Научная статья на тему 'Комплектование белогвардейских армий офицерским составом на востоке России в период гражданской войны'

Комплектование белогвардейских армий офицерским составом на востоке России в период гражданской войны Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
59
12
Поделиться
Ключевые слова
ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА / CIVIL WAR / ОФИЦЕРЫ / OFFICERS / БЕЛОГВАРДЕЙСКИЕ АРМИИ / WHITE GUARD ARMIES / КОМПЛЕКТОВАНИЕ / ДОБРОВОЛЬЦЫ / VOLUNTEERS / МОБИЛИЗАЦИЯ / MOBILIZATION / COMPLETING

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Шувалов А.А.

Первоначально белогвардейские армии на востоке России комплектовались офицерскими кадрами по добровольческому принципу. Но с увеличением общей численности вооруженных сил контрреволюции к лету 1918 г. начал остро сказываться недостаток в командных кадрах и основным источником пополнения офицерами становятся их массовые мобилизации. Недостаток в командных кадрах пополнялся и пленными офицерами, и добровольно перешедшими от красных на сторону белых, и выпускниками из военно-учебных заведений.

COMPLETING OF WHITE GUARD ARMIES BY OFFICERS IN THE EAST OF RUSSIA DURING CIVIL WAR

Originally White Guard armies in the east of Russia were completed by officer shots by the voluntary principle. But with increase in total number of armed forces of counterrevolution to summer of 1918 the lack of command shots started affecting sharply and their mass mobilization become the main source of replenishment by officers. The lack of command shots replenished with also captured officers who have voluntary passed from red to the party of white and graduates from military schools.

Текст научной работы на тему «Комплектование белогвардейских армий офицерским составом на востоке России в период гражданской войны»

специальный выпуск

КОМПЛЕКТОВАНИЕ БЕЛОГВАРДЕЙСКИХ АРМИЙ ОФИЦЕРСКИМ СОСТАВОМ НА ВОСТОКЕ РОССИИ В ПЕРИОД ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ

А.А. Шувалов

кандидат исторических наук, старший преподаватель кафедры теории и истории государства и права Московского областного филиала Московского университета МВД России, Научная специальность: 07.00.02 - отечественная история

E-mail: shuvalov81@mail.ru

Аннотация. Первоначально белогвардейские армии на востоке России комплектовались офицерскими кадрами по добровольческому принципу. Но с увеличением общей численности вооруженных сил контрреволюции к лету 1918 г. начал остро сказываться недостаток в командных кадрах и основным источником пополнения офицерами становятся их массовые мобилизации. Недостаток в командных кадрах пополнялся и пленными офицерами, и добровольно перешедшими от красных на сторону белых, и выпускниками из военно-учебных заведений.

Ключевые слова: гражданская война, офицеры, белогвардейские армии, комплектование, добровольцы, мобилизация

COMPLETING OF WHITE GUARD ARMIES BY OFFICERS IN THE EAST OF RUSSIA DURING

CIVIL WAR

А.А. Shuvalov,

the Senior Lecturer of The Department of theory and history of state and law of the Moscow Regional Branch of the Moscow University of Ministry

of the Interior (MVD) Russia, candidate of Sciences

Annotation. Originally White Guard armies in the east of Russia were completed by officer shots by the voluntary principle. But with increase in total number of armed forces of counterrevolution to summer of 1918 the lack of command shots started affecting sharply and their mass mobilization become the main source of replenishment by officers. The lack of command shots replenished with also captured officers who have voluntary passed from red to the party of white and graduates from military schools.

Keywords: civil war, the officers, the white guard armies, completing, volunteers, mobilization

Основными источниками пополнения белых армий офицерами на востоке России было пополнение добровольцами и мобилизованными, пленными и добровольно перешедшими от красных на сторону белых, а также выпускниками из военно-учебных заведений.

