Научная статья на тему 'Коллаборационизм в зоне действия Дятьковской партизанской бригады в период 1941-1943 гг'

Коллаборационизм в зоне действия Дятьковской партизанской бригады в период 1941-1943 гг Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
507
65
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
КОЛЛАБОРАЦИОНИЗМ / ПАРТИЗАНЫ / ДЯТЬКОВСКАЯ БРИГАДА / КАРАТЕЛИ / ОСТ-БАТАЛЬОНЫ / ЛЕГИОНЕРЫ / ОККУПАЦИЯ

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Полугодин А.Д.

В статье на основе привлечения многочисленных архивных источников и литературы рассматривается проблема развития коллаборационизма в зоне боевого действия Дятьковской партизанской бригады. Автором выявлены различные изменнические формирования нацистов и определена степень их участия в борьбе против партизан и местного населения.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Коллаборационизм в зоне действия Дятьковской партизанской бригады в период 1941-1943 гг»

УДК 94(470) «1941/1943»

КОЛЛАБОРАЦИОНИЗМ В ЗОНЕ ДЕЙСТВИЯ ДЯТЬКОВСКОЙ ПАРТИЗАНСКОЙ БРИГАДЫ В ПЕРИОД 1941-1943 ГГ.

© 2019 А. Д. Полугодин

соискатель e-mail: andrei.polugodin@yandex.ru

Калужский государственный университет им. К.Э. Циолковского

В статье на основе привлечения многочисленных архивных источников и литературы рассматривается проблема развития коллаборационизма в зоне боевого действия Дятьковской партизанской бригады. Автором выявлены различные изменнические формирования нацистов и определена степень их участия в борьбе против партизан и местного населения.

Ключевые слова: коллаборационизм, партизаны, Дятьковская бригада, каратели, ост-батальоны, легионеры, оккупация.

К сегодняшнему времени деятельность Дятьковских партизан раскрыта довольно хорошо. Наиболее подробно в историографии освещен вопрос организации партизанской бригады и развития её боевого пути в лесах севернее Брянска. Гораздо меньшее внимание уделено проблеме противостояния партизан различным коллаборационистским1 формированиям. В работе автор, применяя значительное количество архивных источников, старается рассмотреть особенности развития коллаборации в районе действий Дятьковской партизанской бригады, а также противостояние мстителей с коллаборационистами.

Советскому читателю была хорошо знакома документальная повесть Н. Бораненкова «Пылающий лес», в которой автор олицетворяет мстителей как подобие карающей силы советского государства, наносящей беспощадные удары по врагу и его прислужникам [5]. В книге упоминаются фамилии некоторых гитлеровских руководителей оккупационных органов, на которых партизаны обратили внимание, а также описаны успешные мероприятия по их ликвидации. Однако в работе по объективным политическим причинам практически не имеется сведений о борьбе партизан с различными антисоветскими, национальными формированиями, сформированными из числа советских граждан для конкретной борьбы с мстителями.

В постсоветское время происходит существенный сдвиг в исследовательском пространстве по изучению проблемы коллаборационизма. Несмотря на то что в недавно вышедшей статье В.М. Кузовкова значительное место, как и раньше, уделяется вопросу организации отряда, позднее переформированного в бригаду, предмет борьбы партизан с коллаборационистами у автора остается нераскрытым [11].

Одновременно формируется плеяда историков, обозревающая историю Дятьковских партизан и с других актуальных позиций. В исследованиях Е.Н. Шанцевой, В.Н. Кучера, Д. Армстронга поднимаются вопросы взаимоотношений мстителей с населением и пособниками, изучена тактическая манера поведения мстителей в условиях скрытной войны [17; 12; 2].

Большой вклад в изучение Брянского и Орджоникидзеградского подполья внес совместный коллектив Бежецкого историка А. Кукатова и его германского коллеги

1 Коллаборационизм - предательское сотрудничество части населения с врагом-оккупантом.

С. Штоппера [18]. Используя материалы франкфуртского военного архива (Германия), они довольно ярко сконцентрировались на работе русских националистов, членов организации НТС, действующей на территории оккупированного Брянска и Орджоникидзеграда. В исследовании К. Андреянинкова уделено внимание проведению оккупантами антипартизанской операции «Вольный стрелок» на севере Брянщины. Автору удалось выявить практически все армейские подразделения, принимавшие участие в зачистке местности от партизан. Важным является и то, что среди их количества были установлены некоторые изменнические формирования из числа советских граждан [1]. В монографии Д. Жукова и И. Ковтуна приводятся сведения об участии в операции «Вольный стрелок» нескольких подразделений РОНА Б. Каминского [10].

Дятьковский партизанский район в историческом понимании представлял собой расположенную севернее Брянска территорию, на пространстве которой впервые в годы войны партизаны установили советскую власть. Со стратегической точки зрения важность функционирования партизан Дятьковских лесов характеризовалась прикрытием ими важной в годы войны транспортной магистрали Брянск - Сухиничи, по которой к линии фронта, уходящего к Москве, шли немецкие войска, эшелоны с боеприпасами [15. Д. 207. Л. 55]. С другой стороны, северо-брянский массив являлся удобным местом для ведения подпольной борьбы. Помимо разведывательного интереса к стратегическому пункту, промышленному и железнодорожному узлу г. Брянску, этот участок скрывал в своих густых чащах многочисленные группы сопротивления из числа местных подпольщиков и выходящих из окружения бойцов Красной Армии. Действующие в лесах партизаны не только сковывали германские силы, но и добывали важные разведывательные данные, а постоянное взаимодействие с Красной Армией делало это движение для немцев очень опасным.

