Научная статья на тему 'Концентрация собственности в российской обрабатывающей промышленности: эмпирические оценки'

Концентрация собственности в российской обрабатывающей промышленности: эмпирические оценки Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

CC BY
414
83
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Журнал
Journal of new economy
ВАК
Область наук
Ключевые слова
КОНЦЕНТРАЦИЯ СОБСТВЕННОСТИ / ОБРАБАТЫВАЮЩАЯ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ / ПЕРЕХОДНАЯ ЭКОНОМИКА / МЕЖСТРАНОВЫЕ СРАВНЕНИЯ / CONCENTRATION OF OWNERSHIP / MANUFACTURING / TRANSITION ECONOMY / CROSS-COUNTRY COMPARISON

Аннотация научной статьи по экономике и бизнесу, автор научной работы — Долгопятова Татьяна Григорьевна

Статья характеризует концентрацию собственности на российских предприятиях обрабатывающих отраслей в 2014 г., ее динамику в условиях кризиса и экономической стагнации 2009?2014 гг., а также факторы, определяющие различия в уровне концентрации. Уровень концентрации собственности остается высоким и в среднем превосходит показатели ряда европейских развитых стран. Эмпирический анализ выявил, что более низкая концентрация присуща фирмам, ценные бумаги которых обращаются на биржах и которые имеют меньшую долю инвестиций в выручке, а их руководители оценивают конкуренцию с иностранными производителями как относительно заметную. Анализ опирается на данные опросов руководителей промышленных предприятий, проведенных НИУ ВШЭ в 2009 и 2014 гг., а также результаты опроса почти 15 тыс. компаний в семи странах Европейского союза.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по экономике и бизнесу , автор научной работы — Долгопятова Татьяна Григорьевна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Концентрация собственности в российской обрабатывающей промышленности: эмпирические оценки»

Г**

Доктор экономических наук, доцент, заслуженный экономист РФ, главный научный сотрудник, ординарный профессор

НИУ «Высшая школа экономики»

101000, РФ, г. Москва, ул. Мясницкая, 20 Контактный телефон: (495) 772-95-90 доб. 55570 e-mail: longheel@hse.ru

ДОЛГОПЯТОВА Татьяна Григорьевна

Концентрация собственности в российской обрабатывающей промышленности: эмпирические оценки1

1

Статья характеризует концентрацию собственности на российских предприятиях обрабатывающих отраслей в 2014 г., ее динамику в условиях кризиса и экономической стагнации 2009-2014 гг., а также факторы, определяющие различия в уровне концентрации. Уровень концентрации собственности остается высоким и в среднем превосходит показатели ряда европейских развитых стран. Эмпирический анализ выявил, что более низкая концентрация присуща фирмам, ценные бумаги которых обращаются на биржах и которые имеют меньшую долю инвестиций в выручке, а их руководители оценивают конкуренцию с иностранными производителями как относительно заметную. Анализ опирается на данные опросов руководителей промышленных предприятий, проведенных НИУ ВШЭ в 2009 и 2014 гг., а также результаты опроса почти 15 тыс. компаний в семи странах Европейского союза.

JEL classification: в32, Р26

Ключевые слова: концентрация собственности; обрабатывающая промышленность; переходная экономика; межстрановые сравнения.

Обширная литература по корпоративному управлению долгие годы опиралась на подход, ведущий начало от классической работы А. Берле и Ж. Минца [7], которая рассматривала распыленную собственность акционеров как основу формирования менеджериального контроля в компании. Однако подобный тип собственности характерен далеко не для всех экономик, и ряд исследований А. Шляйфера и его сотрудников [10; 11] убедительно показал наличие разнообразных структур собственности и контроля в разных странах. Существенным фактором, влияющим на уровень концентрации, была определена ориентация национального законодательства на одну из сложившихся правовых систем, различающихся по возможностям защиты прав акционеров (инвесторов). Более поздние исследования выявили роль различий в институтах и на субнациональном уровне (например, [14]).