Первоначально Народная и Сибирская армии строились по добровольному принципу. В их основу легли отряды эсеровского и офицерского подполья, которые добровольно вступали в армии. До лета 1918 г., когда стали проводиться массовые мобилизации, до 10 тысяч офицеров вступило в ряды армии в Сибири и несколько тысяч на Волге (с Забайкальем всего до

15 тысяч)1. Они в дальнейшем и составляли основу офицерского корпуса армии. Однако, в первые дни пришлось столкнуться с пассивностью части офицерства. Офицеры-добровольцы вспоминали: «Значительная часть офицерства все еще выжидала, надеясь, что удастся избежать участия в гражданской войне»2. «Офицеры или выжидали, или бежали вместе с большевиками, опасаясь за свои семьи»3. «Каждый боевой день приносил потери, а пополнения не было... Где же эти так называемые господа офицеры? Неужели предали и не пошли в строй? Раненые офицеры после выздоровления возвращались в строй и

специальный выпуск

передавали нам, что каждый кабак набит людьми в офицерской форме, все улицы также полны ими... сущее безобразие... Для нас они - шкурники и предатели. Эти новости сильно действовали на настроение наших офицеров»4.

В Сибирской армии 27 мая 1918 г. была объявлена мобилизация офицеров и военных чиновников5. Постановлением Временного Сибирского правительства от 23 июля 1918 г. никакие отсрочки и освобождение от призыва в Сибирскую армию офицерам в возрасте до 43 лет не допускались6, а в Народной армии в середине августа - для офицеров, которым к 1 августа не исполнилось 35 лет (а генералов и старших офицеров независимо от воз-раста)7. В Оренбургской армии в октябре была объявлена мобилизация офицеров в возрасте до 55 лет8.

Первоначально развешивались объявления новой власти, требующие от всех офицеров явиться на регистрацию. Неявившиеся считались дезертирами и передавались военно-полевому суду9. Многие из зарегистрированных офицеров имели освобождение от службы по состоянию здоровья, выданное советскими органами, так как демобилизация русской армии проводилась советской властью. В связи с этим 7 января 1919 г. адмирал Колчак издает указ, предписывавший свидетельство о болезни, выданное при большевизме, считать недействительным и подвергнуть переосвидетельствованию всех освобожденных от военной службы10. В связи с тем, что весной 1919 г. в тылу наблюдалось много офицеров действующих частей без определенных служебных назначений, командующий Западной армии приказал (14 мая 1919 г. приказ № 248) комендантам городов вести строгий учет всех прибывающих и находящихся в городах офицеров и следить, чтобы они не задерживались дольше положенного им срока без уважительной причины. Виновных привлекать к ответственности вплоть до предания суду, как за побег11.

К осени 1919 г. практически все офицеры, еще не вступившие в армию, были призваны по мобилизации. «Этот контингент был гораздо худшего качества. Часть призванных офицеров была пассивна. Были случаи, когда такие офицеры, отправляясь на фронт, просили выдать им удостоверения, что они служат по мобилизации»12.

С увеличением общей численности вооруженных сил контрреволюции начал остро сказываться недостаток в командных кадрах. Наиболее распространенным способом пополнения младшего командного состава явились мобилизации мужчин с минимальным уровнем образования (от 4-х классов среднего учебного заведения), чтобы определить их в военно-учебные заведения с целью получения офицерского

чина. Такие мобилизации преимущественно проводились централизовано, по постановлению Омского правительства. Иногда их объявляли командующие армиями, главные начальники военных округов и казачьи атаманы, а позже это право предоставили даже командирам корпусов и войсковых групп13. Небольшое число офицеров прибыло из Вооруженных Сил Юга России. В середине 1918 г. Деникин прислал 30 офицеров-добровольцев в Уральскую армию14. В конце июля 1919 г. по просьбе адмирала Колчака ввиду некомплекта комсостава во Владивосток на пароходе было послано более 200 сухопутных офицеров15.

По мере очищения территорий от большевиков в армию переходило немало проживавших там или служивших в красных учреждениях офицеров. Многие офицеры перешли из Красной Армии, особенно в 1918 г. при взятии Казани, Перми, Челябинска и в последующих боях (в Челябинске из служивших у красных 120 офицеров перешло 112)16.

Белое командование стремилось повлиять на политическое самоопределение бывших офицеров, находившихся в частях Красной Армии. 23 мая 1919 г. А.В. Колчак подписал листовку «От Верховного правителя и Верховного главнокомандующего к офицерам и солдатам Красной Армии», изданную миллионным тиражом. В ней говорилось, что «все, добровольно пришедшие офицеры и солдаты, будут восстановлены в своих правах и не будут подвергнуты никаким взысканиям, а наоборот, им будет оказана всякая помощь». Но это только декларировалось. В Сибири, как считает С.П. Мельгунов, по вине генерал-майора П.П. Ивано-ва-Ринова «была сделана ошибка - было отрицательное отношение к офицерству, перешедшему из Красной Армии. Психологически понятная, но тактически вредная позиция»17. Начальник штаба армий Верховного правителя генерал-майор Д.А. Лебедев был вынужден отдать специальный приказ: «...офицеры, находящиеся на территории советской власти, переходят на нашу сторону... В одних местах их принимают на службу, в других расстреливают на месте... Для установления единого взгляда при решении этого вопроса предлагаю перебежавших офицеров отправлять (до расследования обстоятельств перехода и снятия показаний перебежавших) в штабы округов»18.

