Научная статья на тему 'Конструкции с повтором глагола в агульском языке'

Конструкции с повтором глагола в агульском языке Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
172
12
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
АГУЛЬСКИЙ ЯЗЫК / AGHUL / РЕДУПЛИКАЦИЯ / REDUPLICATION / СИНТАКСИЧЕСКИЙ ПОВТОР / SYNTACTIC REPETITION / ДИСТРИБУТИВНОСТЬ / DISTRIBUTIVE / ИНТЕНСИВНОСТЬ / INTENSIVE / МНОГОКРАТНОСТЬ / ITERATIVE / АУГМЕНТАТИВНОСТЬ / AUGMENTATIVE / ПРЕВОСХОДНАЯ СТЕПЕНЬ / SUPERLATIVE / ТОПИКАЛИЗАЦИЯ ПРЕДИКАТА / PREDICATE TOPICALIZATION / TAIL-HEAD LINKAGE

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Майсак Тимур Анатольевич, Мерданова Солмаз Рамазановна

В статье рассмотрены наиболее характерные конструкции с повтором глагола в агульском языке (лезгинская группа нахско-дагестанской семьи). В большинстве случаев это полная редупликацияглагольных форм, когда удвоенная форма входит в ту же составляющую, что и простая форма в конструкции без удвоения: ср. повтор причастий (выражает дистрибутивность), повтор причастий с сочинительной частицей на первой форме (превосходная степень), повтор деепричастия несовершенного вида (интенсивность/ многократность), повтор деепричастия совершенного вида (аугментативность). Распространен также повтор, при котором второе вхождение причастия или деепричастия несет отрицание; как правило, повторы типа «утвердительная + отрицательная форма» выражают неопределенную референцию или значение всеобщности. Еще один класс случаев это конструкции с синтаксическим повтором, в котором «повторяющийся» глагол занимает другую синтаксическую позицию и имеет другую морфологическую форму, однако происходит дублирование самой глагольной лексемы. Сюда относится повтор глагола в форме инфинитива при топикализации предиката (типа «сделать-то он сделал…»), а также явление tail-head linkage, которое состоит в повторе предшествующей финитной клаузы в форме временно́го конверба для обеспечения дискурсивной связности. В целом, функции глагольных повторов в агульском языке укладываются в тот набор, который типологически свойствен редупликации и повторам.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Verb repetition patterns in Aghul

The paper presents an overview of constructions involving verbrepetition in Aghul (Lezgic, East Caucasian). Unlike morphological redu-plication, various types of syntactic repetitions are fairly common. Most of them include the repetition of the same verb form: cf. the repetition of participles (expressing distributivity), the repetition of participles with a coordinative particle on the first component (expressing the superlative degree), the repetition of imperfective converbs (expressing intensivity / iterativity), the repetition of perfective converbs (expressing augmentativity). One peculiar type involves the repetition of participles or converbs with the second part in the negative form (“affirmative + negative”), usually expressing indefinite reference or universal quantification. A special case is represented by constructions in which the second verb occupies a different syntactic position, though the same lexical item is doubled: cf. predicate topicalization constructions with the infinitive in the topic, and tail-head linkage with the repetition of the finite verb from the previous clause in the temporal converb, as a means of discourse cohesion.

Текст научной работы на тему «Конструкции с повтором глагола в агульском языке»

Т. А. Майсак, С. Р. Мерданова

ИЯз РАН — МГУ, МГППУ — ИЯз РАН, Москва

КОНСТРУКЦИИ С ПОВТОРОМ ГЛАГОЛА В АГУЛЬСКОМ ЯЗЫКЕ1

1. Редупликация и повторы в агульском языке

В последние годы интерес к явлению редупликации, давно и хорошо известному языковедам, не только не спадает, но даже усиливается. Появляются как обобщающие работы по различным типам редупликации в языках мира [Hurch (ed.) 2005], так и углубленные исследования отдельных ее разновидностей [Stolz et al. 2011]; предлагаются новые теоретические подходы к явлению редупликации [Inkelas, Zoll 2005]; вышла в свет и первая монография на русском языке, посвященная данному явлению [Рожан-ский 2011].

Для некоторых из работ последних лет характерно стремление рассмотреть редупликацию (как повтор на уровне слова или его части) в более широком контексте. Так, в [Inkelas, Zoll 2005] и [Минлос 2004] проводятся параллели между редупликацией и парными словами, состоящими из синонимов или квазисинонимов; в работах [Gil 2005] и особенно [Рожанский 2011] делается попытка определить критерии, по которым различаются собственно редупликация и другие типы повторов.

В традиции описания языков нахско-дагестанской семьи редупликация никогда не занимала значительного места. Тем не менее, в этих языках представлен достаточно широкий круг явлений, связанных с повторами как на уровне слова и его частей, так и на уровне предложения и дискурсивных единиц более высокого уровня. Не является исключением и агульский язык — один из восточнокавказских языков лезгинской группы, распространенный в Южном Дагестане и насчитывающий порядка 30 тыс.

1 Работа выполнена при финансовой поддержке РГНФ, проект № 13-04-00345. За замечания к первоначальной версии статьи выражаем свою искреннюю признательность В. С. Мальцевой и Ф. И. Рожанскому.

носителей2. Дальнейшее изложение основано на одном из агульских говоров — говоре с. Хпюк, расположенного в Курахском районе.

Бесспорных и сразу же бросающихся в глаза примеров морфологической редупликации в агульском не так много. Один из таких случаев, отмечаемый во всех грамматических очерках языка, — это образование распределительных числительных. Данный разряд образуется при помощи частичной либо полной редупликации основ количественных числительных; сразу скажем, что это наиболее яркий (и один из немногих) случай использования в агульском частичной редупликации. У непроизводных числительных первого десятка редупликации подвергается первый слог основы: ср. xi~xibu 'по 3' (< xibu '3'), Sa~Safu 'по 5' (< fafu '5'), je~jerxi 'по 6' (< jerxi '6'), mu~muja 'по 8' (< muja '8'), i~ic'u 'по 10' (< ic'u '10') и пр. При этом у односложных числительных, имеющих структуру основы CV, частичная редупликация неотличима от полной, поскольку повторяется их единственный слог: sa~sa 'по 1' (< sa '1'), ?u~?u 'по 2' (< ?u '2'), ср. также q:a~q:a 'по 20' (< q:a '20'). Частичную редупликацию используют также числительные '60' и '80', образованные по двадцатеричной системе ('3^20', '4^20'): ср. xi~xibuq:a 'по 60' (< xibu-q:a '60', букв. '3-20'), je~jeq'uq:a 'по 80' (< jaq'u-q:a '80', букв. '4-20'). Производные числительные от '11' до '19' и '40', исторически включающие корень c'a-/c'e-/c'u- '10', допускают образование распределительного разряда при помощи как частичной, так и полной редупликации: ср. c'a~c'asa/c'asa~c'asa 'по 11' (< c'asa '11'), c'a~c'afju/c'afju~c'afju 'по 15' (< c'afju '15'), je~ja%c'ur/jaxc'ur~jaxc'ur 'по 40' (< jaxc'ur '40') и пр.; функционально обе распределительные формы эквивалентны. Путем полной редупликации происходит и образование распределительных числительных от fere '100' и anzur '1000', которые морфологически относятся к классу существительных.

В качестве примера использования распределительного числительного ср. (1), в котором редупликация выражает значение, известное в литературе как distributive-share [Gil 1995; Татевосов 2002: 69-70]. Составляющая, которая маркируется редупликацией,

По данным Всероссийской переписи населения 2010 года, в стране проживает 29 287 носителей агульского языка (общее число агулов составляет 34 160 чел.), см. http://www.perepis-2010.ru.

