Научная статья на тему 'Конституционно-правовой принцип политического многообразия в системе принципов права'

Конституционно-правовой принцип политического многообразия в системе принципов права Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
795
55
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ПРАВО / ПРИНЦИП / КОНСТИТУЦИЯ / ПОЛИТИЧЕСКОЕ МНОГООБРАЗИЕ

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Старостенко К. В.

В статье подробно анализируется понятие «принцип права» и на основе этого выделяется сущность конституционно-правовых принципов. Основное внимание автор уделяет конституционно-правовому принципу политического многообразия, закрепленному в Конституции РФ.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Конституционно-правовой принцип политического многообразия в системе принципов права»

УДК 342.413:340.1:321

Старостенко К.В.,

доктор политических наук, доцент, заведущий кафедрой «Социология, культурология и политология» ФГОУ ВПО «Государственный университет — учебно-научно-производственный комплекс»

Конституционно-правовой принцип политического многообразия в системе принципов права

В статье подробно анализируется понятие «принцип права» и на основе этого выделяется сущность конституционно-правовых принципов. Основное внимание автор уделяет конституционно-правовому принципу политического многообразия, закрепленному в Конституции РФ.

Ключевые слова: право, принцип, конституция, политическое многообразие.

А декабря 1993 г. всенародным

I М референдумом в нашей стра-_1_ .^ине принята Конституция РФ, создавшая основу для формирования новых политических отношений в обществе и закрепившая правовой и демократический характер государства. Провозглашение в ст. 13 Основного закона государства идеологического многообразия, отказ от единой идеологии, по мнению авторов документа, обогащает политическую жизнь страны, дает возможность гражданину самостоятельно выбирать систему взглядов и представлений и следовать ей. В этой же статье Конституции РФ содержится и другой важный для политической жизни российского общества принцип — принцип политического многообразия. Этот принцип, как и другие политико-правовые принципы, обусловливается определенным типом общественно-правовых отношений, и ему присущи следующие черты: многопартийность; легальная оппозиция государственной власти; регулярные общенародные свободные выборы органов государственной власти; комплекс прав и свобод граждан, позволяющий им участвовать в общественно-политической жизни; равноправие и свобода идеологии; правовые формы взаимодействия субъектов политических отношений и др. Все это должно способствовать эффективной реализации народовластия в стране, вовлечению в политическую деятельность

новых групп населения, формированию легальной политической оппозиции, многопартийной системы.

Рассматривая такой вопрос, как конституционно-правовой принцип политического многообразия в системе принципов права, невозможно абстрагироваться, по нашему мнению, от такого основного понятия, как «принцип права» вообще. Отметим, что в современной отечественной юридической науке весьма причудливо переплелись многие понятия, которые содержат в себе категорию «принцип»: «правовые принципы» и «принципы права». Они очень близки по своему значению, но все же не тождественны, это рядом положенные категории.

Осмысливая понятие «правовой принцип», необходимо помнить, что прилагательное «правовой» характеризует данный принцип относительно к полю деятельности права. Существуют принципы и в других областях знания и деятельности: математические, логические, политические, сферы управления и т.д., которые подразделяются на общие, специальные или частные. Иногда эти принципы затрагивают многие области социально-политических отношений, как, например, принципы системности, объективности, гласности, демократизма, стимулирования. Тем не менее в каждой сфере знаний и деятельности существуют специфические, именно присущие им принципы. Так, принцип политической целесообразности присущ только политической сфере, а принцип экономической целесообразности — экономической. Таким образом, принцип (от латинского — principium) — это исходная руководящая идея, лежащая в основе всякой организации, деятельности, отрасли знания и т.д. Кроме того, надо признать, что во всех этих областях существует и действует не один, а целая система разнообразных принципов.

Анализируя понятие «правовой принцип», необходимо помнить, что это категория правового сознания, а это значит, что он относится к сфере правовых отношений. По мнению исследователя Р.С. Бурганова, правовые принципы предшествуют системе права, они складываются из исходных юридических положений и идей, которые по тем или иным причинам на данном этапе общественного развития в содержание действующего права государства не входят, не

зафиксированы в виде действующих правовых норм1, их свойствами не обладают. Принципы права в отличие от правосознания имеют объективный характер и закреплены в нормативно-правовых актах или иных формах права2.

