Научная статья на тему 'Композиционная структура англоязычного сказочно-фантазийного любовного романа'

Композиционная структура англоязычного сказочно-фантазийного любовного романа Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
584
201
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
СКАЗОЧНО-ФАНТАЗИЙНЫЙ ЛЮБОВНЫЙ РОМАН / ФОЛЬКЛОРНАЯ СКАЗКА / ФУНКЦИИ ДЕЙСТВУЮЩИХ ЛИЦ / КОМПОЗИЦИОННАЯ СТРУКТУРА / FAIRY LOVE-STORY NOVEL / FOLK FAIRY-TALE / FUNCTIONS OF DRAMATIS PERSONAE / COMPOSITION

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Тананыхина Алла Олеговна

Статья посвящена изучению композиционной структуры сказочнофантазийного любовного романа. В качестве метода исследования используется сопоставительный метод: проводится аналогия структуре фольклорной волшебной сказки. Элементы-разряды волшебной сказки, описанные В.Я. Проппом, присутствуют и в сказочно-фантазийном любовном романе.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Composition of the English fairy love story novel

The paper deals with a composition of English fairy love-story novels. The text structure compares and contrasts to the text structure of folk fairy-tale. In fairy love-story novel there are the functions of dramatis personae, described by Propp. The composition of fairy love-story novels coincides with the plot development of folk fairy tales.

Текст научной работы на тему «Композиционная структура англоязычного сказочно-фантазийного любовного романа»

УДК 802.0-73

А. О. Тананыхина A. O. Tananykhina

Композиционная структура англоязычного сказочно-фантазийного любовного романа

Composition of the English fairy love story novel

Статья посвящена изучению композиционной структуры сказочно-фантазийного любовного романа. В качестве метода исследования используется сопоставительный метод: проводится аналогия структуре фольклорной волшебной сказки. Элементы-разряды волшебной сказки, описанные В.Я. Проппом, присутствуют и в сказочно-фантазийном любовном романе.

The paper deals with a composition of English fairy love-story novels. The text structure compares and contrasts to the text structure of folk fairy-tale. In fairy love-story novel there are the functions of dramatis personae, described by Propp. The composition of fairy love-story novels coincides with the plot development of folk fairy tales.

Ключевые слова: сказочно-фантазийный любовный роман, фольклорная сказка, функции действующих лиц, композиционная структура.

Key words: fairy love-story novel, folk fairy-tale, functions of dramatis personae, composition.

Элементы сказочно-фантазийного дискурса являются частью современного англоязычного дискурса, причем в современной англоязычной беллетристике элементы сказочно-фантазийной картины мира широко представлены не только в литературных сказках, но и в произведениях других жанров, таких как триллеры, детективы и любовные романы.

Исследование волшебных сказок представляет особенный интерес для лингвистики. Владимир Яковлевич Пропп блестяще доказал, что развитие сюжета всех фольклорных волшебных сказок выражается единой, общей структурной схемой [3, с. 26-61]. Вслед за В.Я. Проппом, мировая лингвистическая мысль обратила внимание на то, что именно функции действующих лиц представляют основные части фольклорной волшебной сказки [там же, с. 21].

Сюжеты современных англоязычных сказочных текстов разных жанров не могут быть сведены в одну повествовательную схему, однако, в современных волшебных сказочно-фантазийных текстах,

в частности, в современных англоязычных сказочно-фантазийных любовных романах существует обязательная преемственность фольклорного наследия.