обозначает «долю распределения» — то множество (в данном случае — рублей), которое распределяется между элементами другого множества (в данном случае — коньяков).

(1) Kus.u-ne je~jeri manat i-na ?u

брать.PF-AOR RDP:семь рубль даватьОТ-СО^ два коньяк = га, fajs.u-ne zun.

коньяк=АББ уносить .PF -AOR я(ERG) 'Я купил два коньяка по семь рублей (букв. дав по семь рублей) и отнес'.

Редупликация, как известно, является наиболее распространенным способом образования распределительных числительных в языках мира, причем Кавказ — один из ареалов, где данная стратегия преобладает .

Другой заметный пример редупликации в агульском также имеет ареальный характер: речь идет об эхо-редупликации с фиксированным начальным согласным m-. При повторе существительного образуется парное слово, в котором начальный согласный прикрытого слога заменяется на m-, а начальный неприкрытый слог получает приступ m-, ср. gur~mur 'чашки или другая посуда' (< gur 'чашка'), k:el~mel 'ягнята или нечто подобное' (< kiel 'ягненок'), üt:~müt: 'мед или что-нибудь еще сладкое' (< üt: 'мед') и т. п., а также очень распространенные сочетания se?~me? и zat'~mat' 'что-нибудь, какие-нибудь вещи' от синонимичных слов se? и zat' со значением 'вещь'. Как видно по примерам, этот тип редупликации выражает значение «репрезентативной множественности» — в отличие от стандартного множественного числа, здесь в рассмотрение вводится «не совокупность однородных предметов, а называемый в основе предмет и функционально относящиеся к тому же классу другие предметы», причем «редуп-лицированная форма всегда имеет несколько сниженную окраску»

3

По данным обобщающего типологического очерка [Gil 2013], распределительные числительные, образованные при помощи редупликации, отмечаются почти в 45% языков мира среди тех, в которых в принципе выделяется подобный разряд числительных. (В действительности доля языков, использующих в данном случае редупликацию, даже чуть выше, поскольку те случаи, когда редупликация совмещена с другим средством, например, аффиксацией, Д. Гил выделяет в отдельную группу.)

[Мерданова 2004: 188]. Эхо-редупликация на m- отмечается также в других языках лезгинской группы [Алисултанов 2007, 2011: 5064] и в целом характерна для значительного евразийского ареала с центром в Малой Азии4.

В качестве достаточно тривиального примера агульской полной редупликации можно указать на повтор прилагательного, используемый при выражении высокой степени качества: ср. bic'i~bic'i sunuki 'совсем маленький ребенок' (< bic'i 'маленький'), baha~baha t'ubal 'очень дорогое кольцо' (< baha 'дорогой') и т. п. Основа прилагательного повторяется и в некоторых наречиях, образуемых от прилагательных при помощи показателя -di: ср. dexi~dexi-di 'очень быстро' (< deji 'быстрый'), jawas~ jawas-tii 'очень тихо, медленно' (< jawas 'тихий, медленный').

В дальнейшей части статьи мы остановимся на повторах, которые отмечаются у глагольных форм. Число таких повторов достаточно велико, а статус их различен: к ним относится как полная редупликация глагольных основ (формально аналогичная редупликации прилагательных), так и, например, повтор глагола в нефинитной форме при топикализации предиката (конструкция типа «сделать-то он сделал...»). Мы намеренно не стали ограничивать рассматриваемые конструкции строгими формальными рамками, чтобы представить глагольные повторы в агульском языке в их многообразии. Порядок изложения ниже следует принципу: от редупликации на уровне слова — к синтаксическим и дискурсивным повторам.

2. Повтор причастия: дистрибутивность

Полная редупликация причастия используется при выражении дистрибутивного значения: как и в упомянутом выше случае числительных, речь идет о значении distributive-share. В агульском языке причастия являются основным средством оформления относительных предложений; в нейтральном случае относительная

4 Как предполагается, диффузия m-редупликации происходила «из тюркского центра к не-тюркской периферии, преимущественно в границах бывшей Османской империи», при этом наряду с прямым калькированием из турецкого данная модель повтора могла дополнительно распространяться под влиянием тюркских языков Кавказа и других регионов Евразии [Stolz 2008: 120].

клауза предшествует вершине именной группы и содержит форму причастия в конце (ср. [zun upu] gaf 'сказанное мной слово', букв. 'мной сказанное слово'). Соответственно, при дистрибутивной редупликации «долей распределения» является референт, описываемый именной группой, и распределение происходит по ситуациям, обозначенным главным глаголом. Так, в (2) сказанные говорящим слова распределены по ситуациям прерывания говорящего адресатом; в (3) надетые пасынком вещи распределены по ситуациям выбрасывания их мачехой. В (4) употреблено субстантивированное причастие в дательном падеже, и референты данной ИГ ('каждый, кто приходил') распределены по ситуациям рассказа девушки о том, что с ней произошло.

(2) wun zun up.u~up.u gaf ra^ERG) я(ERG) говорить^-говорить^ слово fas at'.a-je-f-e?

почему резать.ОТ-РТЖ8-8-ТОР

'Ты зачем прерываешь все, что я говорю (букв. каждое сказанное слово)?'

(3) daju gada.ji lik'.i~lik'.i se? неродной ^i^ERG) надевать^-надевать^ вещь fatix.a-j x.u-ne baw.a. бросать.ОТ-ТО№ стать.PF-AOR мать^О) 'Мачеха выбрасывала все, что ни надевал пасынок'.

(4) rus.a aC.i~ad.i-ti.i-s

девушка(ERG) приходить^~приходить^-8^АТ qaüaq'.a-j x.u-ne uc.i-s x.u kar.

рассказывать.ОТ-Ш^ стать.PF-AOR сам-DAT стать.PF дело 'Девушка каждому, кто приходил, рассказывала о том, что с ней случилось'.

Вершинное имя в конструкции с редуплицированным причастием, как правило, имеет форму единственного числа. Множественное число вершины (ср. upu~upu gaf-ar, lik'i~lik'i se?-er, adi~adi-t:-ar-is с суффиксом множественного числа -ar/-er) также допустимо и не меняет значение конструкции, однако менее употребительно. Финитный глагол в дистрибутивной конструкции обычно имеет одну из презентных форм или дуративных форм прошедшего времени.

Агульские причастия не ориентированы на определенный аргумент глагола (т. е. не являются «активными» или «пассивными»): интерпретация мишени релятивизации достаточно свободна и ограничена скорее прагматически, нежели синтаксически. В примерах (2) и (3) мы видим релятивизацию пациенса, в (4) — субъекта одноместного глагола. В первом из следующих двух примеров мишенью релятивизации является экспериенцер глагола 'видеть', во втором — стимул того же глагола:

(5) ag.u~ag.u gada.ji-s видеть^-видеть^ парень-DAT k:an-x. a-ji rus. любить-стать.ОТ^Т девушка

'Каждый парень, видевший девушку, влюблялся в нее'.

(6) ag.u~ag.u se? nus ax.a-j видеть^-видеть^ вещь брать(1МР) говорить.ОТ-Ш^ lis.i-ne suw.a-l xir. приставать.PF-AOR муж-SUPER жена

'Жена стала приставать к мужу, (говоря,) чтобы он покупал все, что она ни видела'.