Путь становления Дятьковской партизанской бригады был непрост. Её образование пришлось на осень 1942 г., когда из разрозненных отрядов северобрянских лесов была сформирована целая бригада численностью около 2 000 человек.

Однако еще в 1941 г. на территории севернее Брянска дислоцировались небольшие узлы сопротивления, не превышавшие сотни человек в каждом. Поначалу их организацией занимались местные партийные руководители и чекисты, собирая под ружье самых активных местных жителей. Естественно, что в таких условиях было трудно ожидать проведения крупных военных операций против немцев. Вопреки утверждению Бораненкова, ссылающегося на приказ №1 «безжалостно громить врага», архивные документы не содержат существенной информации по проведению Дятьковскими партизанами значимых мероприятий в период октября-ноября 1941 г. Первые факты нападения партизан на железнодорожные составы упоминаются лишь только в воспоминаниях советских авторов и самих мстителей. Так, в повести Н. Е. Бораненкова указано, что в разгар битвы за Москву мстители успешно контролировали железнодорожный путь Брянск - Сухиничи; к тому же, по мнению автора, им удалось устроить успешную диверсию в отношении брянского бургомистра, следовавшего на поезде в Сухиничи, что, на наш взгляд, не могло соответствовать действительности [5, с.121]. В тех условиях, когда враг торопился к Москве и многие населенные пункты были свободны от немцев, отряды занимались выполнением других задач: собирали оружие, добывали провизию, осуществляли разведывательную работу. Речи о каких-то крупных операциях пока идти не могло. В отчетах партизанских командиров это объяснялось неуверенностью командного состава в своих решениях ввиду отсутствия опыта партизанской борьбы, неимением автоматического оружия и справедливо выраженной боязнью попасть под разоблачение, так как в деревнях могли находиться люди, симпатизирующие немцам [6. Д. 382. Л. 21].

В значительной степени формирование узлов сопротивления усилило прибытие в отряды красноармейцев, вырвавшихся из Брянского котла осенью 1941 г. В период ноября - декабря 1941 г. отряды северо-брянской зоны постепенно росли также и за счет привлечения в свои ряды героически настроенной деревенской молодежи. К концу 1941 г. будущие подразделения Дятьковской партизанской бригады насчитывали следующее количество бойцов: Орджоникидзеградский отряд - 200 чел.; Людиновский - 150 чел.; Бытошевский - 100 чел.; Жуковский - 80 чел.; Дятьковский - 70 чел. [6. Д. 382. Л. 23]. С 15 октября 1942 г. Бытошевский и Людиновский отряды вышли из подчинения Дятьковского соединения и вошли в отдельно организованную Бытошевскую партбригаду, включив в себя еще и Ивотский отряд сопротивления [6. Д. 321. Л. 133]. Таким образом, к концу 1941 г. в лесах севернее Брянска оказалась организована около тысячная группировка вооруженных людей, начинавшая действовать против врага.

Ввиду отсутствия усиленных германских гарнизонов и даже некоторой недооценки врагом сопротивления, мстители не торопились к проведению активных действий и предпринимали первые нападения лишь против небольших патрулей гитлеровцев и незащищенных охраной должностных коллаборационистов. В партизанских донесениях 1941 г. было указано, что даже в крупных населенных пунктах, таких как г. Жиздра, Людиново, Дятьково, значительных германских формирований не имелось, поэтому партизанам не составляло труда вступать в прямой контакт с различными гитлеровскими пособниками, как правило уничтожая их или привлекая на свою сторону [6. Д. 382. Л. 22]. Уже в конце 1941 г. партизаны расстреляли ряд старост Жиздринского района, показав оставшимся в живых коллаборационистам могущество советской системы [15. Д. 206. Л. 1]. Устрашающие действия привели к необходимому эффекту - ряд назначенных немцами старост стали активно способствовать сбору провизии для мстителей [6. Д. 382. Л. 26]. Однако говорить о поголовном уничтожении пособников в то время нам все же не приходится. Так, в период конца 1941 - первой половины 1942 г. расположенный неподалеку Людиновский отряд уничтожил всего 11 старост и около 100 других изменников, что по сравнению с другими формированиями соседних районов явилось весьма незначительным показателем [6. Д. 399. Л. 21 об]. Похожие показатели наблюдались и по Дятьковскому отряду, где к сентябрю 1942 г. бойцы убили всего 10 старост [15. Д. 207. Л. 71]. Из партизанских отчетов следовало, что первые мелкие нападения на прислужников носили эпизодический характер, как правило, и только в отношении тех, кого они явно подозревали в активной помощи врагу. 24 декабря 1941 г. партизаны совершили успешный налет на г. Жиздра, где был убит начальник полиции и много полицейских. Еще раньше, в ноябре 1941 г. был расстрелян староста г. Дятьково Введенский, что помогло отложить на время организацию немцами местной власти [15. Д. 206. Л. 96]. Поставленный оккупантами второй глава г. Дятьково Калашников оказался лояльнее к партизанам и репрессиям с их стороны не подвергался [15. Д. 207. Л. 69]. 28 ноября 1941 г. под расправу подпольщиков попал староста д. Косичино Людиновского района, который выдал немцам выходящих из окружения красноармейцев [15. Д. 206. Л. 69]. 18 декабря 1941 г. мстителями были расстреляны чета этнических немцев Ш. Ф. и Ш. А. за выдачу коммуниста Сычева [15. Д. 206. Л. 82]. В январе 1942 г. партизанами Дятьковского и Бытошевского отрядов была устроена совместная засада на брянских полицаев, посланных на поиски пропавшей германской колонны, которую ранее эти же партизаны успели разгромить [6. Д. 382. Л. 23].