Исследуя волшебную литературную сказку, М.Н. Липовецкий вводит важное теоретическое понятие "память жанра", он пишет о семантическом "ядре", о своеобразии поэтики и игровом начале литературной сказки. М.Н. Липовецкий полагает, что "память жанра" литературной сказки основана только на волшебной народной сказке, ее "семантическом" ядре. Ученый пишет о "типологическом родстве" между литературной и народной волшебной сказкой, он имеет в виду "не столько конкретные сказочные произведения, сколько некий теоретический инвариант сказочного жанра, общий строй жанровой традиции народной волшебной сказки" [2, с. 9]. С его точки зрения, "старшинство" сказки по отношению к другим литературным жанрам связано с ее миромоделирующей функцией. Он полагает, что к литературным сказкам следует отнести те произведения, в которых аксиологически ориентированный тип концепции действительности, сложившийся в народной волшебной сказке, представлен не как фрагмент художественного мира, а как его основание и структурный каркас, который воссоздается через систему основных и факультативных носителей "памяти жанра" волшебной сказки. Волшебно-сказочная ценностная модель мира обязательно переосмысливается, на ее фундаменте надстраивается образ современного художнику мира. Представляется крайне важным и справедливым вывод ученого, заключающийся в том, что жанровая специфика литературной сказки состоит именно в том, что это всегда такое художественное произведение, жанровой доминантой которого является "память жанра" волшебной сказки, то есть сказочность [там же, с. 160]. Отметим, что именно "память жанра" волшебной сказки, то есть сказочность присутствует и в любовных романах, содержащих фрагменты, репрезентирующие сказочно-фантазийную картину мира.

Исследователи произведений, написанных в жанре любовного романа [1; 4], безусловно, правы, утверждая, что любовные романы близки к сказке по жесткой фиксированности элементов фабулы и общей сюжетной линии [4, с. 542]. Необходимо отметить, что в массовой литературе преобладают любовные романы, построенные по сюжетной схеме сказки о Золушке. Несомненно, права Е.Ю. Карма-

лова, утверждая, что подобные романы оказывают сильное эмоциональное воздействие на читательниц, идентифицирующих себя с героиней [1, с. 121]. В последние годы появилось значительное количество любовных романов, в первую очередь, англоязычных романов, включающих в себя элементы сказочно-фантазийной картины мира. Для настоящего исследования наибольший интерес представляет серия романов Мелиссы Марр "Tattoo Fairies", состоящая из пяти книг: "Wicked Lovely" (2007), "Ink Exchange" (2008), "Fragile Eternity (2009), "Radiant Shadows" (2010) и "Darkest Mercy" (2011). Эта серия романов мгновенно выдвинула писательницу на высшие ступеньки рейтинга популярности. Сказочно-фантазийные романы Мелиссы Марр имеют большой успех не только у англоязычной аудитории читателей, они переведены более чем на 20 языков мира.

Рассмотрим композиционную структуру первого романа серии -"Wicked Lovely". Как в фольклорных и литературных сказках, исходная ситуация выполняет важную морфологическую функцию и в любовном романе со сказочно-фантазийным сюжетом. Вслед за начальной ситуацией рассмотрим функции действующих лиц любовного романа со сказочно-фантастическим сюжетом. Согласно мнению В.Я. Проппа, все функции волшебной фольклорной сказки укладываются в один последовательный рассказ [3, с. 26]. Используя исходную ситуацию и функции действующих лиц в волшебной фольклорной сказке, выделенные В.Я. Проппом [3], рассмотрим композиционную структуру любовного романа со сказочно-фантазийным сюжетом.

1. Исходная ситуация. Главная героиня, Айслинн (Aislinn) или Эш (Ash) живет в маленьком американском городке Хантсдейле вместе со своей бабушкой. Она вполне обыкновенная девушка, за исключением того, что она обладает даром видеть волшебных существ из невидимого мира - фейри. Айслинн получила этот дар по наследству, однако из-за этого она живет в постоянном страхе, так как из-за этого дара она потеряла мать. Девушка подвергается опасности почти каждый раз, когда видит фэйри, ведь если эти существа узнают, что она их видит, фэйри ослепят её или просто убьют [http://www.melissa-marr.com/_wicked_lovely/wicked_lovely .html].

2. К герою обращаются с запретом (функция II) [3, с. 27]. Бабушка Айслинн тоже обладает даром видеть фейри. Потеряв дочь и

опасаясь за внучку, она запрещает Айслинн выходить из дома, если появляются фейри. Нельзя никому рассказывать о том, что она видит фейри, нельзя показывать то, что Айслинн видит фейри, нельзя привлекать к себе внимание фейри, нельзя убегать от них - фейри всегда преследуют бегущих [http://www.melissa-marr. com/_wicked_lovely/wicked_lovely.html].