Всего в хпюкском диалекте имеется семь причастий: по три аспектуальных причастия каждого из двух видов — совершенного (СВ) и несовершенного (НСВ), — и оптативное причастие (формально входящее в систему НСВ); см. парадигму в Таблице 1. Два из них — простое причастие СВ и простое причастие НСВ — совпадают с видовыми основами; остальные причастия образуются при помощи особых суффиксов и диахронически восходят к аналитическим формам (деепричастие или инфинитив плюс причастие вспомогательного глагола)5.

Дистрибутивная редупликация свойственна прежде всего простому причастию СВ (см. примеры выше)6. Она также возможна,

5 О системе причастий в хпюкском диалекте см. подробнее [Май-сак 2012а].

6 Редуплицированное простое причастие СВ от глагола xas 'стать' в качестве отдельного входа даже вошло в словарь М. Р. Рамазанова (базирующийся на центральной группе агульских говоров), ср.: «ХЬУ-ХЬУФ — каждый ставший, ставши-ставший (обычно речь о ставших кем-л., возглавивших что-л.); х1уькуматтин ах1аф хьу-хьутти халкь

Таблица 1. Система причастий (глагол aq'as 'делать').

От основы СВ От основы НСВ

aq'.u aq'.a

делать^ делать.^

Простое причастие СВ Простое причастие НСВ

(квр: aq'u~aq'u) (квр: aq'a~aq'a)

aq'.u-naje aq'.a-je

делать^-рт:ркр делатъ.^-рт:ря8

Перфектное причастие Презентное причастие

aq'.u-nde aq'.a-jde

делать^-Рт:АОЯ делать.^-Рт:нАБ

Аористное причастие (квр: aq'u~aq'unde) Хабитуальное причастие

aq'.a-§e делать.^-ртюрт Оптативное причастие

хотя и редка, у простого причастия НСВ: ср. (7) с соответствующим аспектуальным значением (сочетание с причастием СВ aq'u~aq'u каг означало бы 'каждое сделанное дело'). Допустимо образование редуплицированной формы у аористного причастия, причем повтору в этом случае подвергается только аспектуальная основа, а не вся словоформа (ср. ири~ири^е от глагола 'говорить', аёи~а^и^е от глагола 'видеть'); такие образования, однако, еще менее употребительны.

(7) aq'.a~aq'.a каг

делать.ОТ-делать.ОТ дело

изап-£оеЫ-1-& aq'-e.

человек-ABSTR-SUPER-LAT делать-1МР

'Каждое дело (которое ты делаешь / должен делать) делай

по-человечески'.

В целом, конструкция с редуплицированным причастием не относится к частотным в речи. Наиболее характерна она для нескольких употребительных глаголов (таких, как 'приходить' или 'делать'). Со стативными глаголами конструкция практически не используется, за исключением единичных случаев (ср. к:апе~Ъапе

алдатмиш акьая 'каждый возглавивший государство обманывает народ'» [Рамазанов 2010: 646].

'все, кого любишь', qaje~qaje 'все, кто у тебя есть'), применимость которых ограничена некоторыми формульными выражениями проклятий.

Заметим, что полная редупликация с дистрибутивным значением не ограничена числительными и глаголами — она отмечается также у прилагательных и существительных. Именные группы с редупликацией прилагательных — как правило, выражающих положительную оценку, — обозначают множество лучших объектов среди обладающих определенным качеством, ср. baba~ baba к anar 'все самые большие камни', ire~ire Hacar 'все самые

о 7

красные яблоки', i§e~i§e sünükiar 'все самые хорошие дети' (вершина всегда множественного числа). Используются такие ИГ в роли пациенса с предикатами типа 'брать', 'выбирать', в ситуации отбора элементов множества по одному. Полная редупликация свойственна также некоторым существительным, обозначающим емкости (ср. bedra~bedra 'ведро за ведром', canta~canta 'мешок за мешком') и элементы однородных множеств (ср. ud~ud 'по зернышку', fink'~t'ink' 'капля за каплей', tíka~tika 'на мелкие кусочки' и пр.).

3. Повтор причастия с частицей =na: превосходная степень

Следующий тип повтора также встречается и у глаголов, и у прилагательных, однако он, в отличие от предыдущего, для глаголов крайне перифериен. У прилагательных полный повтор, при котором первая часть сопровождается сочинительной частицей =na, имеет значение превосходной степени (суперлатива), ср.:

(8) ire = na ire Hac красный=и красный яблоко 'самое красное яблоко'

(9) baha = na baha k'eb дорогой=и дорогой платок 'самый дорогой платок'

Данный тип повтора относится, по терминологии Ф. И. Ро-жанского, к дистантным, т. е. таким, у которых «между двумя повторенными сегментами появляется третий, не имеющий непосредственного отношения к повтору» [Рожанский 2011: 50]. Энклитика

=na, выступающая в данном случае в роли «третьего элемента», используется главным образом при сочинении именных групп и образовании сложных числительных, ср.:

(10) sa idemi = na ?u xir один мужчина=и два женщина 'один мужчина и две женщины'

(11) üKZur=na jarcia íoers = na jaq'uq:a-n = na тысяча=и девять сто=и 80^=и jarc^a-d-pu is.a

девять-S-ORD год(ТМЯ)

'в 1989-м году (букв. в тысяча и девятьсот и восемьдесят и девятом году)'

Суперлативный повтор прилагательных не полностью продуктивен, он употребителен (и даже возможен) далеко не от любой лексемы: ср. приемлемые сочетания типа ige = na ige 'самый хороший', ?aje = na ?aje 'самый плохой', baba = na baba 'самый крупный', однако спорные bat'ar=na bat'ar 'самый красивый', bic'i = na bic'i 'самый маленький' и неприемлемые ? baxt:lu = na baxfilu 'самый счастливый' или ? dadlu = na dadlu 'самый вкусный' (оба последних прилагательных являются заимствованными и содержат азербайджанский атрибутивный суффикс).

Глагольный суперлативный повтор зафиксирован только у причастий некоторых стативов, прежде всего локативного ста-тива íaa 'находиться внутри/между' (содержит префикс локализации INTER): ср. выражение íaj(e) = na Taje 'самый лучший (из множества)', гласная в первом компоненте которого, как правило, усекается (12). Из других стативов повтор возможен для глагола обладания qaa, ср. субстантивированную форму множественного числа qaje = na qajetiar 'самые близкие, родные', однако его употребление представимо разве что в формуле проклятия.

(12) ía-j = na ía-je bemem wun (iNTER^bnb-PT^ (iNTER^b^-PT платье ™(ERG) wa-s Kus.u-ne.

ты-DAT брать.PF-AOR

'Самое лучшее платье (из имеющихся) ты забрала себе'.

Суперлативный повтор представлен также в нескольких лек-сикализованных наречных выражениях, в которых повторяется либо собственно наречие (13), либо исходная форма существительного, входящего в состав наречного выражения в косвенном падеже (14).

(13а) p:ara = na p:ara много=и много 'больше всего'

(13б) sift:a = na sift:a

сначала=и сначала 'в самом начале'

(14а) ja? = na ja?.ani

середина=и середина(Ш) 'в самом центре'

(14б) k'uk' = na k'uk'.a-l

верхушка=и верхушка-SUPER 'на самой верхушке'

4. Повтор депричастия НСВ: интенсивность/многократность

Повтор достаточно распространен у деепричастий несовершенного вида, которые обычно используются при введении в рассмотрение фонового процесса, сопутствующего основной ситуации (описываемой в главном предложении). Так, в (15) речь идет о том, что женщина постоянно плакала во время своего рассказа, подчеркивается интенсивность ее плача; в (16) сообщается, что на протяжении путешествия герои многократно останавливались.