Одновременно отряды северо-брянских лесов очищали окрестности от бандитов и мародеров, действовавших в окрестностях. В январе 1942 г. была уничтожена группа

дезертира Неплюхина в количестве 13 человек. Четверых бандитов расстреляли, а девятерых после разъяснительной беседы зачислили в отряд [6. Д. 382. Л. 25].

Таким образом, на начальный период оккупации в отношении коллаборантов мстители проводили двоякую политику: с одной стороны, были вынуждены использовать их в своих целях, а с другой - наиболее активных уничтожали, показывая всем, что возмездие прислужникам врага неотвратимо.

5 декабря 1941 г. началось контрнаступление Красной Армии под Москвой. Враг был отброшен от столицы на 200-300 км. В условиях тотального отступления вермахта на Центральном фронте уже с 12 января 1942 г. была установлена связь с армией [15. Д. 206. Л. 100]. 14 февраля 1942 г. партизанскими соединениями был занят г. Дятьково, где в срочном порядке была установлена советская власть.

Однако уже той же зимой 1942 г. нацистам удалось остановить наступление Красной Армии и даже вернуть часть утерянных в начале зимы 1942 г. территорий. Дятьковский партизанский район оказался прифронтовой зоной, находящейся у немцев в тылу. В таких сложных условиях, осознавая дальнейшее наступление критических времен, руководство Дятьковского партизанского отряда приняло решение в отношении захваченных в плен полицаев г. Дятьково. Тем из них, кто не был замечен в активном пособничестве и выразил желание послужить партизанам, позволили вступить в партизанские ряды [6. Д. 382. Л. 35]. Из местной молодежи началось активное формирование отрядов самообороны.

С конца весны 1942 г. до начала лета для Дятьковских партизан наступают тяжелые времена. Осознав наличие партизанских баз недалеко от своих войск, нацисты начали активные действия против подпольщиков. В германских документах эта операция получила название «Птичье пение». На локальном участке были сконцентрированы регулярные армейские части, артиллерия и авиация. Общая численность карателей, готовых зачистить брянский лес, насчитывала 5 000 человек, партизан же было всего 4 000 человек [14]. Врагу удалось выгнать мстителей из г. Дятьково в леса [18, с. 233]. В этот период партизаны сталкиваются с первыми трудностями, которые немногие из них выдерживают. Часть неустойчивых бойцов, в основном из молодежи, набранной весной, а также бывших полицаев, не выдержала тягот и ушла обратно под иго оккупантов. Значительное их количество обратно перешло в полицию [6. Д. 382. Л. 35]. В самый разгар контрпартизанской акции таким же образом поступят уже и некоторые бывалые партизаны [Там же. Л. 40]. В дальнейшем враг активно использовал эти неустойчивые элементы в качестве проводников и шпионов [18. С. 329].

Анализируя сложившуюся обстановку вокруг партизан Дятьковских лесов, командование Западного штаба партизанского движения справедливо подвергло критике руководство отрядов северной части Брянского края. Партизанским командирам выговаривалось за то, что те не успели вовремя отвести людей в леса, проявили непростительную мягкость, позволив части бойцов уйти к врагу, что позволило пополнить кадрами сражавшуюся против них местную полицию. Сложность положения определялось еще и тем, что из-за просчетов командования оказались не сохранены продовольственные базы, что обрекало партизан на тяжелые условия существования [6. Д. 382. Л. 35].

В ходе проведения карательной операции нацисты осуществили проработку тактических мероприятий, которые в дальнейшем ими будут успешно применяться. Во-первых, в регион были стянуты значительные военизированные силы, в том числе и первые коллаборационистские формирования. Прежде всего, речь идет о «прославившейся» в дальнейшем своими расправами 707-й охранной дивизии. До марта 1942 г. эта часть находилась в Белоруссии, а её личный состав состоял

в основном из немолодых солдат старше 35 лет. Но уже с весны 1942 г. источники подтверждают, что при дивизии имелась рота коллаборационистов, общее число которых к 1943 г. вырастет до 40% от всего штатного состава дивизии [6. Д. 401. Л. 85]. В июне 1942 г. в район г. Жиздры прибыла 339 охранная пехотная дивизия, также в последующем включавшая в себя восточные роты [15. Д. 215. Л. 11, 13; 7. Д. 12. Л. 17]. Историк Дробязко в исследовании упоминает о 447, 134, 621, 339-м ост-батальонах [8, с. 213]. Как правило, значительный контингент этих частей состоял из бывших военнопленных, набранных немцами из лагерей в районе г. Жиздры, Дятьково. Однако некоторые из этих подразделений формировались из числа местного населения ближайших населенных пунктов. Так, калужский специалист Филимонов В., используя материалы фильтрационных дел, смог выяснить, что, например, в состав 447-го карательного батальона входила молодежь Людиновского, Хвастовичского, Жиздринского районов, специально набранная под различными предлогами в эти отряды. В период с 1942 по 1943 г. подразделение достаточно эффективно показало себя в боях с партизанами, поэтому расформировано не было [3, с. 305, 307]. Также в треугольнике Дятьково-Людиново-Жиздра были отмечены присутствие 629, 456, 616-го ост-батальонов [Там же]. Пожалуй, необходимо упомянуть, что формирование и последующая передислокация этих подразделений в Дятьковский, Жиздринский и Людиновский районы проходила постепенно и достигла своего пика только в 1943 г.