3. Запрет нарушается (функция III). Функции II и III составляют парный элемент [3, с. 28]. Айслинн очень нравится Сет (Seth), молодой человек, живущий в доме-поезде, состоящим из металлических вагонов. Не выносящим железо фейри нет доступа в этот дом. Айслинн не хочет сидеть дома взаперти, она хочет видеть Сета, встречаться с ним. Сет проявляет внимание к девушке, заботится о ней, расспрашивает о том, что происходит с ней, и Айслинн рассказывает Сету о фейри, которые присутствуют в окружающем мире, но способностью видеть их обладают очень немногие люди [http://www.melissa-marr.com/_wicked_lovely/wicked_lovely.html].

4. Антагонист пытается обмануть свою жертву, чтобы овладеть ею или ее имуществом (функция VI) [3, с. 29]. Айслинн начинает преследовать волшебный король-фейри, Кинан (Keenan), король Лета из страны фэйри. Король Лета Кинан удивительно красив, почти никто из смертных женщин не может противостоять ему. Кинан пытается влюбить в себя Айслинн, но ему это не удается. Тогда Кинан произносит слова: "I've dreamed about her. She's the one", которые служат началом превращения Айслинн в фейри [http://www.melissa-marr.com/_wicked_lovely/wicked_lovely.html].

5. Герой испытывается, выспрашивается, подвергается нападению и пр., чем подготавливается получение им волшебного средства или помощника (функция XII) [3, с. 39]. На Айслинн нападают трое парней, не волшебные существа, и на помощь к ней приходит еще одно волшебное существо - фейри, Дония, зимняя дева, которая искренне любит короля Лета. Дония - последняя из смертных девушек пытавшаяся коснуться посоха королевы Зимы и стать королевой Лета. К сожалению, ей это не удалось, и, превратившись в волшебницу, она обречена на то, чтобы отговаривать других девушек от попыток стать королевой Лета и предупреждать их о вероломстве Кинана [http://www.melissa-marr.com/_wicked_lovely/ wicked_lovely.html].

6. Беда или недостача сообщается, к герою обращаются с просьбой или приказанием, отсылают или отпускают его (функция IX) [3, с. 36]. Айслинн узнает, что в невидимом королевстве к власти пришла королева Зимы, Бейра (Beira), мать Кинана. Царство холода как в мире фейри, так и в реальном мире продержится до тех пор, пока король не выберет среди смертных новую королеву Лета. Если Кинан не найдет королеву Лета, то Зима завладеет миром, холод поползет по земле и все погибнет [http://www.melissa-marr. com/_wicked_lovely/wicked_lovely.html].

7. Искатель соглашается или решается на противодействие (функция X) [3, с. 38]. Айслинн понимает, что должна спасти мир. Четко сознавая, чем она очень рискует, Айслинн соглашается бороться с королевой Зимы и поднять посох королевы Зимы и попытаться стать новой королевой Лета [http://www.melissa-marr.com/_wicked_lovely /wicked_lovely.html].

8. Герой и антогонист вступают в непосредственную борьбу (функция XVI) [3, с. 48]. Королева Зимы Бейра понимает, что Айслинн - настоящая королева Лета и она пытается с помощью Донии помешать Айслинн. Дония, однако, принимает решение помочь Айслинн, жертвуя собой. [http://www.melissa-marr.com /_wicked_lovely/wicked_ lovely.html].

9. Антагонист побеждается (функция XVIII) [3, с. 49]. Айслинн удается поднять посох королевы Зимы, противостоять Бейре, спасти Сета, Кинана, Донию и весь мир и стать подлинной королевой Лета [http://www.melissa-marr.com/_wicked_lovely/ wicked_lovely.html].

10. Герою дается новый облик (функция XXIX) [3, с. 58]. Айслинн становится невообразимо прекрасной и могущественной королевой Лета [http://www.melissa-marr.com/_wicked_lovely/wicked_lovely .html].