(15) le xir.a ?as.a-j~?as.a-j

DEML жена(ERG) плакать.ОТ-ТО^~плакать.ОТ-ТО№ qat:q'.a-ji uc.i-n gada.ji-k-as.

рассказывать.ОТ^Т сам-GEN сын-SUB/CONT-ELAT 'Эта женщина рассказывала о своем сыне, непрерывно плача'.

(16) cin huz. a-j ~kuz. a-j

мы(ЕХСЬ) останавливаться.Ш7-Ш]^~останавливаться.Ш7-СО]^ lak.u $o.a-ji qiuruh-tñ.

rora(ERG) H^rn.IPF-PST Курах-LAT

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

'Пешком, время от времени останавливаясь, мы шли в Курах'.

В (17) имеет место повтор деепричастия в отрицательной форме: соответственно, в нем утверждается, что на протяжении всего периода воспитания детей невесткой имела место ситуация 'не разговаривать со свекровью':

(17) sus.a q:ari-qaj

невеста(ERG) старуха-COMIT

da-rax. a-j ~ da-rax. a-j

NEG-разговаривать.IPF-CONV~NEG-разговаривать.IPF-CONV üHa-q'.u-f-e sünuki-ar.

большой-делать^^-СОР ребенок-PL 'Невестка вырастила детей, не разговаривая со свекровью'.

Обозначение одновременной ситуации — одна из основных функций деепричастия НСВ и без повтора. Использование же удвоенной формы является средством подчеркнуть интенсивность или многократность сопутствующего процесса и его, так сказать, равномерное «распределение» по времени длительности основной ситуации. Так, если пример (18) сообщает, что в момент наблюдения одновременно с ситуацией движения имела место ситуация разговора, то в (19) утверждается, что ситуация разговора происходила на всем протяжении перемещения.

(18) gada rax.a-j So.a-ji. парень разговаривать.ОТ-СО^ идти.ОТ^Т 'Мальчик шел и разговаривал {в момент наблюдения}'.

(19) gada rax.a-j~rax.a-j

парень разговаривать.ОТ-СО^~разговаривать.ОТ-Ш^

44ra.IPF-PST

'Мальчик шел и все время разговаривал {на протяжении всего пути}'.

В данном типе повтора мы, таким образом, вновь встречаемся с разновидностью свойственного редупликации дистрибутивного значения: здесь «доля распределения» — это моменты осуществления сопутствующей ситуации, которые распределены по моментам осуществления основной ситуации.

У стативных глаголов, единственное деепричастие которых морфологически и функционально параллельно деепричастию НСВ

стандартных глаголов, повтор используется при указании на противопоставление двух ситуаций. Клауза с удвоенным деепричастием статива выполняет роль топика, вводящего определенное состояние, тогда как главное предложение содержит указание на противоречие этому состоянию7:

(20) it:a-j~it:a-j ad.i-ne baw

болеть-СО^-болеть-Ш^ приходить.PF-AOR мать ze bugu-s. мой рядом-DAT

'Мама приехала ко мне, хотя и болела (букв. болея-болея)'.

(21) da-handi-j~da-k:andi-j s.u-f-e

NEG-любить-CONV~NEG-любить-CONV уходить^^-СОР gi-s rus.

DEMG-DAT девушка

'Хоть девушка его и не любила (букв. не любя — не любя), а вышла за него'.

(22) cajdan.i xed a-j~a-j,

чайник(Ш) вода {Ш}быть-СО№У~{Ш}быть-т№У

xed naj-c

вода какой-LAT

qa-at'.a-je-f-e wun?

RE-{IN} лить .IPF-PT :PRS-S -СОР ra^ERG)

'Раз в чайнике и так есть вода (букв. находясь-находясь),

зачем ты его еще наполняешь?'

Удвоенные деепричастия некоторых частотных глаголов используются как лексикализованные выражения со значением образа действия, ср. $oaj~$oaj 'постепенно' (букв. 'идя-идя'), agoaj~ agoaj 'открыто, явно; на виду, на глазах' (букв. 'видя-видя'), а также образованные от стативов guc'aj~guc'aj 'очень осторожно' (букв. 'боясь-боясь'), qaj~qaj 'подряд' (букв. 'будучи сзади — будучи сзади'), qamij~qamij 'сразу следом друг за другом' (букв. 'оставаясь сзади — оставаясь сзади').

7 Учитывая, что в конструкции с топикализацией предиката некоторые стативы также выступают в форме деепричастия (см. раздел 7), можно предполагать связь удвоения деепричастия статива с конструкцией топикализации.

5. Повтор депричастия СВ: аугментативность

Повтор деепричастия совершенного вида (типа «сделав-сделав») используется при выражении такой разновидности интенсивности действия, которую можно назвать аугментативной ('делать много'). Повышенная интенсивность может быть связана как с большим количеством времени осуществления ситуации (или большим количеством ее повторений), так и с большим количеством охваченного ситуацией объекта (при переходном глаголе). Например, в (23) речь идет о неоднократном повторении говорения, в (24) о длительном и интенсивном дожде, в (25) об охвате большого количества объекта при печении хлеба.

(23) fas aK.a-j-e zun? up.u-na~ почему говорить.IPF-CONV-COP я(ERG) говорить№Ш№У~ up.u-na am-e-f-e gi-s. говорить^-ТОКУ {П^оставаться-PT-S-COP DEMG-DAT 'Почему я должен (что-то еще) говорить? Уже много раз ему было сказано'.

(24) uK.u-na~un.u-na sel-ler дождить^-Ш^~дождить^-Ш^ ливень-PL ad.i-ne, küce.ji-l-di приходить.PF-AOR улица- SUPER-LA T

lak at. a-s x. a-dawa.

о

нога {Ш}вынимать.ОТ-ЮТ мочь.IPF-PRS:NEG

'Так долго (и сильно) шел дождь, что сошли потоки воды,

на улицу не выйдешь (букв. на улицу ногу не высунешь)'.

(25) u§.u-na~u§.u-na guni-war atu-ne

печь .PF -CONV—печь .PF -CONV хлеб-PL оставлять.PF-AOR zun xizan.i-s iut'.a-f x.a-xildi. я(ERG) семья-DAT есть.ОТ^ стать.IPF-PURP 'Я напекла много хлеба и оставила, чтобы семье хватило еды (в мое отсутствие)'.

В (26) используется та же удвоенная форма, что и в (25), однако с другой интерпретацией: речь идет уже о превышенном времени осуществления ситуации 'печь хлеб'. Данная пара примеров показывает, что то или иное значение повтора не обязательно фиксировано, но может зависеть от более широкого контекста.

(26) ug.u-na~ug.u-na wun mi-k-as

печь .PF -CONV—печь .PF -CONV ты(ERG) DEMM-SUB/CONT-ELAT ba%t:a q'.u-ne xi.

бахтта делать^-AOR PTCL

'Ты так его перепекла, что сделала его как бахтта {более сухой и твердый тип хлеба, чем обычная лепешка}'.

К лексикализованным повторам деепричастия СВ можно отнести сочетание adina~adina (супплетивная форма от глагола 'идти, приходить'), имеющая адвербиальное значение 'в итоге; ко всему прочему':

(27) ad.i-na~ad.i-na me = ra приходить^ -CONV—приходить .PF -CONV DEMM=ADD za-l fatix. a-a.

я-SUPER бросать.IPF-PRS

'В результате вы еще и это (дело) на меня сбрасываете!'

6. Повтор причастия/деепричастия в отрицательной форме

В рассмотренных выше повторах форма причастия или деепричастия удваивается без изменения. Распространен также и такой тип повтора, при котором второе вхождение глагольной формы несет отрицание (тогда как первая не маркирована отрицательным показателем) . Такой повтор характерен для деепричастия несовершенного вида (или статива), а также простых причастий несовершенного и совершенного видов.