Довольно высокий уровень концентрации был присущ даже развитым странам, где о сформировалась модель «блокхолдера» [3], причем на приватизированных предприя-,_Г тиях часто обнаруживалась зависимость концентрации капитала от метода привати-^ зации (например, [8]). В переходных экономиках, вне зависимости от первоначальных

2 1 Статья подготовлена в ходе выполнения проекта Программы фундаментальных исследова-

^ ний НИУ ВШЭ 2016 г. «Препятствия и драйверы структурных изменений в российской обраба-© тывающей промышленности».

Постановка проблемы, релевантная литература и данные

и с н

к =

условий приватизации государственных предприятий в 1990-е годы, превалировало стремление инвесторов к увеличению владения, по размеру обычно далеко выходящего за рамки блокирующего пакета. В условиях неразвитого законодательства и механизмов корпоративного управления, слабого правоприменения концентрация владения ожидаемо стала инструментом защиты прав собственности от оппортунизма менеджмента и от посягательств других акционеров и внешних лиц [13]. Так, исследование публичных компаний Чехии и Польши [9] показало рост уровня концентрации капитала в 1990-е годы, а также выявило положительное влияние на этот рост высокой инвестиционной активности в обеих странах и наличия иностранного собственника (только в Польше). В итоге опыт переходных экономик позволил расширить представление о возможных структурах капитала и, соответственно, о разнообразии механизмов корпоративного управления [6].

Россия не была исключением. Несмотря на массовую приватизацию первой половины 1990-х годов, создавшую инсайдерскую распыленную собственность, последняя постепенно теряла позиции [12]. Все обследования постприватизационной структуры капитала свидетельствовали о тенденции к росту концентрации собственности и высоком ее уровне. В подавляющем большинстве российских компаниях к началу 2000-х годов сформировался доминирующий собственник, контролирующий бизнес, а вновь создаваемые фирмы сразу же принадлежали крупным собственникам [5. С. 30].

С середины 2000-х годов при наметившемся улучшении качества институтов на фоне быстрого экономического роста, проявился тренд к снижению уровня концентрации капитала в публичных компаниях [2. С. 19]. По данным двух опросов мониторинга, на многих предприятиях промышленности наблюдалась стабилизация уровня владения крупнейшего собственника, а в ряде компаний он начал снижаться. В результате по панельной выборке доля хозяйственных обществ с наличием контролирующего собственника уменьшилась за 2005-2008 гг. с 74 до 67%. Эмпирическое исследование динамики концентрации капитала выявило, что факторами сокращения стали обращение ценных бумаг компаний на биржах, присутствие иностранных собственников в капитале, а также сильная конкуренция [1].

Посткризисное пятилетие характеризовалось трудностями восстановления обрабатывающей промышленности хотя бы докризисного уровня, и с 2013 г. в экономике фактически началась стагнация. В статье поставлена задача оценки уровня концентрации собственности в эти годы и его сопоставления его с аналогичным показателем промышленных компаний развитых европейских стран. Тесная связь концентрации капитала с развитием институтов позволяет предположить, что в российских компаниях она остается по-прежнему высокой и будет выше, чем в развитых странах.

Анализ основан на данных мониторинга конкурентоспособности предприятий обрабатывающей промышленности, проводимого Институтом анализа предприятий и рынков Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики». Концентрация капитала оценивалась на предприятиях, зарегистрированных в форме хозяйственных обществ - акционерных обществ (АО), а также наиболее распространенных в России обществ с ограниченной ответственностью (ООО). В ходе мониторинга было проведено три широкомасштабных опроса руководителей предприя-

• в 2005 г. и 2009 г. обследовано около 1 000 предприятий восьми видов экономической деятельности с численностью занятых свыше 100 чел. и менее 10 тыс. чел. В выборках хозяйственных обществ (они составили 937 фирм в 2005 г. и 911 в 2009 г.) удельный вес АО превышал три четверти;

• в 2014 г. выборка была трансформирована, в нее вошли предприятия размером более 10 чел. девяти видов экономической деятельности. Это было сделано с целью межстранового сопоставления с европейским проектом «European Firms in a Global

Economy (EFIGE)», включавшим опрос в 2010 г. руководителей 14 759 промышленных предприятий семи стран ЕС. Из них только Венгрия относится к постсоциалистическим государствам, остальные представляют ведущие европейские экономики (Германия, Великобритания, Франция, Италия, Испания, Австрия)1.