11. Герой вступает в брак и воцаряется (функция XXXI) [3, с. 59]. Айслинн становится королевой Лета, но, в то же время, она не перестает любить "смертного" Сета. Айслинн договаривается с Кина-ном, что она будет продолжать свою смертную жизнь, а с Кинаном они будут только хорошими друзьями. К своей королевской должности Айслинн будет относиться как к необходимой работе. Айслинн любит Сета и решает остаться с Сетом [http://www.melissa-marr.com/_wicked_lovely/wicked_lovely .html].

Таким образом, можно увидеть, что структура любовного романа со сказочно-фантазийным сюжетом точно повторяет структуру

волшебной сказки. В сказочном любовном романе прослеживаются функции действующих лиц, выделенные В.Я. Проппом. Даже очередность функций действующих лиц сказочно-фантазийного любовного романа совпадает с очередностью функций фольклорной волшебной сказки. Рассматривая другие любовные романы Мелиссы Марр из серии "Tattoo Fairies", можно отметить, что, как и в волшебной литературной сказке, сами по себе функции действующих лиц, их разнообразие, количество варьируется от одного любовного романа к другому, однако, очередность функций, отмеченных В.Я. Проппом, повторяется и в структуре современного сказочно-фантазийного любовного романа. Таким образом, преемственность фольклорного наследия волшебной сказки, так называемая "память жанра" волшебной сказки присутствует и в современном англоязычном любовном романе с элементами, репрезентирующими сказочно-фантазийную картину мира.

Помимо этого, необходимо отметить, что даже термины В.Я. Проппа вредительство и недостача являются также актуальными для сказочно-фантазийного любовного романа. В развязке любовного романа, как и в волшебной сказке, стоит свадьба или же воссоединение любящих сердец. И в волшебной сказке, и в сказочно-фантазийном любовном романе каждое новое вредительство вызывает новый ход развития сюжета.

Совпадают также и выделенные В.Я. Проппом пять основных элементов-разрядов волшебной сказки [3, с. 88]:

1. Функции действующих лиц [3, с. 26-61]. Как уже отмечалось, в сказочно-фантазийном любовном романе непременно присутствуют обязательные элементы - исходная ситуация и функции действующих лиц (см. выше). Причем в сказочно-фантазийном любовном романе, как и в фольклорной волшебной сказке, соблюдается очередность функций действующих лиц.

2. Вспомогательные элементы для связи функций между собой. В волшебной фольклорной сказке это осведомления [3, с. 65], в сказочно-фантазийном любовном романе это ситуации, возникающие в ходе развития сюжета, которые, в свою очередь, порождают новые ситуации.

3. Мотивировки, то есть причины и цели персонажей, вызывающие те или иные поступки [3, с. 69]. Как и в волшебной сказке, мотивировки придают сказочно-фантазийному любовному роману

совершенно особенную, яркую окраску. Необходимо отметить, что в любовном романе мотивировки представляют собой даже более четкий и определенный элемент, чем в сказке.

4. Способы включения в ход действия новых лиц [3, с. 77]. Если в сказке каждая категория персонажей имеет свою форму появления, то в сказочно-фантазийном любовном романе эту роль выполняет необычность, своеобразие и эксцентричность появления персонажей.

5. Атрибуты действующих лиц [3, с. 80]. Атрибуты придают волшебной сказке ее яркость и красоту. По аналогии волшебной сказке, роль атрибутов сказочно-фантазийного любовного романа также чрезвычайно важна. Как и в волшебной сказке, это необычный внешний облик, сказочные особенности этого облика. Кроме этого, в любовном романе это и необыкновенные аксессуары действующих лиц, например, посох Зимы в серии сказочно-фантазийных любовных романов Мелиссы Марр.

Как и в волшебной сказке, в сказочно-фантазийном любовном романе широко используется волшебство и чудо, а также таинственность и загадочность, являющиеся непременными атрибутами волшебной сказки. Таинственность в сказочно-фантазийном любовном романе часто связана со страхом и ужасом.