При штабе Иркутского военного округа с 18 июля 1918 г. развернула работу комиссия под председательством генерал-майора Васильева по выяснению причастности офицеров к службе большевикам. Комиссия давала в штаб округа мотивированное заключение о допустимости служения в армии или о необходимости возбуждения судебного преследования. Дело открывалось по инициативе комиссии или сообщениям частных лиц и учрежде-

специальный выпуск

ний. Например, полковнику Яковлеву подтвердили отсутствие факта службы большевикам. Приказом по округу лицам, обвинившим его, предложили письменно извиниться. Очевидно, масштабы «сообщений» в комиссию были значительными, так как комендант Иркутска Л.И. Моисеев 28 июля объявил, что «считает недопустимым участившиеся доносы о неблагонадежной деятельности граждан в связи с последними событиями, считает нужным поставить в известность, что за ложные доносы виновные будут привлечены к законной ответственности»19.

На востоке России в белых армиях ввиду недостатка офицерских кадров в 1918-1919 гг. действовало много военно-учебных заведений, открытых заново (юнкерская сотня - 1, военные курсы - 1, кавалерийская школа - 1, школы прапорщиков - 2, инструкторских школ - 6, военных училищ - 10, кадетских корпусов - 7). По времени формирование военно-учебных заведениях на востоке России можно разделить три периода. Первый период (до осени 1918 г.) - формирование военных училищ «самотеком» (Оренбургское, Хабаровское, Читинское, Морское училище, Тюменская инструкторская школа, школа на Русском Острове во Владивостоке и Уральская школа прапорщиков). Второй период (до зимы 1919-1920 гг.) - когда военно-учебные заведения формировались по распоряжению военного министерства (Первое артиллерийское, Второе артиллерийское, Томское, Иркутское училище, инструкторские школы в Екатеринбурге, Челябинске, Томске и Иркутске). Третий период - частный почин местных начальников (Корниловское училище во Владивостоке, гардемаринские курсы Сибирской флотилии)20. Единого органа управления военно-учебными заведениями первоначально не было. Такой орган был сформирован лишь осенью 1918 г. при правительстве адмирала Колчака - Военно-учебное ведомство военного министерства Всероссийского правительства.

Кадры для высшего командного состава российской армии адмирала Колчака дала Академия генерального штаба. Летом 1918 г. она была переведена из Екатеринбурга в Казань, где 5 августа 1918 г. на сторону белых перешел весь профессорско-преподавательский состав Военной академии РККА во главе с ее начальником, бывшим генералом А.И. Андогским. В конце августа 1918 г. Академия переведена в Томск. Подчинялась начальнику штаба Верховного главнокомандующего. 7 октября 1919 г. эвакуирована во Владивосток, на Русский Остров, где оставалась до эвакуации Приморья. Ускоренные курсы Военной академии в Сибири окончило 305 человек (из этого числа переведены в Генеральный штаб в ноябре 1918 г. - 217, в мае 1919 г. - 88 человек)21.

Большинство училищ белых армий востока России рассчитывались на полный курс мирного времени (3-4 года обучения). Но на практике все они были сокращенными (в основном до 8 месяцев). Выпускники военных училищ должны были производиться, как правило, в подпоручики. Инструкторские школы на востоке России были рассчитаны на четырех - шестимесячный курс (впоследствии сократился до 2 месяцев), после которого юнкера выпускались портупей-юнкерами в части и после двухмесячного пребывания в строю производились по рекомендации командира части в подпоручики22.

Юнкера изучали ряд военных дисциплин, автомобильное дело, а также «родиноведение», основы богослужения, усиленно занимались гимнастикой, фехтованием. Большая часть времени уделялась практическим занятиям23. Занятия предполагали шестидневную учебную неделю. Подавляющее большинство преподавательского состава являлись военными. За дурное поведение или неуспешность в течение курса слушателей отчисляли по постановлению Педагогического Совета. Оценка познаний слушателей производилась по экзамену, который назначался по окончании курса. Слушатели, получившие хотя бы одну неудовлетворительную отмет-

24

ку, считались не окончившими школу24.