Российские хозяйственные общества составили 2 072 объекта, из которых 30% относились к АО. Такое отличие выборки обусловлено снижением нижней границы количества занятых, включением предприятий производства прочих неметаллических продуктов, а также изменениями организационной формы. Многие предприятия с течением времени переходили из обязательного по приватизационным процедурам статуса открытого АО в закрытые общества или ООО, а вновь создаваемые фирмы обычно предпочитают форму ООО.

Уровень и факторы разнообразия концентрации собственности

Для оценки концентрации владения в 2014 г. был задан вопрос, который выяснял у респондента, есть ли в его компании владелец контрольного пакета акций (паев) либо владелец блокирующего пакета. Прежде чем описать ответы, подчеркнем, что уровень отклика был невысоким, всего 56% (свыше 900 руководителей затруднились с ответом или отказались от него). Обычно на вопросы о собственности, задаваемые в такой общей форме, отвечают 70-80% руководителей предприятий (в 2009 г. отклик на аналогичный вопрос был на уровне 80%). Обусловлено это структурой выборки 2014 г.: в АО отклик был на уровне 73%, в ООО (по определению, более закрытой форме бизнеса) не достиг и 50%.

Для оценки уровня концентрации в 2009 г. и в 2014 г. предприятия были разделены на три группы:

• с высоким уровнем концентрации, в которую входят предприятия, обладающие собственником или консолидированной группой собственников, имеющих свыше 50% акций (паев);

• со средним уровнем, т. е. с наличием блокирующего собственника (в компании есть владелец свыше 25%, но не более 50% акций или паев);

• с низким (по российским меркам) уровнем, когда на предприятии нет группы аффилированных лиц, имеющих хотя бы четверть уставного капитала.

Данные показали (табл. 1), что большинство предприятий имеют контролирующего владельца. В подвыборке АО доля фирм с высокой концентрацией приблизилась к двум третям, в ООО была еще выше. Различия между двумя видами хозяйственных обществ были статистически значимы на уровне 1%2. В двух предшествующих раундах мониторинга уровень концентрации капитала был универсален: он не отличался в компаниях разных отраслей (видов экономической деятельности) и размеров [4. С. 155]. В 2014 г. проявились различия между предприятиями разных размеров, они не линейны, но наименьшей оказалась концентрация собственности среди крупных компаний. По времени создания также выявились нелинейные различия: меньше всего доля фирм с контролирующим владельцем была присуща постсоветским предприятиям, а также созданным в последнее пятилетие фирмам. Что касается отраслей, в 2014 г. наибольшей концентрацией отличилось текстильное, швейное и кожевенно-обувное производство, где три четверти предприятий относились к группе с высокой концентрацией, а наименьшей - химическое производство, где доля таких предприятий чуть превысила 63%. Однако, несмотря на разброс в 12 процентных пунктов, различия по девяти видам были статистически незначимыми.

1 См. подробнее о проекте и выборке: URL: http://bruegel.org/efige.

2 Здесь и далее различия квалифицируются автором как статистически значимые, если они не превышают 10%.

Таблица 1

Распределение хозяйственных обществ по уровню концентрации собственности, %

Группа хозяйственных обществ Концентрация собственности

низкая средняя высокая

Вся выборка

Все виды хозяйственных обществ 20,8 10,4 68,8

По предприятиям разных организационно-правовых форм

АО 19,3 15,5 65,2

ООО 21,9 7,0 71,1

По числу занятых

Малые предприятия (10-100 чел.) 23,0 7,2 69,8

Средние (101-499 чел.) 16,0 11,5 72,5

Крупные (500 и более занятых) 21,8 15,4 62,8

По периоду создания

Советские (до 1990 г. включительно) 20,1 15,4 64,5

Новые - на этапе спада (1991-1998 гг.) 16,7 11,2 72,1

Новые - на этапе роста (1999-2008 гг.) 22,6 7,3 70,1

Новые - в период и после кризиса (с 2009 г.) 29,5 4,2 66,3

Примечание. Использован критерий х2; различия для всех группировок значимы на уровне 1%.