Значение повтора деепричастия НСВ/статива достаточно прозрачно — в этом случае речь идет о положении дел, не полностью соответствующем ни наличию, ни отсутствию ситуации, обозначаемой глаголом. Так, в (28) «зная — не зная» означает 'не зная наверняка, зная неточно'; в (29) с глаголом 'мочь' имеется в виду, что участие субъекта в ситуации было не полноценным, а происходило через силу; в (30) с глаголом 'есть'

8 В агульском языке отрицание у нефинитных форм выражается при помощи префикса d- (перед основой на согласный da-), ср. формы в примерах (17), (21). У большинства же финитных форм отрицание маркируется в форме постпозитивного — и, как правило, морфологизован-ного, — вспомогательного глагола, ср. xa-dawa 'не может' в (24).

утверждается, что в разное время верно то наличие ситуации, то ее отсутствие.

(28) Ha-j~da-Ha-j fas e wun Знать-CONV~NEG-знать-CONV почему COP ra^ERG) ax. a-je-f?

говорить.IPF-PT:PRS-S

'Точно не зная, зачем говоришь?'

(29) x.a-j~da-x.a-j

мочь .IPF -CONV-NEG-мочь .IPF-CONV aHa-q'.u-f-e zun ze sünük:.

большой-делать^^-СОР я(ERG) мой ребенок 'Я с трудом, на грани возможностей вырастила ребенка'.

(30) íut'.a-j~da-íut'.a-j, har güre есть.ОТ-СО№У~№»-есть.ОТ-т№У каждый сорт x. a-j-e.

стать.от-т№У-тр

{— Как ваш ребенок, хорошо ли ест?} '— И ест, и не ест, по-разному бывает'.

Ср. также идиоматичное наречное выражение agoaj~dagoaj (букв. видя — не видя) 'незаметно', 'не успели оглянуться, как...'.

Повтор утвердительной и отрицательной основы причастия НСВ отмечен у глаголов 'делать' и 'говорить', причем лишь в специфическом контексте — в сентенциальном дополнении при глаголе 'знать' в отрицательной форме. Предложения типа (31) имеют идиоматичное значение и как семантически, так и синтаксически отличаются от повтора утвердительного и отрицательного субстантивированных причастий (32).

(31) aq'.a~d-aq'.a-f /

делать.IPF~NEG-делать.IPF-S ax.a~ d-ax. a-f Ha-dawa.

говорить.IPF~NEG-говорить.IPF-S знать-PRS:NEG 'Даже не знаю, что сказать/сделать (в такой ситуации)'.

(32) ax.a-f, d-ax.a-f Ha-dawa. говорить.ОТ^ NEG-говорить .IPF-S знать-PRS:NEG 'Не знаю, что сказать, чего не говорить'.

Повтор утвердительного и отрицательного причастия С В возможен у чуть более широкого класса глаголов и используется при выражении неопределенной референции в вопросах типа (33)-(34). По всей видимости, в данном случае повтор форм, различающихся по полярности, связан с тем, что говорящий в равной степени допускает оба варианта ответа на свой вопрос, утвердительный и отрицательный.

(33) us.u~d-us.u-f

DEMG-LAT уходить .PF~NEG-уходить.PF-S

а-]е^-е^а хе нитл-??

{Ш}быть-РТ^-СОР наш(Ш^) село-Ш

'Есть ли у нас в селе кто-нибудь, кто туда ходил (букв. хо-

дивший-неходивший)?'

(34) ag.u~d-ag.u кок видеть.PF~NEG-видеть.PF человек x.u-ne-wa?

стать ^-АОЯ^

'{При расспросах после поездки:} 'Ну как там, видел ты кого-нибудь (букв. были ли виденные-невиденные)?'

Повтор причастий некоторых глаголов в субстантивированной форме передает значение всеобщности, ср. причастие статив-ного глагола 'знать' нaf~daнaf (букв. знаемое-незнаемое), а также причастия СВ глаголов 'видеть' aguf~daguf (букв. виденное-неви-денное) и 'говорить' upuf~dupuf (букв. сказанное-несказанное). Все эти сочетания означают 'всё вместе', 'и одно, и другое' — соответственно, о знаемом, увиденном либо сказанном.

Подобные повторы, как кажется, связаны с характерными для агульской речи конструкциями, когда при выражении всеобщности применительно к ситуациям используется утвердительная и отрицательная формы глагола. Так, в высказывании (35) выражена просьба рассказать обо всем, что имело место, хотя буквально адресату предлагается сообщить и о том, что было, и о том, чего не было :

9 Ср. в этой связи характерный для агульских сказок зачин с повтором утвердительной и отрицательной формы глагола типа хыпе, xundawa ва {шоп... 'Жил-был (букв. был, не был) один человек'.

(35) qatiaq' fi-st:i x.u-ne, fi-st:i

рассказывать(1МР) что-ADV стать .PF -AOR что-ADV

x.u-ndawa, fis ag.u-ne,

стать.PF-AOR:NEG кто видеть.PF-AOR

fis ag.u-ndawa...

кто видеть.PF-AOR:NEG

'Расскажи, как там было (букв. как было, как не было), кого ты видел (букв. кого видел, кого не видел)'.

7. Синтаксическое дублирование: инфинитив при топикализации

Одна из специфических разновидностей повтора используется в агульском языке при топикализации предиката, т. е. при помещении предиката в позицию топика («темы», «данного») высказывания. Конструкция с топикализацией предиката состоит из двух частей: в первой вводится собственно предикатный топик ('что касается P, ...'), во второй делается утверждение относительно данной ситуации. В агульском имеется конструкция топи-кализации, в которой одна и та же глагольная лексема используется дважды: в первой части она употребляется в форме инфинитива, во второй части — в финитной форме:

(36) íut'.a-s gi íut'.a-a, amma süwe есть.ОТ-ЮТ DEMG(ERG) есть.IPF-PRS но толстый x. a-dawa.

стать. IPF -PRS : NEG

'Есть-то он ест, но не толстеет'.

(37) $0.a-s ge $0.a-a, amma mus идти.ОТ-ЮТ DEMG 44ra.IPF-PRS но когда ío.a-j-ci Ha-j-dewa za-s. идти .IPF -CONV-COND знать-CONV-COP:NEG я-DAT 'Ехать-то он едет (собирается ехать), но не знаю, когда'.

(38) üK.a-s gi fi = ra üK.a-dawa, говорить .IPF -INF DEMG(ERG) что=ADD говорить.IPF-PRS:NEG amma gi-s p:ara qáq:e a

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

но DEMG-DAT очень тяжелый {lN}6bnb:PRS 'Говорить-то он ничего не говорит, но ему очень тяжело'.

Наиболее распространены конструкции, в которых вторая часть выражает лишь истинностную оценку («фокус верификации», ср. также англ. термины verum focus или polarity focus), т. е. сообщает о том, имеет (36), (37) или не имеет места (38) ситуация. В этом случае описываемая ситуация противопоставляется другому положению дел — другой ситуации или другим параметрам исходной ситуации, — что чаще всего выражается при помощи противительного предложения.