Об этом еще раньше отмечал исследователь Ф.Н. Фаткуллин. Он подчеркивал, что принципы права — это отправные положения, которые входят непосредственно в содержание права, представлены в нем в качестве важнейших норм, реально выражены и закреплены в этих нормах3. Этой позиции придерживаются ряд ученых, полагающих, что принципы права могут обнаруживаться только в содержании норм и к их числу нельзя отнести руководящие идеи правосознания, получившие общественное признание и реализуемые в правоотношениях, но не зафиксированные в нормативно-правовых актах4.

Таким образом, принципы права отражаются в правовых нормах, которые закрепляют и отражают важнейшие принципы, свойственные всей юридической форме того или иного исторического типа общественных отношений. По мнению правоведа Л.С. Явича, принципы права служат ориентиром правотворческой и правоприменительной деятельности государственных органов, и их соблюдение обеспечивает нормальное единообразное развитие и функционирование правовой системы. Напротив, пренебрежение данными принципами, их нарушение законодателем или судом подрывают стабильность системы объективного и субъективного права, правопорядка и правоотношений, отрицательно влияют на состояние правосознания, способны нарушить действенное правовое регулирование5.

Принимая во внимание высказанную выше точку зрения ученого Л.С. Явича, необходимо иметь в виду, что принципы права могут обнаруживаться не только в содержании норм. Далее он подчеркивает то, что принципы права «не всегда лежат на поверхности и четко формулированы в правовых нормах, они свойственны любой правовой системе государств, вне зависимости от того, хороши они или плохи с точки зрения социального прогресса, тех или иных сообществ, классов и народов, с позиций отдельных людей и их идеалов. Принципы права могут быть по-разному объективированы и сформулированы в законо-

дательстве, их действительный смысл бывает завуалирован. В других случаях они ясно изложены, и это, конечно, предпочтительный вариант»6.

Примером тому, согласно мнению исследователя Г.Н. Манова, служат правовые аксиомы — «простейшие истины юридического суждения эмпирического уровня, сложившиеся в результате многовекового опыта социальных отношений и взаимодействия человека с окружающей средой»7. Например, к числу таких аксиом относится утверждение о том, что люди рождаются равными в своих правах. Не менее интересна аксиоматичная запись в современной Конституции РФ: «Российская Федерация — Россия есть демократическое федеративное правовое государство с республиканской формой правления. Наименования Российская Федерация и Россия равнозначны» (ст. 1, гл. 1). Впервые в мировой практике дано двусоставное название суверенного государства, подчеркивающее диалектическую сущность соотношения принципов федерализма и централизма.

Очевидно, принцип права — это основополагающая идея, исходное начало, тем или иным образом зафиксированное в праве; это не что иное, как информационное отражение в праве основных связей, реально существующих в правовой системе. Действительно, имея объективное основание, выражая потребности и интересы, мировоззрение и идеалы господствующих в обществе классов, принципы права находят свою реализацию и в самой юридической форме, и в тех общественных отношениях, которые она опосредует. Однако только при материализации в действительных отношениях и реальных институтах принципы права могут воплощаться в фактический порядок отношений. Наиболее эффективному протеканию данного процесса способствует такая форма правления, как демократия, предполагающая в своем развитии главенство прав и свобод человека и гражданина, а также контроль властных органов со стороны гражданского общества.

Необходимо подчеркнуть, что все сформулированные на данный момент правовые принципы можно «разнести» по принципам-связям, то есть у каждого принципа-идеи можно найти принцип-отношение, на котором он базируется. Несомненна взаимосвязь

между принципами структурной организации права и принципами-идеями, которые оно содержит. Обусловленность последних принципами-связями между правыми средствами и связями в предмете отрасли создает цепь закономерностей, выступающих объективной основой построения и совершенствования системы законодательства. Такой подход создает ряд предпосылок, необходимых в организации законотворчества, в частности: 1) в процессе нормотвор-ческой деятельности обязательно обращаться к принципам-идеям, закрепленным в законодательстве; 2)принимать во внимание принципы-связи, реально существующие в правовой системе; 3) учитывать альтернативные предложения и принимать целесообразные объективные решения.