Наряду со сравнением по базовым характеристикам можно поставить вопрос о том, какие факторы способны усилить разнообразие в уровне концентрации собственности российских предприятий. Учитывая результаты анализа уровня и динамики конкуренции [1; 8; 9], авторы статьи тестировали следующие гипотезы (использовались также независимые переменные):

• Фондовый рынок. Компании, которые выпускали ценные бумаги на биржах, имеют более низкую концентрацию собственности. Введена дамми-переменная факта обращения бумаг.

• Инвестиционная политика. Компании, отличившиеся большей инвестиционной активностью, имеют более высокую концентрацию, поскольку крупные собственники с долгосрочной мотивацией инвестируют в их развитие даже в условиях стагнации. Для оценки инвестиционной активности взяты две переменные: факт осуществления инвестиций и их доля в выручке компании (относительные размеры) за 2011-2013 гг.

• Рынки. Компании, среда которых воспринимается как конкурентная, нуждаются в устойчивом развитии и инвестициях, поэтому можно ожидать, что высокая конкуренция способствует уменьшению концентрации капитала. В уравнения включались два индикатора испытываемой компанией конкуренции с российскими или зарубежными производителями: субъективные оценки респондентами влияния конкуренции на деятельность компании в четырехзначной шкале (совсем не влияет, влияет незначительно, заметно или сильно).

• Владельцы компании. Наличие иностранных совладельцев сопровождается более низким уровнем концентрации владения, но если компания является дочерней структурой, у нее концентрация капитала может быть ниже, поскольку холдинг обладает иными способами контроля. Для измерения использована переменная доли иностранных совладельцев в капитале компании, а также построены три группы по вовлечению предприятий в корпоративную интеграцию (независимые, дочерние или головные компании холдингов).

• Возраст бизнеса. Компании, созданные в советский период и в основном прошедшие через массовую приватизацию, будут обладать более низким уровнем концентрации собственности, нежели те, которые сразу создавались в условиях рыночных

реформ и слабости институциональной среды как бизнес-консолидированной группы собственников. Использована группировка компаний по времени создания (см. табл. 1).

Контрольными переменными стали отраслевая принадлежность (девять видов деятельности), размер компании (три группы), организационная форма (АО или ООО).

Для повышения устойчивости результатов в качестве зависимых взяты две альтернативные характеристики концентрации собственности (дамми-переменная наличия владельца контрольного пакета акций или паев; упорядоченная переменная, принимающая три значения в зависимости от уровня концентрации: 3 - высокий, 2 - средний, 1 - низкий). Соответственно рассчитаны бинарные и порядковые модели. Для обоих случаев использованы идентичные наборы независимых переменных, каждая модель была рассчитана в нескольких спецификациях (расширялся круг независимых переменных). Основные результаты по финальным спецификациям, содержавшим наибольшее число независимых переменных, представлены в табл. 2. Во всех спецификациях факт обращения ценных бумаг на фондовом рынке снижал уровень концентрации капитала и был устойчиво значимым (уровень значимости был невелик, что связано с небольшой долей таких компаний в выборке).

Таблица 2

Результаты регрессионного анализа факторов, определяющих уровень концентрации капитала

Переменная Логит-модель бинарного выбора Порядковая модель

Все общества АО Все общества АО

Фирма создана начиная с 2009 г. - +* - +*

Конкуренция с иностранными производителями незначительно влияет на деятельность фирмы -** -** -**

Конкуренция с иностранными производителями заметно влияет на деятельность фирмы -** -* -**

Фирмы, имеющие биржевые ценные бумаги -** -* -**

Доля затрат на инвестиции в выручке фирмы, % +** + +** + **

Число наблюдений 890 348 890 348

-2Log likelihood 1050 414 1348 578

Псевдо R2 Нагелькерка 0,064 0,143 0,056 0,137

Тест модели х2 41** 38** 41** 42**

Примечание. Оставлены переменные, коэффициенты при которых имеют уровень значимости до 10%: ** - значимо на уровне 5%; * - на уровне 10%; знак «+» определяет положительное значение коэффициента, знак «-» отрицательное.

