Научная статья на тему 'Коммуникационная составляющая виртуального пространства'

Коммуникационная составляющая виртуального пространства Текст научной статьи по специальности «СМИ (медиа) и массовые коммуникации»

CC BY
724
75
Поделиться
Ключевые слова
КОММУНИКАЦИЯ / ВИРТУАЛЬНОЕ ПРОСТРАНСТВО / СОВРЕМЕННОЕ ОБЩЕСТВО / ЛИЧНОСТЬ

Аннотация научной статьи по СМИ (медиа) и массовым коммуникациям, автор научной работы — Пальчинская Марьяна Викторовна

В статье рассматривается коммуникация как один из системообразующих элементов виртуального пространства. Масштабное распространение компьютерных сетей существенно трансформировали такие составляющие коммуникационных процессов, как пространство, время и концептуальное содержание. Виртуальное пространство, являясь условием многовекторной коммуникации или полилога, постоянно находится в транзитивном поле взаимодействия и предоставляет возможность конструирования собственной виртуальной идентичности. Особое внимание уделено интерактивным аспектам виртуальной коммуникации и трансформации коммуникативных паттернов вследствие отсутствия жестких императивов сетевого общения, что способствует высокой вариабельности личностной самопрезентации. В виртуальном пространстве, которое продуцируется глобальной компьютерной сетью, развивается специфический язык, знаково-символьная система, усвоение которых обеспечивает эффективность коммуникационного процесса.

Похожие темы научных работ по СМИ (медиа) и массовым коммуникациям , автор научной работы — Пальчинская Марьяна Викторовна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Коммуникационная составляющая виртуального пространства»

УДК 1:316.3+316.28+114

Пальчинская Марьяна Викторовна

кандидат философских наук, доцент, доцент кафедры философии Одесского национального морского университета ya.maryasha2009@yandex.ru

Коммуникационная

СОСТАВЛЯЮЩАЯ ВИРТУАЛЬНОГО ПРОСТРАНСТВА

Mariana V. Palchinskaya

candidate of the philosophical sciences, Associate Professor, Department of Philosophy Odessa national sea university ya.maryasha2009@yandex.ru

The COMMUNICATION COMPONENT OF THE VIRTUAL SPACE

Аннотация. В статье рассматривается коммуникация как один из системообразующих элементов виртуального пространства. Масштабное распространение компьютерных сетей существенно трансформировали такие составляющие коммуникационных процессов, как пространство, время и концептуальное содержание. Виртуальное пространство, являясь условием многовекгорной коммуникации или полилога, постоянно находится в транзитивном поле взаимодействия и предоставляет возможность конструирования собственной виртуальной идентичности. Особое внимание уделено интерактивным аспектам виртуальной коммуникации и трансформации коммуникативных паттернов вследствие отсутствия жестких императивов сетевого общения, что способствует высокой вариабельности личностной самопрезентации. В виртуальном пространстве, которое продуцируется глобальной компьютерной сетью, развивается специфический язык, знаково-символьная система, усвоение которых обеспечивает эффективность коммуникационного процесса.

Ключевые слова: коммуникация, виртуальное пространство, современное общество, личность.

Annotation. The article deals with communication as one of the backbone elements of the virtual space. The large-scale spread of computer networks significantly transformed components such as communication processes, space, time and conceptual content. Virtual space, as a condition of multi-vector communication or polylogue, is constantly in the field of interaction and transitive provides the ability to design your own virtual identity. Particular attention is paid to the interactive aspects Virtual communication and transformation of communication patterns due to the lack of hard imperatives of social networking that contributes to the high variability of the personal self.Within the virtual space, produced a global computer network, develops specific language, a system of signs, symbols, symbols which set as their assimilation communicants ensures the effectiveness of the communication process.

Keywords: communication, virtual space, modern society, personality.

Актуальность выбранной темы обусловлена тем, что в настоящее время в масштабах мирового сообщества происходит становление нового типа социального устройства - информационного, в основе которого лежит обмен информацией с помощью технологий, создающих специфическую социокультурную реальность -виртуальное пространство. Это пространство является особой средой, появление которой привело к изменению уже сложившихся в социуме механизмов коммуникационного взаимодействия. Виртуальная коммуникация стала одним из факторов социокультурных преобразований современного общества, поэтому важным инструментом концептуального осмысления происходящих в мире перемен является анализ специфики данного аспекта социальных отношений, понимания информационно-коммуникативных

взаимодействий как составной части социальной действительности.