Однако, по мнению исследователя Б. Спа-сова, сужение значимости принципов права и ограничение круга их действия рамками правотворчества и правоприменения, причем в правотворчестве им отводится роль теоретической базы, определяющей содержание конкретных норм, а в правоприменении их функция ограничивается лишь потребностью в толковании все тех же норм, относится к непозитивным моментам8.

С точки зрения юридической науки руководящие положения принципов права при таком подходе низводятся до вспомогательных элементов, предназначенных исключительно для обслуживания нужд, связанных с созданием и использованием нормативного массива и не приспособленных для непосредственного регулирования общественно-правовых отношений. Отсюда вытекает и их характеристика в качестве определенных требований к системе юридических норм, а не к реальному поведению субъектов правоотношений9.

Но, как известно, требования можно адресовать только к конкретным людям, а не умозрительным правилам поведения, и нормы права — это лишь одна из абстрактных форм его бытия, к которым принадлежит и правосознание10. Очевидно, конкретным проявлением права, главным свидетельством его существования выступают не они, а правоотношения. Поэтому, не принижая значимости воплощения принципов права в содержании юридических норм и их законодательной фиксации, нельзя оставить без внимания их связь с правосознанием и правоотношениями.

Однако существуют иные точки зрения, в частности, исследователя Р.Л. Иванова, согласно которому ключевые идеи становятся принципами права с момента их закрепления в нормативно-правовом акте. Они, по мнению автора, не охватывают все способы официального юридического признания отправных начал11. По мнению ученого, провозглашение нормативно-правового акта в качестве единственного источника принципов не согласуется и с реалиями российской правовой системы. Так, например, Р.Л. Иванов отмечает, что в соответствии с Конституцией РФ (ч. 4 ст. 15) общепризнанные принципы международного права являются составной частью правовой системы России, принципами российского права, однако при этом общепризнанность принципов международного права не предполагает их обязательного закрепления в международных договорах. Кроме того, даже конституционная фиксация руководящего положения еще не означает его окончательного перехода из сферы правосознания в практическую плоскость: если оно масштабно игнорируется субъектами, к которым обращено, то принципом права в полной мере назвать его еще нельзя, поскольку отсутствует элемент его общего признания в качестве такового в правоотношениях12.

Достаточно наглядно это проиллюстрировал французский мыслитель и политический деятель М. Робеспьер: «Взгляните даже на тех законодателей, которых успехи народного просвещения принуждают, по-видимому, оказывать некоторое уважение истинным принципам; разве они не употребили своего умения на то, чтобы обойти эти принципы, когда последние перестали отвечать их личным намерениям? Посмотрите, ведь они только видоизменили формы деспотизма и оттенки аристократии. Они торжественно провозгласили суверенитет народа и тут же заковали его в цепи; признавая, что должностные лица являются только уполномоченными народа, они стали относиться к ним, как к его владыкам и кумирам»13.

Наглядным примером также может быть Конституция СССР 1977 г., провозгласившая народовластие, юридическое равенство и т.п., в то же время в реальности имели место факты, свидетельствующие об обратном. Поэтому к принципам права, согласно Р.Л. Иванову, с чьим мнением солидарны и мы, можно отнести не только те, которые

закреплены в законодательстве и иных источниках правовых норм, но и основополагающие идеи правосознания, получившие общее признание в деятельности органов правосудия, других субъектов внутригосударственного и международного права, несмотря на отсутствие их формальной фиксации в объективном праве14.

Это не случайно. Исторически принципы права появились значительно позже иных его норм, первоначально существовавших в виде юридических обычаев и не содержавших теоретических обобщений социальных процессов на уровне их сущности: «От фактического к нормативному — вот процесс, вот линия развития, в рамках которых формируется право и результатом которых являются нормы»15.