Необходимо согласиться также и с мнением многих западных исследователей сказок (М. Люти [6], М. Татар [7], Л. Бейкер-Сперри, Л. Грауерхольц [5] и др.), которые обращают внимание на описание удивительной красоты в волшебных сказках. Мария Татар, профессор Гарварда, справедливо указывает, что основными составляющими привлекательности волшебных сказок являются красота и ужас волшебной сказки, по ее словам, "radiant beauty" и "jolts of horror" [7, p. 89], что является мощным толчком для включения воображения читателей. Именно моменты описания удивительной красоты и моменты, описывающие страх и ужас, испытываемый героями, воздействуют на эмоциональную сферу читателей и являются важнейшими составляющими сказочно-фантазийных текстов.

В самом начале первого романа серии "Wicked Lovely" описывается удивительная, сказочная красота волшебного короля Лета -Кинана:

1. " ...now his skin glowed as if flames flickered just under the surface, so strange and beautiful she couldn't look away" [http://www.melissa-marr.com/_wicked_lovely/wicked_ lovely.html].

116

2. "...he was devastating... He glowed faintly all the time, as if hot coals burned inside him. His collar-length hair shimmered like strands of copper" [http://www.melissa-marr.com/_wicked_lovely/ wicked_lovely.html].

3. "Whenever he came near, she could smell wildflowers, could hear the rustle of willow branches, as if she were sitting by a pond on one of those rare summer days: a taste of midsummer in the start of the frigid fall. And she wanted to keep that taste, bask in it, roll in it until the warmth soaked into her very skin. It terrified her, the almost irresistible urge to get closer to him." [http://www.melissa-marr.com/_wicked_lovely/wicked_lovely. html].

Для описания поразительной красоты короля фейри используются абстрактные прилагательные: "strange", "beautiful", "devastating", которые предполагают включение воображения читателей для создания фантастически прекрасного образа молодого короля. Как известно, в коммуникации присутствуют лингвистический (вербальный), просодический (мелодический, ритмический) и кинезический (мимический, жестовый) компоненты. Безусловно, такое разделение коммуникации на компоненты достаточно условно, так как на практике эти три компонента тесно переплетены, и для достижения взаимопонимания необходим комплексный анализ информации, поступающей по всем трем каналам. Для создания целостной картины, М. Марр использует кинемы "skin glowed", "flames flickered", "couldn't look away", "glowed faintly", "hot coals burned", "hair shimmered", "bask in it", "roll in it", "get closer to him".

Удивительная красота волшебного короля фейри подкрепляется описанием эмоций окружающих его людей: используется прямая номинация состояния героев: "couldn't look away", "wanted to keep that taste", "it terrified her". Помимо этого, автор использует глаголы действия, содержащие эмотивные семы: "glowed", "flickered", "shimmered", "bask in". Кроме того, картина дополняется звуковым, обонятельным и осязательным компонентами: "could hear the rustle of willow branches", "could smell wildflowers", "wanted to keep that taste, bask in it, roll in it until the warmth soaked into her very skin". В результате формируется полная картина описания состояния героини, в которой прямая номинация поддерживается зрительным, звуковым, обонятельным, осязательным и двигательным аспектами.

Рассматривая описание красоты в волшебных сказках, Макс Люти совершенно справедливо пишет о том, что в сказках красота передается с помощью описания ясных, реальных, осязаемых вещей, которые сверкают, сияют и ослепляют [5]. Как видно из выше-

приведенного примера, эта особенность волшебной сказки продолжается и в сказочно-фантазийном любовном романе. Красота короля Лета передается глаголами, описывающими сияние, сверкание, горение и мерцание: "glow", "flicker", "burn" и "shimmer".

Кроме моментов описания удивительной красоты, одними из важнейших и притягательных элементов волшебной сказки являются и моменты чудовищного страха и ужаса. Современный сказочно-фантазийный любовный роман унаследовал и эти особенности волшебной сказки. В качестве одного из примеров рассмотрим описание дворца и поведение жестокой королевы Зимы - Бейры:

1. "It hurt to breathe... some modern nightmare, complete with a sleek silver table; stiff, awkwardly shaped black chairs; and framed black-and-white prints of murders, hangings, and a few torture scenes" [http://www.melissa-marr.com/_wicked _lovely/wicked_lovely.html].