Первым формированием предателей, активно участвующим в карательной акции весны 1942 г. и задокументированным источниками, являлся украинский батальон, дислоцировавшийся в г. Орджоникидзеграде1 [15. Д. 207. Л. 53]. Первая информация о нем в материалах разведки упоминались уже с мая 1942 г. [18, с. 211-212]. С ноября 1942 г. более полная информация о нем поступает из партизанских отрядов. По данным разведчиков, этот батальон состоял из трех частей, две из которых дислоцировались в г. Орджоникидзеграде и одна в г. Трубчевске. Подразделение поначалу включало в себя бывших военнопленных, а в дальнейшем и мобилизованных мирных граждан. Сначала это были военнопленные украинцы и белорусы, а потом в батальон стали набирать и русских. Командование было совместным. Как правило, все ключевые шефские должности занимали немцы, второстепенные - украинцы. Легионеры получали денежное довольствие в размере 240 руб. для солдат и 465 руб. для унтер-офицеров. На вооружении бойцов имелось русское вооружение, преимущественно винтовки и пулеметы. Батальон успешно боролся в боях с партизанами, понес значительные потери, вследствие чего был отведен в Орджоникидзеград на переформирование [15. Д. 12. Л. 40].

Вторая часть немецких действий выражалась в использовании ими стратегии «прочесывания и ликвидации баз подпольщиков». По первоначальным замыслам каратели пытались зачистить лес, перебив всех партизан. Однако им это не удалось. Партизаны действовали очень быстро и маневренно, нанося врагу серьезный урон. Тогда каратели перешли на другую тактику - занялись уничтожением пунктов возможного снабжения мстителей и последующей блокадой лесных мстителей. Наглядно это выражалось в мероприятиях по угону населения и разрушении объектов, представляющих для мстителей особую ценность [15. Д. 287. Л. 41-42]. Так, командир Дятьковского отряда доносил в ЗШПД: «Кольцо сужается. Зона от р. Десна до Болвы, кроме населенных пунктов Дятьково, Любохна, Старь, Бытош, подвергается уничтожению. В деревнях идут расправы с партизанскими семьями. В д. Манешино немцами ликвидировано 10 семей; в пос. Ивоть - 20 семей; в пос. Старь - до 10 семей. Население по большей степени угоняется в район Жиздры, на земельные работы

1 Видимо, речь идет о полке «Десна».

к линии фронта, а также на Украину, Белоруссию - в глубокий тыл. Враг повсеместно усиливает гарнизоны» [6. Д. 383. Л. 25]. В рамках этой тактики оккупантами проводились чудовищные карательные расправы. Заняв Дятьково, все партизанские семьи были немедленно взяты в заложники. В городе и округе начались казни. В мае -июне 1942 г. солдаты 707-й охранной дивизии полностью сожгли деревни Хотня (93 дома), Новая Рубча (39 домов), Бобровка, Ясенок, Хутора и др. Заняв Бытошь, подразделения дивизии учинили расправу над партизанскими семьями, расстреляв в период июня-июля 1942 г. 200 человек. Данные подтверждаются свидетельскими показаниями выживших жителей [16, с. 20].

Подобная тактика определенно имела некоторый успех. В стане партизан дятьковских лесов начался кризис. Ввиду резкого ухудшения обстановки партизаны столкнулись с проблемой голода. Спасение приходило лишь со стороны советской авиации, скидывавшей в леса грузы с провизией и боеприпасами, а также их нерегулярных нападений на немецкие обозы с едой. Это также подтверждается и тем, что в донесении командованию Западного фронта руководство отрядов в срочном порядке просило пробомбить позиции гитлеровцев в районе г. Дятьково [13, с. 162]. Мстители несли значительные потери. Погиб командир Орджоникидзеградского отряда Виноградов, командиры иных соединений Митин и Журавлев [18, с. 212-213]. Всего же партизаны Брянского края в тот период потеряли около 400 человек [2, с.136]. К январю 1943 г. общее сокращение бригады с учетом прибывших составило 12%. Экстремальные условия вынудили некоторых командиров действовать очень жестко и неоднозначно. Так, осознавая угрозу голода, командир отряда Р. приказал своим бойцам изымать хлеб у местного населения, за что впоследствии подвергся жесткой критике [6. Д. 383. Л. 10]. Другие командующие были замечены в самоуправстве и вынесении очень жестких приговоров неустойчивым бойцам [6. Д. 406. Л. 12; 15. Д. 1108. Л. 15]. Выговор объявили командирам отрядов С., Р., Б. за грабеж подчиненных им людей в окрестных деревнях [6. Д. 380. Л. 76].