Военные училища, инструкторские школы, военные курсы белых армий на востоке России комплектовались юнкерами, не закончившими курса из-за революции, выпускниками кадетских корпусов и добровольцами из выпускников гражданских средних учебных заведений, а также обер-офицерами, окончившими школы прапорщиков во время Мировой войны, офицерами, произведенными из солдат за боевые отличия, и присланными из полков отличившимися солдатами. Кадетские корпуса комплектовались

25

кадетами, не закончившими курса из-за революции25.

Военно-учебные заведения, как строевые части, оправдали надежды, возложенные на них. Юнкера безукоризненно показали себя в боях. Их нередко привлекали для подавления антиколчаковских восстаний в городах, волнений в армии, для борьбы с партизанскими отрядами в тылу, в качестве ударной силы в проведении той или иной военной операции26.

Военные училища Российской армии адмирала Колчака до конца 1920 г. дали всего 6500 офицеров, в том числе 104 офицера инженерных войск, более 500 артиллеристов, около 400 кавалеристов27. Своевременными выпусками офицеров из военных училищ были выпуски в 1919 г., в период развернувшихся напряженных сражений, когда потребность в офицерах была наиболее острой. Так, военно-хозяйственные курсы в Екатеринбурге дали выпуск офи-

специальный выпуск

церов в начале 1919 г., Военно-инструкторская школа на Русском острове - в марте 1919 г., Иркутское военное училище - в июне, Томское пехотное училище и Оренбургское военное училище - в июле, Хабаровское военное училище и Екатеринбургская школа - в августе 1919 г.

Таким образом, случайность формирования военно-учебных заведений, бессистемность, непродуманность сроков обучения и отсюда учебных программ, отсутствие понимания задач и целей приводили к тому, что численность юнкеров в военно-учебных заведениях в Российской армии адмирала Колчака была минимальной. Своевременных выпусков из 21 военно-учебного заведения было только 7, остальные выпуски производились уже в 1920 г., когда армия, в сущности, в офицерах не нуждалась, и они становились рядовыми бойцами, а затем пополнили командный состав белой Дальневосточной армии и Земской Рати. Также военно-учебные заведения не были в достаточной мере использованы в боях как строевые части, а если и использовались, то уже в оборонительно-отступательных боях и на ход боевых действий не повлияли.

Формирование частей и в Поволжье, и в Сибири происходило сходным образом. Тотчас при занятии какого-либо крупного населенного пункта объявлялась запись добровольцев и принудительная мобилизация бывших офицеров и юнкеров. Когда образовывался необходимый командный кадр, объявлялась мобилизация остального населения, из которого формировали либо полк, либо бригаду или дивизию - в зависимости от величины города28.

Военный аппарат контрреволюции на востоке страны с комплектованием командного кадра для армий не справился. К лету 1918 г. поток офицеров-добровольцев иссяк. Выпуски офицеров из военных училищ Российской армии адмирала Колчака были немногочисленными и несвоевременными. К пленным офицерам и добровольно перешедшим от красных на сторону белых отношение в белогвардейских армиях было неоднозначным и в большей мере недоброжелательным. Как уже указывалось выше, основным источником пополнения офицерами были их массовые мобилизации. Преобладали мобилизации, непосредственно проводимые войсковыми частями без особой организации, а создаваемые комиссии с целью изъятия офицеров с тыловой службы на фронт не выполняли поставленных задач, «тонули в коррупции». Огромное количество офицеров в вооруженных силах контрреволюции находилось на службе в тылу, всячески избегая оказаться на передовой. Так, в

Российской армии адмирала Колчака на фронте было только - 34% офицеров.

1 См.: Волков С.В. Трагедия русского офицерства. М., 2002. С. 260.

2 Петров П. Борьба на Волге. 1918 год на востоке России. Россия забытая и неизвестная. Белое движение. М., 2003. С. 17.

3 Щепихин С.А. Воспоминания о генерале В.О. Каппеле 1918. Каппель и каппелевцы. М., 2003. С. 135.

4 Мейбом Ф. Тернистый путь. 1918 год на востоке России. Россия забытая и неизвестная. Белое движение. М., 2003. С. 117.