Таким образом, можно констатировать, что принципами права могут являться основополагающие идеи, закрепленные формально в различных источниках правовых норм, а также хотя и не имеющие такого закрепления, но получившие общее признание в устойчивой юридической практике, в правоотношениях. Поэтому утверждение С.С. Алексеева о том, что одним из основных признаков принципов права является его выражение в правовых нормах, а те начала, которые еще не закреплены в правовых нормах, не могут быть отнесены к числу правовых принципов16, является дискуссионным.

Мы солидарны с Ю.А. Проскворяковой, что правовым свойством обладают не все принципы, действующие в том или ином обществе, поскольку они выражают как разнокачественные руководящие идеи общественного, так и индивидуального сознания людей.17 Существуя в различных идейных формах, они придают познавательным и практическим действиям субъекта большую предметность в решении конкретных не только правовых, но и экономических, политических, нравственных и иных задач. «Те же самые люди, которые устанавливают общественные отношения соответственно развитию их материального производства, создают также принципы, идеи и категории соответственно своим общественным отношениям»18.

Действительно, любые принципы, в том числе и правовые, не являются произвольными по своему характеру, они объективно обусловлены общественно-политическими отношениями, традициями государственно-

го строительства, особенностями менталитета, сложившегося у населения, реальными экономическими возможностями страны. Говоря о принципах права, необходимо отметить, что они являются руководящими утверждениями, фундаментальными идеями, исходными положениями, основополагающими апробациями. Ими следует руководствоваться при осмыслении и применении других норм и при решении вопросов, недостаточно урегулированных законом. Принципы права определяют общую направленность правового регулирования общественных отношений. И в этом их принципиальное отличие от норм права, которые в основном регулируют конкретные вопросы.

Следует иметь в виду, что в принципах права отображаются социальные закономерности двух видов: распространяющие свое действие на общество в целом и свойственные только праву как особому регулятору поведения индивида. Первые воспроизводятся в содержании руководящих положений, получивших название общесоциальных (социально-политических) принципов.19 В них сконцентрированы существенные черты общественных отношений, являющихся предметом правового воздействия. Важнейшей особенностью этих отношений является то, что существовать и нормально развиваться они могут лишь в правовой форме (например, отношения собственности и политической власти). Общесоциальными началами современного права выступают принципы разделения государственной власти, защиты собственности, демократизма, гуманизма и др. В них выражаются экономические, политические, нравственные устои существующего общественного строя.

Социальные закономерности, присущие только праву, преломляются в содержании другой группы принципов, именуемых специально-юридическими.20 Они формулируют особенности правового регулирования, показывают его отличие от иных социальных регуляторов, а потому могут быть определены как принципы правового регулирования. К ним относятся принципы свободы, справедливости, правового равенства, ответственности за вину, единства юридических прав и обязанностей, законности, единства объективного и субъективного права, государственной га-рантированности.

Общесоциальные и специально-юридические начала права могут действовать эффективно лишь во взаимодействии друг с другом, так как только в этом случае происходит надлежащее согласование существенных свойств объекта регулирования и его регулятора.

Таким образом, в функциональном аспекте принципы права выступают, во-первых, исходными началами правового регулирования, обеспечивающими согласованность и эффективность системы юридических норм; во-вторых, непосредственными регуляторами поведения участников общественных отношений при противоречивости и пробелах в праве21.

Исходя из этого, вполне можно согласиться с исследователем Р.Л. Ивановым, что принципы права — «это закрепленные в различных его источниках или выраженные в устойчивой юридической практике общепризнанные основополагающие идеи, адекватно отражающие уровень познания общесоциальных и специфических закономерностей права и служащие для создания внутренне согласованной и эффективной системы юридических норм, а также для непосредственного регулирования общественных отношений при ее про-бельности и противоречивости»22.

То, что адекватное отражение потребностей в принципах права в общественном развитии во многом зависит от формы государственного управления, отметил в свое время Ш.Л. Монтескье в трактате «Дух законов»: «Человек прежде всего подлежит действию законов воспитания. И так как законы эти делают из нас граждан, то каждая семья должна быть управляема по образцу великой семьи, обнимающей всех. Если народ вообще живет каким-нибудь принципом, то и все его составные части, т.е. семейства, будут тоже жить им. Законы воспитания поэтому должны быть различны для каждого вида правления. В монархиях их предметом будет честь; в республиках — добродетель; в деспотиях — страх»23.