Частичные подтверждения получены по гипотезе 3. Уровень конкуренции с российскими производителями никогда не был значимым фактором, тогда как всегда была значима заметная конкуренция с иностранными производителями (в ряде спецификаций значим низкий уровень конкуренции), которая уменьшает вероятность высокой концентрации собственности, т. е. связь конкуренции и концентрации имеет и-форму. Что касается гипотезы 2, факт инвестиций незначим, но доля расходов на инвестиции в выручке фирм положительно связана с уровнем концентрации. Это говорит о более активном инвестировании в компаниях с крупным собственником.

Итоговые модели по всей выборке хозяйственных обществ улучшали прогноз буквально на 1-2 пункта. Известно, что ООО зачастую имеют одного или двух-трех владельцев, поэтому важно было оценить факторы концентрации отдельно на подвыборке АО. Результаты мало отличались, но уровень прогноза повысился на 5-6 пунктов. Результаты по гипотезам 1 и 3 устойчивы, и хотя не обнаружена значимая связь уровня

концентрации с масштабами инвестирования в основные фонды в бинарной модели, она сохранилась в порядковой регрессии. Не обнаружено свидетельств в пользу гипотез 4 и 5 (более высокой была концентрация в АО, созданных в пост-кризисный период), а также роли размера бизнеса и организационной формы. Что касается отраслевой принадлежности, некоторые виды деятельности (металлургическое производство, производство изделий из древесины) отличились значимо меньшей концентрацией.

Динамические и межстрановые сопоставления

Данные 2014 г. позволяют примерно оценить изменения в уровне концентрации капитала, поскольку выборка изменилась. Для сопоставления она была скорректирована, чтобы по признакам отраслевой принадлежности и размера, используемых при построении выборок фирм, оказаться как можно ближе к совокупности 2009 г. Для этого из базы данных 2014 г. были исключены предприятия с количеством занятых 100 чел. и менее (более 55% выборки) и свыше 10 тыс. чел. (всего шесть объектов), а также изъяты представители отрасли производства неметаллических продуктов (дополнительно еще 100 объектов). В итоге при элиминировании очевидных различий скорректированная выборка хозяйственных обществ включала 797 объектов, причем доля АО превышала 53%, а уровень отклика достиг 65%.

Иллюстративное сопоставление в динамике (табл. 3), учитывая значимую связь уровня концентрации с организационно-правовой формой бизнеса, сделано по всем обществам и отдельно по АО и ООО. Если по всем обществам концентрация капитала несколько повысилась в результате роста доли компаний с высокой концентрацией, то различий в АО практически нет. Расхождения в основном связаны с особенностями ООО, обследованными в эти годы. Наметившийся в годы экономического роста тренд к снижению концентрации собственности не получил продолжения, хотя сделать вывод о вновь начавшемся повороте к ее росту мы не можем.

Таблица 3

Сопоставление структур уставного капитала по уровню концентрации, %

Группировка фирм по уровню концентрации 2014 2009

Скорректированная выборка Выборка второго раунда мониторинга

Все общества ООО АО Все общества ООО АО

Низкая 18,8 18,4 19,1 22,1 32,1 19,2

Средняя 13,6 9,2 16,5 14,1 8,2 15,8

Высокая 67,6 72,5 64,4 63,8 55,8 65,2

Справочно: количество ответивших 516 207 309 710 159 551

Для межстрановых сравнений использована база данных ББЮБ. Европейские предприятия соответствуют по критериям размера российским фирмам, но имеют более широкий круг отраслей, поэтому свыше 2 100 фирм, которые относились к мебельному производству, полиграфии и издательской деятельности, прочим отраслям, были исключены. К сожалению, имеющиеся в нашем распоряжении европейские данные не позволили четко вычленить предприятия корпоративных организационных форм (аналоги российских ООО и АО). Для сопоставления взяты выборка в целом и подвы-борка фирм, которые респондентами не отнесены к числу семейных (из-за возможной более высокой степени концентрации в семейных фирмах). Расчеты по обеим совокупностями (в разрезе по размерам) представлены в табл. 4. Отметим, что европейские фирмы имеют меньше занятых, чем российские, число предприятий с более чем 500 занятых в выборке крайне мало. Чем больше размер европейской фирмы, тем более концентрированной можно считать собственность (различия значимы на уровне

1%). В среднем по европейской выборке наличие контролирующего акционера присуще меньшей доле фирм, чем по российской. Это объясняется, в первую очередь, тем, что в европейских странах существенно выше удельный вес фирм со средним уровнем концентрации. В итоге мы можем говорить о том, что российские предприятия чаще имеют распыленное владение и в то же время существенно чаще обладают контролирующими собственниками.