Тяжелые условия вынудили советское командование разработать новую тактику борьбы с карателями и ускорить формирование Дятьковской бригады путем объединения нескольких ячеек. В радиограмме штаба партизанского движения Брянского фронта командирам Орджоникидзеградского и других отрядов от 10 июля 1942 г. говорилось, что во избежание потерь нужно действовать против врага мелкими группами, поддерживать дисциплину в отрядах, взаимодействуя с армией, и беречь радистов, через которых важно держать связь с Большой Землей [13, с.161]. К 1 ноября 1942 г. процесс формирования бригады был завершен.

Всего с апреля 1942 г. по сентябрь 1943 г. бойцы дятьковских лесов уничтожили 3 362 немца и около 700 пособников [15. Д. 207. Л. 50]. Эти данные, конечно, нуждаются в корректировке, но они показывают, что интенсивность боев периода весны-лета была весьма высокой. Главное, что удалось мстителям в период трудного лета 1942 г., - выдержать удар карателей, не позволив боеспособным соединениям распасться, а также получить необходимый опыт.

К концу лета 1942 г. немецкая операция стала захлебываться, партизанские же атаки на мелкие гарнизоны врага и пункты дорог постепенно усилились. За это время в отрядах произошли существенные кадровые перестановки, складывался костяк боевого соединения. Закончилось это дело перегруппировкой сил и образованием двух бригад: Дятьковской, включившей в себя Ордженикидзеградский, Дятьковский, Кравцовский, Любехонский отряды, и Бытошевской, состоящей из Ивотьского, Людиновского, Бытошевского узлов сопротивления. Была укреплена связь с армией, отряды начали восполнять потери за лето. Всего с декабря 1942 по февраль 1943 г. ими было осуществлено 14 успешных операций [6. Д. 382. Л. 36].

К декабрю 1942 г. Дятьковская бригада насчитывала уже 1 196 человек. Рост подразделения происходил за счет притока мирного населения, и перешедших на их сторону коллаборационистов, бывших полицейских и легионеров восточных батальонов [15. Д. 287. Л. 9; Д. 291. Л. 111].

С конца осени 1942 г. на участке отмечается интенсивное наращивание различных коллаборационистских формирований и последующая ориентация партизан на их дальнейшее разложение.

Из первых перебежчиков-восточников партизаны узнали, что немцы никакой пропагандистской работы в восточных отрядах не ведут, ввиду чего решили этим воспользоваться [6. Д. 401. Л. 11, 17]. Срочно была усилена пропагандистская работа, усилена разведка. Вместо содержания прямых угроз в листовках значительный упор делался на уговоры легионеров, мотивируя последних переходить на сторону партизан. Распространялась ранее не применяемая мстителями в пропагандистской войне информация о подвигах бывших полицаев, перешедших на сторону партизан [6. Д. 401. Л. 11, 17]. В ноябре 1942 г. были отмечены первые групповые переходы «восточников». В этот месяц на сторону дятьковских партизан перешло 18 легионеров. В феврале 1943 г. перебежало еще 43 легионера. Всего же с конца 1942 по февраль 1943 г. в отрядах Дятьковской бригады насчитывалось около 80 человек бывших легионеров [6. Д. 382. Л. 37; Д. 384. Л. 14-15]. Из перебежчиков был сформирован отдельный отряд в составе Дятьковской партизанской бригады под командованием Орешкина. Численность отряда составляла 96 человек [6. Д. 382. Л. 38; Д. 401. Л. 2].

Однако не все мероприятия по разложению легионеров были успешными. В конце 1942 г. фашистами был разоблачен, а в последствии повешен за переговоры с партизанами боец ост-батальона Линьков [6. Д. 321. Л. 146]. В апреле 1943 г. немцы расстреляли 10 бойцов за переход их товарища одной из рот 447-го батальона РОА [Там же]. Помимо расстрелов оккупанты проводили и иные методы воздействия, запугивая население тем, что Красная Армия погонит всех на фронт, а полицаев безжалостно расстреляет [6. Д. 401. Л. 31 об].

На апрель месяц бригада состояла из 10 отрядов общей численностью 1237 человек: Жуковского, Орджоникидзеградского, Дятьковского, Старского, отряда бывших коллаборационистов Орешкина и небольших отрядов из числа местных жителей [Там же. Л. 20]. К маю число партизан бригады сократилось до 1 089 человек [15. Д. 215. Л. 16]. Видимо, это было связано с обострением болезней из-за смены цикла времен года и возникшей тяжести жизни в лесном пространстве. К апрелю 1943 г. количество больных в бригаде составило 383 человека. В марте 1943 г. бригада потеряла 64 человека убитыми и 73 ранеными [6. Д. 401. Л. 20]. В период с января по май 1943 г. общие безвозвратные потери партизан составили 212 человек [6. Д. 382. Л. 43].

Боевой путь 1943 г. для партизан начался успешно. В начале года был удачно осуществлен налет на гарнизон в д. Боровка, в ходе которого мстители взяли в плен 55 полицаев и угнали 87 голов скота. Из числа захваченных пленных 26 изменников были расстреляны, а остальные приняты в отряд [Там же. Л. 58]. В том же январе мстители дважды нападали на гарнизон Любегощ, где всего убили 50 полицейских [6. Д. 383. Л. 46-47]. Удачно закончилась операция по разгрому полицейского гарнизона в д. Гуто и Коровино в феврале 1943 г. Было убито 35 полицаев и 5 человек приняли в отряд [Л. 60].