Степень научной разработанности проблемы. Данная тема частично рассматривалась учеными, которые исследовали проблемы информационного общества, неотъемлемым элементом котрого являются коммуникации между пользователями компьютерных сетей. Следует выделить работы Белла Д., Кастельса М., Лемма С., И. Масуды, Э. Тоф-флера, Абдеева Р., Алексеевой И., Войскунско-го А., Белинской А., Жичкиной А., Иванова Д. и др.

Проблемы коммуникации, в том числе и виртуальной, анализировали Ю. Хабермас, В. Беньямин, И. Валлерстайн, И. Винер, Ж. Бодрийяр, Н. Луман, М. Маклюэн, Иноземцев В., Ионин Л., Ракитов А. и др.

Однако, интенсивная интеграция виртуального пространства в существующую систему социальных отношений указывает на необходимость дальнейшего научного анализа его коммуникационной составляющей в рамках социальнофилософской парадигмы.

34

Цель работы - анализ особенностей коммуникативной составляющей виртуального пространства в социально-философском контексте.

Коммуникация всегда была важнейшим элементом системы социального взаимодействия, обеспечивая на протяжении развития цивилизации сохранение преемственности между поколениями, ретрансляцию культурных ценностей, норм и правил и т.д. Она представляет собой социально-детерминированный процесс, реализующий одну из его фундаментальных социальных потребностей - потребность в информационном обмене: «Коммуникативный мир опирается на то, что сообщения в нем оказываются отправлены, восприняты и поняты. Многообразие дифференцированных согласованных действий, которые востребованы современной сложной социальной организацией, зависит от того, насколько в ней гарантировано взаимопонимание» [1, с. 163].

Социальные процессы органически вмещают в себя коммуникационную составляющую, поэтому социальная информация служит базисом эффективного функционирования социальных систем: «Социальное пространство жизни упорядочено и организовано через систему интеракций, социальных связей и социальных институтов. Социальное действие М. Вебера, связанное с поведением других, принимает во внимание факт взаимодействия (интеракции), являющейся первой предпосылкой всякого коммуникативного акта» [2, с. 77].

Коммуникация включает в себя циркуляцию информации в рамках локальных и глобальных социальных образований, межличностное общение, способы распространения и приема информации: «Возникновение философской теории коммуникации стало одним из значимых событий в философской жизни XX столетия. На протяжении первой, и, в особенности, второй половины прошлого века происходило интенсивное прояснение смысла тех процессов, функций и задач, которые связаны со становлением информационного общества и развитием коммуникационных технологий» [1, с. 157].

Коммуникативное пространство обретает для индивида еще одну субъективную реальность: «Средства массовой информации - газеты, журналы, кино и телевидение, часто ассоциируются с развлечениями и поэтому рассматриваются как нечто второстепенное в жизни большинства людей. Подобный взгляд совершенно неверен. Массовая коммуникация затрагивает многие аспекты нашей жизни. Даже «расслабляющие» средства информации, такие, как газеты, телевидение, оказывают огромное влияние на наше мироощущение. Это происходит не столько из-за специфического воздействия на наши позиции, сколько потому, что они становятся средствами доступа к знаниям, от которых зависит общественная жизнь» [3, с. 414].

С расширением сферы информационного взаимодействия повышается динамика протекания социальных процессов: «Сегодня же в условиях «ин-

формационного общества» или «общества знания» познающий субъект настолько пленен сообщениями, поступающими отовсюду, что практически утратил всякую когнитивную автономию и шансы на критическую рефлексию. Тремя факторами «информационного общества» являются тотальная власть СМИ («четвертая власть»), существование науки исключительно в форме социального института, коллективные формы производства знания («смерть автора»)» [4, с. 48]. Возникает избыток доступной информации, вызывающий «информационный стресс» [5].

В современном мире значительная роль в коммуникационных процессах отведена виртуальному пространству, обладающему повышенной интерактивностью, что обуславливает его уникальность в качестве способа коммуникационного взаимодействия: «Информационная и коммуникативная активность людей массово переносится на взаимодействие в онлайне благодаря информатизации» [6]. Виртуальная коммуникация - составная часть социокультурного пространства современного общества, вписанная в реальные социальные процессы: «Медиареальность обрела благодаря электронным средствам коммуникации и экранной культуре плотность и яркость, сравнимую с подлинной реальностью» [1, с. 164].