Подобные конструкции с повтором глагола — иногда не вполне точно именуемые также «предикатными клефтами» — отмечаются в целом ряде языков мира, например, в испанском и португальском, в венгерском и идише [Bastos 2002; Landau 2006; Vicente 2007] и пр. Нельзя не отметить сходства и с русской конструкцией — ср. Прийти-то он пришел, но ничего нам не принес или Сказать он ничего не сказал, только кивнул, — которая уже давно привлекает внимание исследователей (см., среди прочих, [Paillard, Плун-гян 1993; Abels 2001]). Во всех названных языках первое вхождение глагола также имеет форму инфинитива10 и также вводит топи-кальную часть высказывания; в некоторых языках «предикатные клефты» используются для выражения фокуса и могут включать другую нефинитную форму глагола, отличную от инфинитива.

Как легко видеть, в данном случае мы имеем дело с повтором другого типа, нежели рассмотренные ранее. В частности, этот повтор не является контактным: два вхождения глагольной лексемы могут быть разделены другими составляющими, ср. субъектную именную группу в (36)-(38). Однако более важно другое. Даже в случае, если результатом повторов причастий и деепричастий является не единое слово, а сочетание двух слов (типа raxaj~raxaj 'разговаривая-разговаривая' или upuna~upuna 'сказав-сказав'), входящие в это сочетание слова имеют одну и ту же

10 Выбор для данной функции именно формы инфинитива, как правило, объясняют тем, что он представляет собой наиболее нейтральную форму, передающую лексическую семантику глагола, однако лишенную какой-либо дополнительной спецификации. По мнению Д. Пайяра и В. А. Плунгяна, в русской конструкции инфинитив «обозначает ситуации, неопределенные в отношении истинностной оценки» — и в этом смысле «называя инфинитив "неопределенной формой", создатели русской грамматической терминологии сказали, может быть, гораздо больше, чем хотели» [Paillard, Плунгян 1993: 267].

форму и занимают одну и ту же синтаксическую позицию. В случае же конструкции с топикализацией мы не имеем дела с простым удвоением определенной формы — речь идет о выражении того же набора лексических или морфосинтаксических признаков в другой позиции, т. е. о своего рода «дублировании» или «копировании» на уровне синтаксиса (ср. [Barbiers 2008: 15-16])11.

Использование агульской конструкции с инфинитивным то-пиком связано с рядом ограничений. Прежде всего, у нескольких стандартных глаголов, имеющих форму инфинитива (которая, напомним, образуется от основы несовершенного вида), конструкция не всегда употребительна с финитными формами совершенного вида во второй части, если основа СВ супплетивна. Так, при приемлемых сочетаниях с презенсом f as ïoaa 'идти-то идет', xas хаа 'нести-то несет', anas anaa 'говорить-то говорит' являются проблематичными сочетания с прошедшим временем, образуемым от другой основы того же глагола, когда финитная форма следует сразу за инфинитивом ('fas adine 'прийти-то пришел', ??xas fajne 'принести-то принес', ??aKas upune 'сказать-то сказал'). Наличие синтаксического материала между инфинитивом и финитным глаголом делает конструкцию полностью приемлемой (OKfas ge adine 'прийти-то он пришел', OKxas gi fajne 'принести-то он принес' и пр.).

Кроме того, поскольку в парадигме стативных глаголов сама по себе форма инфинитива отсутствует, с большинством стативов

11 Неслучайно «предикатные клефты» в последние годы наиболее активно изучаются прежде всего в такой разновидности минималистской парадигмы, как теория копирования (Copy Theory), см. работы [Vicente 2007; Kandybowicz 2008] и др. В ней подразумевается, что в результате перемещения составлящей образуется ее копия или несколько копий, однако эти копии, как правило, в дальнейшем уже не произносятся при «озвучивании» (spell-out) предложения; конструкции же типа (36) появляются именно тогда, когда произносится более одной копии составляющей. Впрочем, конструкции с инфинитивным топиком отмечались и в более теоретически нейтральных работах по коммуникативной структуре предложения в европейских языках (см. [Maslova, Bernini 2006: 8083]), хотя специальных функционально-ориентированных типологических исследований по топикализации предиката пока не так много (см., в частности, [Bernini 2009]). Обзор типов конструкций с топикализацией предиката в агульском и других дагестанских языках приводится в [Майсак 2012b].

данная конструкция не может быть использована. У некоторых ста-тивных глаголов топикальная часть выступает в виде деепричастия на -j, ср. faj faa 'иметься-то имеется' (локативный статив faa 'находиться рядом, иметься при себе'). Любопытно, что в некоторых случаях допустимо использование «квазиинфинитива» — формы на -s, похожей на инфинитив соответствующей лексемы, однако не функционирующей в качестве такового вне топикаль-ных конструкций. Ср. axas a 'находиться-то находится...', где употреблен подобный квазиинфинитив от локативного глагола a 'быть, находиться (внутри)' и exas e 'так-то оно так.' с квазиинфинитивом от именной связки е. В обоих случаях форма, выступающая в топикальной части, представляет собой стяжение основы статива с инфинитивом стандартного глагола xas 'быть, стать', имеющего полную парадигму.

Конструкция с инфинитивным топиком является не единственным средством топикализации предиката. Еще одна распространенная конструкция такого типа основана не на повторе лексемы, а на использовании глагола-заместителя aq'as 'делать' во второй части; вершина же топикальной клаузы имеет форму основы совершенного вида12. Ср. пример (39), являющийся минимальной парой к (36):

(39) iut'.u gi q'.a-a, amma suwe

есть^ DEMG(ERG) делать.IPF-PRS но толстый

x. a-dawa.

стать. IPF -PRS: NEG

'Есть-то он ест, но не поправляется'.

8. Повтор в дискурсе: tail-head linkage

Последний из распространенных в агульском языке типов повтора, который мы рассмотрим, также относится к синтаксическим

12 Данная конструкция рассматривается как одно из средств выражения уступительности в работе [Добрушина, Мерданова 2004]. Заметим, что сосуществование в агульском двух типов конструкций опровергает характерную для минималистских работ идею, согласно которой повтор лексемы в предикативных клефтах происходит как вынужденная мера в силу отсутствия в языке механизма использования «пустого» глагола типа англ. do-support (см., в частности, [Kandybowicz 2008: 81]). В агульском обе конструкции в равной степени приемлемы.

повторам, но уже на уровне более высоком, чем предложение. Как считается, разного рода дискурсивные повторы «оказываются средством, используемым исключительно для стилистической организации текста, и не имеют непосредственного отношения к грамматике языка» [Рожанский 2011: 26]. Тем не менее, нам кажется правомерным остановиться и на одном из повторов данного типа, поскольку он отнюдь не является универсальным, а для агульских нарративов как раз в высшей степени характерен.

Речь идет о явлении, известном как tail-head linkage («увязывание конца и начала») : подразумевается под ним «такой способ связывания последовательностей клауз, при котором последняя клауза в цепочке полностью или частично повторяется в первой клаузе следующей цепочки» [de Vries 2005: 363]. Среди языков, в которых данное явление распространено и отмечалось в литературе, можно назвать прежде всего папуасские, австралийские и австронезийские языки, некоторые языки Северной и Южной Америки и некоторые афразийские (в т. ч. разговорный арабский), см. [Guillaume 2011: 111]. Повторное вхождение глагола, как правило, оформляется одной из основных обстоятельственных форм (деепричастий, конвербов). В агульском языке дело обстоит так же, хотя используются в этой функции не наиболее нейтральные по значению деепричастия совершенного вида, а другие формы.

В наиболее распространенном в агульских нарративах типе tail-head linkage для повтора вершины клаузы используется форма на -guna, имеющая общее темпоральное ('когда сделал/делает') либо причинное значение ('из-за того, что сделал/делает'), ср. изолированное употребление предложения с данной формой (40).

(40) dad.a gi-sti up.u-guna, baw.a-s

отец^О) DEMG-ADV говорить№ТЕМР мать-DAT

qel ad.i-ne.