Перед курским наступлением каратели решили зачистить лесное пространство, усилив давление на партизан. Карательные части были стянуты в район р. Болвы и Дятьково. Начиналась разработка операции «Вольный стрелок», проведение которой намечалось на май 1943 г. Главный удар предполагалось нанести по Дятьковской

бригаде, второстепенный -по Рогнединской и Бытошевской бригадам. Против партизан действовали части 221, 707, 339-й охранных дивизий, включавшие в себя многочисленные ост-батальоны, численность которых к поздней весне 1943 г. на этом участке резко выросла [6. Д. 401. Л. 23 об.]. По мнению историка Д. Армстронга, к 1943 г. в тылу 2-й танковой армии немцев насчитывалось уже 30, так называемых, «восточных батальонов» и 12 батальонов местной самообороны, что представляло внушительную силу [2, с. 94-95]. Помимо солдат знаменитой своими расправами 707-й охранной дивизии источники упоминают и другие немецкие формирования, замеченные в этих преступлениях. Речь прежде всего идет о соединениях 110-й пехотной дивизии, зачищавшей пространство недалеко от г. Людиново [16, с. 448]. Это подразделение актуально рассмотреть в рамках нашего исследования по причине того, что из её коллаборационистского состава к 1943 г. для борьбы с партизанами будет сформирована особая восточная группа капитана Нагеля. Командование подразделением было русско-немецким, вооружение по большей мере - русское: пулеметы Максим, 12 ручных пулеметов Дегтярева, одно 45 мм орудие, несколько минометов, 40 автоматов, винтовки. Восточные части вместе с немцами принимали активное участие в создании зоны выжженного пространства при отступлении немцев в 1943 г.

Особо стоит отметить, прибывший сюда для антипартизанских целей 807-й азербайджанский батальон. Батальон формировался в Польше и был направлен в Брянские леса к началу 1943 г. Подразделение состояло из 4 рот общей численностью 800 чел. Командование являлось немецко-азербайджанское при сохранении главенства немцев. Вооружение солдаты получили русское, и, как показывают данные пленных, весьма неплохое: автоматы, пулеметы, винтовки и даже 45 мм орудия. Что касается устойчивости, то можно сказать, что она была низкой. Пленный легионер докладывал, что за две недели существования в окрестностях Брянска из их роты 5 человек немцы отправили в лагерь для военнопленных за отказ воевать с партизанами [6. Д. 176. Л. 5]. В 1943 г. часть была передислоцирована на Западный фронт [8, с. 548]. Подразделение блокировало Дятьковский район с запада в районе стыка его с Жуковским и Рогнединским районами и не выпускало дятьковских партизан из кольца. Историки Жуков и Ковтун приводят данные об участии в этой операции военнослужащих первого и второго батальона 1-го полка РОНА из бригады Каминского. Части были переданы 6-й пехотной дивизии и блокировали лес с запада [10, с. 102].

Для пополнения охранных батальонов значительную категорию жителей Дятьковского района оккупанты насильно мобилизовали в полицию [6. Д. 384. Л. 61]. По донесениям партизанской разведки все полицейские силы в Дятьковском районе к 1943 г. подразделялись на две категории: 1) народная стража - казарменные полицейские с немецким вооружением; 2) обычная полиция из местного населения, работающая за паек в 600 граммов хлеба. И у тех и у других отмечалось неустойчивое настроение к германской власти [6. Д. 401. Л. 16-17].

Для блокировки лесных массивов в окрестных населенных пунктах в значительной мере продолжалось усиление воинских гарнизонов. В разведотчете мстителей в штаб 16-й армии указывалась следующая информация: в Дятьково -180 легионеров и несколько тысяч немцев в окрестностях населенного пункта; в Жиздре - повсюду германская техника, строятся укрепления, имеется расположение крупного штаба; в Любохне - 500 немцев, в пос. Старь - 520 легионеров; в Людиново и его окрестностях располагается 691, 692, 693-й пехотные полки, при каждом имеется ост-батальон [6. Д. 383. Л. 52]. В ряде населенных пунктов оккупанты создавали лагеря для специальной переподготовки полицейских для борьбы с партизанами [7. Д. 11. Л. 210].

Как и в 1942 г., против населения были применены карательные акции. В период мая-июня 1943 г. 447-й ост-батальон (восточный) уничтожил села Ивоток, Романиху, Любегошь, Знеберь, а также ряд других населенных пунктов (л. 305). Кровавая «слава» шла и за 629-м восточным батальоном, также активно участвовавшим расправах над мирным населением в районе г. Жиздра [3, с. 306]. Не застрахованы были от расправ и различные коллаборационисты, заподозренные в помощи партизанам. Так, в марте 1943 г. в пос. Ивоть немцами был расстрелян старшина пункта Башкиров. На следующий день казни подвергся еще 21 заложник. В апреле 1943 г. были расстреляны трое старост общин Жиздринского района [6. Д. 401. Л. 27]. Как участвовавшие в расправах западногреманскими историками В. Прегом и В. Якобмайером были отмечены и бойцы батальонов РОНА [10, с. 104]. Всего в ходе карательной акции немцы и их пособники убили 1 419 человек гражданского населения [Там же].