Виртуальная коммуникация выступает не отдельным, а параллельным видом социальной коммуникации, в то время как реальная коммуникация все больше виртуализируется: «сегодняшнее общение все больше теряет индивидуальность и характер, эмоцию и стиль, уподобляясь набору шаблонных фраз и слов-символов. Разговор становится все более «кусковым» и множественным, «гипертекстовым». В особенности это можно наблюдать на примере «бестелесных» дистанционных форм коммуникации -телекоммуникаций. Так, общение в форумах, чатах и иных средствах телекоммуникаций сводится к односложным и зачастую коротким предложениям, отдельным разрозненным репликам-суждениям, в которых повторяются уже известные мнения участников общения» [7, с. 173].

Значительная доля информационных взаимодействий осуществляется с использованием глобальной информационной среды, то есть в виртуальном пространстве, причем этот процесс стремительно нарастает. Наряду с традиционными формами коммуникации, общество использует новые формы для самовоспроизводства общества как социальной системы: «Коммуникация между людьми есть нечто более сущностное, а интерактивные диалоги (широко распространившиеся в электронных СМИ и интернете) лишь «преддверье» истинно коммуникативного процесса. Коммуникация нацелена на взаимопонимание. Диалог выступает связующим звеном интерсубъективности в человеческом обществе, даже в виртуальной среде. Отсюда вторая составная часть «информационного общества», - «коммуникативное». Коммуникативное рождается из интеракции; через нее «общественное» и «человеческое» дополняют друг друга» [2, с. 76]

35

В условиях современного общества социальная коммуникация во все большей степени перемещается в виртуальный мир всемирной информационной сети, которая посредством своего функционирования «создает техническую базу для вовлечения в коммуникационные процессы огромной аудитории, что определяет ее глобальный характер» [8, с.68]. Виртуальное пространство, формирующееся за счет функционирования сети Интернет, отражает процессы усиления виртуализации социальной коммуникации, которая предоставляет возможности одновременного контакта или полилога в глобальных масштабах.

М. Кастельс закрепляет значение знаковой коммуникации в образе реальной виртуальности. Согласно Кастельсу, современные средства массовой информации с применением мультимедийных и интерактивных технологий образуют коммуникативную систему, в которой «реальность, то есть материальное и символическое существование людей, полностью погружена в виртуальные образы, в выдуманный мир, в котором образы становятся уже не средством передачи опыта, а собственно опытом, который способен усиливать свое влияние на социальную реальность» [9, с. 320]. Он указывает на свойственную телевидению и радио однонаправленность коммуникации как ключевую проблему масс-медиа: «реального процесса коммуникации как взаимодействия передающей и получающей стороны при интерпретации сообщений нет» [9, с. 321]. Рассматривая культуру реальной виртуальности, он ссылается на идеи представителей постмодернизма и структурализма, которые в данном аспекте сводятся к положению, что культуры создаются из коммуникационных процессов, а все формы коммуникаций базируются на производстве и потреблении знаков и смыслов. Анализируя сущность коммуникационной системы, продуцирующей реальную виртуальность, он определяет ее следующим образом: «Это система, в которой сама реальность, т.е. материально-символическое существование людей, полностью схвачена, погружена в виртуальные образы, а выдуманный мир, в котором внешние отображения находятся не просто на экране, через который передается опыт, но сами становятся опытом» [9, с. 351-352].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

С точки зрения Юргена Хабермаса, состояние и форма социальной коммуникации рассматривается как важнейший показатель уровня технологического развития общества и его социокультурных особенностей: «Понятие коммуникативного действия относится, в конечном счете, к интеракции как минимум двух способных к речи и действию субъектов, которые - вербальными либо экстравербальными средствами - вступают в интерсубъективное отношение» [10, с. 128].

По мнению Жана Бодрийяра, в основе всех форм коммуникационного воздействия лежит потребление знаков. Соответственно, реальная коммуникация строится исключительно на оперировании идеальными объектами. Одной из важнейших характеристик средств массовой коммуникации является их «нетранзитивность»

[11, с. 186]. Посредством этого нарушается коммуникативный процесс: «Человек превращается в пассивного потребителя, тем самым устанавливается обобщенный порядок потребления, в котором нельзя давать, возвращать или обменивать, а разрешено лишь брать и использовать» [11, с. 187]. Ж.Бодрийяр, в свою очередь, считает, что в условиях общества постмодерна коммуникация перестала быть разговором, поскольку она превратилась в процесс обмена знаками, в процесс игры со знаками. А производство знания или информации превратилось в производство симулякров - знаков без содержания, то есть виртуальное производство.