5 См.: Ларьков Н.С. Генерал Алексей Николаевич Гришин-Алмазов. // «Сибирская Заимка». Электронный журнал. 2003. № 1. http://www. Zaimka. ru.

6 См.: РГВА, ф. 39512, оп. 1, д. 58, л. 83.

7 См.: Волков С.В. Указ. соч. С. 235.

8 См.: ВойновВ.М. Офицерский корпус белых армий на востоке страны. // Отечественная история. 1994. № 6. С. 57.

9 См.: Симонов Д.Г. Из истории вооруженных сил Временного Сибирского правительства. // Сибирь в период Гражданской войны. Кемерово, 1995. С. 69; Симонов Д.Г. К вопросу о комплектовании армии А.В. Колчака командными кадрами. // История белой Сибири. Кемерово, 1995. С. 49.

10 См.: Лобанов Д.А. Пермская стрелковая дивизия армии адмирала Колчака. 1918-1919 гг. // Белое движение на востоке России. Белая гвардия. 2001. № 5. С. 89.

11 См.: РГВА, ф. 39624, оп. 1, д. 137, л. 423.

12 Петров П. Борьба на Волге. 1918 год на востоке России. Россия забытая и неизвестная. Белое движение. М., 2003. С. 25-26.

13 См.: Симонов Д.Г. К вопросу о военном строительстве в тыловых округах колчаковской армии в 1919 году. // «Сибирская Заимка». Электронный журнал. 2002. № 2. http://www. Zaimka. ru.

14 См.: Войнов В.М. Офицерский корпус белых армий на востоке страны. // Отечественная история. 1994. № 6. С. 58.

15 См.: Волков С.В. Трагедия русского офицерства. М., 2002. С. 261.

16 См.: Войнов В.М. Офицерский корпус белых армий на востоке страны. // Отечественная история. 1994. № 6. С. 53.

17 См.: Мельгунов С.П. Трагедия адмирала Колчака: Из истории гражданской войны на Волге, Урале и в Сибири. Ч. 1. Восточный фронт гражданской войны. Белград, 1930 С. 112.

18 См.: Войнов В.М. Офицерский корпус белых армий на востоке страны. // Отечественная история. 1994. № 6. С. 60.

19 См.: Новиков П.А. Гражданская война в Восточной Сибири. Россия забытая и неизвестная. На великом переломе. М., 2005. С. 102-103.

20 См.: Еленевский А. Военные училища в Сибири. (19181922). Кадеты и юнкера в белой борьбе. Россия забытая и неизвестная. Белое движение. М., 2003. С. 468.

21 См.: Волков С.В. Энциклопедия гражданской войны. Белое движение. М., 2003. С. 9; Кавтарадзе А.Г. Военные специалисты на службе республики Советов, 1917-1920 гг. М., 1988. С. 196; Филимонов Б.Б. Белая армия адмирала Колчака. М., 1999. С. 61.

22 См.: РГВА, ф. 39597, оп. 1, д. 146, л. 1; Дербуш О.А. Письма Н.А. Петрова матери - А.Н. Петровой с фронтов Гражданской войны. Лето 1918 - осень 1920 гг. // Белая армия. Белое дело: Исторический научно-популярный альманах. 1997. № 3. С. 93.

23 См.: РГВА, ф. 39624, оп. 1, д. 179, л. 153-154.

24 См.: РГВА, ф. 39597, оп. 1, д. 146, л. 2, 3.

25 См.: РГВА, ф. 39597, оп. 1, д. 146, л. 2; Волков С.В. Энциклопедия гражданской войны. Белое движение. М., 2003. С. 94; Кадеты и юнкера в белой борьбе. Россия забытая и неизвестная. Белое движение. М., 2003. С. 4.

26 См.: Еленевский А. Военные училища в Сибири. (19181922). Кадеты и юнкера в белой борьбе. Россия забытая и неизвестная. Белое движение. М., 2003. С. 469.

27 См.: Волков С.В. Энциклопедия гражданской войны. Белое движение. М., 2003. С. 94; Еленевский А. Военные училища в Сибири. (1918-1922). Кадеты и юнкера в белой борьбе. Россия забытая и неизвестная. Белое движение. М., 2003. С. 469.

28 См.: Какурин Н.Е. Как сражалась революция. Т. 1. М., 1991.С. 145.