Перед наступлением, как и раньше, оккупанты активно использовали в качестве проводников и шпионов и бывших партизан-перебежчиков [6. Д. 401. Л. 28, 29]. На первых порах такая практика приносила немцам успех. Из известных партизанских неудач в источниках указывается случай с провокатором Латышевым, который подвел под расстрел 12 бойцов Орджоникидзеградского партизанского отряда, вместе с ним отправленных в разведку [13, с. 124]. Впоследствии партизанам, путем усиления бдительности, удалось разоблачать провокаторов и успешно их уничтожать.

Несмотря на готовность к боям, ситуация для подполья складывалась очень тяжелая. Бывший партизан И. Туляков вспоминал, что с мая по июль 1943 г. его отряд из 160 человек потерял половину личного состава. Досталось и смежным отрядам. Отряд Воробьева (Жуковский - Рогнедино) потерял - 93 человека, отряд Цыганкова -24 человека, людиновцы, бытошевцы, ивотьковцы не досчитались 193 человек. Как и в 1942 г., погибали многие командиры [15. Д. 914. Л. 39]. Командир отряда Воробьев писал: «В мае в деревнях добыть было почти ничего невозможно, так как все деревни оказались заняты немцами и полицаями. В таких трудных условиях не помогало даже снабжение партизан по воздуху» [6. Д. 35. Л. 111]. В донесении о запросе помощи замначальника ЗШПД командующему Западным фронтом Соколовскому говорилось: «Дятьковская партизанская бригада продолжает испытывать острую нужду в продовольствии. Бригада не имеет возможности добывать на месте продовольствие. Прилегающее к лесам население немцы ограбили и переселили. Добывать пищу за счет врага также затруднено, так как указанные районы наводнены регулярными германскими войсками и легионерами» [Там же]. Другой партизан таким образом описывал нехватку продовольствия: «Мы не можем благополучно осуществлять возложенные на нас функции, поскольку баз снабжения практически не имелось. Основной пищей для бригады был жидкий суп из муки, картофель или просто вываренная старая кожа от коровы [15. Д. 934. Л. 28 об.].

Данные очевидцев подтверждаются и статистикой. Количество больных весной-летом в бригаде сильно увеличилось и составило 250 человек. В донесения отмечено, что в условиях тотального гитлеровского прессинга, к августу 1943 г. большинство задач отрядами оказалось невыполненными [6. Д. 380. Л. 83]. Командиры некоторых отрядов, проваливших задания, пытались отделаться подачей ложных данных, за что впоследствии получили дисциплинарные взыскания [Там же]. Заметно ослабла и пропагандистская работа, ввиду чего разложение батальонов в этот момент шло неудовлетворительно [6. Д. 484. Л. 77].

Несмотря на тяжелые времена, все же стоит отдать должное командованию бригады, которое не дрогнуло и проявило решимость. В бригаде жесткой рукой наводился порядок (л. 52). Так, был расстрелян дезертир Карасев, успевший до этого

послужить в полиции [6. Д. 401. Л. 113]. В мае 1943 г. накануне проведения карательной акции нацистов подобная судьба постигла и бывшего полицая Шарапова, попытавшегося покинуть отряд перед гитлеровским наступлением [6. Д. 380. Л. 49].

В период операции «Вольный стрелок» бригада потеряла 770 человек [6. Д. 382. Л. 19]. Общая же численность потерь всех отрядов, оборонявшихся от карателей, составила 1 459 убитых и 420 пленных [10, с. 104]. В акте комиссии по расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков на оккупированной территории района были приведены следующие цифры: «... в районе за время оккупации было расстреляно 2 427 человек, в том числе 1 012 детей, замучено 129 человек, в том числе 17 детей, повешено 16 человек, из них 5 детей, сожжено 27 человек, закопан живым 1 человек». Сотни юношей и девушек были угнаны в немецкое рабство. Ущерб, нанесённый оккупацией экономике Дятькова и Дятьковского района, был оценен в 400 млн рублей. Из 1884 довоенных зданий в городе уцелело лишь 690; из 17 000 жителей в Дятькове осталось лишь несколько человек. Дятьковский хрустальный завод был полностью разрушен. На каторжные работы в Германию оккупантами были угнаны 19 848 жителей Дятьковского района [9].

Однако Дятьковская бригада смогла выстоять, сковав часть сил, которые так были нужны в период орловско-курской операции [4]. К июню 1943 г., ввиду нехватки сил и начавшегося курского наступления, карательная операция немцами была прекращена. Враг отвел армейские подразделения, оставив лишь охранные силы.

Боеспособность этих восточных формирований нельзя оценивать однозначно. С одной стороны, в 1943 г. партизаны отмечали случаи нарастающего перехода легионеров на их сторону. Однако, как показывают данные источников, партии перебежчиков были небольшими. Немцы всячески старались пресекать подобные действия. С другой стороны, отмечалось, что при прорыве партизаны старались определить участки, занимаемые восточными подразделениями, считая их слабым звеном германской обороны. И в последней операции 1943 года им это удалось [10, с. 104]. Если посмотреть на ситуацию иначе, то значительные потери мстителей, отсутствие массового дезертирства легионеров и эффективность некоторых подразделений позволяют нам сделать вывод, что практика использования гитлеровцами восточных батальонов себя оправдала. По данным разведки в период мая-июня 1943 г. около 40% состава бригады погибло в боях с карателями [6. Д. 321. Л. 133 об.].