О субъективности закона говорил немецкий мыслитель И. Кант, выделяя существование положительного (статусного) права, вытекающего из воли законодателя. По его мнению, «под благом государства подразумевается высшая степень согласованности государственного устройства с правовыми принципами, стремиться к которой обязывает нас разум через некий категорический императив».24 О субъективной

роли законодателя, писал и К. Маркс. Так, критикуя гегелевскую философию права, он отмечал, что «задача законодателя в демократическом обществе состоит не в подмене закона своей волей, а в открытии и формировании действительного закона»25.

Об эволюции таких принципов права, как равенство и свобода, негативном отношении к ним в правовом государстве говорил российский юрист и философ П.И. Новгородцев: «Для современного взгляда то понимание равенства и свободы, которое со времени французской революции считалось выражением истинных задач правового государства, признается формальным и отрицательным»26. По мнению ученого, в результате данной эволюции правовое государство перестанет быть таковым.

Значительно позже, анализируя факты и события истории, отечественные ученые С.С. Алексеев и Л.С. Явич пришли к выводу о том, что генезис принципов права сложен и противоречив, его истоки лежат в закономерностях господствующих общественных отношений. В силу различных обстоятельств то, что должно быть закреплено в качестве важнейших начал конкретного типа права, не всегда фиксируется в законах, а будучи зафиксированным в них, не во всех случаях трансформируется в реальные принципы права 27.

Подвергая рассмотрению конституционные принципы различных государств, мы пришли к выводу, что все они практически подчиняют логически и юридически все содержание конституции конкретного государства и издаваемых в ее развитие законов.

Таким образом, можно констатировать, что конституционно-правовые принципы — это принципы, выраженные в конституционно-правовой форме конкретных государств, подразделяющиеся на нормы-принципы, закреплённые в конституциях государств, и конкретные конституционные нормы, выраженные в государственно-правовых законах, определяющие содержание общественных отношений, являющихся объектом конституционно-правового регулирования. Первая группа норм выполняет собственно конституционную функцию, а

именно формирует нормы современных конституций, закрепляющие охрану человеческого достоинства, признание высшей ценностью человека, его прав и свобод, принципы правового, социального государства и т.д. Кстати, к нормам-принципам (к первой группе) относятся принципы многопартийности, идеологического и политического многообразия, Ко второй группе относятся юридические нормы, которые регулируют состав и функционирование конституционных органов, а также юридические нормы жизнедеятельности общества. А в этой группе конституционных норм, опирающихся на законодательства Российской Федерации, конкретно указываются механизмы и пути реализации принципа политического многообразия.

При этом мы полностью солидарны с позицией профессора Г.А. Гаджиева, согласно которой представления о конституционно-правовых принципах должны быть достаточно эластичны, однако это не флюгер, который меняет направление в зависимости от направления ветра. Устойчивость в представлениях о конституционных принципах должна обеспечиваться, в частности, путем выявления объективной природы каждого конституционного принципа. 28

Эластичность конституционно-правовых принципов, по нашему мнению, позволяет конкурировать в политико-правовой сфере различным политическим силам, социальным и территориальным группам населения, не меняя конституционного текста. Некоторая неопределенность, непредсказуемость в нормативном содержании конституционных принципов, относительность и условность в процессе конституционного толкования являются, таким образом, не недостатками, снижающими демократическую легитимацию конституционных требований, а, наоборот, способом создания условий для конкуренции различных политических, социальных сил. Это, в свою очередь, способствует реализации конституционно-правового принципа политического многообразия, закрепленного в ст. 13 Конституции Российской Федерации.

1 Норма права — это общеобязательные правила поведения, которые создает и охраняет от нарушений государство, устанавливающие права и обязанности участников регулируемых отношений. В них выражается государственная воля, поэтому они являются государственными регуляторами поведения. (См.: Большая юридическая энциклопедия. — М.: Изд-во «Эксмо», 2007. — С. 345).