Одним из факторов, влияющих на социализацию личности в современном обществе, является установление коммуникативных связей между пользователями глобальной компьютерной сети: «различные группы населения в борьбе за право иметь большую свободу самоопределения вступают во взаимодействие с подобными им группами в рамках всемирной электронной сети» [12, с. 108]. В виртуальном пространстве формируется качественно новое по своим концептуальным параметрам общение: «Об утрате содержания общения с наступлением фазы его шаблонности, однородности и гипертекстовое™ говорит гиперактивность общения: повышенная частота применения средств телекоммуникаций, блоговая форма ведения дневников, гипертексто в ость информации. Гиперактивность общения, а по сути попытки восполнить дефицит диалогичности общения, связаны с нарастающим приоритетом информационно-коммуникативной и регулятивной функции общения над аффективнокоммуникативной функцией, связанной с эмоциональной сферой человека» [7, с. 173].

Виртуальная коммуникация в значительно меньшей степени, по сравнению с коммуникацией социальной, подвергается ритуализации. Виртуальное пространство позволяет личности конструировать собственный образ, презентация которого происходит в процессе общения, причем этот образ обладает весьма высокой динамичностью: «Сетевая коммуникация, благодаря анонимности, невидимости, безопасности, дает возможность создать сетевую идентичность, достигая виртуального управления впечатлениями о себе» [2, с. 84].

Одной из характерных особенностей виртуальной коммуникации является несоответствие реальной личности и создаваемого ей виртуального образа. Коммуникационное взаимодействие в виртуальном пространстве способствует конструированию виртуальной личности, которая в некоторой степени дистанцируется от реального статуса. В данном аспекте виртуальное пространство выступает в качестве инструмента трансформации индивидуальных личностных характеристик: «Технический прогресс приводит к навязыванию человеку новой мобилистической идентичности... В Сети идентичность человека будет проявляться только в текущем контексте с тем, чтобы в следующий момент претерпеть... изменения. Индивидуум, человек цельный, уходит прочь, прикованный к своему едино-

36

образию, как к тяжкому рюкзаку, на его место приходит индивидуум, человек многоликий» [12, с. 127]. Общение в виртуальной реальности привлекательно обезличенностью, возможностью конструировать и трансформировать виртуальную личность, а также анонимностью, которая позволяет избежать ответственности за нарушение ролевых ожиданий, обусловленных статусом индивида. Коммуникация в виртуальном пространстве дает свободу идентификации, тем самым конструирует виртуальную личность с виртуальным статусом: «очень часто встречается обман или умножение идентичности - когда сетевая идентичность пользователя не соответствует его реальной идентичности» [8, с. 72].

Виртуальное пространство, продуцируемое глобальной компьютерной Сетью, служит основой многовекторной коммуникации и полилога как для отдельной личности, так и для различных социальных групп вследствие расширения межличностных контактов за счет устранения геора-фических и временных барьеров. Исследования виртуальной коммуникации позволяют констатировать наличие специфических особенностей языка, социальной иерархии, индикаторов социального статуса и социальных норм. В современную эпоху контакты между людьми становятся все более виртуально опосредованными.

В качестве характерных черт виртуальной коммуникации можно выделить следующие:

- полиидентичностью субъектов, включенных в коммуникативные процессы;

- повышением дискурсивное™ знания [13, с. 3];

- инвариантностью способов получения и продуцирования информации;

- расширением возможностей социализации и профессионализации [13, с. 3].

Виртуальное пространство нивелирует границы реального и виртуального, создавая тем самым условия для конструирования многовекторной самопрезентации и самореализации, в том числе и в коммуникативных процессах. Составляющим элементом виртуальной коммуникации является ролевое поведение участников коммуникативного процесса. В его рамках формируется специфическое ролевое поведение, которое можно охарактеризовать как полиидентичность, поскольку виртуальное пространство вполне допускает множественность социальных самопредъявлений: «Эффект диалога возникает

Литература:

1. Назарчук А. Идея коммуникации и новые философские понятия XX века // Вопросы философии. 2011. № 5. С. 157-166.

2. Мальковская ИА. Профиль информационнокоммуникативного общества // Социо. 2007. № 2. С. 76-85.

3. Гидденс Э. Социология. М., 1999. 440 с.

лишь тогда, когда мой партнер, с которым я вступаю в коммуникацию, не просто порождает текст, но и доносит до меня свою коммуникативную интенцию, используя всевозможные средства. Тем более что, кроме вербальных, существуют и невербальные коммуникативные средства - жестикуляция, передача зрительных образов и т.п. Важно иметь в виду то, что не язык сам по себе несет людям истину или новую информацию, не языком или речью мы общаемся, но именно смысловыми интенциями» [14, с. 73].