Выдержавшие удар части потрепанной Дятьковской бригады, к середине июня 1943 г. благополучно вошли в состав Бытошевской бригады для дальнейшего усиления и сопротивления врагу [Там же. Л. 134].

Таким образом, в период с апреля 1942 по сентябрь 1943 г бойцы Дятьковской бригады уничтожили около 700 предателей1 [Там же. Л. 139 об.]. За все время борьбы на сторону мстителей перешло 158 полицаев [6. Д. 382. Л. 9]. По подсчетам Е.Н. Шанцевой, во всем Брянском регионе мстителями было убито 5 тыс. пособников различного уровня [17, с. 352].

Подводя итог, стоит отметить, что северные районы Брянской и юго-западные районы Калужской области являлись пространствами с активной концентрацией различных коллаборационистских сил. Как правило, наиболее полно в этих местах был развит военный коллаборационизм, поскольку немцы нуждались в вооруженной силе, могущей им помочь в подавлении партизанского сопротивления. Наиболее слабо в регионе была представлена административная форма коллаборации. Источники практически не упоминают фамилии активно проявивших себя на стороне немцев или

1 По другим данным 429 предателей.

партизан старост старшин и бургомистров. Пожалуй, это было связано с нестабильностью обстановки в районе, ввиду чего гитлеровцы постоянно опустошали здешнее пространство, создавая вокруг партизан зону пустыни. По этой причине крепкий административный аппарат в оккупированном Дятьковском районе создан не был. С другой стороны, гитлеровцы постоянно проводили репрессивные меры, что заставляло русских чиновников действовать осторожно, занимая нейтральную позицию. Стоит также отметить, что довольно слабо процент уничтоженных управителей отмечен и в партизанских сводках.

Понимая тяжесть и неопределенность своего положения, дятьковские партизаны стремились выработать гибкую политику в отношении коллаборантов, использовали последних в своих целях. Именно поэтому со стороны партизан к незапятнавшим себя гражданам и солдатам восточных гитлеровских формирований активно применялась практика прощения, а процент ликвидированных пособников исчислялся невысокими показателями.

Библиографический список

1. Андреянинков К.Е. Операция «Freischütz» // Дятьковский район. Страницы истории: краеведческий сборник. Вып. 7. Дятьково, 2017.

2. Армстронг Д. Партизанская война: стратегия и тактика, 1941-1943 / пер. с англ. О. А. Федяева. М.: Центрполиграф, 2007. 432 с.

3. Белова И.Б. Кометчиков И.В. Молодова И.Ю. Писаренко И. С. Филимонов В.Я. и др. Калужский край в ХХ веке: исторические очерки. Калуга: Калужский государственный институт модернизации образования, 2014. 416 с.

4. Бельке Франц. Из дневника гренадера 6-й пехотной дивизии вермахта об операции «Вольный стрелок». URL: https://oper-1974.liveiournal.com/306997.html (дата обращения: 12.09.2019).

5. Бораненков Н.Е. Пылающий лес: докум. повесть. М.: Изд-во ДОСААФ, 1982.

319 с.

6. Государственный архив документов новейшей истории Смоленской области (далее ГАНИСО). Ф. 8. Оп. 1.

7. ГАНИСО. Ф. 8. Оп. 2.

8. Дробязко С.И. Под знаменами врага. Антисоветские формирования в составе германских вооруженных сил, 1941-1945. М.: Эксмо, 2004. 604 с.

9. Дятьковский_партизанский_край [электронный ресурс] URL: https://ru.wikipedia.org/wiki/ (дата обращения: 12.08.2019)

10. Жуков Д.А. 29-я гренадерская дивизия СС «Каминский». М.: Вече, 2009.

304 с.

11. Кузовков В. М. Дятьковский партизанский край в годы Великой Отечественной войны // Вестник Московского университета МВД России. 2011. № 4. . С. 239-243.

12. Кучер В.Н. Партизаны Брянского леса: какими они были. 1941-1943. М.: Возвращение, 2014. 752 с.

13. Партизаны Брянщины: сб. документов и материалов. Тула: Приок. кн. изд-во, 1970. 488 с.

14. Пинчук М.Н. Советские партизаны. Мифы и реальность. Вильня: Наша будучыня 2014. 393 с.

15. Российский государственный архив социально-политической истории (далее РГАСПИ). Ф. 69. Оп. 1.

16. Сожженные деревни России, 1941-1944: документы и материалы / сост. Н.В. Кириллова, В.Д. Селеменева и др. М.: Фонд «Историческая память», 2017. 608 с.

17. Трифанков Ю.Т., Шанцева Е.Н., Дзюбан В.В. Партизаны и предатели. Брянск: Изд. БГУ 2012. 290 с.

18. Штоппер С., Кукатов А. Нелегальный Брянск. 1941-1943. Нелегальная деятельность различных сил в оккупированном Брянске и Орджоникидзеграде с 6 октября 1941 по 17 сентября 1943 года. Брянск: ООО «Буквица», 2014. 336 с.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.