2 Бурганов Р.С. Понятие, юридическая природа и система принципов права на примере принципов в уголовном праве. Вестник ТИСБИ. 2003. № 4. http://www.tisbi.ru/science/vestnik/ 2003/issue4//U1.html

3 Фаткуллин Ф.Н. Проблемы теории государства и права. — Казань, 1987. — С. 210 — 211.

4 Смирнов О.В. Основные принципы советского трудового права. — М.: Юрид. лит., 1977. — С. 15, 25, 33; Спасов Б. Закон и его толкование. — М.: Наука, 1986. — С. 210 — 211.

5 Явич Л.С. Общая теория права. — Л.: Изд-во ЛГУ, 1976. — С. 149.

6 См.: Там же. - С. 450.

7 Манов Г.Н. Аксиомы в советской теории // Советское государство и право. — 1986. — № 4. — С. 29.

8 Спасов Б. Закон и его толкование. — М.: Наука, 1986. — С. 205 — 213.

9 Марксистско-ленинская общая теория государства и права: Социалистическое право. — М.: Юрид. лит., 1973. — С. 44 — 45.

10 Явич Л.С. Социализм: право и общественный прогресс. — М.: Юрид. лит., 1990. — С. 23.

11 Иванов Р.Л. О понятии принципов права // Вестник Омского университета, 1996, Вып. 2. — С. 115—118.

12 Иванов Р.Л. Указ. соч. — С. 116—117.

13 Робеспьер М. Революционная законность и правосудие. Статьи и речи / Под ред. и с предисл. А. Герцензона. — М., 1959. — С. 177.

14 Иванов Р.Л. Указ. соч. — С. 117.

15 Неновски Н. Право и ценности. — М.: Прогресс, 1987. — С. 131 — 132.

16 См.: Алексеев С.С. Общая теория социалистического права. — Свердловск, 1963. — С. 151.

17 Проскворякова Ю. А Правовое регулирование реализации принципа политического многообразия в современном российском обществе: дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.01. — Владимир, 2004. — С. 14.

18 Маркс К. Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., 1963. Т. 4. — С. 133.

19 Явич Л.С. Право развитого социалистического общества: сущность и принципы. — М.: Юрид. лит., 1978. — С. 37.

20 См.: Там же.

21 Иванов Р.Л. О понятии принципов права // Вестник Омского университета, 1996, Вып. 2. — С. 118.

22 См.: Там же.

23 Цит. по История политических и правовых учений. Хрестоматия. Составители и редакторы: проф. Г.Г. Демиденко, проф. Г.А. Борисов. — Белгород, 1999. — С. 266 — 267.

24 Кант И. Метафизика нравов. Сочинения в 8-ми т. — М., 1966. — Т. 6. — С. 54.

25 Маркс К., Энгельс Ф. Соч., — М., 1963. — Т. 1. — С. 359.

26 Новгородцев П.И. Лекции по истории философии права. Сочинения /Сост., вступ. статьи и прим. М.А. Королева, Н.С. Плотушкова. — М., 1995. — С. 16.

27 Явич Л.С. Право развитого социалистического общества. Сущность и принципы. — М., 1978. — С. 33; Алексеев С.С. Общие дозволения и общие запреты в советском праве. — М., 1989. — С. 208 и др.

28 Гаджиев Г.А. Об эластичности конституционных принципов и конституционной политике / / Современный конституционализм. № 2 /06 См. http://www.kspmr.idknet.com/MAG/?id = 49&id_ article = 133c22a8e1ece0bb27965076b66f4c17&lang = ru

Starostenko K.V., is a doctor of political sciences, associate professor, manager by a department «Sociology, kul'turologiya and political science» of FGOU VPO the «State university-is an uchebno-nauchno-proizvodstvennyy complex», e-mail: Pilotskv@mail.ru CONSTITUTIONAL AND LEGAL PRINCIPLE OF POLITICAL DIVERSITY IN THE SYSTEM

OF LEGAL PRINCIPLES The article analyzes in detail the concept of the «principle of law», and based on that stands out the essence of constitutional principles. Special attention is paid by the author to the constitutional and legal principle of political diversity, enshrined in the Constitution.

Key words: law, the principle of the constitution, political diversity.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.