В завершении рассмотрения выбранной темы можно сделать следующие выводы.

В условиях глобальных изменений, присущих современному этапу цивилизационного развития, усиления динамичности протекания социальных процессов, все большее значение приобретает поиск наиболее эффективных форм коммуникации.

Анализ особенностей коммуникационной составляющей виртуального пространства позволяет прийти к выводу, что виртуальное пространство представляет собой особую коммуникативную среду, функционирование которой привело к изменению уже сложившихся в социуме коммуникативных паттернов. Эти изменения базируются, прежде всего, на анонимности, полиидентичности виртуального субъекта, опосредованное™ виртуального общения техническими средствами, отсутствием временных и пространственных барьеров и т.д., что позволяет самостоятельно моделировать коммуникативное пространство, как отдельным индивидам, так и социальным группам.

Виртуальная коммуникация имеет амбивалентный характер. К позитивным последствиям следует отнести возможность компенсации недостатка общения в социальной реальности. К негативным последствиям относится аддитивное поведение, приводящее к минимизации реального социального общения, необходимого для эффективного социального взаимодействия в рамках определенной социальной системы.

Коммуникации, осуществляемые в виртуальном пространстве, практически не регулируются институциональными нормами, которые координируют социальное взаимодействие off-line. Виртуальное пространство позволяет избежать обусловленности вовлеченностью индивида в ту или иную институциональную сферу или принадлежностью к определенной социальной группе.

Literature:

1. Nazarchuk A. The idea of communication and new philosophical concepts The twentieth century // philosophy Questions. 2011. No. 5. P. 157-166.

2. Malkovskaya I.A. Profile information-

communicative Society // Sotsis. 2007. No. 2. P. 76-85.

3. Giddens E. Sociology. M., 1999. P. 440.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

37

4. Касавин И. Знание и коммуникация: к современным дискуссиям в аналитической философии // Вопросы философии. 2011. № 6.

С. 173-186.

5. Бодров В. Информационный стресс. М., 2000. 352 с.

6. Корытникова Н. Социальные последствия развития Интернет как средства производства сетевых коммуникаций // Социс. 2007. № 2. С. 73-82.

7. Король А. Общение и проблемы дистанционного образования // Вопросы философии. 2011. № 6. С. 173-186.

8. Войскунский А. Метафоры Интернета // Вопросы философии. 2001. № 11. С. 64-79.

9. Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, общество, культура . М., 2000. 608 с.

10. Хабермас Ю. Моральное сознание и коммуникативное действие. Пер. с нем. под ред. Д.В. Скпяднева. СПб., 2000.

11. Бодрийяр Ж. К критике политический экономии знака. М., 2003. 272 с.

12. Бард А., Зодерквист Я. Нетократия. Новая правящая элита и жизнь после капитализма. Спб., 2004. 252 с. [Электронный ресурс]. URL : http://politzone. in.ua/index. php?id=425

13. Кал един Д. Хаос, сеть и научные исследования // НГ - наука. 2000. 20 декабря. С. 3.

14. Массовая коммуникация в формировании современного социокультурного пространства (материалы «круглого стола») // Социс. 2000. № 7. С. 73-82.

4. Kasavin I. Knowledge and communication: a contemporary debates in analytical philosophy // philosophy Questions. 2011. No.6. P. 173-186.

5. Bodrov V. Information stress. M., 2000. P. 352

6. Korytnikova N. The social consequences of the development of the Internet as a the means of production of network communications // Sotsis. 2007. No. 2. P. 73-82.

7. Korol A. Communication and problems of distance education // philosophy Questions. 2011. No. 6. P. 173-186.

8. Voiskunsky A. Metaphors of Internet // philosophy Questions. 2001. No. 11. P. 64-79.

9. Castells M. The Information Age: Economy, Society, culture. M., 2000. P. 608.

10. Habermas J. Moral consciousness and communicative action. SPb., 2000.

11. Baudrillard J. To the Critique of Political Economy of the sign. M., 2003. P. 272.

12. Bard A., Zoderkvist J. Netocracy. The new ruling elite and Life After Capitalism. SPb, 2004. P. 252 // [Electronic resource]. URL : http://politzone.in.ua/ index.php?id=425

13. Kaledin D. Chaos, network, and research // NG - nauka. 2000. 20 december. P. 3.

14. Mass communication in shaping the modern social and cultural space. Round Table // Sotsis. 2000. No. 7. P. 73-82.

38

СОЦИОЛОГИЧЕСКИЕ И ПОЛИТИЧЕСКИЕ НАУКИ