Таблица 4

Сравнение российских и европейских < >ирм по уровню концентрации капитала, %

Выборка фирм Уровень концентрации Количество ответивших

низкий средний высокий

Европейская выборка, в том числе: 8,4 31,6 60,0 12 021

до 49 занятых 8,5 35,5 55,9 8 717

от 50 до 249 занятых 8,8 23,0 68,2 2 438

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

250 занятых и более 6,5 15,8 77,7 866

Подвыборка не семейных фирм 12,0 28,4 59,6 3 505

до 49 занятых 13,3 35,2 51,4 2 226

от 50 до 249 занятых 11,6 19,5 69,0 857

250 и более занятых 5,9 28,4 83,9 422

Справочно: российские фирмы (2014 г.) 20,9 10,4 68,8 1 159

Если обратиться к данным по отдельным странам, контролирующий владелец чаще встречается в обрабатывающей промышленности Австрии, Франции и Германии, нежели в России, тогда как в Великобритании, Венгрии, а особенно в Испании и Италии -реже (см. рисунок).

Испания Италия Англия Венгрия Россия Франция Германия Австрия

100 80 60 40 20 0 %

□ Не более 25% □ 25-50% ■ Более 50% акции (паев)

Распределение фирм по уровню концентрации капитала в разных странах

По подвыбрке фирм, не считающихся семейными, Россию по доле компаний с контролирующим собственником превосходили Австрия, Франция, Венгрия, тогда как Германия оказалась на том же уровне. Таким образом, российская обрабатывающая промышленность весомо не отличается от промышленности одних стран и превосходит другие. В среднем, несмотря на более крупные размеры бизнеса, уровень концентрации в российской обрабатывающей промышленности остается более высоким, чем в европейской.

Основные выводы

Концентрация капитала на российских предприятиях обрабатывающей промышленности остается высокой: две трети хозяйственных обществ имеют мажоритарного акционера или пайщика с пакетом больше половины акций или паев. Выявленные в опросе 2009 г. тенденции снижения концентрации не продолжаются или сменились на обратные, что может быть связано с ослаблением присущих экономическому росту стимулов крупных собственников к диверсификации своих вложений и стагнацией качества институтов.

Уровень концентрации не универсален. Регрессионный анализ продемонстрировал, что факторами его дифференциации на микроуровне становятся наличие торгуемых на биржах ценных бумаг, заметный (но не самый высокий) уровень конкуренции с иностранными производителями, а также относительные масштабы инвестирования в основные фонды в предшествующие опросу три года.

Высокая концентрация собственности сопровождается участием мажоритарного владельца в управлении компанией, при этом снижаются агентские издержки и у него проявляются мотивации к развитию бизнеса. Негативными последствиями концентрации становятся возможность ущемления интересов миноритарных акционеров, а также чрезмерная зависимость компании от решений владельца, его интеллектуальных и иных качеств. Преодолению этих последствий может способствовать деятельность совета директоров как инструмента гармонизации интересов всех акционеров и формирования стратегии бизнеса. Создание сбалансированного совета из числа различных по компетенциям и опыту директоров (в том числе независимых), включенного в стратегическое планирование и консультирование, усиливает ресурсный потенциал компании и способствует ее устойчивому развитию. В этом контексте государство как регулятор корпоративных отношений (законодатель и гарант правоприменения) должно обеспечить баланс интересов мажоритарных и мелких собственников. Компания и миноритарии нуждаются в защите от действий крупного собственника по извлечению частных выгод контроля, а крупный собственник - в ограждении от злоупотребления правом со стороны мелких акционеров, корпоративного шантажа.