2. "Beira put one finger under Agatha's chin, her long manicured fingernail cutting into the hag's skin. A line of blood trickled down her throat.

They'd all seen Beira's temper before, but it was still awful. Holding the hag tightly in her embrace now, Beira put her lips to Agatha's withered mouth and blew.

All the while Agatha tried to escape, her hands pushed against Beira's shoulder, clutched at the Winter Queen's wrists.Agatha fought, but it was futile. "Well then," Beira murmured as Agatha's body slumped forward, limp in Beira's embrace. Agatha's spirit-a shade now-stood beside them, wringing her hands, weeping soundlessly" [http://www.melissa-marr.com /wicked _lovely/wicked_lovely.html].

По аналогии с моментами репрезентации сказочной красоты, для описания моментов страха и ужаса используются абстрактные прилагательные и наречия: "awkwardly", "awful", "withered", которые предполагают включение воображения читателей для создания ужасных сцен. Помимо этого, в описании сцен ужаса присутствует прямая номинация существительных, представляющих страшные и ужасные вещи: "nightmare", "murders", "hangings", "torture scenes", "blood".

Поскольку моменты удивительной красоты и ужаса являются важными элементами сказочно-фантазийных текстов, необходимо указать на то, что в сказочно-фантазийном любовном романе эти два элемента часто сопровождают друг друга. Вот как главная героиня, Айслинн, описывает волшебных существ - фейри:

"There are faeries, creatures, almost everywhere. Awful things. Beautiful ones. Somewhat are both at once. Sometimes they're horrible to each other, doing really"- she shuddered at the images she didn't want to share with him - "bad things, sick things"" [http://www.melissa-marr.com/_wicked _lovely/wicked_lovely.html].

Для описания таких противопоставленных друг другу элементов автором используется антитеза, после которой эти противоположные сущности обобщаются: "Awful things. Beautiful ones. Somewhat are both at once".

Подводя итог, необходимо сказать, что в сказочно-фантазийных любовных романах, как и в фольклорных волшебных сказках, можно выделить функции действующих лиц.

Кроме того, как и в волшебной сказке, в сказочно-фантазийном любовном романе также используется волшебство и чудо, а также таинственность и загадочность, являющиеся непременными атрибутами волшебной сказки. Помимо этого, одними из важнейших и притягательных элементов волшебной сказки являются моменты описания удивительной красоты и моменты чудовищного страха и ужаса. Современный сказочно-фантазийный любовный роман унаследовал и эти особенности волшебной сказки.

Таким образом, современный англоязычный сказочно-фантазийный любовный роман с удивительной точностью наследует как композиционную структуру фольклорной волшебной сказки, так и основные элементы, присущие фольклорной волшебной сказке.

Список литературы

1. Кармалова Е.Ю. Мифопоэтическая основа жанров современной массовой культуры (женский любовный роман/киномелодрама) и рекламный дискурс // Вестн. С.-Петерб. ун-та. - Сер. 9. Филология, востоковедение, журналистика. - 2008. - Вып. 1. - С. 120-128.

2. Липовецкий М.Н. Поэтика литературной сказки. - Свердловск, 1992. -183 с.

3. Пропп В.Я. Морфология волшебной сказки. - М.: Лабиринт, 2003. -144 с.

4. Улыбина Е.В. Субъект в пространстве женского романа//Простраства жизни субъекта: Единство и многомерность субъектнообразующей социальной революции / отв. ред. Э.В. Сайко. - М.: Наука, 2004. - C. 538-555.

5. Baker-Sperry L., Grauerholz L. The Pervasiveness and Persistence of the Feminine Beauty Ideal in Children's Fairy Tales. Gender and Society, - V. 17, No. 5 (Oct., 2003). - P. 711-726.

6. Luthi M. The European Folktale: Form and Nature. - Bloomington: Indiana University Press, 1986. - 200 p.

7. Tatar M. Enchanted Hunters: the Power of Stories in Childhood. - N.Y.London, 2009. - 296 p.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.