 2003. С. 97-128.

8. Тамерьян Т. Ю. Культурные различия как причина коммуникативных неудач. Вестник Нижегородского университета им. Н. И. Лобачевского. 2010. № 4-2. С. 739-741.

9. Тамерьян Т. Ю. Стереотипный компонент в структуре этнокультурного типажа (на материале осетинской лингвокультуры) // Человек. Язык. Культура: сборник научных статей, посвященных 60-летнему юбилею проф. В. И. Карасика: отв. со-ред. В. В. Колесов, М. Влад. Пименова, В. И. Теркулов. Киев: Изд. Д. Бураго, 2013. (Серия «Концептуальный и лингвальный миры». Вып. 2). С. 575-580.

Источники

10. Блог Бориса Кантемирова. Город, где сбываются мечты. Регион 15. Режим доступа: http://region15.ru/blogs/kantemirov/2011/06/29/gorod-gde-sbyvayutsya-mechty/

11. Блог Мадины Сагеевой. Про кударцев, иронцев и дигорцев. Регион 15. Режим доступа: http://region15.ru/blogs/sageeva/2011/02/15/pro-kudarcev-ironcev-i-digorcev/

12. Возрождение по-осетински. Интерфакс. Регион 15. Северо-осетинский информационный портал. Режим доступа: http://region15.ru/articles/1940/

13. Кударцы - Википедия. Режим доступа: http//ru.wikipedia.org>wiki/

14. Леонид Велехов. Победа, которую мы потерпели. Международный ежемесячник. «Совершенно секретно». № 7/11. Электронное изд..: Режим доступа: http:// sovsekretno.ru/articles/id/2879/

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.