Сравнение индикаторов концентрации капитала в российских предприятиях с аналогичными дынными европейских компаний показывает, что последним присущ несколько более низкий уровень концентрации капитала. Это суждение справедливо лишь в среднем, оно не подтверждается для промышленности ряда европейских стран.

Источники

1. Долгопятова Т. Г. Концентрация собственности в российской промышленности: эволюционные изменения на микроуровне // Журнал Новой экономической ассоциации. 2010. № 8. С. 80-99.

2. Исследование информационной прозрачности российских компаний в 2007 г.: значительные изменения в десятке лидеров / Е. Пастухова, О. Швырков, С. Бородина и др. М. : Стандард энд Пурз, 2007. URL: http://www.rcb.ru/img/img/kgo2008/sparticle01.pdf.

3. Капелюшников Р. И. Концентрация собственности в системе корпоративного управления: эволюция представлений // Российский журнал менеджмента. 2006. № 1. Т. 4. С. 3-28.

4. Очерки модернизации российской промышленности: поведение фирм / А. В. Говорун, В. В. Голикова, К. Г. Гончар, и др.; под науч. ред. Б. В. Кузнецова. М. : Изд. дом ВШЭ, 2014.

5. Российская корпорация: внутренняя организация, внешние взаимодействия, перспективы развития / Н. Абе, С. Б. Авдашева, В. В. Голикова и др.; под ред. Т. Г. Долго-пятовой, И. Ивасаки, А. А. Яковлева. М. : Изд. дом ВШЭ, 2007.

6. Berglöf E., von Thadden E.-L. The Changing Corporate Governance Paradigm: Implications for Development and Transition Economies // Annual World Bank World Conference on Development Economics 1999 / ed. by B. Pleskovic, J. Stiglitz. Washington D.C. : The World Bank, 2000. P. 135-162.

7. Berle A., Means G. The Modern Corporation and Private Property. N. Y. : MacMillan, 1932.

8. Cabeza-García L., Gómez-Ansón S. Post-Privatization Ownership Concentration: Determinants and Influence on Firm Performance // Journal of Comparative Economics. 2011. Vol. 39. P. 412-430.

9. Grosfeld I., Hashi I. Changes in Ownership Concentration in Mass-Privatized Firms: Evidence from Poland and the Czech Republic // Corporate Governance: An International Review. 2007. Vol. 15. P. 520-534.

10. La Porta R., Lopez-de-Silanes F., Shleifer A. Law and Finance // Journal of Political Economy. 1998. Vol. 106. P. 1113-1155.

11. La Porta R., Lopez-de-Silanes F., Shleifer A. Corporate Ownership around the World // Journal of Finance. 1999. Vol. 54. P. 471-517.

12. Sprenger C. The Choice of Ownership Structure: Evidence from Russian Mass Privatization // Journal of Comparative Economics. 2011. Vol. 39. P. 260-277.

13. Stiglitz J. Ouis Custodiet Ipsos Custodes? Corporate Governance Failures in the Transition // Challenge. 1999. Vol. 42. P. 26-67.

14. Wu Sh., Xu N., Yuan Q. State Control, Legal Investor Protection, and Ownership Concentration: Evidence from China // Corporate Governance: An International Review. 2009. Vol. 17. P. 176-192.

***

Concentration of Ownership in Russian Manufacturing: Recent Empirical Evidence

by Tatyana G. Dolgopyatova

The paper characterizes the concentration of ownership in Russian manufacturing companies in 2014 and the dynamics of concentration during 2009-2014 as a period of economic crisis and stagnation. In addition, it reveals the factors behind differentiation in the level of concentration, which remains high and, on average, exceeds the indicators of some European developed economies. Empirical analysis gives evidence that factors, contributing to lower level of concentration, include exchange of securities in stock markets, lower share of investments in profits, and top-managers' estimates of competition with foreign producers as a relatively noticeable. The analysis is based on two surveys of manufacturing firms conducted by Higher School of Economics in 2009 and 2014, and the survey of about 15,000 firms operating in seven countries of the European Union.