обида приходить.PF-AOR

'Когда (или: Из-за того, что) отец так сказал, мать обиделась'.

13

Считая название tail-head linkage «потенциально неоднозначным», Р. Диксон предлагает обозначить данное явление как bridging device — «средство сопряжения» [Dixon 2009: 8]. К менее употребительным вариантам названия относятся также recapitulative linkage, tail-head recapitulation, backgrounding repetition и некоторые другие.

Пример фрагмента нарратива с tail-head linkage приводится в (41): как и в других многочисленных примерах подобного рода, здесь трудно усмотреть темпоральное или причинное значение в чистом виде, речь идет скорее именно об обеспечении связности, когда говорящий вновь упоминает предшествующую ситуацию перед введением в рассмотрение следующей.

(41) qa-je sa gada.ji-s x.a-j-e sus. (FOST^ra-FT один сын-DAT нести.ОТ-т^У-тР невеста sus x.a-guna me, qa gadaji-q baw невеста нести.ОТ-ТЕМР DEMM FTCL сын-POST мать qa-du? baw, gada.ji-n baw (FOST^bnb-FRS^G^ мать парень-GEN мать it:ar-x.a-j-e. gada.ji baw болеть-стать.ОТ-Ш^-ШР парень^ЕК) мать it:ar-x.u-guna, a, me sus.a-s болеть-стать^-ТЕМР FTCL DEMM невеста-DAT aK.a-a = xi, ja baw ax.a-a, ja baw, говорить.IPF-PRS=PTCL VOC мать говорить.IFF-FRS VOC мать an.a-a sus.a, wa-s fi hand-e? говорить.IPF-PRS невеста(ERG) ты-DAT что хотеть-COP 'Единственного сына женят. Женят его, а у парня же ведь есть мать. Мать, мать парня заболела. Когда мать парня заболела, то говорит этой невестке. невестка говорит: «Мама, мама, чего тебе хочется?»'

Как правило, tail-head linkage используется, чтобы представить как фоновую (background) ту ситуацию из основной нарративной линии, которая перед этим была на переднем плане (foreground). Тем не менее, встречаются и повторы клауз, не относящихся к основной нарративной линии, ср. фоновое 'там были голубые цветы' в (42) .

(42) ?urd.i-n waxt: e=xaj, culle tuk-ar зима-GEN время COP=CIT голубой цветок-PL a-a=xaj ti-sa-2. axp:a culle tuk-ar

(iN^bnb-PRS^IT DEMT-LOC-IN потом голубой цветок-PL

14 Наряду с обеспечением связности повествования повтор данного типа служит и своеобразным заполнением паузы в изложении, когда говорящий обдумывает построение следующего фрагмента дискурса.

a-je-guna ti-sa, cip:.i

(П^быть-PT-TEMP DEMT-LOC(IN) сам:PL(ERG) p.u-ne=xaj cip:.i, me

говорить.PF-AOR=CIT сам:PL(ERG) DEMM fi giga x.u-raj... что место arara^F-JUSS

'Была, говорит, зима, а там были голубые цветы. Были там голубые цветы, и они сказали: «Что же это за место такое?..»'

В другой, более редкой разновидности tail-head linkage повторное вхождение глагола имеет субстантивированную форму причастия совершенного вида. Данный повтор используется лишь для событий основной линии повествования и, как правило, при подчеркивании того, что событие имело место непосредственно перед следующим событием в цепочке ('сразу, как только').

(43) KajkA-na Hup:-ar=ra íut'.a-s aq'.a-j,

гнать.PF-CONV овца-PL=ADD есть.ОТ-ЮТ делать.ОТ-ТО№ uc = ra Karx.u-na-a me gada. xarx.u-f,

сам=ADD ложиться.PF-PRF-PRS DEMM парень ложиться^^ ajp:a ad.i-na-a mi-c sa rus.

потом приходить.PF-PRF-PRS DEMM-LAT один девушка 'Он погнал овец на пастбище, а сам лег спать, этот парень. Лег спать, и приходит туда одна девушка'.

Как видно по примерам, обычно в начале следующего предложения повторяется не только глагол, но и по крайней мере часть его зависимых; может повторяться и клауза целиком, особенно если она небольшая.

9. Заключение

Итак, мы рассмотрели наиболее характерные агульские конструкции с повтором глагола: это простой повтор причастных основ и деепричастий совершенного и несовершенного вида, повтор с сочинительной частицей, повтор формы (дее)причастия с добавлением отрицания, а также повтор при топикализации предиката и при обеспечении дискурсивной связности.

Как легко заметить, в большинстве случаев представлена полная редупликация глагольных форм, когда удвоенная форма входит в ту же составляющую, что и простая форма в конструкции

без удвоения. Частичная редупликация глаголу в агульском языке не свойственна. Другой класс случаев — это конструкции с синтаксическим повтором, в котором «повторяющийся» глагол занимает другую синтаксическую позицию и имеет другую морфологическую форму, однако происходит дублирование самой глагольной лексемы.

Функции глагольных повторов в агульском вполне укладываются в тот набор, который свойствен редупликации и повторам типологически: это выражение дистрибутивности, подчеркивание длительности, превосходная степень признака и увеличенная интенсивность. Повторы типа «утвердительная + отрицательная форма», как правило, выражают неопределенную референцию или значение всеобщности. Обратим внимание на то, что дистрибутивное значение является едва ли не наиболее характерным для агульской редупликации в целом: оно свойственно и существительным, и прилагательным, и числительным, а у глаголов проявляется и при описании референта через признак (у причастий СВ), и при описании процесса, сопутствующего основной ситуации (у деепричастий НСВ).

В данной работе были охвачены все агульские глагольные повторы, которые можно отнести к «грамматическим». За пределами обзора остались различные типы дискурсивных повторов, используемых «для стилистической организации текста», ср. характерный текстовый пример (44) с глаголами движения.

(44) £.и-пе те. 1.и-пе, 1.и-пе,

уходить .PF-AOR DEMM уходить.PF-AOR уходить.PF-AOR 1.и-пе, 1.и-пе, ruq'.u-ne

уходить.PF-AOR уходить.PF-AOR достигать.PF-AOR ha-ti-c, ruq'.u-ne.

НА -ЭЕМТ -ЬА Т достигать.PF-AOR

'Пошел он. Шел, шел, шел, шел, добрался туда, дошел'.

С другой стороны, мы не останавливались на таком специфическом явлении, как наличие в лексеме повторяющегося сегмента при отсутствии соответствующего коррелята без повтора: ср., например, агульские существительные кекш 'кукушка', q'urq' 'горло', геЬг 'муравей', q:ereq:il 'сорока' и пр. Данный тип редупликации (в терминах Ф. И. Рожанского, «немотивированная редупликация») часто имеет звукосимволическую природу и не

всегда признается исследователями. Для лезгинских языков роль редупликации в лексической системе — как в синхронном, так и в диахроническом аспекте, — была исследована в недавней работе [Алисултанов 2012]. Впрочем, как раз глагольным основам данная разновидность звуковых повторов свойственна лишь в очень малой степени.