Keywords: concentration of ownership; manufacturing; transition economy; cross-country comparison.

References:

1. Dolgopyatova T. G. Kontsentratsiya sobstvennosti v rossiyskoy promyshlennosti: evolyutsionnye izmeneniya na mikrourovne [Concentration of ownership in Russian industry: Firm-level evolution]. Zhurnal Novoy ekonomicheskoy assotsiatsii - The Journal of the New Economic Association, 2010, no. 8, pp. 80-99.

2. Pastukhova Ye., Shvyrkov O., Borodina S., et al. Issledovanie informatsionnoy prozrachnosti rossi-yskikh kompaniy v 2007 g.: znachitel'nye izmeneniya v desyatke liderov [Informational transparency of Russian companies in 2007: Significant changes in the ten of leaders]. Moscow: Standard and Poor's, 2007. Available at: http://www.rcb.ru/img/img/kgo2008/sparticle01.pdf.

3. Kapelyushnikov R. I. Kontsentratsiya sobstvennosti v sisteme korporativnogo upravleniya: evoly-utsiya predstavleniy [Ownership concentration and corporate governance: Evolution of ideas]. Rossiyskiy zhurnal menedzhmenta - Russian Management Journal, 2006, no, 1, Vol. 4, pp. 3-28.

4. Govorun A. V., Golikova V. V., Gonchar K. G., Kuznetsov B. V. (ed.), et al. Ocherki modernizatsii rossiyskoy promyshlennosti: povedenie firm [Essays on modernization in Russian manufacturing: Firm behavior]. Moscow: SU HSE, 2014.

5. Abe N., Avdasheva S. B., Golikova V. V., Dolgopyatova T. G. (ed.), Ivasaki I. (ed.), Yakovlev A. A. (ed.), et al. Rossiyskaya korporatsiya: vnutrennyaya organizatsiya, vneshnie vzaimodeystviya, perspektivy razvitiya [The Russian corporation: Firm organization, external relationships and prospects for development]. Moscow: SU HSE, 2007.

6. Berglöf E., von Thadden E.-L. The Changing Corporate Governance Paradigm: Implications for Development and Transition Economies in Annual World Bank World Conference on Development Economics 1999 (eds. B. Pleskovic, J. Stiglitz). Washington D.C.: The World Bank, 2000, pp. 135-162.

7. Berle A., Means G. The Modern Corporation and Private Property. New York: MacMillan, 1932.

8. Cabeza-García L., Gómez-Ansón S. Post-Privatization Ownership Concentration: Determinants and Influence on Firm Performance. Journal of Comparative Economics, 2011, Vol. 39, pp. 412-430.

9. Grosfeld I., Hashi I. Changes in Ownership Concentration in Mass-Privatized Firms: Evidence from Poland and the Czech Republic. Corporate Governance: An International Review, 2007, Vol. 15, pp. 520-534.

10. La Porta R., Lopez-de-Silanes F., Shleifer A. Law and Finance. Journal of Political Economy, 1998, Vol. 106, pp. 1113-1155.

11. La Porta R., Lopez-de-Silanes F., Shleifer A. Corporate Ownership around the World. Journal of Finance, 1999, Vol. 54, pp. 471-517.

12. Sprenger C. The Choice of Ownership Structure: Evidence from Russian Mass Privatization. Journal of Comparative Economics, 2011, Vol. 39, pp. 260-277.

13. Stiglitz J. Ouis Custodiet Ipsos Custodes? Corporate Governance Failures in the Transition. Challenge, 1999, Vol. 42, pp. 26-67.

14. Wu Sh., Xu N., Yuan Q. State Control, Legal Investor Protection, and Ownership Concentration: Evidence from China. Corporate Governance: An International Review, 2009, Vol. 17, pp. 176-192.

Contact Info:

Tatyana G. Dolgopyatova, Dr. Sc. (Econ.), National Research University "Higher School

Honored Economist of the Russian Federa- of Economics"

tion, Chief researcher and Tenured Professor 20 Myasnitskaya St., Moscow, Russia, 101000

Phone: (495) 772-95-90, ext. 55570

e-mail: longheel@hse.ru

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.