Список условных сокращений

ABSTR — абстрактное имя; add — аддитивная частица; adv — наречный показатель; aor—аорист; cit—пересказывательность; comit — комитатив; cond — условная форма глагола; conv—деепричастие; cop — связка; dat — датив; demg — демонстратив g-серии; deml — демон-стратив l-серии; demm — демонстратив да-серии; demt — демонстратив t-серии; ELAT — элатив; erg — эргатив; excl — эксклюзив; gen — генитив; ha — дейктический префикс ha-; imp — императив; in — локализация 'внутри'; INCL — инклюзив; INF — инфинитив; inter — локализация 'в массе; между'; ipf — несовершенный вид; juss — юссив; lat — латив; loc — локативный демонстратив; neg — отрицание; ord — порядковое числительное; pf — совершенный вид; PL — множественное число; post — локализация 'сзади'; prf — перфект/результатив; prs — настоящее время; pst — прошедшее время; pt — причастие; pt:aor — аористное причастие; pt:hab — хабитуальное причастие; pt:opt — оптативное причастие; pt:prs — презентное причастие; pt:prf—перфектное/ результативное причастие; ptcl — частица; purp — целевое деепричастие; Q — вопросительность; rdp — редупликация; re — рефактивный префикс; s — показатель субстантивации; sub/cont — локализация 'под'/ 'в контакте'; super—локализация 'сверху'; temp — темпоральная форма глагола ('когда'); tmr — темпоральная форма имени; voc — вокатив.

Показатели косвенной основы имен и аспектуальных основ глаголов отделяются точкой. Знак = используется для отделения клитик. Локативные префиксы не отделяются и в строке глоссирования обозначаются в фигурных скобках. Немаркированные категории в строке глоссирования не отмечаются (номинатив, единственное число, эссив), а при совпадении с косвенной основой заключаются в круглые скобки (эргатив, локализация in, генитив, темпоралис). Компоненты контактной редупликации разделяются знаком «~».

Литература

Алисултанов 2007 — А. С. Алисултанов. Эхо-редупликация в лезгинских языках // М. Е. Алексеев (ред.). Кавказский лингвистический сборник. Вып. 19. М.: Academia, 2007. С. 3-20.

Алисултанов 2011 — А. С. Алисултанов. Редупликация как грамматическое средство в лезгинских языках. Махачкала: ДГПУ, 2011.

Алисултанов 2012 — А. С. Алисултанов. Редупликация в лексической системе лезгинских языков. Махачкала: ДГПУ, 2012.

Добрушина, Мерданова 2004 — Н. Р. Добрушина, С. Р. Мерданова. Уступительные конструкции в агульском языке // В. С. Храковский (ред.). Типология уступительных конструкций. СПб.: Наука, 2004. С. 523-541.

Майсак 2012a — Т. А. Майсак. Причастные формы в видо-временной системе агульского языка // Acta Lingüistica Petropolitana. Труды Института лингвистических исследований РАН VIII, 2 [В. А. Плун-гян (ред.). Исследования по теории грамматики. Вып. VI. Типология аспектуальных систем и категорий], 2012. С. 228-289.

Майсак 2012b — Т. А. Майсак. Конструкции с топикализацией предиката в дагестанских языках // Контенсивная типология естественных языков. Материалы III международной научно-практической конференции языковедов. Махачкала: ДГУ, 2012. С. 30-39.

Мерданова 2004 — С. Р. Мерданова. Морфология и грамматическая семантика агульского языка (на материале хпюкского говора). М.: Советский писатель, 2004.

Минлос 2004 — Ф. Р. Минлос. Редупликация и парные слова в восточнославянских языках. Дисс. ... канд. филол. наук. М., 2004.

Рамазанов 2010 — М. Р. Рамазанов. Агульско-русский словарь. Махачкала: Лотос, 2010.

Рожанский 2011 — Ф. И. Рожанский. Редупликация: Опыт типологического исследования. М.: Знак, 2011.

Татевосов 2002 — С. Г. Татевосов. Семантика составляющих именной группы: кванторные слова. М.: ИМЛИ РАН, 2002.

Abels 2001 — K. Abels. The predicate cleft construction in Russian // S. Franks, T. King, M. Yadroff (eds.). Formal Approaches to Slavic Linguistics, 9. Bloomington, IN: Michigan Slavic Publications, 2001. P. 1-19.

Barbiers 2008 — S. Barbiers. Microvariation in syntactic doubling. An introduction // S. Barbiers et al. (eds.). Microvariation in Syntactic Doubling. Bingley: Emerald, 2008. P. 1-34.

Bastos 2002 — A. Bastos. Fazer, eu fago! Topicalizagao de constituentes verbais em portugues brasileiro. MA thesis, Universidade Estadual de Campinas, 2002.

Bernini 2009 — G. Bernini. Constructions with preposed infinitive: Typological and pragmatic notes // L. Mereu (ed.). Information structure and its interfaces. Berlin — New York: Mouton de Gruyter, 2009. P. 105-128.

Dixon 2009 — R. M. W. Dixon. The semantics of clause linking in typological perspective // R. M. W. Dixon, A. Y. Aikhenvald (eds.). The Se-

mantics of Clause Linking: A Cross-Linguistic Typology. Oxford: Oxford University Press, 2009. P. 1-55.

Gil 1995 — D. Gil. Universal quantifiers and distributivity // E. Bach et al. (eds.). Quantification in Natural Languages. Dordrecht: Kluwer Academic Publishers, 1995. P. 321-362.

Gil 2005 — D. Gil. From repetition to reduplication in Riau Indonesian // B. Hurch (ed.). Studies on Reduplictaion. Berlin: Mouton de Gruyter, 2005. P. 31-64.

Gil 2013 — D. Gil. Distributive numerals // M. S. Dryer, M. Haspelmath (eds.). The World Atlas of Language Structures Online. Leipzig: Max Planck Institute for Evolutionary Anthropology. (http://wals.info/ chapter/54, accessed on 2013-12-28)

Guillaume 2011 — A. Guillaume. Subordinate clauses, switch-reference and tail-head linkage in Cavinena narratives // R. Gijn, K. Haude, P. Muysken (eds.). Subordination in Native South-American Languages. Amsterdam: John Benjamins, 2011. P. 109-140.

Hurch 2005 — B. Hurch (ed.). Studies on Reduplictaion. Berlin: Mouton de Gruyter, 2005.

Inkelas, Zoll 2005 — S. Inkelas, C. Zoll. Reduplication: Doubling in morphology. Cambridge: Cambridge University Press, 2005.

Kandybowicz 2008 — J. Kandybowicz. The Grammar of Repetition: Nupe grammar at the Syntax-Phonology Interface. Amsterdam: John Benjamins, 2008.

Landau 2006 — I. Landau. Chain Resolution in Hebrew V(P)-fronting // Syntax 9, 2006. P. 32-66.

Maslova, Bernini 2006 — E. Maslova, G. Bernini. Sentence topics in the languages of Europe and beyond // G. Bernini, M. L. Schwartz (eds.). Pragmatic Organization of Discourse in the Languages of Europe. Berlin — New York: Mouton de Gruyter, 2006. P. 69-120.

Paillard, Плунгян 1993 — D. Paillard, В. А. Плунгян. Об одном типе конструкций с повтором глагола в русском языке // Russian Linguistics 17, 1993. P. 263-277.

Stolz 2008 — T. Stolz. Total reduplication vs. echo-word formation in language contact situations // P. Siemund, N. Kintana (eds.). Language Contact and Contact Languages. Amsterdam: John Benjamins, 2008. P. 107-132.

Stolz et al. 2011 — T. Stolz, C. Stroh, A. Urdze. Total Reduplication: The Areal Linguistics of a Potential Universal. Berlin: Akademie Verlag, 2011.

Vicente 2007 — L. Vicente. The Syntax of Heads and Phrases: A Study of Verb (Phrase) Fronting. PhD Thesis. Leiden University, 2007.

de Vries 2005 — L. de Vries. Towards a typology of tail-head linkage in Papuan languages // Studies in Language 29, 2, 2005. P. 363-384.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.